Глав: 14 | Статей: 14
Оглавление
Скандально известный Виктор Суворова объявил эти танки «лучшими и единственными в мире» — эдаким «ЧУДО-ОРУЖИЕМ» Сталина, самим фактом своего существования доказывающим агрессивность СССР и намерение завоевать всю Европу: «Советский Союз был единственной страной мира, которая в массовых количествах производила плавающие танки. В оборонительной войне танку никуда плавать не надо, поэтому, когда Гитлер начал операцию „Барбаросса“, советские плавающие танки пришлось бросить из-за непригодности в оборонительной войне, а их производство немедленно прекратить…». Новая книга ведущего историка бронетехники опровергает все эти мифы, восстанавливая подлинную картину боевого применения советских плавающих танков Т-37, Т-38 и Т-40. Выпускавшиеся крупными сериями — в общей сложности более 3500 шт., - они участвовали и в вооруженных конфликтах конца 1930-х гг., и в Великой Отечественной войне, хотя предназначались вовсе не для «вторжения в Европу», а для разведки, дозорной службы и боевого охранения; последний случай их успешного боевого применения зафиксирован в 1944 году. Трофейные танки-амфибии советского производства охотно использовали и противники Красной Армии — не только немцы, но и венгры, и румыны, а в финской армии они служили до начала 1960-х.
Максим Коломиецi

ТАНКИ Т-40

ТАНКИ Т-40

11 февраля 1937 года Автобронетанковое управление РККА утвердило тактико-технические требования на проектирование опытного образца плавающего колесно-гусеничного разведывательного танка под обозначением Т-39. Согласно требованиям, машина должна была иметь следующие характеристики:

«Масса: 5–6 т;

Габариты: высота не более 1,8 м, ширина 2 м, клиренс 0,3 м;

Вооружение: спаренная установка 12,7 мм пулемета ДК и 7,62 мм пулемета ДТ — 1, зенитный 7,62 мм ДТ — 1, огнемет для защиты сзади — 1, пистолет-автомат водителя — 1;

Боекомплект: 12,7 мм патронов ДК — 750, 7,62 мм патронов ДТ — 2000, огнесмеси — на 10 выстрелов;

Бронирование: корпус и башня с наклонными броневыми листами толщиной 13 мм;

Максимальная скорость на гусеницах и колесах: 75 км/ч;

Максимальная скорость на плаву: 12 км/ч;

Запас хода по шоссе: 350 км;

Двигатель: дизель мощностью 150–180 л.с.;

Преодолеваемые препятствия: подъемы не менее 40 градусов, вертикальная стенка 0,7 м, перекрываемый ров 2–2,5 м» (33).

Проектирование нового танка поручили КБ завода № 37 под руководством Н. Астрова. В ходе работ по созданию новой боевой машины, получившей заводской индекс 101, инженеры столкнулись с рядом проблем, связанных с тем, что при соблюдении заданных параметров уложиться в ТТХ было невозможно. Кроме того, дизельного двигателя требуемой мощности в Советском Союзе не выпускалось. Поэтому одновременно с работами по машине Т-39 завод № 37 получил задание на разработку дизельных двигателей мощностью 180 и 200 л.с., получивших обозначение Д-180 и Д-200 соответственно.

По плану проект танка Т-39 должен был быть готов к октябрю 1937 года. Однако помощник начальника АБТУ РККА бригадный инженер Свиридов, посетивший завод, в своем письме от 3 июля сообщал:

«Состояние работ говорит, что за 5 месяцев со дня заключения договора ничего не сделано, нет даже эскизного проекта. Работа ведется одним человеком, в работе КБ наблюдается растерянность и разбросанность.

Основные силы КБ (около 7 человек) перекинуты на инициативные работы завода — гусеничный плавающий танк и гусеничный сухопутный танк с мотором ЗИС-101. По своим тактико-техническим характеристикам эти танки не удовлетворяют требованиям армии.

Работы по изготовлению опытных образцов двигателей Д-180 и Д-200 для разведывательных танков не ведутся, ставя под угрозу выпуск опытных образцов» (34).

Проект нового танка был готов в декабре 1937 года и направлен на рассмотрение в АБТУ РККА. В своей пояснительной записке к проекту Н. Астров писал:

«Предлагаемый эскизный проект является попыткой в возможно полной мере удовлетворить выданным требованиям. Однако совмещение всех перечисленных выше требований в одной машине в полном объеме оказалось невыполнимым. В ряде величин проект отступает от требований, являясь, таким образом, компромиссным решением поставленной задачи» (35).



Телемеханическая группа ТТ-38 — справа танк управления, слева телетанк. НИБТ полигон, зима 1939 года (АСКМ).

Проект машины 101 (Т-39) представлял собой танк массой 7–7,5 т с броней толщиной 6-13 мм. Из-за сильно возросшей массы танка (по сравнению с заданной в тактико-технических требованиях) конструкторы отказались от создания плавающей машины и ограничились только колесно-гусеничным ходом. Ввиду отсутствия дизеля подходящей мощности в качестве двигателя предполагалось использовать звездообразный авиамотор МГ-31Ф в 250 л.с., спроектированный в НИИ ГВФ под руководством М. Косова (МГ-31Ф выпускались малой партией и использовались главным образом на экспериментальных образцах самолетов). Воздух для охлаждения засасывался через боковые карманы корпуса в трансмиссионное отделение и, «проходя мимо цилиндров мотора, выдувается в прямоугольное отверстие за башней, перекрытое броневыми жалюзи, управляемые из танка и защищенные сеткой». Горючее размещалось в трех бензобаках: вдоль бортов и под полом боевого отделения. Вооружение танка состояло из 12,7-мм пулемета ДК и 7,62-мм ДТ в башне. Боекомплект размещался на стенках и на полу боевого отделения и в отделении управления рядом с водителем. Большая часть боекомплекта к пулемету ДК укладывалась в специальном кольцевом желобе под погоном башни, который при повороте башни вращался вместе с ней.

При проектировании бронекорпуса танка Т-39 конструкторы использовали опыт работ по машине Т-43-2, однако бортовые листы пришлось расположить вертикально:

«Наклонные борта, вызывая серьезное утяжеление подвески и корпуса, требовали значительного (до 300 мм) уширения корпуса, не говоря уже об усложнении танка. Вместе с тем, возможные углы наклона листов равны 12–15 градусов и только частично больше. Таким образом, повышение пулестойкости, достигаемое ими, нельзя назвать значительным» (36).

Комиссия АБТУ РККА, рассмотревшая проект Т-39, пришла к выводу, что он не удовлетворяет требованиям, предъявляемым для легкого разведывательного танка. Основным недостатком было признано отсутствие возможности преодолевать водные преграды на плаву. Поэтому в апреле 1938 года АБТУ РККА выдало тактико-технические требования на разработку нового плавающего разведывательного танка. Согласно заданию, КБ завода № 37 должно было спроектировать машину массой не более 4,8 т, с экипажем из двух человек, имевшую броню до 13 мм и вооруженную 12,7 и 7,62-мм пулеметами. Из-за отсутствия дизельного двигателя подходящей мощности предполагалось использовать импортный автомобильный двигатель «Додж», серийное производство которого под индексом ГАЗ-11 должен был наладить Горьковский автомобильный завод.



Прохождение танков Т-38 во время парада. Куйбышев, 7 ноября 1939 года (РГАКФД).

В августе 1938 года комиссия АБТУ РККА рассмотрела эскизный проект и макет будущего танка. Проект получил одобрение, и КБ завода № 37 приступило к детальной разработке новой боевой машины. Новый танк получил заводское обозначение 010, а в документах Автобронетанкового управления значился как Т-40.

Танк проектировался с двумя различными вариантами подвески — рессорно-балансирной, по типу тягача «Комсомолец», и торсионной.

Любопытно, что в проектировании опытного танка Т-40 активно участвовал конструктор П. Шитиков, предлагавший свой вариант машины «с несущими-ведущими колесами». В протоколе совещания конструкторов завода № 37 с участием представителей АБТУ РККА и 8-го Главного управления Наркомата среднего машиностроения, состоявшегося 19 июля 1939 года, по этому поводу сказано следующее:

«По 40-й машине нами было запроектировано два варианта — один вариант делал Астров, второй Шитиков. После эскизного проектирования оба варианта были подвергнуты обсуждению. Приняли вариант 40-й машины Астрова, после чего все силы были брошены на ее проектирование.

Что касается проекта с несущими-ведущими колесами, то в 1934 году строили подобную машину, которая не была принята, так как мотор был маломощным. После этого тов. Шитиков долго занимался этим проектом, но вследствие плохих результатов машина была выброшена на слом. Тов. Шитиков в данном проекте опять хочет протащить свою ходовую часть, которая была забракована на 43-й машине как конструкторами, так и представителями АБТУ. Так как машина Шитикова по сравнению с Т-40 преимуществ не имеет, постройка ее нецелесообразна» (37).

Проектирование танка 010 закончилось в конце 1938 года, и чертежи сразу же передали в производство. К весне 1939 года первые образцы машины были закончены сборкой.

Новый танк значительно отличался от своих предшественников Т-37А и Т-38. Машина получила увеличенный по высоте корпус, сваренный из 6-13-мм броневых листов. Для повышения остойчивости на плаву корпус имел трапециевидную (в поперечном сечении) форму с расширенной верхней частью.

Экипаж машины состоял из двух человек — механика-водителя, размещавшегося по оси танка, и командира, который находился в башне, установленной за водителем со смещением к левому борту.

Вооружение танка было усилено — в башне, имевшей форму усеченного конуса, монтировалась спаренная установка 12,7-мм пулемета ДШ К и 7,62-мм ДТ. Большая часть боекомплекта для ДШК (9 сцепленных лент — 450 патронов) размещалась в специальном кольцевом коробе под башней, еще одна лента находилась в запасе. Такая боеукладка, обеспечивавшая непрерывность питания пулемета, существенно повышала скорострельность. В отличие от Т-37А и Т-38 танк Т-40 получил оптический прицел ТМФП.



Радийный вариант танка Т-38. Хорошо виден стакан для установки антенны на крыше корпуса (РГАЭ).

На танке 010 устанавливался двигатель «Додж», расположенный продольно вдоль правого борта. Трансмиссия — главный фрикцион, автомобильная коробка перемены передач, главная и бортовая передача — в передней части корпуса. От боевого отделения двигатель отделялся броневой перегородкой.

В кормовой части корпуса размещались два бензобака емкостью 100 л каждый, что позволило увеличить запас хода до 220 километров по шоссе. Справа за двигателем размещались радиатор и теплообменники, омываемые забортной водой при движении танка на плаву.

Трехлопастной гребной винт и плоские водоходные рули размещались в специальной нише в заднем броневом листе корпуса, что обеспечивало их защиту от внешних повреждений. Привод гребного винта осуществлялся карданным валом от коробки отбора мощности, укрепленной на картере коробки перемены передач.

Для наблюдения за полем боя механик-водитель имел три оптических прибора (в лобовом и боковых листах подбашенной коробки), а командир два (в бортах башни).

Для танка Т-40 была по-новому спроектирована ходовая часть — вместо пружинно-балансирной была использована торсионная, опробованная на опытных образцах танков Т-38 и тягача «Пионер». Применительно к одному борту она состояла из четырех опорных, трех поддерживающих катков, направляющего и ведущего колес. На двух образцах машины 010 установили рессорную подвеску по типу тягача «Комсомолец». Боевая масса танка с торсионной подвеской составляла 5,2 т, с рессорной — 5,26 т.

10 мая 1939 года начальник АБТУ РККА Д. Павлов докладывал наркому обороны СССР К. Ворошилову о состоянии опытных работ по созданию новых образцов танков:

«Два образца с тележечной подвеской изготовлены к 10 апреля, образец с торсионной подвеской собран к 1 мая.

Первый образец прошел 1500 км заводских испытаний, второй — 500 км заводских испытаний и передается на НИБТ полигон. Третий образец после заводских испытаний передается на НИБТ полигон к 1 июня.

На подольском заводе ведутся работы по упрощению конструкции броневого корпуса. На всех изготовленных опытных танках установлены импортные двигатели „Додж“. Дальнейшие работы по Т-40 упираются в отсутствие отечественных 6-цилиндровых двигателей ГАЗ, подготовка производства которых на Горьковском автозаводе проходит крайне медленно — выпуск первой партии ожидается не ранее III–IV квартала этого года» (38).

Два танка 010 — № 6/2 с рессорной и № 7/4 с торсионной подвеской — поступили на НИБТ полигон, где с 9 июля по 21 августа 1939 года прошли широкомасштабные испытания. Машины испытывались на плаву, на естественных и искусственных препятствиях, проверялись условия работы экипажа, а также приборов наведения оружия.

На танке № 6/2 был установлен «6-цилиндровый грузовой двигатель „Додж“ в 76 л.с.», «доджевская» коробка перемены передач и сцепление от грузовика «Форд» У-8. На машине № 7/4 стоял «6-цилиндровый легковой двигатель „Додж“ в 85 л.с.», а сцепление и коробка перемены передач от грузовика ГАЗ-АА.



Легкий танк 010 (образец № 6/2 с подвеской по типу тягача «Комсомолец») преодолевает препятствие. НИБТ полигон, июль 1939 года (АСКМ).

Всего в ходе испытаний танки № 6/2 и № 7/4 прошли 2299 и 2040 километров соответственно. В заключении отчета об испытаниях опытных образцов танков Т-40 говорилось:

«1. Т-40 является специальной плавающей машиной, обладающей по сравнению с серийными плавающими танками Т-38 и Т-38М следующими преимуществами:

а) более надежным бронированием;

б) более мощным вооружением (пулемет ДШК), дающим возможность вести борьбу с танками;

в) герметизация воздухопритоков и наличие водоходного радиатора повышает надежность работы танка на плаву;

г) повышенными динамическими качествами и проходимостью.

Все перечисленные преимущества Т-40 дают возможность более широкого его использования по сравнению с Т-38.

Танк Т-40 тактико-техническим требованиям соответствует.

2. Из двух предъявленных на испытания вариантов подвески следует предпочесть торсионную, как обладающую рядом преимуществ.

3. Недостатками Т-40 являются:

а) недопустимо напряженный температурный режим двигателя вследствие неудовлетворительной системы охлаждения;

б) недоработка конструкции катков;

в) недоработка установки вооружения, оптики и смотровых приборов;

г) отсутствие вентиляции в местах размещения экипажа.

Отмеченные недостатки должны быть устранены при пуске танка в серийное производство» (39).

По результатам этих испытаний на заводе № 37 в конструкцию узлов и агрегатов Т-40 внесли большое количество улучшений и изменений, что позволило повысить надежность работы танка. Была несколько изменена конструкция корпуса, траков гусениц и опорных катков, увеличен диаметр торсионных валов, установлен новый четырехлопастной гребной винт, вместо двигателей «Додж» предполагалось использование отечественного мотора ГАЗ-202 (танковый вариант двигателя ГАЗ-11).



Опытный танк 010 (образец № 7/4 с торсионной подвеской) выходит из воды во время испытаний. НИБТ полигон, июль 1939 года (АСКМ).

В таком виде постановлением Комитета Обороны СССР № 443 ее от 19 декабря 1939 года танк Т-40 был принят на вооружение Красной Армии. Этим же постановлением завод № 37 должен был в 1940 году «организовать производство плавающих танков Т-40, выпустив к 1.03.40 г. 3 опытных образца, к 1.08.40 г. — установочную партию в количестве 15 шт. и с 1.10.40 г. приступить к серийному выпуску, изготовив в 1940 году не менее 100 штук» (40).

Однако производство нового танка шло с большими трудностями. Кроме проблем, возникавших на заводе № 37 при освоении Т-40, который был значительно сложнее танка Т-38, подводили и предприятия-смежники. Например, на Подольском заводе имени Орджоникидзе с большим трудом шел выпуск бронекорпусов и башен Т-40. Представитель Народного комиссариата среднего машиностроения Китаев в своем письме от 17 марта 1940 года сообщал:

«Директор Подольского завода т. Мыльников не придал значения освоению новых корпусов, и производство их предоставил самотеку. Сроки изготовления корпусов оказались сорванными.

Чертежи на корпус Подольский завод получил в ноябре месяце 1939 года, поэтому у него была полная возможность изготовить броне-корпуса в срок. Безответственное отношение к изготовлению бронекорпусов подтверждают следующие факты:

1) В производстве отсутствует межоперационный контроль. Бронелисты попадают на сборку с отклонениями от чертежей, в результате производится лишняя работа по их подгонке.

2) Отсутствие межоперационного контроля привело к нарушению технологического процесса. Так, по термической обработке было забраковано подряд 22 шт. бронедеталей носового листа корпуса.

3) Изготовленные последовательно в период с 3 по 16 марта с.г. 4 башни оказались неправильно собранными. Мастер сборки т. Смирнов поставил правый лист на левую сторону, а левый лист на правую сторону башни. Начальник цеха т. Карапетян, начальник ОТК т. Гдалевич пропустили эти башни как годные. Военпред АБТУ на заводе т. Белов также проявил халатность в приемке башен. Неправильность сборки обнаружена лишь на заводе № 37 во время монтажа машины. Этот безобразный факт остался не расследованным, виновные к ответственности не привлечены.

Все эти башни требуют переделки» (41).



Опытный танк 010 (образец № 6/2 с подвеской по типу тягача «Комсомолец»), вид спереди. НИБТ полигон, июль 1939 года (АСКМ).

Тем не менее, к началу апреля 1940 года завод № 37 собрал три первых серийных танка Т-40, которые в документах иногда именовались «опытными образцами». С 27 апреля по 11 июня 1940 года два из них прошли войсковые испытания в Орловском военном округе. При этом пробег каждого танка составил около 3000 километров.

В ходе этих испытаний обнаружилось большое количество недостатков в работе двигателя ГАЗ-202, а также слабость траков гусениц и ненадежная работа электрооборудования. 9 июля 1940 года два первых серийных Т-40 были отправлены на ГАЗ имени Молотова для проведения работ по доводке двигателя.

8 августа 1940 года нарком среднего машиностроения Лихачев подписал секретный приказ № 176сс «О доводке танка Т-40», которым предписывалось устранить выявленные дефекты «в целях обеспечения Красной Армии надежным и высококачественным танком Т-40». В этом же месяце завод № 37 начал серийное производство нового плавающего танка, изготовив 6 машин (3 линейных и 3 радийных).

С 11 сентября по 15 октября того же года семь серийных танков Т-40 участвовали в «длительном пробеге с форсированием рек по маршруту Москва — Смоленск — Минск — Киев — Брянск — Москва с 1940 года протяженностью 2950 км» с целью определения боевых и эксплуатационных характеристик.

По результатам всех этих испытаний в конструкцию танка Т-40 было внесено большое количество изменений, позволивших повысить надежность работы машины. Однако план по производству танков Т-40 в 1940 году завод № 37 выполнить не сумел — вместо 100 машин удалось изготовить только 41 (35 линейных и 6 радийных) и 3 опытных образца (опытные образцы в войска не поступали). До конца того же года было отправлено в воинские части 8 Ульяновскому бронетанковому училищу, один на Ленинградские курсы усовершенствования комсостава, один на Казанские курсы усовершенствования технического состава, один в Киевское танко-техническое училище, один в Орловскую бронетанковую школу, один Военной академии механизации и моторизации, один в распоряжение ОКБ-16, один на НИБТ полигон и два на Горьковский автозавод. Как видно, все машины ушли в учебные заведения, на полигоны или предприятия промышленности.



Опытный танк 010 (образец № 7/4 с торсионной подвеской) во время испытаний. НИБТ полигон, июль 1939 года. На этом фото хорошо видна работа подвески (АСКМ).

В своем заключении о работах завода № 37 за 1940 год военпред Окунев докладывал в ГАБТУ КА:

«Программа по Т-40 не выполнена в основном из-за отсутствия корпусов. Всего получено от Подольского завода 47 корпусов, из которых 4 корпуса получены после 25 декабря и находятся в процессе сборки. Сборка Т-40, несмотря на плохую подачу корпусов, происходит с перебоями и при отсутствии заделов по всем агрегатам производства завода № 37 из-за следующих причин:

1. Оснастка технологии осуществлена в среднем на 80 %;

2. Большой брак в производстве шестерен, особенно конических для главной передачи;

3. Перебоев в снабжении, особенно по цветным металлам (алюминий, дюралюминий);

4. Недостаточным освоением производства, особенно в механическом цехе и на металлообработке;

5. Перебоями в подаче деталей с кооперированных заводов (ГАЗ, СТЗ, Люберецкий завод).

Однако несмотря на все трудности, при наличии задела по корпусам недодел по танкам был бы резко снижен. Перспективы января 1941 года по подаче корпусов по прежнему плохие».

В первом полугодии 1941 года конструкторская работа на заводе № 37 «была направлена на доработку узлов и деталей серийного Т-40 с целью облегчения конструкции плавающей машины и повышения срока службы отдельных деталей и машины в целом» (42). Тем не менее, добиться резкого увеличения выпуска танков Т-40 в начале 1941 года не удалось — в январе было сдано 23 машины, в феврале 30, в марте 25, в апреле 27 (из них 15 радийных), в мае 38 (16 радийных) и в июне 38 (13 радийных). Таким образом, за первое полугодие 1941 года завод № 37 сдал 181 танк Т-40.

17 июля 1941 года было подписано постановление Государственного Комитета Обороны № 179 ее «О выпуске легких танков Т-60 на заводе № 37 Наркомсредмаша», в котором говорилось:

«1). Разрешить Народному комиссариату среднего машиностроения (завод № 37) выпускать на базе танка-амфибии Т-40 сухопутный танк Т-60 в тех же габаритах, с тем же вооружением, что у танка Т-40. Разрешить в связи с утолщением брони корпус танка изготавливать из гомогенной брони, равнопрочной по пулестойкости.

2). В связи с этим прекратить с августа месяца на заводе № 37 производство танков-амфибий Т-40 и тягачей „Комсомолец“» (43).

При этом новая машина сначала отличалась от Т-40 только отсутствием водоходного оборудования и несколько утолщенными бронелистами корпуса (до 15 — 13 мм), изготовленными из гомогенной брони. При этом производство Т-60 планировалось развернуть еще на нескольких заводах, и до конца 1941 года их планировалось изготовить ни много ни мало 10000 штук! Кстати, в документах завода № 37 танк Т-60 первоначально именовался как машина 030 — отсюда его другое обозначение Т-30.

А между тем, завод № 37 продолжал выпуск танков Т-40, используя имеющийся задел корпусов и водоходного оборудования.

В конце июля — начале августа 1941 года было изготовлено не менее 25 танков Т-40 без водоходного оборудования, но с нишами для установки гребного винта. Эти машины некоторые авторы именуют Т-40C (сухопутный), однако в документах такое обозначение нигде не встречается.

Сколько всего было изготовлено танков Т-40, достоверно сказать сложно. Например, в отчете военпреда завода № 37 все машины августовского выпуска именуются Т-40, а начиная с сентября — уже Т-30. А вот в актах приемки машин первые Т-30 фигурируют уже 30–31 августа, причем их было 11 штук. Таким образом, если учесть 11 Т-30 в августе, то выпуск Т-40 за этот месяц составит 79 машин (все без радиостанций). В результате, суммарное производство танков Т-40 за 1940–1941 год — 310 машин, из них не менее 25 без водоходного оборудования, но с нишами для гребного винта.



Опытный танк 010 (образец № 7/4 с торсионной подвеской). Вид слева. НИБТ полигон, июль 1939 года (АСКМ).


Опытный танк 010 (образец № 6/2 с подвеской по типу тягача «Комсомолец»), вид справа. НИБТ полигон, июль 1939 года (АСКМ).

Оглавление книги


Генерация: 0.265. Запросов К БД/Cache: 0 / 2