Глав: 7 | Статей: 7
Оглавление
Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

15 сентября 1916 года в бою у реки Соммы приняли участие первые 32 английских танка. "Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении" — это сообщение британского пилота широко растиражировала пресса. Новому виду вооружения суждено было вместе с авиацией и автоматическим оружием в корне изменить характер боевых действий, систему вооружения и организации армий. Военный корреспондент "Таймс" писал в статье "Сухопутный флот": "Возможно, что прежде, чем окончится война, и мы, и германцы, и наши союзники будут строить новые чудовища, громаднее и страшнее этих; возможно, что мы увидим сражения целых флотов сухопутных дредноутов и мониторов; но несомненно, что в этом деле мы первые. Теперь эта дьявольская машина принадлежит нам и только нам". Впрочем, очень скоро на авторство в создании танка начали претендовать и другие страны, а в 1919 году вопросом о приоритете уже занималась специально утвержденная королем комиссия британского парламента. Она установила, что создателями танка все-таки являлись англичане.

Устройство и производство танков

Устройство и производство танков

Mk I

Корпус танка состоял из пяти основных частей — собственно корпус, два боковых выступа гусеничного хода и два спонсона. Корпус в целом повторял коробчатую форму "Маленького Вилли" и внутри походил на машинное отделение боевого корабля — даже деревянный настил пола вызывал ассоциации с палубой. Высота внутреннего помещения достигала двух метров и позволяла экипажу передвигаться во весь рост, не пригибаясь, но в остальном оно было чрезвычайно тесным. Большую его часть занимали двигатель и трансмиссия. Перед двигателем находилось отделение управления — рубка с двумя сиденьями. Экипаж составляли 8 человек — офицер (обычно лейтенант или 2-й лейтенант) и 7 нижних чинов. Водитель (специальность механик-водитель появилась позже) размещался в рубке справа, командир — чуть выше слева. Рубку Mk I несколько увеличили, дабы обеспечить хоть какой-то обзор. В проходах и спонсонах располагались наводчики и заряжающие (или пулеметчики), сзади у бортов — помощники водителя.



Mk I

В отличие от первых опытных образцов, собиравшихся из котельного железа или катаной неброневой стали, корпус Mk I изготавливали из листов катаной брони толщиной 5—12 мм. Делали корпус так: листы мягкой стали нарезали, сверлили в них отверстия под заклепки, затем закаливали и с помощью болтов и заклепок скрепляли уголками и стальными полосами.

Поскольку начальник Управления вооружений отказался поставлять артиллерийские орудия для "сомнительных" машин, Адмиралтейство выделило морские 57-мм (6-фунтовые) скорострельные пушки "Гочкис" с длиной ствола 40 калибров. Их скорострельность составляла 15 — 20 выстр./мин, эффективная дальность стрельбы — до 1800 м. Пушка монтировалась в спонсоне на тумбовой установке. Ее вращающаяся часть опиралась на неподвижное основание боевым штырем и фиксировалась соединительным кольцом. Для наводки служил рычаг-правило, управление огнем осуществлялось пистолетной рукояткой со спусковым крючком, от движущегося казенника наводчика защищал боковой щит. Амбразуру спонсона перекрывал цилиндрический щит, связанный с вращающейся частью и имевший вертикальные вырезы для пушки и оптического прицела. Вырез для пушки закрывал щиток, прикрепленный к люльке. Цилиндрический щит часто заклинивало при попадании между ним и стенками корпуса пуль, мелких осколков или просто камней. 57-мм выстрелы (332 шт.) укладывались в нижней части спонсонов и на стеллажах между боковыми стенками, 6272 пулеметных патрона — в коробках с внутренней стороны щитов установок. Стрельбу из пушки наводчик вел, стоя на коленях на деревянном настиле — фальшполу спонсона, под которым укладывали ЗИП. При откате казенник пушки почти достигал капота двигателя. Стреляные гильзы выбрасывали через отверстие в нижней части двери спонсона. Кроме пушек, танки вооружались 3 — 4 пулеметами "Гочкис", производство которых англичане начали в Ковентри в 1915 году. Огонь из лобового пулемета вел командир. Амбразуры пулеметов снабжали откидными крышками. Сзади в спонсоне была дверь с наружными петлями, под дверью крепилась ступенька. Имелись также лаз в крыше корпуса и узкая дверь в кормовой стенке справа, за радиатором. В бортах спонсонов и рубки делались лючки с внешними заслонками для стрельбы из личного оружия. Револьверы считались важным оружием — экипажи проходили специальные курсы стрельбы из них. Действительно — в бою, при окружении танкистам приходилось отстреливаться от пехотинцев противника.



Вид па танк сзади. Посередине кормовой стенки корпуса размещен гидравлический домкрат для подъема хвоста, справа от него — узкая дверь для посадки экипажа.


Компоновка танка Mk I

В апреле 1916 года Суинтон предложил изготовить половину заказанных танков пулеметными — это не противоречило назначению танков и способствовало ускорению производства. Так появилось деление танков на "самцов" (пушечные или пушечно-пулеметные) и "самок" (пулеметные). Задачей последних было уничтожение пехоты в окопах и прикрытие "самцов" от ее атак.

Танк-"самка" вооружался 4 пулеметами "Виккерс" калибра 7,7 мм и 1 — 2 пулеметами "Гочкис". Каждый спонсон нес по два "Виккерса" в цилиндрических установках с бронировкой кожуха ствола. Люк-лаз с откидной дверью в задней стенке пулеметного спонсона имел высоту 30 см и позволял протиснуться только ползком и боком, а в случае пожара был почти бесполезен. Размещение вооружения в тесных спонсонах, на небольшой высоте от земли и в сочетании с плохим обзором допускало стрельбу лишь на малых дальностях, но для этого танки и строились. Боекомплект пулеметов состоял из 30 080 патронов.

Двигатель и коробка передач были заимствованы от тяжелого колесного трактора "Фостер", разработанного для ВМФ. Карбюраторный шестицилиндровый бесклапанный двигатель "Даймлер" [* Марка "Даймлер" не должна удивлять — компания "Инглиш Даймлер Мотор" была основана в Ковентри еще в 1896 году.] жидкостного охлаждения мощностью 105 л.с. (78,3 кВт) устанавливался на раме в средней части танка вдоль его продольной оси и занимал объем 1x1,5x0,7 м, так что по бокам от него оставались проходы шириной всего 0,35 м. Выхлопные трубы выводились вверх на крышу, оснащались эжекторами, но глушителей не имели и прикрывались от дождя и засорения скобами. Выхлоп вверх демаскировал танк искрами, нередко поджигал брезент, сложенный на крыше. Некоторые экипажи сами ставили глушители из пустых банок из-под масла, обкладывали трубы мокрыми мешками или глиной. Трубчатый радиатор с вентилятором располагался у задней стенки корпуса и соединялся с системой охлаждения двигателя трубой, проходящей под крышей. Отбор мощности на вентилятор осуществлялся от коробки передач. Два бензобака по 114 л каждый, обеспечивавшие запас хода в 38 км, размещались по бокам от рубки между внутренними и наружными стенками бо- . ковых выступов. Неудивительно, что рядом крепились огнетушители. К карбюратору бензин подавался самотеком. Если при движении танк сильно наклонялся, подача бензина прерывалась, и кто-то из членов экипажа переливал его из бака в карбюратор бутылкой. Запуск двигателя производился П-образной рукояткой, расположенной над коробкой передач, силами 3 — 4 членов экипажа. Это было небезопасно-известен случай, когда в момент начала работы двигателя танкист упал, поскользнувшись на масляном пятне, а вырвавшаяся из его рук рукоятка размозжила ему голову.

Карданный вал через сцепление (конус на ферродовой подкладке с продольным управлением) передавал вращение от двигателя на двухскоростную коробку передач со скользящими шестернями, а ее выходной вал через червячный редуктор—на дифференциал. Каждый поперечный выходной вал дифференциала имел на конце две шестерни, которые вместе с парой скользящих шестерен на отдельном валу образовывали двухскоростную бортовую коробку передач. Последние понадобились для 3-й и 4-й скоростей — на разработку новой основной четырехскоростной коробки не было времени. Скорость движения составляла от 1,2 до 6,4 км/ч, средняя по полю — 3,2 км/ч, заднего хода — 1,2 км/ч. Привод задних ведущих колес осуществлялся через цепную передачу (цепь Галля) и однорядный шестеренчатый редуктор. Открытая бортовая передача быстро забивалась грязью.



Танк Mk 1 Clan Leslie, находящийся в Королевском танковом музее в Ковингтоне. Первые британские танки имели характерный четырехцветный камуфляж.


Интерьер тапка Mk I. В центре — двигатель (выхлопные трубы не сохранились), слева от него — штурвал. За двигателем видны цилиндрический щит и казенная часть пушки. Почти все свободные места заняты стеллажами для снарядов.

Сзади к танку шарнирно крепился хвост—на Х-образной раме монтировали два металлических колеса с ребордой, врезавшейся в грунт. Набор пружин прижимал хвост к земле, для его подъема использовался открыто установленный гидравлический домкрат, для поворота — тросовая тяга и шарнирные рычаги. Применение хвоста увеличивало ширину преодолеваемого рва, облегчало поворот. Кроме того, его часто использовали в качестве грузового прицепа.

Управляли танком водитель, командир и два помощника, работавшие на бортовых коробках передач. Водитель подавал им команды голосом, но чаще привлекал их внимание ударами рукой по капоту двигателя и на пальцах показывал номер передачи. При крутом повороте хвост поднимался, выключалось сцепление, блокировался дифференциал; при этом водитель сжатым кулаком указывал одному помощнику установить рычаг бортовой коробки в нейтральное положение, другому — одним или двумя пальцами показывал, какую передачу включить—1-ю или 2-ю, затем включал сцепление. Командир, управлявший ленточными тормозами бортовых передач, подтормаживал соответствующую гусеницу. После поворота все операции проделывали в обратном порядке. С остановленной гусеницей танк разворачивался почти на месте. Для корректировки курса или поворота с большим радиусом служил хвост — помощник поднимал его домкратом, водитель, вращая барабан с тросом, поворачивал хвостовые колеса, затем помощник открывал кран насоса, давая хвосту опуститься. Еще один способ поворота — за счет разницы скоростей гусениц — требовал большей работы командира педалями тормозов. В любом случае для его осуществления были необходимы значительные усилия и согласованная работа 3 — 4 человек, что сильно ограничивало маневренность 28-тонной машины.

Между стенками боковых выступов размещались, как в обойме, 26 сдвоенных опорных катков малого диаметра вместе с ведущим и направляющим колесами и бортовыми коробками передач. Крепление осей катков в стенках усиливали уголками. Направляющее колесо крепилось впереди на салазках с винтовым механизмом регулировки натяжения гусеницы. Гусеница шириной 520 мм включала в себя 90 траков, выполненных из броневой стали. Трак состоял из башмака и прикрепленных к нему двух рельсов (гребней). Изгиб башмака прикрывал соединительный палец. Каждый третий опорный каток оснащался ребордой для направления гребней. Верхняя часть гусеницы скользила по особому рельсу, поддерживающий ролик был только один. Зацепление гусеницы — зубом ведущего колеса за соединительный палец шарнира траков. Нижняя ветвь гусеницы шла по дуге, соответствующей кругу диаметром 18,3 м, и на твердом грунте длина опорной поверхности не превышала 1,2 — 1,5 м. Так создатели танка хотели уменьшить сопротивление движению и повороту. Но в результате машину сильно раскачивало. Общими недостатками гусениц, охватывающих корпус, были излишняя длина и масса гусеничной цепи, ее высокая уязвимость и низкий ресурс.



Компоновка танка Mk IV


Танки Mk IV на улицах Лондона. Отчетливо виден ручной пулемет "Льюис", установленный в лобовом листе рубки.

Вопросы наблюдения и связи были решены плохо. Командир и водитель пользовались смотровыми окнами в лобовом листе, прикрываемыми наружными бронещитками. В крыше рубки установили простейшие перископы, но вскоре от них отказались — командир и водитель просто не успевали ими пользоваться. Смотровые щели в бортах не обеспечивали хорошего обзора, зато осколки и брызги свинца от пуль, попавших в броню, поражали лица и глаза танкистов.

Подобные ранения составляли у танкистов в Первую мировую до 80%.

Для дальней связи в танке возле места помощника водителя крепили клетку с почтовыми голубями, которых выпускали через верхний люк или амбразуры. Но голуби переносили пребывание в танке хуже людей и часто гибли. Для ближней связи употребляли сигналы флажками или лампой. Использовали в бою и другие средства — высовывали из люка руку или лопату. Прибегали к действиям "делай, как я", но в дыму и при тряске сквозь узкие щели не всегда удавалось различить командирский танк. Держали связь пешими посыльными — опасный, но надежный способ. Внутренних переговорных устройств еще не существовало.

В передней части Mk I над лобовым листом корпуса крепились две фары. В танке штатно возили запасной бак с моторным маслом, два бачка со смазкой, три с водой, запасные пулеметные стволы, двухдневный запас продовольствия. Буксирные приспособления представляли собой два ушка со стержнем (пальцем). На крыше монтировали двухскатную деревянную рамус проволочной сетью. Она служила для крепления маскировочного материала и защищала от ручных гранат. Впрочем, после первых боев на Сомме от этой громоздкой сетки отказались.

Тряска была такой, что "все не закрепленное внутри танка сильно швыряло". Кроме того, танки изрядно шумели. Это производило сильное моральное воздействие на противника, но мешало скрытному передвижению техники. На ходу в танке скапливались выхлопные газы и бензиновые пары, температура редко была ниже 32°, иногда достигала даже 70°. Отравления выхлопными и пороховыми газами, тепловые удары были обычным делом у экипажей тяжелых "ромбовидных" танков. Начиналось с головной боли, тошноты и кончалось бредом и обмороками. Бывали и смертные случаи. Даже в бою танкисты иной раз выскакивали наружу и отдыхали под машиной.

Проходимость танков была невелика. На твердом грунте удельное давление достигало 2 кг/см?, в мягкий грунт гусеница погружалась, увеличивая опорную ' поверхность и уменьшая удельное давление до 0,5 кг/см?, но при этом сильно возрастало сопротивление. Узкие гусеницы вязли, и тяжелые машины садились на грунт, пни и камни. Фуллер писал позже, что эти танки "делали для ровной дороги и сухой погоды". Невысокой оказалась и механическая надежность и живучесть агрегатов, жесткость корпуса. Часты были прогибы днища и боковых выступов, выводившие из строя узлы трансмиссии и ходовой части. Траки из упрочненной броневой стали отличались хрупкостью — водители старались избегать щебня или камней, переходов через железнодорожные переезды.



Mk IV в Бовингтоне. В отличие от более ранних моделей, его выхлопная труба выведена на корму; большой ящик в нижней части кормового листа — топливный бак.


Mk IV "самец"


Mk IV "самка"

Mk II — Mk IV

После первых танковых боев на Сомме генерал Хейг 29 сентября 1916 года потребовал увеличить заказ до 1000, потом до 1250 танков, при условии внесения изменений в их конструкцию. Военный совет поспешил в октябре отменить этот заказ, ссылаясь на несовершенство боевых машин. 23 ноября в Лондоне созвали совещание по поводу дальнейших работ над танками. Новый премьер-министр Ллойд-Джордж распорядился увеличить заказ на 1917 год. Началось расширение заводов, куда поступали заказы на броневые плиты, вооружение, стальные поковки. Продолжал свое участие в программе и Фостер, со временем к ее выполнению подключились заводы "Ковентри Орднанс" в Глазго и "Армстронг- Витворт" в Ньюкасле. Был запланирован последовательный выпуск трех модификаций: 50 единиц Mk II — в январе 1917 года, 50 Mk III (в качестве переходных) — к 7 февраля, а затем до 31 мая предполагалось выпускать по 20 Mk IV в неделю.

На Mk II отказались от колесного хвоста. Этому якобы способствовал эпизод, когда у одного Mk I хвост "отстрелили" снарядом, что не отразилось на маневренности танка. Правда, ширина перекрываемого рва уменьшилась на 0,5 м, зато общая длина танка сократилась почти на 2 м. На месте "хвоста" остался ящик для имущества.



Тяжелый танк Mk IV "самец" во время учебных занятий. Хорошо видна балка самовытискивания, установленная в рабочее положение, то есть закрепленная цепями за гусеницы.


Танк снабжения Mk I. Амбразура пушки заделана, спонсон превращен в грузовой отсек.

Стенки спонсонов несколько скосили внутрь. Круглый лючок в крыше заменили более удобным прямоугольным, прикрыв его кожухом. Общую емкость бензобаков увеличили до 281,4 л. Стальные опорные катки и ведущие колеса заменили чугунными. Выхлопную трубу вывели по крыше на корму. На ""самки" вместо ""виккерсов" установили ручные пулеметы "Льюис" с питанием от дискового магазина на 47 патронов. Выбор "Льюиса" (выпускался оружейной фабрикой в Бирмингеме), видимо, объяснялся его применением на тот момент в британской пехоте и авиации.

На Mk III планировали местами увеличить броню, для чего в стенках корпуса выполнили отверстия под крепление накладных бронелистов ("экранов"), но их так и не установили. Каждый шестой трак уширили, укрепив на нем болтами шпору с развитым грунтозацепом. Ввели балку самовытаскивания — поначалу это был двухметровый деревянный брус, крепившийся на крыше. Если гусеницы начинали буксовать, их тормозили — кто-либо из экипажа выбирался на крышу и цепями крепил брус к тракам гусениц. Гусеницы приводили в движение вновь, балка упиралась в грунт и создавала им опору.

Mk II и Mk III выпустили по 50 единиц каждого (по 25 "самцов" и "самок"). После поставки в войска достаточного количества Mk IV оставшиеся на ходу Mk I, Mk II и Mk III стали использовать в качестве учебных или специальных. В мастерских танкового корпуса Mk I разоружили и превратили в танки снабжения (они именовались также "тендерами"), переделав спонсоны в грузовые отсеки — их внутренний объем освобождался, а амбразуры заделывались. Грузоподъемности такого "тендера" хватало для снабжения пяти боевых танков. Часть Mk II и III переделали в "радиотанки" — в одном спонсоне размещали радиостанцию с аккумуляторной батареей, в другом оборудовали место радиста. На рубке крепили мачту, удерживаемую растяжками, на которой натягивали антенну.

Заказ на постройку Mk IV выдали в сентябре 1916 года, а к производству он был готов в феврале 1917-го. В мае эти машины получили английские танкисты, воевавшие во Франции. Боевой дебют Mk IV состоялся в июне. Планировалось выпустить до 1200 танков, всего же собрали 1015 единиц —420 "самцов" и 595 "самок".

В устройство танка внесли ряд улучшений. В связи с использованием германской пехотой бронебойных пуль толщину брони в лобовой части довели до 16, бортов—до 12, а крыши —до 8 мм. Бронирование теперь защищало танк от ружейно-пулеметного огня на всех дальностях. Скос у спонсонов снизу увеличили, и появилась возможность вдвигать их внутрь корпуса по салазкам, что облегчало транспортировку по железной дороге — у Mk I, II и III спонсоны приходилось отделять (иногда в бою, при большом крене, спонсоны срывали фиксаторы и, внезапно сползая в танк, калечили экипаж). Двери спонсонов увеличили с 600x400 до 900x500 мм. На "самках" спонсоны заметно уменьшили, так что масса танка несколько снизилась. Под пулеметными спонсонами выполнили люки-лазы с двухстворчатыми крышками — посадка и, главное, высадка из машины стали удобнее.

Стволы орудий укоротили с 40 до 23 калибров. Это облегчало вдвижение спонсонов внутрь, к тому же орудийные стволы больше не утыкались в землю при крене, и не задевали деревья или стены домов. При небольших дальностях ведения огня укорочение стволов было оправдано. Угол наведения орудия по горизонтали составлял 100°— 110°. В боекомплект входили картечные выстрелы, часто помогавшие "очищать" окопы огнем в упор. Пулеметы "Льюис" крепились в шаровых установках. На "самках" последние монтировались в поворотных цилиндрических щитах. "Самцы" вооружались четырьмя "Льюисами" (два из них запасных); "самки" — шестью (один-два запасных). Кожух системы воздушного охлаждения пулемета требовал увеличения амбразуры. Бронировать такие амбразуры было сложно, углы наведения оказались невелики, а работа с пулеметами малоудобной. Однако шаровая установка была лучше, чем прежняя цапфенная, и на машинах следующих марок она использовалась для пулеметов "Гочкис".



Танк Mk IV "самец" с удлиненными задними выступами — "Тэдпол". Между выступами видна платформа с минометом Стокса.


57-мм пушка Гочкиса

Модернизации подвергся и двигатель. Применение алюминиевых поршней и двойных карбюраторов позволило повысить мощность до 125 л.с., хотя удельная мощность в 4 — 5 л.с./т все равно оставалась недостаточной. Установили регулятор малых оборотов, вытяжной вентилятор, наконец, ввели глушитель, расположив его на крыше. Бачок системы подачи горючего "Автовак" ("Вакуум") крепился над карбюратором, а вакуумный насос работал от двигателя. Бензин выкачивался из баков в бачок за счет разрежения и подавался в карбюратор самотеком. Важной новинкой стала установка бензобаков вне корпуса на корме, под прикрытием боковых выступов. Емкость баков увеличили до 272,5 л.

Опорные катки, ведущие и направляющие колеса, траки гусениц, изготавливались теперь из литой никелиевой стали. Шпоры для лучшего сцепления с грунтом крепили на каждый 3-й, 6-й или 9-й трак. Установили грязеочистители. Цепную передачу закрыли от засорения.

Сзади на крыше в особой коробке укладывался буксирный трос или запасные канистры с горючим. Трос служил для буксировки грузовых волокуш — до трех на танк. Появились средства навигации — магнитный компас. Попытки компенсировать влияние стальных масс на этот прибор небольшими "отстраивающими" магнитами результатов не дали. Поэтому остановились на простом приеме — практически определяли положение стрелки компаса при известных курсах танка, сводили полученные поправки в таблицу, которая и передавалась водителю.

Была усовершенствована и "система самовытаскивания". К корпусу болтами крепились согнутые из уголка направляющие, приподнимавшиеся над верхней ветвью гусениц и рубкой. К направляющим на цепях подвешивалась "незарывающаяся" балка — призматический брус тикового дерева длиной 3,6 м с окованными железом концами.

Mk IV обладал неплохой ударной силой. В проволочных заграждениях он оставлял проходы шириной до 2,5 м. В первый день сражения под Камбрэ один Mk IV прошел через каменный забор высотой 1,5 м, фруктовый сад и, развернувшись, разрушил уголздания. Но надежность танка возросла незначительно. Капитальный ремонт требовался машине после 100 — 112 км пробега.

Опробовали на Mk IV и гусеничный обвод, значительно пониженный в задней части, с удлиненной опорной поверхностью, прозванный за характерную форму "Тэдпол" ("Головастик"). В Центральных мастерских заготовили комплекты задних выступов для массовой переделки танков по схеме "Тедпол", но работы эти так и не провели. В опытном порядке между задними выступами крепили платформу с минометом Стокса — это был едва ли не первый вариант самоходного миномета.

По мере поставки в войска танков Mk V часть Mk IV переделывали в танки снабжения, по аналогии с Mk I. Однако именно Mk IV оставался самым массовым английским танком в 1916 — 1918 годах.



Mk IV Tadpole


Тяжелый танк Mk V. Его характерные особенности — квадратная рубка в задней части крыши, шаровая установка пулемета "Гочкис" в кормовом листе корпуса и объемистый топливный бак между задними выступами. На крыше установлен семафор.

Mk V, MkV*, Mk V**

Председатель Департамента поставок механического вооружения А.Стэрн с самого начала применения Mk I считал главной их проблемой двигатель и трансмиссию и настаивал на разработке агрегатов, специально рассчитанных для танка. После посещения танковых частей на фронте и ознакомления с производством французских танков Стэрн и Вильсон убедились в необходимости коренной модернизации английских машин. Выпуск Mk IV дал Департаменту некоторый выигрыш во времени. 3 марта 1917 года в Бирмингеме провели сравнительные испытания нескольких танков с различными схемами трансмиссии.

Для дальнейшей доводки выбрали прототип Вильсона с планетарными механизмами поворота.

Выпуск новой модели тяжелого танка Mk V планировали начать в августе — сентябре 1917-го, но серийное производство смогли подготовить только в декабре. Первой к нему приступила "Метрополитэн Кэрридж, Вэгон энд Файненс Компани". Сначала планировалось заказать на 1918 год 4000 танков, но после неудачного применения их в боях под Ипром военное министерство, рассмотрев доклад министра снабжения У.Черчилля, 11 ноября 1917 года приняло решение сократить заказ до 1350 машин. Регулярные "срезания" заказов многие объясняли намеренным саботажем, инициированным производителями "классических" средств ведения войны — артиллерийских снарядов и легкого оружия, — ведь их прибыли могли существенно уменьшиться. Но куда большую роль, нежели интриги, играла обычная бюрократическая волокита и сложности в организации нового дела.

Схема вооружения очередной модификации танка осталась прежней. Стандартным танковым пулеметом стал "Гочкис" Mk I* под английский патрон калибра 7,7 мм, снабжавшийся прицелом Пальмера. Появился кормовой пулемет —его шаровую установку поместили в дверце кормового люка-лаза. Он предназначался для круговой обороны на случай осады одиночного танка пехотой противника. Для тех же целей лючки для стрельбы из револьверов выполнили даже в крышке люка рубки.

На Mk V установили коробку передач Уолтера Вильсона и мотор, сконструированный инженером Гарри Рикардо. "Рикардо" стал первым специально разработанным танковым двигателем. Опыт эксплуатации первых моделей танков позволил выработать довольно жесткие требования к "сердцу машины": повышение габаритной мощности, уменьшение размеров системы охлаждения, работа в широком диапазоне нагрузок при любых углах наклона, повышенная прочность, возможность обслуживания в полевых условиях. Использовать же алюминий или высоколегированные стали было нельзя — они требовались для производства авиационных двигателей.

Мотор "Рикардо" имел клапанное распределение. Поршень, соединенный с шатуном через трубчатый придаток, двигался внутри втулки, охлаждаемой всасываемым воздухом. Коленчатый вал с противовесами уравновешивал двигатель, уменьшал вибрацию. Рикардо удалось уменьшить износ поршней и цилиндров, несколько повысить КПД, снизить образование нагара, улучшить систему смазки. Мощность мотора составляла 150 л.с. (112 кВт) при 1250 об/мин. Разъемный картер позволял обслуживать двигатель, не снимая его с машины. Две выхлопные трубы выводились на крышу в глушитель. Радиатор — трубчатый. Решетки системы охлаждения были размещены в бортах. Вентилятор перегонял воздух от левого борта через радиатор к правому. Вскоре решетки стали прикрывать броневыми жалюзи или уголками-крышами. Установленный в корме бензобак был разделен на три отсека — в случае пробоины в одном горючее в других сохранялось; снижалась и пожароопасность. Общий запас горючего составлял 422 л. Повысилась скорость и увеличился запас хода. Система выхлопа оставалась негерметичной, и, хотя вентиляцию несколько улучшили, внутренний объем танка по-прежнему заполнялся отработанными газами.



Компоновка танка Mk V

Вращение от двигателя передавалось карданным валом через дисковое сцепление на четырехскоростную планетарную коробку передач, а от нее через пары конических шестерен — поперечным валам. Шестерня на конце поперечного вала находилась в зацеплении с венцом {планетарной шестерней) одноступенчатого планетарного механизма поворота (ПМП) с внутренним зацеплением ("эпицикла"). Водило ПМП соединялось со звездочкой, приводящей с помощью цепи Галля вал бортовой передачи. Сателлиты и солнечная шестерня ПМП жестко соединялись с тормозными барабанами — при переключении передач ленточным тормозом тормозилась солнечная шестерня, на стоянке — водило с сателлитами. Изменилась и бортовая передача. Трансмиссия обеспечивала следующие скорости: 1-я— 1,37 км/ч, 2-я — 2,28, 3-я — 3,96, 4-я — 7,0, задним ходом — 1,37 км/ч. Поворот танка теперь производился двумя рычагами, расположенными по бокам от сиденья водителя. Органы управления включали также педали тормоза и сцепления, рычаг коробки передач, муфту реверса. Управление силами одного человека намного повышало эффективность действия танков и их среднюю скорость, маневренность на поле боя, позволяло уменьшить дистанцию между машинами в колонне на марше, снижало утомляемость экипажей. По мнению танкистов, вождение Mk V было "детской игрой" по сравнению с его предшественниками. Командир освобождался от помощи водителю, то есть улучшилась "командная управляемость" танка.

На первые 200 танков ставили уширенные гусеницы. При длине опорной поверхности около 1,4 м ее площадь составляла 9380 см?. Уширили и грязеочистители. Но потом пришлось использовать запасы старых "узких" траков. Намного повысить ресурс ходовой части не удавалось — гусеницы выходили из строя после 80 км пробега.

Рубку увеличили, в ее крыше выполнили прямоугольный люк с откидной крышкой. Кроме того, в корме на крыше смонтировали дополнительную рубку со смотровыми лючками. Это позволило обеспечить круговое наблюдение из танка, а также улучшило вентиляцию. Два больших люка появились позади кормовой рубки над радиатором. Еще на Mk II и Mk III пытались прикрыть смотровые щели стеклом, но оно быстро трескалось и теряло прозрачность. Поэтому на Mk IV стекла заменили откидными стальными щитками с сеткой из мелких отверстий. На Mk V щели снабдили небьющимися стеклопакетами типа "триплекс" (автомобильные "триплексы" выпускались в Англии с 1912 года).

Направляющие с балкой самовытаскивания были такие же, как на Mk IV, но теперь, благодаря дополнительной рубке, работа эта стала безопаснее. На направляющих могли крепить также фашину или секцию пехотного штурмового моста. Изменились и буксирные приспособления — вместо проушин с пальцем установили шарнирную серьгу. Вместо сигнальных флажков стали использовать семафор ("оптический телеграф") — на крыше за кормовой рубкой укрепили стойку с двумя рычагами с красным и белым дисками. Стоит заметить, что Герберт Уэллс еще в 1903 году предполагал использование семафора для связи "путешествующих крепостей".



Двигатель танка Mk У, сконструированный инженером Гарри Рикардо.


Интерьер танка Mk V. Слева за откидными щитами расположен двигатель. Впереди — сиденье механика-водителя и органы управления танком.

Mk V начали поступать в войска в мае 1918 года. До конца войны было изготовлено 400 единиц (по 200 "самцов" и "самок"). Впервые танки этой модификации вступили в бой 4 июля 1918 года и до конца войны вместе с Mk IV являлись основой Танкового корпуса. Еще после боя Mk IV с германскими танками у Виллер-Бретоне 24 апреля, выявившего беспомощность "самок", один пулеметный спонсон на них решили заменить пушечным. В результате перетасовки спонсонов на уже изготовленных танках возник еще один вариант— Mk V "Композит", или "комбинированный", с одним 57-мм орудием и пятью пулеметами. В войсках эту кривобоко выглядящую машину чаще называли "гермафродитом".

Идею удлинить танк примерно на 2 м вызвало уширение германцами траншей на линии "Зигфрида" и, в свою очередь, стремление англичан уменьшить колебания танка на ходу. В Центральных мастерских Танкового корпуса во Франции корпус Mk V разрезали в поперечной плоскости позади спонсонов и вставляли дополнительную секцию длиной 1,83 м. Соответственно наращивали гусеницу и ставили удлиненный карданный вал. В бортах дополнительной секции выполняли двери и шаровые установки, в которые переносились пулеметы из спонсонов, — это заметно облегчало работу наводчиков. Масса танка возросла на 4,095 т. Продольная жесткость машины при этом осталась прежней, а ширина перекрываемого рва возросла до 3,96 м, кроме того, улучшилось сцепление гусениц с грунтом. Правда, скорость снизилась до 4 км/ч, и из-за удлинения опорной поверхности, при той же ширине колеи, уменьшилась поворотливость. В измененной кормовой рубке смонтировали шаровые установки.

Удлиненный танк получил обозначение Mk V* ("со звездой"). Увеличение внутреннего объема позволило перевозить, не считая экипаж, от 20 до 24 пехотинцев. Теоретически танки должны были доставлять пехоту (а лучше — пулеметные расчеты) через позиции противника к последнему объекту атаки — обычно это была третья линия траншей — и тем самым ускорять прорыв обороны. Mk V* успели даже прозвать "троянским конем Танкового корпуса". Попытку высадить такой десант предприняли 8 августа 1918 года под Амьеном, но неудачно — солдаты в танке угорали, а тряска вымотала их настолько, что понадобилось время для отдыха. Серийный выпуск Mk V* путем переделки наладили на заводе "Метрополитен Кэридж" в мае 1918 года. До конца войны удалось изготовить 200 "самцов" и 432 "самки".

Модификация Mk V** отличалась смещенным назад двигателем, форсированным до 225 л.с. В результате получилось единое обитаемое отделение. Гусеничный обвод, правда, стал более угловатым в задней части. Запас горючего возрос до 908 л. Всего было собрано 25 таких танков. В боях они не использовались.

Уже после войны, весной 1919 года на заводе "Джон Фоулер энд Компани" в Лидсе на Mk V поставили упругую тросовую подвеску и гусеницу с независимым шарнирным креплением траков системы "Снэйк" ("змея"). Собственно, это были испытания ходовой части для проектируемого среднего танка Mk D. Опорные катки заменили роликами на траках, опирающимися на стальной трос, растянутый в корпусе на пружинах. Подвеска привлекла внимание своей простотой, но оказалась бесперспективной с точки зрения надежности.



Вид на спонсон изнутри машины. Хорошо просматривается цилиндрический щит, прикрывающий орудие и стеллажи для снарядов.


Компоновка танка Mk V*

Mk VI — Mk IX

При разработке танка Mk VI была предпринята попытка отказаться от спонсонов: в лобовой части установили одну 57-мм пушку (боекомплект — 130 выстрелов), так что водитель должен был работать вместе с наводчиком — снова влияние французских средних танков. Для круговой обороны служили 4 пулемета "Гочкис" с общим боекомплектом 10 000 патронов. Двигатель "Рикардо" сместили к борту, обитаемое отделение приподняли, компактно разместив экипаж. Предполагалось, что танк будет иметь массу 33 т, экипаж 8 человек, длину 8,11, ширину 3,2 и высоту 2,75 м, толщину брони 6—14 мм, максимальную скорость 6,3 км/ч, запас хода 80,5 км, преодолевать те же препятствия, что и Mk V. Гусеницы планировали уширить до 750 мм. Но подготовленный заказ на 600 танков Mk VI для формируемого американского танкового корпуса был аннулирован — выбор остановили на Mk VIII. А Mk VI не пошел дальше деревянного макета в натуральную величину.

В июле 1918 года на заводе "Братья Браун" в Эдинбурге приступили к сборке танка Mk VII с регулируемой гидростатической передачей "Уильямс-Дженни". Заказ составлял 75 танков, но собрали только три. Гидравлическая "муфта Дженни" к тому времени была известна как регулятор скорости наведения в морских башенных установках. Двигатель танка через шестеренчатые редукторы приводил в действие два гидравлических насоса, каждый из которых соединялся шлангами с гидромотором соответствующего борта. Выходной вал гидромотора соединялся с бортовой передачей. Конструкция насоса и гидромотора была, в принципе, одинакова — установленная на валу под углом шайба соединялась шатунами с лродольно перемещающимися поршнями.

Регулирование скорости производилось изменением угла наклона шайбы насоса, реверс — ее наклоном в противоположную сторону, холостой ход — установкой перпендикулярно валу. Водитель получил штурвал, требовавший меньше усилий, чем рычаги механических трансмиссий. Гидравлическая трансмиссия позволяла плавно и в широких пределах регулировать радиус поворота и скорость хода, предотвращала остановки двигателя при переключении передач, но оказалась громоздкой, с меньшим КПД, дорогостоящей и очень чувствительной к износу. Потребовался также дополнительный радиатор для охлаждения масла в трансмиссии.

На Mk VII решетки радиаторов перенесли на крышу для уменьшения засорения и запыления. В крыше корпуса и рубки выполнили вентиляционные купола. Танк оснастили также электростартером. Ходовая часть—типа "Тэдпол", уже опробованная на единичных Mk IV и Mk V. Боевая масса достигла 37 т, вооружение состояло из двух 57-мм пушек и пяти пулеметов. Повышение емкости баков до 454 л увеличило запас хода до 80,5 км. То, что Mk VII не пошел в серию, объясняется меньшей стоимостью и большей надежностью уже выпускавшихся Mk V.

Самым сильным серийным танком, разработанным в конце войны и завершившим собой эволюцию ромбовидных тяжелых танков, стал англо-американский Mk VIII. Проектировать его начали летом 1917 года. Известный как "Интернэйшнл" ("Международный"), или "Либерти" (по марке двигателя), он должен был стать в 1919 году основным тяжелым танком союзников.

При разработке Mk VIII отказались от разделения на "самцов" и "самок". По опыту эксплуатации Mk V* пулеметы вынесли из спонсонов. Форма ходовой части представляла собой развитие схемы "Тэдпол". Двигатель и трансмиссию разместили в корме и отгородили от боевого отделения, планетарные коробку передач и механизм поворота сделали двухступенчатыми. Верхняя рубка превратилась в пулеметную "цитадель" с пятью модифицированными шаровыми установками, обеспечивавшими круговой обстрел.



Тяжелый танк Mk V* "самка" въезжает на железнодорожную платформу с погрузочной эстакады завода фирмы "Метрополитэн Кэриэдж, Вэгон энд Файненс Компани Лимитэд".


Компоновка танка Mk V**

3 декабря 1917 года французское правительство дало согласие на строительство в Шатору завода, на котором до конца 1918 года предполагалось собрать 1500 танков. Из США должны были поставляться двигатели, агрегаты трансмиссии и электрооборудование; из Англии — элементы бронекорпуса, башмаки для траков, опорные катки, установки вооружения, боеукладки, боеприпасы. После заключения перемирия 11 ноября 1918 года целесообразность производства Mk VII во Франции отпала. Англичане успели изготовить 100 комплектов деталей, из которых собрали пять танков до перемирия и два после. В США в 1919— 1920 годах была собрана серия из 100 машин. В 1932 году Mk VIII сдали на "танковое кладбище" в Абердине. С началом Второй мировой их в качестве учебных передали канадской армии.

Осенью 1917 года в связи со сражением у Камбрэ встал вопрос о формировании танковых рот для перевозки пехоты. И в 1918 году на основе Mk V со старой "узкой" гусеницей создали танк Mk IX — машину снабжения для боевых танков и транспортер для пехоты. Mk IX продолжал линию тяжелых "ромбовидных" танков.

Чтобы освободить пространство внутри танка, отказались от спонсонов и основного вооружения, оставив только пулеметы в лобовом и кормовом листах корпуса. Двигатель с радиатором сместили вперед, десантное отделение теперь располагалось между двигателем и коробкой передач. Разнеся крайние опорные катки и добавив один поддерживающий ролик в корме, удлинили ходовую часть. На крыше рубки установили наблюдательную башенку. В бортах выполнили четыре большие овальные двери, а также лючки для стрельбы из карабинов десанта; правда, пользоваться ими было очень неудобно,особенно в движении. Рычаги коробки передач и заднего хода и их тяги перенесли под крышу.

Любопытная деталь — в корпусе разместили бак с питьевой водой для экипажа и десанта, дабы сделать условия нахождения в танке более сносными. Mk IX мог перевозить десант до 50 человек или 10 т груза. Скорость хода — от 1,3 до 6,5 км/ч, запас топлива —454 л. Длина опорной поверхности — 1,83 м, площадь — 9 516 смг. Начав сборку в июне 1918 года, завод Маршалла в Генсборо выпустил 36 машин, которые так и не успели показать себя в деле — "танк-транспортер" появился слишком поздно. Один из двух собранных до перемирия Mk IX использовался во Франции в качестве санитарного транспортера.



MkV* "самка"


Mk V** "самец"


Характерной особенностью тяжелого танка Mk V** была смещенная вперед боевая рубка большого размера, возвышавшаяся за рубкой управления.

Mk IX стал и первым плавающим танком. На борта и лобовую часть укрепили пустые цистерны, служившие поплавками.

Над рубкой установили короб с воздуховодными трубами. Бортовые двери были загерметизированы прокладками. Для подкачки воздуха служили мехи. Движение на воде осуществлялось за счет перематывания гусениц, для чего на траках крепились лопатки. Испытания плавающего танка прошли в день перемирия, на этом работа была прервана.

На основе Mk V** (в варианте "самка") саперы в опытном порядке построили несколько различных специальных машин, необходимость в которых для молодых танковых частей быстро стала очевидной. На крыше танка монтировались силовой гидроцилиндр и три рамы с блоками, образующими полиспаст, на лобовой части крепилась А-образная стрела с блоком, через который перекидывалась цепь. У "танка-трала" на цепи подвешивался тяжелый железный каток, подрывавший мины за счет высокого удельного давления на грунт. У "танка-моста" на такой же цепи подвешивался надвижной колейный мост, шарнирно укрепленный на треугольном трубчатом каркасе в передней части корпуса машины. Заметим, что первоначально предлагался другой вариант мостового танка — танк с мостом на крыше должен был спускаться в ров или широкий окоп. Малая жесткость корпусов "ромбовидных" танков не позволила реализовать этот проект. У "танка-крана" на конце цепи подвешивался крюк. Были также построены "танки-буксиры" землеройных механизмов для полевых фортификационных работ.



Компоновка танка Mk VII

Оглавление книги


Генерация: 0.363. Запросов К БД/Cache: 3 / 0