Глав: 18 | Статей: 42
Оглавление
В основу оригинальной классификации автора этой книги Оливера Хогга легла теория мотивированной агрессии, проявляемой человеком на протяжении всего исторического развития. Он рассматривает виды личного вооружения (мечи, копья, дубины, луки), доспехов (кольчуги, туники, шлемы), роды военных машин (катапульты, арбалеты, гаубицы), различные типы пушек, кораблей (биремы, триремы и др.), разновидности взрывчатых веществ (инициирующие, метательные, бризантные). Хогг описывает военные организации Древнего мира: египетские отряды ополченцев, «царский полк» Ассирии, флот Карфагена, греческие фаланги и легионы Рима – одна из лучших армий мира. Книга включает в себя большое количество редких иллюстраций.
Оливер Хоггi / Л. Игоревскийi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 10 РИТМ СТРАТЕГИИ

Глава 10

РИТМ СТРАТЕГИИ

Страны, граничившие с Восточным Средиземноморьем и имевшие в своих армиях в основном пехотинцев, вооруженных короткими мечами, копьями и щитами, на протяжении всего бронзового века господствовали на полях сражений. Правда, они имели небольшую конницу и совсем мало колесниц, но это не слишком влияло на роль массовых пехотных формирований, которые являлись передовой частью атаки и ядром обороны. Пример тому – мощная египетская фаланга. Колесо, без которого не могла появиться колесница, было изобретено в том же веке неким неизвестным гением, которому пришла в голову идея отрубать толстые диски от ствола дерева, тем самым положив начало колесному транспорту. Со временем другие люди поработали над усовершенствованием деревянного диска и создали открытое колесо, состоящее из обода, спиц и ступицы. Это изобретение значительно увеличило возможности колеса, снизив его вес и повысив подвижность. Последнее было особенно ценно в колеснице – первом колесном транспорте на войне.

Хетты, люди неизвестного происхождения, завоевавшие к 2000 году до н. э. большую часть Азии, приняли колесо и максимально его усовершенствовали. Они поняли преимущества, которые оно может дать в военном деле, и решили повысить свою боевую мощь, создав, вместо массовых пехотных формирований, используемых другими странами, большое количество колесниц, поместив на них лучников. В 1350 году до н. э. хетты покорили Египет, доказав, что лучники на колесницах могут решить исход сражения.

Колесница с лучником на ней в течение 900 лет оставалась решающим фактором победы. Так продолжалось до 479 года до н. э., когда колесничий и его напарник были низвержены в битве при Платее. 111 тысяч греков под командованием Павсания одолели 300 тысяч персов, которыми командовал Мардоний. Персидское войско обратилось в бегство, оставив на поле боя 200 тысяч мертвых тел, в том числе и своего командующего. Греческая фаланга, усовершенствованная Филиппом V Македонским, вновь обрела корону еще на 300 лет. Ее господству положили конец римские легионы под предводительством Муммия, когда в 146 году до н. э. Рим аннексировал Грецию. После ухода со сцены Греции и ее фаланги самой известной в мире боевой единицей стал римский легион. Так за относительно короткий период были забыты лучник, копьеносец, колесница и фаланга. Четыре столетия римский легион был окружен нимбом славы, но тут над Европой появилось маленькое облачко и стало расти с воистину угрожающей скоростью. Начиная с 200 года на юг континента одна за другой хлынули орды варваров. Это были вандалы и готы.

Вандалы, выходцы из Скандинавии, в I веке н. э. осели в устье реки Одер и в следующем столетии захватили Силезию и Моравию. В III веке они раскололись на две группы – силинги и асдинги. Последние переняли искусство верховой езды от сарматов и обеспечивали себя многочисленными набегами. Они были энергичными людьми, и набеги стали их образом жизни. Когда в Европе появились гунны, обе ветви вандалов объединились и совместными усилиями напали на Галлию. Охваченные страстью к новым завоеваниям, они 31 декабря 406 года перешли по льду через Рейн в районе Майнца. После трех лет грабежей и разрушений в 409 году вторглись в Испанию, а двумя годами позже император Гонорий, заключив с ними пакт, признал их федерати римской армии. Жест оказался бесполезным, потому что в 419 году они покинули Галицию и отправились на юг, захватив большую часть Иберийского полуострова, а в 425 году – римский флот. Подгоняемые амбициями, вандалы переправились через Гибралтарский пролив и утвердили свое господство в Северной Африке, то есть вторглись в римскую «житницу». В результате Риму пришлось повторно признать вандалов федерати и уступить им Нумидию. Не удовлетворенные этой взяткой вандалы отплыли в Италию и в 455 году осадили и разграбили Рим. После этого триумфа в рядах вандалов вспыхнули разногласия и ссоры. Страсти кипели примерно 100 лет, и в 553 году власть вандалов рухнула под натиском Велисария, который стремился сделать Северную Африку византийской провинцией. По сути, вандалы были скорее сухопутными пиратами и мародерами, чем солдатами, и их название в наши дни является синонимом разрушения и осквернения.

Готы, также пришедшие из Скандинавии, изначально обитали в шведской провинции Готланд. К началу II века они обосновались в нижнем течении Вистулы (Вислы). Оттуда они двинулись на Украину и в 214 году атаковали римлян к северу от Дуная. Затем они захватили Мёзию, Причерноморье, Босфор, Дарданеллы и Греческий архипелаг. К началу IV века в их владения входила большая часть современной России, Балканы и часть Турции. Готы были разделены на две группы: вестготов и остготов. Когда в 363 году в их обширные владения вторглись гунны, обе группы пошли разными путями.

Странствия готов слишком сложны, чтобы о них можно было поведать в нескольких строках. Скажем только, что вестготы – голодная орда из 70 тысяч душ после разгрома гуннами переправилась через Дунай и нашла убежище в Византии. Сначала Восточной Римской империи удавалось держать в узде этих кочевников, но в 378 году давление стало слишком сильным, а император Валенс атаковал их, даже не дождавшись поддержки с запада. Результат оказался катастрофическим. В сражении при Адрианополе, которое состоялось 9 августа 378 года, кавалерия готов наголову разбила римскую пехоту, убив самого императора, многих старших офицеров и еще 40 тысяч человек. Сражение ощутимо подорвало могущество римского легиона и снова доказало, что тренированная, дисциплинированная и хорошо вооруженная кавалерия без особого труда одолеет пехоту на поле боя.

Сражение при Адрианополе еще не стало концом Римской империи, но оказалось лебединой песней легиона. С тех пор пехота стала играть второстепенную роль в армии. В основном ее сменила тяжелая кавалерия. Чтобы осуществить такую замену, римскому командованию пришлось опереться на вандалов и готов, как федерати, с далеко не всегда видимым успехом. Непокоренный союзник не слишком рвется служить своему хозяину. Готы ездили на сильных лошадях, из защитной экипировки имели длинные щиты, шлемы и кольчуги, были вооружены длинными копьями с железными наконечниками, булавами и длинными мечами, пригодными и для рубящих, и для колющих ударов. Они нагоняли своих противников и сбивали их с ног, а не пытались вывести их из строя с большого расстояния с помощью лука и стрел. Готы были великолепными наездниками, они использовали стремена, которые, как и многие другие факторы, помогали им добиваться успеха в бою.

3 октября 382 года вестготы были признаны федерати. Но они не были удовлетворены ролью второй скрипки в римском оркестре. Они чувствовали себя слишком сильными, чтобы подчиняться, потому продолжали наращивать свою силу и стремительным потоком понеслись по Европе. Они захватили Грецию, Италию и Испанию; в 476 году владения готов простирались от Гибралтара до Луары и от Атлантики до Альп. Аларик осадил Рим и 24 августа 410 года вошел в голодающий разрушенный город. Впервые за восемь столетий Вечный город оказался в руках неприятеля, который в течение трех дней занимался систематическими грабежами. Впоследствии, потерпев ряд поражений, вестготы ограничили свое королевство территорией Испании. Но и здесь оно медленно, но верно слабело и спустя два столетия попало в руки арабов, переправившихся через Гибралтарский пролив. После сражения при Кадисе, состоявшегося 19 июля 711 года, Испания перешла в руки мусульман, а готы расползлись по углам.

Остготы после поражения, нанесенного им гуннами, проводили в Восточной Европе политику, аналогичную политике своих дальних соплеменников на Западе. Они вторглись в Македонию, Фракию, заняли часть Балканского полуострова и осенью 488 года двинулись в Италию. Став хозяевами этой страны, они некоторое время оставались у власти, но примерно с 493 года их могущество начало быстро убывать, их влияние перестало ощущаться, и к 562 году они исчезли, не оставив после себя и следа. Пленных распродали на невольничьих рынках, немногие уцелевшие ассимилировались с римским населением. Вестготы пережили своих восточных собратьев на 150 лет.

Готы наводнили Европу с севера, а в это время с юга над ней нависла другая угроза. Ее создавали племена легких кавалеристов азиатского происхождения, называемые гуннами. Они неслись по земле, подобно урагану, сметая все на своем пути. Гунны – народ турко-монгольского происхождения, по-видимому, может быть идентифицирован с народом хунну, который к началу II столетия н. э. дошел из Монголии до Великой Китайской стены и завоевал территорию между Аральским морем, северной частью Каспия и Южным Уралом. В IV веке эти племена создали марионеточное государство на севере Китая, которое рухнуло в 349 году. В 363 году гунны переместились с берегов Каспия на запад. Аланы, селившиеся между Кавказом, Уралом и Доном, были сметены первым же их бешеным натиском. Спустя несколько лет гунны форсировали Дон и напали на остготов, сопротивление которых было сломлено приблизительно в 376 году н. э., а их отступление через Днестр заставило вестготов искать убежище в Византии. Впоследствии гунны оккупировали Украину, Румынию, а в 406 году – Венгрию.

К началу V века территория, занятая гуннами, уже простиралась от Восточных Альп до Урала. В течение следующих нескольких десятилетий, под влиянием подчиненных германских народов и их контактов с Римской империей, было провозглашено государство гуннов. Единство командования было обеспечено их вождем Аттилой. К 448 году гунны начали вести оседлый образ жизни. Они отходили от кочевничества и селились в деревянных домах. Хотя грабежи оставались их основным занятием, все же цивилизация несколько повлияла на их образ жизни. Гунны даже стали поддерживать коммерческие отношения с Византийской империей, установили связи с властями Равенны[13], всадники гуннов служили в римской армии. Хотя Римской империи пришлось дорого заплатить за это непростое перемирие, постоянно идя на вынужденные уступки, все же это дало некоторую передышку. В 447 году гунны разорвали свои отношения с римлянами и захватили Балканы – до Фермопил. Мир был восстановлен в 448 году. Византия откупилась большой суммой денег и уступила им провинции между Дунаем и Балканами. Потом Аттила, хорошо информированный своими лазутчиками о ситуации в соседних государствах, устремился на Запад.

Гунны – новый для Европы тип конников – были грозным противником, поскольку их было очень много, они быстро передвигались и осыпали врага дождем стрел, не позволяя ему даже приблизиться. В части тактики они были предшественниками Альп-Арслана (султана сельджуков), Чингисхана и Тамерлана. Гунны оказали заметное влияние на римскую армию: по их примеру римский кавалерист тоже вооружился луком. Так, к V веку местные силы империи напоминали парфянские в I веке: лучшие отряды были сформированы из кавалеристов в кольчуге, вооруженных копьями и луками, а также из конных лучников. Именно такая армия сражалась с федерати, вооруженными только копьями. Это были войска римских полководцев Аэция и Рицимера, с которыми гунны встретились на полях Шалона.

Весной 451 года гунны переправились через Рейн и опустошили северо-западную Галлию до самой Луары. Аэций с армией, состоявшей преимущественно из вестготов, остановил гуннов в окрестностях Орлеана и отбросил назад. 14 июня 451 года он разгромил их недалеко от Шалона. Проиграв сражение, гунны отступили и в 452 году вторглись в Италию, где захватили Аквилею и двинулись на Павию. Римское правительство в Равенне поспешило начать переговоры, но неожиданная смерть Аттилы в 453 году прервала череду успехов гуннов и ускорила крах их империи. Ни один из сыновей Аттилы не мог сравниться по своим боевым качествам с отцом, и ни один из них не пользовался достаточным авторитетом для того, чтобы держать в узде беспокойные азиатские племена. Германские племена, подчинившиеся, но не разбитые, в 454 году поднялись и оттеснили гуннов обратно в нижнее течение Дуная и в Причерноморье. К востоку от Днепра они образовали два независимых государства: утригуры – между Днепром и Доном, а сабиры – между Доном, Кавказом и Каспийским морем. Первое, во главе которого стоял Денгизик – один из сыновей Аттилы, продолжало угрожать Фракии до самой смерти своего главы, последовавшей в 468 году. После этого гунны соблюдали недолгое спокойствие до 481 года, когда, получив подкрепление из Азии, стали угрожать Византийской империи. Теперь они назывались булгарами.

Готы и гунны были очень разными, и стратегия их в течение долгого времени основывалась на причудливом смешении готских и гуннских методов. Со временем доминирующей фигурой стал тяжеловооруженный всадник, постепенно превратившийся в феодального рыцаря, доспехи которого с течением времени становились все более неудобными и не слишком надежными. Новый урок был получен во время Крестовых походов, когда выяснилось, что у сарацин имеются легкие и очень эффективные кольчуги, лучшие мечи и более искусные лучники. В результате европейские оружейники укрепили рыцарские доспехи, одновременно увеличив их вес и ограничив подвижность рыцаря.

Последним великим вторжением с Востока, предшествовавшим изобретению пороха, стало нашествие Чингисхана и Золотой Орды. Родившийся в 1154 году Чингисхан был членом небольшого монгольского племени. В течение сорока лет он боролся за первенство и в конце концов стал единоличным властелином своего народа. Достигнув этой цели, он, будучи уже немолодым, обратил свой взор на другие государства. Доктор Эдвард Кенили в его «Книге Бога» (The Book of God) называет Чингисхана неким мессией, который в обличье разрушителя был призван очистить мир от зла. Правда это или нет, но Чингисхан знал дело разрушения не понаслышке. Поведение Кромвеля в Ирландии по сравнению с деяниями Чингисхана было увеселительной прогулкой. Хан покорил Маньчжурию, Северный Китай, Туркестан и большинство старых мусульманских владений вдоль Окса[14]. Промчавшись по Хиве, Бухаре, Самарканду и древнему Мерву, он оставлял после себя только безжизненные пустыни. Золотая Орда обрушилась на Персию, Месопотамию и Малую Азию, разрушая все на своем пути.

В Европе татаро-монголы впервые появились в 1224 году, когда Чингисхану было 70 лет. Одна из его армий пронеслась по южному побережью Каспийского моря и, разграбив Азербайджан и Грузию, достигла открытой территории, расположенной севернее Кавказа. Русские, собрав под своим командованием представителей разных народов, попытались дать отпор, но предприятие оказалось неудачным, и соплеменники хана одержали впечатляющую победу. Эта трагедия еще не была началом монгольского нашествия – это была увертюра перед пьесой, которой еще предстояло быть сыгранной. Чингисхан отозвал свою армию в Азию для похода на Китай, и прошло еще тринадцать лет, прежде чем началось настоящее нашествие на Европу. Между тем европейские государства вместо того, чтобы забыть о разногласиях, сомкнуть ряды и подготовиться к достойной встрече новой угрозы, продолжали мелкие стычки и междоусобицы. Мирная передышка, Божьей милостью дарованная Европе, не была использована с пользой. Удар был нанесен в 1237 году, через десять лет после смерти Чингисхана. На Европу пошел хан Батый – один из его внуков. Основная тяжесть удара пришлась на юг России. В 1240 году пал Киев, русские княжества уничтожались одно за другим.

5 апреля 1241 года в районе Лейгница монголов встретила армия, в которую входили войска из Пруссии и других стран. Исход сражения оказался гибельным для объединенных христианских сил. Татары, словно лавина, обрушились на Европу, оставляя за собой только дымящиеся руины и груды мертвых тел. В этой книге не будут подробно описаны татаро-монгольские завоевания в Европе. Скажу только, что, выйдя к Одеру и Драве, монголы неожиданно вернулись на русские территории, и в 1260 году, когда умер четвертый монгольский император Мангу-хан, принцы Золотой Орды уже были достаточно сильны, чтобы требовать независимости и получить ее. Они оставили в покое Европу, а Россия страдала под их гнетом до XV столетия.

Жестокие деяния вандалов, готов и гуннов были детскими забавами по сравнению с действиями татаро-монголов, чья страсть к уничтожению была поистине безграничной. Они вновь вторглись в Европу в начале XV века уже под предводительством Тамерлана, но, поскольку в это время уже появилось стрелковое оружие, в наши задачи не входит освещение этого периода.

Армии Чингисхана, как и римский легион, были организованы по десятичной системе. Над каждыми десятью всадниками стоял деканий, над десятью деканиями – центурион, над десятью центурионами – милленарий (тысяцкий). Командир десяти милленариев назывался томанбег. Армия, состоявшая из нескольких групп по 10 тысяч человек, возглавлялась двумя или тремя генералами, из которых один осуществлял верховное командование. Дисциплина соблюдалась строжайшая, малейшее проявление трусости каралось смертью, независимо от ранга провинившегося.

Каждый всадник имел два-три лука, три колчана, топор и крепкую веревку для волочения повозок. Стрелы имели длину около 80 сантиметров и очень острые металлические наконечники, которые воины постоянно затачивали. Щиты были плетеными, но их носили немногие, поскольку столь громоздкий предмет создавал неудобства для конных лучников. Многие воины имели шлемы, верхняя часть которых была металлической, а нижняя – кожаной для защиты шеи и горла, кирасы из кожи, упрочненной битумом. Нижнюю часть тела защищали штаны из кожи или плотной материи – cuissarts – и кожаные полосы, закрепленные металлическими пряжками. Лошади были покрыты кожаными попонами, защищавшими их туловища до колен; лоб прикрывали металлические бляхи. Некоторые командиры имели чешуйчатые доспехи. Иными словами, воины Золотой Орды были совсем неплохо защищены на поле боя.

Когда татары готовились наступать, они высылали вперед специальный отряд конных разведчиков. Полученная информация немедленно доставлялась в штаб. Эти разведчики ничего не разрушали и не жгли, но из соображений безопасности убивали всех встречных. За передовым отрядом следовали главные силы, которые захватывали все, что могли взять, жгли все остальное и убивали все живое. Если возникала необходимость переправиться через реку, каждый воин складывал вещи в мешок, который крепко привязывал к хвосту своей лошади. Когда упаковка была завершена, воин заводил ведущую лошадь в воду. Когда первое животное оказывалось в реке, за ним следовали остальные вместе со своими хозяевами, часто сидевшими верхом на тюках. Таким образом, армия переправлялась на другой берег реки, не используя ни понтоны, ни лодки.

Когда обнаруживался противник, татарское воинство устремлялось навстречу и каждый лучник выпускал по три-четыре стрелы. Если противник после первого же натиска начинал отступать, татары мчались следом, чтобы завершить разгром. Если же противник держался, татары отступали и заманивали противника на заранее подготовленные позиции, где его ожидала засада. Если противник оказывался дальновидным и не шел туда, куда его вели, татары уходили, но затем, когда их и противника разделяло несколько дней пути, они снова устремлялись вперед, чтобы нести смерть и разрушения. Если и этот план оказывался невыполнимым, они отступали, стараясь, чтобы их и неуступчивого противника теперь разделяло десять– двенадцать дней пути, и отлеживались в укромном месте, ожидая, когда путь будет свободен.

Когда монголы принимали решение о продолжительной операции, женщины и все те, кто следовал в обозе, занимали позицию в тылу воюющих частей. В дополнение к этому на лошадей усаживали манекены, чтобы создать впечатление большого готового к бою резерва. На передовой сражались отряды, набранные в зависимых странах, усиленные несколькими татарскими подразделениями. Основные силы развертывались на флангах, оставаясь по возможности невидимыми для врага. Когда сражение начиналось, отборные части стремительно приближались и наносили удар с флангов. Эта военная хитрость должна была заставить противника поверить, что он атакован многократно превосходящими силами, имеющими резервы. Если же враг оказывал сильное сопротивление, татары размыкали свои ряды, позволяя противнику прорваться и уверовать в свою победу. Стоило ему рассредоточиться, татары вновь смыкали кольцо, обрушивались на противника и уничтожали его без жалости и сострадания.

Монгольский метод ведения осады был хорошо продуман. Подступив к враждебной крепости, монголы окружали ее, иногда даже сооружали вал, чтобы из крепости наверняка никто не ушел. Они использовали военные машины и сарацинский огонь. Если машины не помогали добиться цели, в ход шли другие методы, в числе которых были подкопы и «минирование». Когда обеспечивался доступ в крепость, один отряд начинал жечь дома, остальные атаковали гарнизон с тыла. Если все приемы оказывались тщетными, вокруг крепости возводилась стена, полностью ее окружавшая, и татары месяцами ждали, пока голод не заставлял защитников крепости сдаться. Во время блокады осажденным предлагались вполне милосердные условия. Если же их принимали, все обещания оказывались моментально забытыми, и обитатели крепости уничтожались.

Татары, безусловно, являлись безнравственными, недостойными доверия и склонными к предательству людьми, однако они были превосходными солдатами, благословленными – или проклятыми, как посмотреть, непревзойденными знатоками стратегии, тактики и искусства обмана. Если не принимать во внимание дикие обычаи этих народов, европейцам было чему у них поучиться, когда речь шла о военном искусстве.

Тяжеловооруженные рыцари и арбалетчики Европы позже встретили достойных соперников в лице английских лучников. Какое-то время казалось, что английские лучники обладают несомненным превосходством. Появление пластинчатых доспехов несколько выравняло положение. Оно оставалось статичным, пока шведы в середине XV столетия не возродили фалангу. Развернув массы людей, вооруженных 5,5-метровыми пиками и следующих в тесном строю, они снова вернули пехоте ведущую роль в сражении. Принятые шведами меры некоторое время казались успешными, пока их не затмила легкая испанская пехота в кирасах, морионах, с мечами и легкими щитами. Да и стрелковое оружие быстро набирало силу, а фаланга являлась для него великолепной мишенью. Но к этому времени артиллерия стала играть более заметную роль в войне. Пушка и стрелковое оружие быстро заняли доминирующее положение на поле боя.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.170. Запросов К БД/Cache: 3 / 1