Глав: 7 | Статей: 7
Оглавление
Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

15 сентября 1916 года в бою у реки Соммы приняли участие первые 32 английских танка. "Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении" — это сообщение британского пилота широко растиражировала пресса. Новому виду вооружения суждено было вместе с авиацией и автоматическим оружием в корне изменить характер боевых действий, систему вооружения и организации армий. Военный корреспондент "Таймс" писал в статье "Сухопутный флот": "Возможно, что прежде, чем окончится война, и мы, и германцы, и наши союзники будут строить новые чудовища, громаднее и страшнее этих; возможно, что мы увидим сражения целых флотов сухопутных дредноутов и мониторов; но несомненно, что в этом деле мы первые. Теперь эта дьявольская машина принадлежит нам и только нам". Впрочем, очень скоро на авторство в создании танка начали претендовать и другие страны, а в 1919 году вопросом о приоритете уже занималась специально утвержденная королем комиссия британского парламента. Она установила, что создателями танка все-таки являлись англичане.

История создания

История создания


15 сентября 1916 года в бою у реки Соммы приняли участие первые 32 английских танка. "Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении" — это сообщение британского пилота широко растиражировала пресса. Новому виду вооружения суждено было вместе с авиацией и автоматическим оружием в корне изменить характер боевых действий, систему вооружения и организации армий. Военный корреспондент "Таймс" писал в статье "Сухопутный флот": "Возможно, что прежде, чем окончится война, и мы, и германцы, и наши союзники будут строить новые чудовища, громаднее и страшнее этих; возможно, что мы увидим сражения целых флотов сухопутных дредноутов и мониторов; но несомненно, что в этом деле мы первые. Теперь эта дьявольская машина принадлежит нам и только нам". Впрочем, очень скоро на авторство в создании танка начали претендовать и другие страны, а в 1919 году вопросом о приоритете уже занималась специально утвержденная королем комиссия британского парламента. Она установила, что создателями танка все-таки являлись англичане.

Как известно, танк состоит из четырех основных конструктивных элементов — универсального механического двигателя, гусеничного движителя, бронезащиты и скорострельного оружия. Эти элементы технически не могли быть реализованы в одной машине ранее второй половины XIX века. Насущная же необходимость в таком сочетании возникла только в результате позиционного тупика Первой мировой войны. Маневренный период боевых действий закончился на Западе в декабре 1914-го образованием сплошных линий окопов, прикрытых проволочными заграждениями и пулеметным огнем, срывавшим любые атаки. Требовалось средство, способное прокладывать путь в проволочных заграждениях и прикрывать подвижным огнем атаку пехоты.

Одним из первых в Великобритании идею создания боевой вездеходной машины обосновал военный инженер подполковник Э.Суинтон. Еще будучи военным корреспондентом на русско-японской войне, он участвовал в составлении официального британского отчета военных действий и уже тогда оценил эффективность пулеметного огня и заграждений. Приобретенный опыт заставил его уже в октябре 1914 года обратиться в Комитет имперской обороны с предложением использовать в боевых целях шасси трактора "Холт", испытания которого ему довелось наблюдать близ Антверпена. Военный министр фельдмаршал лорд Г.Китченер оставил его письмо без ответа. Правда, испытания "Холта" с двигателем в 75 л.с. все же провели. Но Суинтон на этом не успокоился.

Впрочем, не только он один. Идея, как говорится, висела в воздухе и десятки инженеров и офицеров буквально бомбардировали военное министерство различными проектами боевых бронированных машин. Увы, безуспешно.

Совершенно неожиданно эти проекты нашли сочувствие у первого лорда Адмиралтейства У.Черчилля. Возможно, тут повлиял его опыт участия в операции бронепоездов во время англо-бурской войны. 5 января 1915 года Черчилль в письме премьер-министру Асквитту перечислил ряд новинок, которыми стоит заняться, — бронированные паровые тракторы, подвижные щиты, дымовые завесы. В феврале 1915 года при Адмиралтействе был создан Комитет по сухопутным кораблям [•Термин "сухопутный корабль" (landship) не стал официальным, но слово "флот" англичане применяют по отношению к бронетанковой технике и поныне.], который возглавил директор Управления морского строительства Ю.Д’Энкур. Впервые Комитет собрался 22 февраля.



Машина "№ 1 Линкольн" во время испытаний. Возвышающийся над корпусом макет башни в целях конспирации прикрыт чехлами. Сентябрь 1915 года.


Little Willie


"Маленький Вилли" на хранении в парке Уэмбли. Снимок сделан в конце войны.

Единого взгляда на "сухопутные корабли" среди его членов не было, при этом многие имели собственные проекты.

Д'Энкур и Черчилль поддержали идеи Суинтона, который, не дождавшись ответа от Китченера, 4 июня 1915 года направил командующему британскими экспедиционными силами во Франции генералу Дж. Френчу записку "О необходимости истребителей пулеметов". Френч под впечатлением огромных потерь живо откликнулся, а офицеры его штаба сформулировали требования к машине: противопульная броня, небольшие размеры, переход через воронки диаметром до 3,7 м и глубиной до 2 м, преодоление рва шириной 1,2 м и проволочных заграждений, скорость не менее 4 км/ч, запас хода до 6 часов, экипаж до 6 человек, пушка и два пулемета.

Мнение фронтовиков, наконец, подействовало на чинов военного министерства, и 15 июня 1915 года был образован Совместный комитет Армии и Флота. Однако инициатива разработок оставалась за представителями Адмиралтейства. Координацией же работ по гусеничным боевым машинам занялся Суинтон, назначенный секретарем Комитета имперской обороны.

В конце июня Совместный комитет обратился к машиностроительной фирме У.Фостера "William Foster & С° Ltd" в Линкольне (Линкольншир), имевшей опыт сборки гусеничных тракторов "Горнсби", а также выпускавшей тяжелые колесные тракторы для артиллерии. Фирме выдали заказ на разработку машины с использованием силового блока тяжелого трактора "Фостер-Даймлер" и шасси американского трактора "Буллок". Работой руководил управляющий фирмой инженер У.Триттон. В помощь ему направили лейтенанта добровольческого резерва ВМС У.Вильсона. За 40 дней Триттон и Вильсон создали машину, считающуюся первым в истории танком.

Машина "№ 1 Линкольн" представляла собой установленный на шасси "Буллок" коробчатый бронекорпус с грубым макетом башни, на ее месте планировали установить вращающуюся башню с 40-мм автоматической пушкой "Виккерс". После испытаний 10 сентября Суинтон докладывал: "Морякам удалось соорудить первый экземпляр гусеничной машины, переезжающей через канавы шириной 4,4 фута и возвышения в 4 фута 6 дюймов и вертящейся вокруг своей оси, как собака с блохой на хвосте". Но ходовая часть оказалась слабой для таких нагрузок. Из трех вариантов решения — тросовая гусеница, армированная лента из суррогатного каучука, звеньевая гусеница с жесткой подвеской — Триттон и Вильсон выбрали последнюю. Опорные катки, ведущее и направляющее колеса с гусеницей шириной около 500 мм смонтировали на отдельной броневой коробчатой раме. 28 сентября 1915 года закончили деревянную модель, а к концу ноября подготовили к испытаниям новый вариант машины. Он стал известен под прозвищем "Маленький Вилли" — сотрудники фирмы усмотрели в ней внешнее сходство с Вильсоном. Машина имела массу 18,3 т, экипаж 4—6 человек, длину без хвоста 5,45, высоту 2,41 и ширину 2,8 м, толщину стенок корпуса 6 мм. Двигатель мощностью 105 л.с. и двухскоростная коробка передач обеспечивали скорость до 3,2 км/ч (задним ходом — 1 км/ч). В лобовом листе корпуса устанавливался 7,7-мм пулемет "Виккерс", в бортах имелись лючки для стрельбы из личного оружия. Отверстие под башню заглушили крышкой. "Маленький Вилли" преодолевал ров шириной до 1,52 м ("№ 1 Линкольн" — 1,2 м), в чем ему помогал колесный хвост, скопированный с "колесной тележки" тракторов "Холт" и "Буллок", стенку высотой 0,6 м ("Линкольн" — 0,3 м), подъем до 20°. Однако Суинтон считал, что "Маленький Вилли" еще не отвечает боевым задачам — командование английских войск во Франции выдвинуло требования преодолевать ров в 2,44 м и стенку в 1,37 м.

Тогда у Триттона и Вильсона родилась идея придать обводам гусеницы форму параллелограмма, а для увеличения высоты зацепа верхнюю ветвь пустить поверх корпуса. Поворотная башня слишком подняла бы центр тяжести машины, поэтому вооружение решили разместить вполне "по-морскому" — в бортовых спонсонах, то есть выступающих бортовых казематах. Эту мысль якобы высказал Д’Энкур. Совместный комитет принял схему за основу, уточнив ряд требований (масса 22 т, ширина преодолеваемого рва 2,4 м, высота стенки 1,4 м). В ноябре завод Фостера приступил к изготовлению машины, получившей название "Большой Вилли". Ее называли также "королевская сороконожка".

30 января 1916 года "Фостер" представил новую машину на испытания. 2 февраля "Маленький" и "Большой Вилли" продемонстрировали в действии высшим военным и государственным чиновникам. Машины преодолевали рвы, воронки, эскарп. "Большой Вилли" произвел и большее впечатление. Впрочем, Китченер остался при своем мнении: "Эта прелестная дорогая механическая игрушка не поможет выиграть войну". Но новый командующий британскими экспедиционными силами во Франции генерал Д.Хейг, познакомившись с результатами испытаний, уже 8 февраля просил передать армии первые 40 машин.



Танк "Мать" во время испытаний в парке Хатфилд близ Лондона. 2 февраля 1916 года.


"Мать" преодолевает окоп. На снимке хорошо виден хвост — два больших колеса, прикрепленных к корме танка.

12 февраля прошли уже официальные испытания "Большого Вилли". Поскольку это был первый образец, прародитель — за ним утвердилось прозвище "Мать" (Mother). Танк [* Термин "танк" появился еще 24 декабря 1915 года в проекте решений Комитета имперской обороны. Для сохранения тайны распространялись слухи, что выполняется заказ Русской армии на "полевые емкости для воды". Из предложенных названий — "цистерна", "резервуар" и "танк" (tank — "бак", "емкость") — выбрали последнее. При перевозке первых танков на них писали по-русски: "Осторожно. Петроградь". Отметим, что в самой России поначалу либо прямо использовали английское "tank", либо переводили его как "лохань". Когда во время Гражданской войны танки попали в Россию, слово "танк" утвердилось у нас окончательно.] приняли на вооружение под обозначением Mk I. Министерство снабжения, отказавшееся поначалу утвердить строительство танков, в феврале выдало заказ на 100 Mk I. Поскольку заводу Фостера это было не под силу, производство 75 машин передали фирме "Метрополитэн Кэриэдж, Вэгон энд Файненс Компани Лимитэд". Впоследствии вагоностроительные заводы не раз будут становиться танковыми.

Суинтон составил "Заметки об употреблении танков". Основные их положения таковы: не использовать танки раньше, чем их будет достаточное количество; применять на широком фронте внезапно, без долгой артиллерийской подготовки, на подходящей для движения местности. Массирование, внезапность, танкодоступная местность — эти три основные принципа применения нового вида вооружения были не сразу осознаны военным руководством, но позже полностью подтвердились в ходе боев. Кроме того, Суинтон обосновал и принципы взаимодействия танков с пехотой и артиллерией.

При Комитете имперской обороны образовали Комитет снабжения танками. Бюрократическая машина заработала вовсю — вскоре появился еще и Департамент снабжения танками при Министерстве снабжения, которому решили подчинить Комитет. Приняв танки, сухопутные войска получили в свое распоряжение и специалистов. В конце августа образовался Департамент поставок механического вооружения, отвечавший за дальнейшую разработку, производство и поставку танков.

Оглавление книги


Генерация: 0.119. Запросов К БД/Cache: 0 / 0