Глав: 18 | Статей: 42
Оглавление
В основу оригинальной классификации автора этой книги Оливера Хогга легла теория мотивированной агрессии, проявляемой человеком на протяжении всего исторического развития. Он рассматривает виды личного вооружения (мечи, копья, дубины, луки), доспехов (кольчуги, туники, шлемы), роды военных машин (катапульты, арбалеты, гаубицы), различные типы пушек, кораблей (биремы, триремы и др.), разновидности взрывчатых веществ (инициирующие, метательные, бризантные). Хогг описывает военные организации Древнего мира: египетские отряды ополченцев, «царский полк» Ассирии, флот Карфагена, греческие фаланги и легионы Рима – одна из лучших армий мира. Книга включает в себя большое количество редких иллюстраций.
Оливер Хоггi / Л. Игоревскийi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 13 ВОЕННЫЕ КОРАБЛИ

Глава 13

ВОЕННЫЕ КОРАБЛИ

Когда некий человек палеолита впервые решил отправиться в путешествие по местной реке, он или выбрал подходящее дерево и обтесал его, чтобы за него можно было держаться, или связал несколько веток и сделал плот, на который можно было сесть. Тем самым он внес неоценимый вклад в историю, став первым мореплавателем, а его весьма ненадежное плавательное средство явилось прототипом современных кораблей. Сотни тысяч лет не происходило никаких изменений, и лодка, если такой термин можно применить к описанному плавсредству, использовалась как средство местного сообщения. Судно, то есть аппарат, способный плавать по океанам, появился значительно позже – в конце эпохи неолита. Он использовался по большей части для перевозки различных грузов.

Причин появления боевого корабля, то есть судна, приспособленного для военных целей, было две: необходимость защиты океанской торговли и необходимость перевозки войск. Даже когда военные корабли распространились повсеместно, они не считались инструментом политики, и идеи государства с укоренившимися морскими традициями попросту не существовало. В Древнем Риме не могло быть адмирала – старого просоленного морского волка. Такая фигура была чуждой умозрению римлян. Адмирал, командующий боевым флотом в одной кампании, вполне мог стать командиром кавалерии в другой. В те времена функции лидера в военной кампании были одинаковыми, где бы она ни проводилась – на суше или на море. Несколько более прогрессивными являлись взгляды морских государств – Карфагена и Византии, но это было несущественно, и в Византийской империи военно-морской флот всегда занимал второстепенное положение. Понятие о независимом военно-морском флоте, верном правителю и имеющем собственный дисциплинарный кодекс, долго оставалось чуждым обыденным представлениям людей. Человек считал себя сухопутным обитателем и поднимался на борт корабля, только чтобы добраться до места назначения, которого невозможно достичь другим способом. Такая точка зрения просуществовала до IX века н. э.

Самые древние художественные изображения лодок, некоторым из которых более шести тысяч лет, дошли до нас из додинастического Египта. Эти лодки, приводимые в движение веслами (без упора, как на современных каноэ), были сделаны из папируса и имели мачты впереди. Они сновали по Нилу, перевозили товары и продовольствие и являлись речными плавсредствами. Для управления такими лодками требовался немалый опыт, поскольку они были очень хрупкими. Все они имели небольшую осадку и высоко поднятый нос, чтобы облегчить причаливание к берегу. После восшествия на престол Менеса, который традиционно считается родоначальником первой династии фараонов, судостроение стало более упорядоченным; в качестве материала стало использоваться дерево, то есть материал гораздо прочнее папируса. В Египте было очень мало собственной древесины, пригодной для судостроения. Там росли в основном акации и сикоморы, не подходящие для этого, поскольку доски из них получались короткие и непрочные. Для постройки крупных судов древесину приходилось ввозить. И примерно к 3000 году до н. э. египтяне стали выходить в Средиземное море. Речные же лодки продолжали строить из местной древесины. Суда к этому времени стали заметно лучше и удобнее – усовершенствовалась их конструкция, изменилась форма весла. Парусное оснащение, скорее всего, было сродни современному спинакеру (добавочному треугольному парусу), позволяющему судну быстро плыть по ветру.

Рамзес III (1198–1163 до н. э.), второй царь новой династии, был последним великим фараоном Египта – образованным и энергичным правителем. Ему постоянно угрожали критяне, филистимляне и другие народности Средиземноморья. Нападение, когда оно наконец произошло, было осуществлено одновременно с суши и с моря, но встретило упорное сопротивление. Войско Рамзеса добилось внушительного успеха, уничтожив 12 500 воинов противника и взяв тысячу пленных. Однако мир оказался недолгим. На двенадцатом году правления Рамзеса Египет снова подвергся атаке тех же противников. Одержав еще одну победу – и на суше, и на море, египтяне сумели добиться более длительного мира.

Рамзес III создал первый в истории военно-морской флот; его великие сражения отображены на гробнице в Мединет-Абу. Его корабли стали намного совершеннее всех своих предшественников – несомненно, египтяне многому научились у своих соседей-мореплавателей. Все суда того времени имели высокий надводный борт, защищающий гребцов. Имелись ли на кораблях Рамзеса шпангоуты – вопрос открытый, но в общем метод их постройки был весьма прогрессивным. Такелаж был новым, появились марсы, и паруса можно было убирать не опуская реи, что очень удобно для военных кораблей. После смерти Рамзеса в Египте начался упадок, от которого великое государство так и не оправилось. Случайные вспышки еще иногда освещали сцену, но свет становился все более тусклым. Письмена на стене были отчетливо видны, и в исходе можно было не сомневаться. Египет, властелин Нильской долины, перешел в другие руки, и государство, как мировая держава, перестало существовать.

Дорийцы – воинственный народ, живший на территории Древней Греции, пришли с севера на берега Эгейского моря примерно в 3000 году до н. э. Это были сильные, дисциплинированные люди, чьи завоевания и последующее обращение с покоренными народами напоминали манеру норманнов. Их военные корабли – легкие постройки с небольшой осадкой – были, скорее всего, большими каноэ, сходными с современными долблеными лодками жителей некоторых южных островов. Какими именно они были, можно только догадываться, но велика вероятность наличия на них крепкого острого тарана, встроенного в прочный подвижный корпус. Они были оборудованы выносными уключинами, чтобы облегчить труд двадцати четырех гребцов – основной движущей силы. Размеры, вероятно, были следующими: длина – 20 метров, ширина – 1,2 метра.

Финикийцы были большими любителями морских путешествий, к тому же приверженными делу морской торговли. Их суда бороздили известные им моря в поисках новых торговых партнеров и добирались даже до Британии! Финикийцы, будучи опытными купцами, понимали, что торговлю необходимо защищать от происков пиратов. Для этой цели они строили военные корабли, получившие название биремы, – галеры с пятьюдесятью гребцами, сидящими на двух скамьях. Судя по изображениям на ассирийских барельефах, руки внешнего ряда гребцов находились в плоскости, расположенной снаружи опор верхней палубы, а сам корпус был продлен, чтобы вместить весла. Корпус, очевидно, был выдолблен из большого ствола, иначе говоря, принадлежал к классу каноэ. Отсюда можно предположить, что выносные уключины, то есть опоры для весел, были дощатыми. Гребцы внешнего ряда сидели на банках, выступающих из корпуса в выносные части. Таким образом, сохранялся узкий, легко движимый корпус, могла быть установлена палуба, по которой перемещались солдаты, не нарушая равновесия корабля, поддерживалась большая скорость и ударная сила тарана, а устройством выносных частей достигалось дополнительное водоизмещение, и вероятность опрокидывания сводилась к минимуму.

К 850 году до н. э. команды галер стали лучше организованными, да и сами галеры сильно изменились, приобретя узкую носовую и кормовую палубы. Там находились солдаты – сегодня мы назвали бы их морскими пехотинцами – лучники, пращевики, метатели дротиков и др. Эти люди не были членами «команды» галеры. На корабле устанавливался таран – бронзовый или из очень твердого дерева – единственно возможное корабельное орудие тех дней. Гребцов, в отличие от преступников и рабов, служивших на средневековых галерах, содержали в хороших условиях и хорошо кормили, поскольку от их мускульной силы зависела маневренность галеры. При наличии возможности всегда поднимались паруса, чтобы сберечь силы гребцов.

Одно из первых известных морских сражений произошло в 535 году до н. э. в районе Корсики между карфагенянами и фокейцами – приморской народностью, жившей в Ионии (Малая Азия). Город Фокея был крупным торговым центром, одно время занимавшим доминирующее положение среди других городов Западного Средиземноморья. Фокейцы образовывали колонии, одна из которых находилась на Корсике и называлась Алалия. После нападения персов под водительством Кира на их родной город фокейцы решили эмигрировать сначала в Хиос, а потом в Алалию, основанную ими же пятьюдесятью годами ранее. Они имели в своем распоряжении длинные корабли, приводимые в движение пятьюдесятью гребцами, которые они переняли у карфагенян. Фокейцы первыми из греков использовали корабли такого типа. Пять лет они оставались на Корсике, где успели вселить страх в окружающих постоянными набегами и актами пиратства. В конце концов карфагеняне и этруски бросили фокейцам вызов. Морское сражение 535 года до н. э., проходившее в Сардинском море, было длительным и упорным. Фокейцы сумели отбить атаку своих врагов, но понесли такие тяжелые потери, что оставили Корсику и последовали в Регий (Италия). Через некоторое время они обосновались в Велии (Лукания) и со временем превратили ее в процветающий город.

Греческие биремы V века до н. э. были удивительно изящными кораблями. Они имели шпангоуты – этот метод постройки корпуса был введен коринфянами, чтобы вытеснить долбленые корпуса. Легкость и маневренность таких кораблей была настолько велика, что, как утверждают, их можно было причалить к берегу кормой вперед. Киль был хребтом корабля и был усилен штормовым мостиком, который шел по середине корабля в нос и корму. Из изображений на вазах того времени видно, что носовая мачта находилась в передней части мостика, таран мог не являться частью конструкции, а ее дополнением, которое можно было снять после успешной операции, не вызвавшей повреждений корпуса. Концы киля, планширов, релингов, листов обшивки выносных частей были стянуты вместе в корме. Корабль имел длину около 24,4 метра и ширину 3 метра. Команда состояла из 25 гребцов с каждой стороны. Биремы имели мачты, поскольку их ширина в средней части позволяла плавать под парусом с минимальным риском. Парус крепился на тонкой рее, его можно было рифовать и убирать с помощью гитовов. Мачту, вероятно, опускали, когда галера шла на веслах против ветра. Этот тип греческих кораблей существенно усовершенствовался в следующем столетии. Сиденья для гребцов стали более удобными. Были ликвидированы проходы между мостиками, вместо них появилась сплошная палуба. Бирема IV века имела длину около 20 метров и ширину 2,4 метра; на ней находилось 52 гребца.

Греческая трирема была более неповоротливым кораблем, хуже слушалась руля. Триремы явились причиной бесконечных конфликтов между мировыми морскими державами. Споры за и против этих неуправляемых кораблей были долгими и упорными. Судя по всему, триремы впервые появились в VII веке до н. э. Они имели три «ряда» гребцов. Два гребца сидели рядом на верхней банке, третий находился в таком положении, что мог протянуть руки вперед между двумя гребцами, находящимися впереди. Весло третьего гребца было продето в весельный порт, а верхние весла опирались на выносные уключины, обшитые досками сверху и снизу. Изогнутые опоры поддерживали боевой мостик, вероятно оставляя расположенный ниже его уровня проход в середине. Когда нападение было неминуемым, солдаты находились в этом проходе, как в укрытии, а гребцов частично защищали щиты воинов, развешанные на открытых местах между опорами. Таран был частью корпуса, в действительности являясь передней частью киля, должным образом усиленной и имеющей острый конец. Три ряда гребцов, называемые, считая снизу вверх, таланиты, зевгиты и траниты, имели нелегкую задачу, но тяжелее всех приходилось транитам, которые располагались выше всех над водой. Трирема, пусть даже тяжелая и неповоротливая, была грозным кораблем, двигавшимся, при совместном усилии 170 гребцов, со скоростью 7–8 узлов. Командовали кораблем пять офицеров и три младших офицера; кроме того, имелись наблюдатели и келейсты, отбивавшие с помощью гонга или барабана ритм гребцам. Корабль был оборудован большим рейковым парусом.

Трирема была не самым большим кораблем, бороздившим древние моря. Существовали еще квадриремы и квинкверемы. Эти гигантские корабли строили жившие у моря греки Сиракуз. В составе флота карфагенян тоже были квинкверемы. Как и подразумевают их названия, эти корабли имели по четыре и пять рядов весел с каждого борта. Последние перевозили 420 человек – 120 солдат и 300 гребцов и других членов команды.

Можно провести следующие параллели между древним и современным флотом:

квинкверема – линкор;

квадрирема – тяжелый крейсер;

трирема – крейсер;

бирема – фрегат;

унирема – эсминец.

Римские корабли были примерно такими же, как и греческие – биремы, триремы и т. д. Существовали и более крупные корабли, такие как септиремы, и даже еще больше. К моменту установления империи корабли имели сплошную палубу, открытую только в носовой части – для вентиляции внутренних помещений. Башня-надстройка была командным пунктом. Эти корабли имели два паруса – грот и небольшой фок – в дополнение к гребцам. Остатки двух гигантских римских кораблей, один из которых военный, были обнаружены в озере Неми (Италия). Их размеры не могут не удивлять: один имел длину около 72 метров и ширину 33,5 метра, другой – длину 73 метра и ширину 33,5 метра. Зачем понадобились такие колоссы? Кто их заказал и кто построил? Почему они находились на озере? Все это, очевидно, навсегда останется тайной. Найденные при раскопках артефакты были помещены в итальянский музей, который, к несчастью, был уничтожен во время Второй мировой войны.

Византия имела мощный флот. Самым распространенным кораблем в империи был дромон – бирема с двумя или тремя мачтами и легкими треугольными парусами. На таком корабле могло находиться от 100 до 300 человек. Кроме того, у византийцев имелись более быстроходные биремы, называемые памфилийскими, и некоторое количество галер с одним рядом весел. Византии приходилось содержать большой военно-морской флот, способный защитить империю и ее заморскую торговлю. Со временем у византийцев появилась тенденция при строительстве кораблей жертвовать водоизмещением ради скорости. Древние кораблестроители поняли, что быстрота и маневренность являются чрезвычайно ценными факторами для обеспечения тактического успеха. Самым страшным оружием византийских кораблей был греческий огонь. Эту жидкость, помещенную в цилиндрические емкости, забрасывали на корабли неприятеля с помощью мехов через бронзовый огнемет, расположенный в носовой части дромона рядом с тараном. Воспламеняющуюся при ударе смесь можно было погасить только уксусом. Поскольку корабли были деревянными, результат легко представить. «Тарань и зажигай!» – таким вполне мог быть девиз византийского флота. Не приходится сомневаться, что именно наличие грозного оружия было причиной такого длительного господства Византии на море.

Интересно отметить, что византийская военно-морская стратегия имеет вполне современное звучание. Как и сегодняшние морские державы, она отказалась от крупных боевых кораблей в пользу более легких и быстроходных, чтобы достичь максимальной мобильности и обеспечить себе инициативу.

Скандинавы были известными мореплавателями и кораблестроителями задолго до того, как викинги стали грозой северных морей. Их корабли напоминали египетские тем, что нос и корма были идентичными, украшенными резными головами. В дополнение к своим торговым судам, викинги имели военные корабли, называемые длинными кораблями, – грозные противники в открытом море. Это были изящные, грациозные корабли с высоким носом и кормой, обычно украшенные позолоченными головами драконов и змей. Они строились из дуба, как и их современные аналоги, но имели значительно большие размеры. Вообще-то говоря, размеры кораблей были разными, но наиболее крупные достигали длины 55 метров, при этом форштевень и ахтерштевень возвышались над водой почти на добрых 5 метров.

На кораблях помещалось 68 гребцов, не считая воинов. Корабли викингов, найденные при раскопках в Гокстаде и Озеберге (Скандинавия), а также в Саттон-Ху (Англия), где корабль оказался в идеальном состоянии, не имели скамей для гребцов. Очевидно, они были съемными. Для весел имелись весельные порты. Подбор команды корабля викингов производился с большой тщательностью. Учитывались такие личные качества, как упорство и храбрость. Обычно выбор падал на молодых людей благородного происхождения, имевших безукоризненную репутацию. В центральной части корабля находился парус.

Иллюстрации с гобеленов Байе показывают, что норманнские суда были почти такими же. Несомненно, норвежцы, осевшие в Северной Франции, принесли с собой свою судостроительную технику.

Первый английский флот построил Альфред Великий. Его корабли, созданные по образцу викингов, были длиннее, выше, прочнее и быстроходнее, чем у датчан. Создание флота – большая заслуга Альфреда.

Военные корабли XII века явились развитием более ранних типов. Более эффективным стало парусное вооружение, таран был поднят над водой. Вплоть до XIV века дальнейшие изменения были небольшими. Византийские корабли также имели два ряда скамей для гребцов. Верхние весла опирались на выносные уключины, нижние – на весельные порты. Якорь представлял собой большой крюк и в таком виде просуществовал до XVIII века. Английские военные корабли XIII века освободились от весел и полагались только на паруса, за исключением случаев полного штиля, когда использовались тяжелые длинные весла. Они устанавливались на двух надстройках – каслях. Начали появляться марсовые площадки. Представляется очевидным, что конструкция военных кораблей, плававших в северных широтах, отличалась от конструкции средиземноморских кораблей.


Рис. 40. Военный корабль XII в.

Какую роль играли военные корабли в рассматриваемый период истории? В течение большей его части войны на море, как таковой, вообще не было. Случавшиеся инциденты были столкновениями между отдельными галерами. Любое торговое судно считалось справедливой добычей. Бери его на абордаж, уничтожай команду, захватывай груз и беги, пока никто не видит. Военно-морских флотов в прямом понимании этого термина не было. Просто иногда галера нападала на галеру. Обе стороны, при благоприятных условиях, грабили купеческие суда и совершали набеги на портовые города. Ключевым понятием было пиратство.


Рис. 41. Военный корабль XV в. Вальтурий писал: «Когда все готово для плавания, до того, как врагу брошен вызов, тем, кому предстоит участвовать в сражении, следует потренироваться в порту и научиться поворачивать румпель, готовить абордажные крюки, точить боевые топоры и косы. Солдаты должны научиться твердо стоять на палубе и удерживать равновесие. То, чему они научатся в учебном бою, не испугает их в бою настоящем»


Рис. 42. Военный корабль XVI в.

Первой страной, познавшей, что такое настоящее морское сражение, был Египет. Бой у Корсики между карфагенянами и финикийцами мог быть уже вторым. Сражения за превосходство на море были редкими. В первых морских боях не было никаких общих стратегических планов. Галеры противоборствующих сторон бились друг против друга, и та сторона, которая лишилась большего количества кораблей, считалась проигравшей. Отсутствие сигнальной системы не позволяло осуществлять руководство боем. Первые совместные военные действия на море появились уже в греко-римский период. Их удачно дополняли византийцы, имевшие некоторые понятия, хотя и весьма смутные, о морском бое.

Честь начала настоящей морской войны в современном ее понимании приписывается Альфреду Великому и викингам. Последние перед сражением с участием множества длинных кораблей связывали носы кораблей вместе, чтобы образовать непрерывный заслон, противостоящий врагу. Когда бой начинался, на кораблях поднимались знамена, слышались звуки рога, летели стрелы и дротики. Затем следовало столкновение вражеских кораблей, сопровождаемое грохотом ломающегося дерева, и начиналась кровавая рукопашная схватка. Так велась война на море до тех пор, пока появление артиллерии и торпед не увеличило расстояние между противниками, полностью изменив ее характер.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.218. Запросов К БД/Cache: 3 / 0