Глав: 31 | Статей: 31
Оглавление
После Первой мировой войны во всех развитых странах начались работы по переводу артиллерии на механическую тягу, поскольку конная уже не отвечала новым требованиям транспортировки противотанковых, зенитных и полевых орудий большей массы и усиленной мощности.

Для обеспечения Красной Армии артиллерийскими тягачами Харьковскому паровозостроительному заводу (ХПЗ) поручили на основе и с использованием элементов ходовой части танка Т-24 спроектировать тяжелый трактор. Получившуюся машину назвали «Коминтерн». За периоде 1934 по 1940 год было выпущено 1798 машин, применявшихся во всех войнах и вооруженных конфликтах, которые вела наша страна до середины 1940-х гг.

Первая книга о советском артиллерийском тракторе «Коминтерн», который по праву считался одним из лучших средних тягачей своего времени. И хотя прототипом «Коминтерна» послужил немецкий трактор «Hanomag WD-50» советским конструкторам удалось добиться создания оригинальной машины — скоростной, проходимой и маневренной, уверенно буксирующей практически все орудия калибром до 152-мм, а иногда и 203-мм гаубиц Б-4.

История создания, усовершенствования и боевого применения гусеничных тягачей от зарождения до обязательного участия в парадах на Красной площади.

Книга снабжена редкими фотографиями и иллюстрациями, значительная часть которых публикуется впервые.

Служба и боевое применение

Служба и боевое применение

Первым серьезным экзаменом «Коммунара» стало участие в сентябре 1930 года в международных испытаниях в Турции, где ему предстояло сравниться с тракторами «Катерпиллер» и «Ганомаг». В программу испытаний входила буксировка артиллерийских систем в условиях горной местности. По итогам испытаний «Коммунар» показал наилучшие результаты.

Трактора «Коммунар» послужили базой для создания целого ряда машин, В частности, были изготовлены экскаватор МК-1, укладчик дорожных покрытий, подвижной лесозавод и многие другие.

В 1932 году на «Коммунаре» смонтировали 76-мм пушку. Таким образом, появилась одна из первых отечественных самоходных установок, названная СУ-2. Всего изготовили 12 самоходных установок в бронированном и небронированном вариантах, которые прошли полигонные и войсковые испытания. Ввиду выявленных недостатков выпуск СУ-2 ограничился опытной партией. Также на основе «Коммунара» предпринималась попытка построить зенитную САУ, но оба опытных варианта оказались неудачными, главным образом из-за слабости перегруженной тракторной подвески.




Трактор «Коммунар» первой партии серии 9Г использовался для установки самолетов системы «Звено За» (РГВА).

Применялись «Коммунары» и как силовые агрегаты кустарных колесных каюков, ходивших на Амударье. Трактор устанавливался на каюке и от шкива приводил в действие гребные колеса простейшего типа.

Однако не только мирные каюки, возившие хлопок по Амударье, нуждались в моторах. Двигатели трактора «Коммунар» устанавливались в вагонах силовых станций железнодорожных батарей 14 дюйм., 12 дюйм. и 180 мм.

Использовался «Коммунар» и в системе «Звено» Вахмистрова, где с его помощью истребитель затаскивали на самолет-авиаматку.

Основная масса «Коммунаров» поступала военным, хотя столь тяговитый трактор был желанным на строительстве, в лесной отрасли, да и в других областях народного хозяйства. В этой связи заказчики буквально бомбардировали секретариат правительства запросами на харьковские трактора, 10 декабря 1931 года у 1-го заместителя председателя Госплана Межлаука состоялось совещание с представителями Наркомзема, Лесхоза и Наркомвоенмора «об из’ятии из РККА 400 тракторов „Коммунар“ для лесного хозяйства». Такая постановка вопроса была не случайной, поскольку лес был одним из существенных источников дохода страны на внешнем рынке. Запрос лесной отрасли встретил возражения военных, поскольку, согласно плану организационных мероприятий РВС в 1931 году для их обеспечения требовалось 2000 тракторов «Коммунар», а в наличии имелось 720, или 30 % потребности. Причем из наличного парка тракторов 20 % требовали капитального или среднего ремонта, не обеспеченного запчастями.

ПОТЕРИ МОЩНОСТИ и ТЯГОВОГО УСИЛИЯ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ТРАКТОРОВ НА ГЕНЕРАТОРНЫЙ ГАЗ





Трактора «Коммунар» с гаубицами Б-4 на параде в Москве (РГАСПИ).

В стремлении примирить интересы народного хозяйства и военных было выработано Постановление СТО № 265/с «Об отпуске тракторов черной металлургии и лесной промышленности», вышедшее 14 декабря 1931 года.

С Путиловского завода предполагалось отгрузить до конца года 30 тракторов «Фордзон» и 120 «тягачей на резиновом ходу» (тот же трактор «Фордзон», но на пневматиках высокого давления или грузошинах), а с ХПЗ в декабре 40 «Коммунаров» и в январе следующего года еще 60. Других поставок «Коммунаров» народному хозяйству на 1932 год не планировалось. Нелишне заметить, что трактор «Фордзон» на замену «Коммунара» явно не годился, но ничего другого просто не было. Сталинградский тракторный завод еще только вступил в строй и не мог удовлетворить потребности в более мощных колесных тракторах СХТЗ-15/30, а Обуховский («Большевик») завод все усилия направил на танковую программу. Обеспечить снабжение народного хозяйства гусеничными тракторами удалось лишь после пуска завода в Челябинске.

По инициативе и на средства общества «Автодор» проводились работы по созданию газогенераторных установок, в том числе и тракторных. В частности, с марта по октябрь 1932 года состоялись испытания таких установок на «Коммунарах». Преимуществом газогенераторных силовых установок являлась возможность их работы на дешевом местном топливе.

К числу основных недостатков относились потери мощности, трудоемкость обслуживания и значительная собственная масса.



Укладчик дорожных покрытий (РГВА).

Для испытания готовых газогенераторных установок на тракторах в ИДТИ был доставлен ряд образцов.

1. Установка системы Введенского на тракторе «Коммунар».

2. Установка ОКБ-8 Техотдела ОГПУ на тракторе «Катерпиллер-60».

3. Установка системы профессора Наумова на тракторе «Коммунар».

4. Установка системы Декаленкова на тракторе «Коммунар».

5. Установка системы профессора Ветчинкина на тракторе «Коммунар».

Испытания всех установок проводились на специально устроенном НАТИ полигоне. Первые четыре установки прошли полные испытания. Установку Ветчинкина вследствие обнаруженных в ней неисправностей по желанию конструктора сняли с испытаний, причем вместо нее должна была поступить новая установка с некоторыми конструктивными изменениями. Однако ее не успели изготовить в период испытаний.

В установке профессора Наумова использовался прямой процесс и топливом служил древесный уголь. Остальные установки обратного процесса работали на березовых чурках.

Испытания всех установок проводились рабочей бригадой НАТИ под общим руководством Семенова-Жукова и при наблюдении экспертов Абрамовича, Болтинского, Карачана, Карельских, Михаловского и Тюляева.

На испытаниях были сняты тяговые характеристики тракторов при работе на бензине и на газе, после чего все трактора поступали в «рядовую» работу с прицепной нагрузкой, составлявшей около 80 % наибольшей нагрузки, полученной при снятии характеристик. Каждая установка наработала около 20 часов.

Кроме того, каждый трактор испытывался на холостом ходу в течение одного рабочего дня с наибольшей скоростью для выяснения влияния быстрого хода на прочность установок.

По окончании «рядовой» работы установки разобрали с хронометражем времени и детальным осмотром на предмет износа и повреждений.





Бронетрактор Д-10 (РГВА).


Газогенераторная установка системы Декаленкова (ГАРФ).

Наряду с традиционными для газогенераторных установок недостатками были зафиксированы и отдельные производственные и конструктивные дефекты. Например, в установке Декаленкова отмечалось большое число ненадежных болтовых соединений; установка системы Введенского отличалась неэффективностью примененных катализаторов; неудовлетворительную прочность кирпичной футеровки показала установка Наумова. Общим же недостатком всех установок стала неудовлетворительная очистка газа. По результатам испытаний была признана необходимость совершенствования всех представленных конструкций.

К зиме 1933/34 года установка системы Введенского на тракторе 3-90 была в целом доведена и под обозначением В-3 представлена на госиспытания на предмет определения пригодности ее к использованию в военных целях.

Закончившиеся в апреле 1934 года государственные испытания показали, что тяговое усилие на крюке на 1-й скорости составляет 2200 кг, на 2-й скорости — 1000 кг и на 3-й скорости — 400 кг. На розжиг газогенератора в зависимости от сорта и влажности дров (свежеспиленные или подсушенные до влажности 16–17 %) уходило от 1,5 до 5 ч. На 30 км пути с трехтонным колесным прицепом на буксире ушло 350 кг дров. По итогам госиспытаний были зафиксированы в целом удовлетворительные параметры надежности, удобства обслуживания и др. Однако потери мощности оказались слишком велики, и установка В-3 не была рекомендована к принятию на вооружение. Позднее в армии использовались трактора с газогенераторными установками, но данный опыт носил ограниченный характер и являлся исключительно вынужденной мерой.

«Коммунары» послужили основой для создания суррогатных танков. Сама идея постройки бронемашины на тракторной базе соответствовала представлениям своего времени. Разработкой таких суррогатных танков занимались не только в нашей стране. Так, ведущий мировой производитель гусеничных тракторов «Caterpillar tractor Со» совместно с «Henry Disston & Sons inc» представили шеститонный трактор-танк «Disston» на основе трактора модели «35». Такой «трактор-танк» мог использоваться полицией или армией для эвакуации раненых, буксировки орудий, доставки подкрепления, разрушения городских баррикад. Однако насколько были близки заявленные рекламные данные и фактические параметры бронетрактора, а также о том, пригоден ли он для иных функций кроме полицейских, можно было судить лишь по результатам испытаний.



Комплект для установки проволочных заграждений (РГВА).



Самоходная установка СУ-2 (РГВА).

Трактор «Caterpillar» марки «35» в нашей стране не строился, к производству приняли трактор модели «60», поэтому Опытно-конструкторскому и испытательному бюро УММ РККА было поручено создание аналога «трактор-танка» на отечественной базе. Инициатива постройки бронетракторов принадлежала М.Н. Тухачевскому. Возглавлял ОКБ УММ Н.И. Дыренков, Как базу для бронетракторов Дыренков использовал «Коммунар» и «Caterpillar» «60», отечественную версию которого планировали выпускать в Челябинске.

В феврале 1931 года Дыренков известил начальника УММ РККА Халепского: «На основании полученных от Вас заданий мною разработаны и построены следующие образцы бронирования:

На шасси трактора „Коммунар“ — суррогативный танк с одной 76-мм полковой пушкой, двумя пулеметами ДТ при двух запасных пулеметах с четырьмя шаровыми установками (обозначение Д-10)<…>.

На шасси трактора „Коммунар“ — бронированный десантный танк для 15 стрелков с двумя пулеметами ДТ при четырех шаровых установках (обозначение Д-14).

На шасси „Коммунар“ — танк химического нападения с двумя резервуарами на 4000 литров отравляющего вещества с двумя распылителями при одном пулемете ДТ действующем и одном запасном при четырех шаровых установках (обозначение Д- 15)».

Бронетрактора Д-10 и Д-14 были испытаны весной 1931 года на подмосковном танковом полигоне в Кубинке, а Д-15 испытывался ВОХИМУ по отдельной программе в Ленинградской области. В ходе испытаний у всех испытанных бронетракторов были выявлены недостатки.

В работах по Д-15 ставилась задача создать «машину-трактор, которую легко осуществить, на ней последить, что можно достигнуть в смысле химического вооружения». По сути это был испытательный стенд для проверки решений и концепций.

Ход работ по химическому бронетрактору обсуждался 11 июня 1931 года на совещании НТК химического управления РККА по вопросам научно-исследовательской работы ВОХИМУ:

«В системе вооружения стоял химический танк. После обсуждения этого вопроса с НТК УММ пришли к заключению, что специально вооружать танк химическим оружием, которое не будет оружием повседневного использования; является чрезвычайно дорогой штукой. Была предложена замена — снабдить химический трактор мощными химическими цистернами. Первый образец сделан инж. Дыренковым 2 цистерны 2000 л всего 4000 литров. Цистерны предназначены на заражение, для дегазации, сейчас приспосабливаем и под дымопуск. Первые испытания бронетрактора прошли, но был выявлен ряд недочетов в смысле распыления. Конструкция не была согласована с нами. На химическом полигоне, естественно, конструктору были поставлены задачи, которыми НТК задалось при разработке такого образца. Сейчас бронетрактор получил конструктивные изменения, которые были указаны нашим НТК. Повторные испытания будут произведены на химическом полигоне в Люблино и бронетрактор будет передан на испытания в Гороховец».

Об итогах работы по бронетракторам Начальник УММ РККА Халепский 27 апреля 1933 года в письме № 157007 сообщал В.В. Куйбышеву.

«Опытное бронирование гусеничных тракторов оказалось неудачным, и было также недоработано т. Дыренковым. Однако изготовленные образцы ясно доказали нецелесообразность бронирования серийных гусеничных тракторов с целью получения танков суррогативного типа. Поэтому все работы по бронированию тракторов прекращены <…>.

Бронированный транспортер пехоты на шасси трактора Коммунар /Д-14/. Образец был выполнен неудачно, и трактор при первых испытаниях сломался из-за перегрузки в задних катках подвески. Дальнейшие работы по созданию бронированных транспортеров на шасси трактора Коммунар были прекращены и была взята ориентировка на шасси танка Т-26, как более подходящего для этой цели».




Буксировка трактором «Коммунар» опытного образца 122-мм артсистемы М-30 (РГВА).

Само совершенствование устаревшей конструкции (по сути, времен Первой мировой войны) не могло продолжаться бесконечно, поэтому 15 августа 1934 года Зампред СТО Куйбышев подписал Постановление № К-96сс об организации производства новых тракторов «Коминтерн» вместо «Коммунара» 3-90. Со следующего года ХПЗ прекратил сборку «Коммунаров». Для обеспечения запасными частями 1310 тракторов этого типа, состоявших на тот момент на вооружении РККА, Наркомзему поручалось организовать выпуск запчастей на заводе им. Красина в Днепропетровске.

В армии «Коммунары» постепенно вытеснялись тракторами других моделей, в первую очередь — специальными артиллерийскими тягачами.

Однако они оставались на вооружении до начала Великой Отечественной войны, продолжая службу на аэродромах, в артиллерийских и др. частях, а также в народном хозяйстве. Некоторые «Коммунары» были захвачены и использовались немцами. В связи с предельным физическим износом и отсутствием запчастей количество «Коммунаров» в армии прогрессивно сокращалось и к 1 сентября 1942 года у военных их насчитывалось всего 257 шт.

До наших дней сохранилось несколько тракторов «Коммунар». Для освоения месторождений медной руды на острове Вайгач зимой 1933 года были подготовлены два поезда из тракторов, доставленных на Вайгач в летнюю навигацию. Трактора оборудовали импровизированными закрытыми кабинками (штатно «Коммунары» кабин не имели), а моторы укрыли чехлами. В тяжелейших условиях поезда за 10 дней преодолели почти 100 км вдоль всего Вайгача до бухты Долгой. Эти трактора были оставлены на Вайгаче. В 1980-х годах. ХПЗ решил вывезти один из «Коммунаров», отремонтировать и установить на заводской территории, его судьба в настоящее время неизвестна, а два других трактора остались на острове.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.059. Запросов К БД/Cache: 0 / 0