Глав: 14 | Статей: 14
Оглавление
Скандально известный Виктор Суворова объявил эти танки «лучшими и единственными в мире» — эдаким «ЧУДО-ОРУЖИЕМ» Сталина, самим фактом своего существования доказывающим агрессивность СССР и намерение завоевать всю Европу: «Советский Союз был единственной страной мира, которая в массовых количествах производила плавающие танки. В оборонительной войне танку никуда плавать не надо, поэтому, когда Гитлер начал операцию „Барбаросса“, советские плавающие танки пришлось бросить из-за непригодности в оборонительной войне, а их производство немедленно прекратить…». Новая книга ведущего историка бронетехники опровергает все эти мифы, восстанавливая подлинную картину боевого применения советских плавающих танков Т-37, Т-38 и Т-40. Выпускавшиеся крупными сериями — в общей сложности более 3500 шт., - они участвовали и в вооруженных конфликтах конца 1930-х гг., и в Великой Отечественной войне, хотя предназначались вовсе не для «вторжения в Европу», а для разведки, дозорной службы и боевого охранения; последний случай их успешного боевого применения зафиксирован в 1944 году. Трофейные танки-амфибии советского производства охотно использовали и противники Красной Армии — не только немцы, но и венгры, и румыны, а в финской армии они служили до начала 1960-х.
Максим Коломиецi

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ

Первые серийные плавающие танки стали поступать в армию в конце 1933 — начале 1934 года. Предполагалось, что они заменят в войсках танкетки Т-27, боевая ценность которых оказалась довольно низкой. Танки Т-37А направлялись в механизированные бригады, танковые батальоны стрелковых дивизий, кавалерийские и воздушно-десантные части.

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ В СОСТАВЕ АВТОБРОНЕТАНКОВЫХ ВОЙСК. В начале 1934 года в состав танковых батальонов Т-26 (БТ) штата № 010/319 механизированных бригад вводился взвод разведки — 3 радийных Т-37А. Одновременно стрелковые батальоны стрелковых бригад механизированных корпусов получили по взводу разведки в составе 3 радийных Т-37А. Кроме того, разведывательные роты механизированных и стрелковых бригад получили по 7 радийных Т-37А.

В состав 20-й отдельной легкой мотомеханизированной бригады Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА) было включено два танкетных батальона штата № 010/474, имевшие по 64 Т-37А.

В 1935 году, в связи с увеличением количества танков во взводе с трех до пяти, выросло и количество Т-37А в механизированных бригадах и стрелковых бригадах мехкорпусов.

Однако в ходе многочисленных учений и маневров выяснилось, что плавающие танки не могут успешно взаимодействовать с Т-26 и БТ — отстают на маршах, уступают им в проходимости, часто ломаются. Поэтому к сентябрю 1939 года плавающие танки были изъяты из штатов танковых бригад[6] и остались только в составе разведывательных рот стрелково-пулеметных бригад танковых корпусов.

30 ноября 1939 года, сразу после начала советско-финляндской войны, срочно началось формирование восьми отдельных танковых батальонов танков Т-37А и Т-38. Предполагалось закончить их формирование к 10 декабря 1939 года.

Пока точно не удалось установить, для чего создавались эти батальоны. Возможно, их хотели использовать для форсирования водных преград — как известно, рек и озер в Финляндии предостаточно. Ведь по первоначальному плану боевые действия против финнов должны были носить скоротечный характер и закончиться быстро. В декабре 1939 года сильные морозы с образованием толстого льда на реках и озерах наступили только в середине месяца, а до этого времени было вполне возможно использование Т-37А и Т-38 на плаву (такие случаи в начале войны имели место).



Танки Т-37А на плаву. Маневры 1935 года (АСКМ).

Так или иначе, но решение о формировании батальонов было выполнено в срок. Батальоны формировались не по утвержденному штату, а по так называемому «Штатному расчету (военного времени)», который в течение суток был доведен до штабов задействованных военных округов. Этот факт говорит о том, что планов формирования таких батальонов в мирное и военное время не было. Чуть позже штатный расчет получил наименование «Отдельный танковый батальон Т-37А и Т-38 штат № 010/994 (военного времени)». Танки на укомплектование всех батальонов поступали из состава танковых рот отдельных разведывательных батальонов стрелковых дивизий и со складов военных округов. 14-й отдельный танковый батальон, формируемый в Москве, создавался на базе трех военных округов — Московского (управление, одна танковая рота и тыл), Орловского и Приволжского (по одной танковой роте).

Отдельные танковые батальоны Т-37А и Т-38 по штатному расчету должны были иметь 183 человека, 54 Т-37А-Т-38, легковую машину, 9 грузовиков, 3 бензоцистерны или грузовых машины с бочками, походную зарядную станцию, автомастерскую типа «Б», 3 ремонтных летучки типа «А» или грузовика с набором инструмента, 2 кухни на прицепах и батальонный комплект запасных частей.

В марте 1940 года, по окончании войны, все батальоны возвратились в свои военные округа, где сразу же были расформированы.

Летом 1940 года в Красной Армии началось формирование механизированных корпусов. В их составе плавающие танки имелись только в разведывательных батальонах моторизованных дивизий. По штату разведывательного батальона № 5/74 и № 05/74 (мирного и военного времени соответственно) в его составе была танковая рота Т-38 (17 танков, из них 7 радийных). Танковые дивизии механизированных корпусов, по утвержденному штату, плавающих танков в своем составе не имели.

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ В КАВАЛЕРИИ. Впервые танки-амфибии были введены в штаты кавалерийских частей весной 1934 года. В 1934–1938 годах в кавалерии существовали следующие части с подразделениями плавающих танков:

— механизированные полки штата № 06/352 кавалерийских дивизий западных военных округов (40 БТ, 25 Т-37А), переведенные с 1935 года на штат № 6/515;

— механизированные полки штата № 06/352 кадровых и Колхозной кавалерийских дивизий ОКДВА (40 БТ, 20 Т-37А), переведенные в 1935–1936 годах на штат № 6/515;

— территориальные механизированные полки штата № 7/352 территориальных кавалерийских дивизий ПриВО и СКВО (40 БТ, 25 Т-37А), переведенные в 1935–1937 годах на штат № 6/515;

— отдельные механизированные дивизионы штата № 06/351 отдельных кавалерийских бригад (18 БТ, 14 Т-37А);

— моторизованные полки штатов №№ 6/532 и 7/532 соответственно кадровой и территориальной кавалерийской дивизии (50 БТ, 5 Т-38).

Следует отметить, что по кавалерийской традиции наименование «рота» заменялось на «эскадрон». Таким образом, полки и дивизионы имели в своем составе один-два эскадрона Т-37А или Т-38.

По новому штату кавалерийских дивизий, утвержденному наркомом обороны СССР 27 января 1938 года, плавающие танки из их состава были исключены, хотя в некоторых дивизиях плавающие танки имелись вплоть до 1941 года. Например, в 44-м танковом полку 3-й кавдивизии на 23 мая 1940 года имелось 57 танков БТ и 13 Т-37А/Т-38 (46).



Легкий танк Т-37А на маневрах Белорусского военного округа. Сентябрь 1935 года. На башне белая полоса для отличия «своих» машин от танков условного противника, на буксирных крюках закреплен буксирный трос (АСКМ).


Танк T-37A (с бронекорпусом производства Ижорского завода) форсирует реку по понтонному мосту. Маневры войск Белорусского военного округа, сентябрь 1936 года (АСКМ).


Легкий танк Т-38 форсирует реку по понтонному мосту. Учения Белорусского военного округа, сентябрь 1935 года (АСКМ).


Танк Т-37А (с бронекорпусом производства Ижорского завода) форсирует реку по понтонному мосту. Маневры войск Белорусского военного округа, сентябрь 1936 года (АСКМ).

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ В СТРЕЛКОВЫХ ВОЙСКАХ. Впервые в штат стрелковых войск плавающие танки были введены в середине 1934 года. И вплоть до начала Великой Отечественной войны большая часть плавающих танков находилась в составе стрелковых дивизий. В 1934–1940 годах в составе стрелковых войск существовали следующие подразделения с плавающими танками:

— отдельные танковые батальоны штатов № 04/222 (32 Т-26, 3 Т-37А), 04/223 (9 Т-26, 28 Т-37А), 04/218 (10 Т-26, 33 Т-37А), 4/424 (13 Т-26, 19 Т-37А), 5/424 (11 Т-26, 22 Т-37А) кадровых и территориальных[7] стрелковых дивизий;

— танкетные батальоны стрелковых полков штата № 04/496 (34 Т-37А) в «ударных»[8] стрелковых дивизиях;

— танкетные роты стрелковых полков штата № 5/431 (10 Т-37А) в территориальных стрелковых дивизиях литера «Б»[9];

— танковые роты отдельных разведывательных дивизионов стрелковых дивизий штаты № 4/423 и 5/423 (по 10 Т-37А в каждой);

— отдельные танкетные роты штата № 04/219 горнострелковых дивизий (10 Т-37А);

— танкетные роты штата № 5/455 отдельных территориальных стрелковых полков (10 Т-37А).

В апреле 1940 года на совещании, посвященном подведению итогов советско-финляндской войны, начальник Автобронетанкового управления Красной Армии Д. Павлов сказал, что в ходе боев «танковые батальоны стрелковых дивизий показали свою полную нежизненность», и предложил их ликвидировать. Это предложение было признано правильным, и в мае 1940 года постановлением Комитета Обороны СССР из штата стрелковых дивизий изымались танковые батальоны, которые поступали на доукомплектование танковых бригад. Таким образом, к лету 1940 года плавающие танки оставались только в составе отдельных разведывательных батальонов стрелковых дивизий.

13 июня 1940 года народный комиссар обороны СССР утвердил новые, последние перед Великой Отечественной войной, штаты стрелковых дивизий Красной Армии — типовой и сокращенной. По ним в составе типовой стрелковой дивизии штата № 4/100 в отдельном разведывательном батальоне дивизии штата № 4/100 имелась танковая рота Т-38 — 36 человек, 16 плавающих танков (из них 4 радийных).

В составе сокращенной стрелковой дивизии штата № 4/120 также предусматривался отдельный разведывательный батальон штата № 4/126 со взводом Т-38 (три танка, из них один радийный).

При случае отмобилизования оба типа дивизий переходили на штат военного времени № 04/400, утвержденный НКО СССР 5 апреля 1941 года. По этому штату в составе отдельного разведывательного батальона стрелковой дивизии военного времени (штат № 04/406) была танковая рота Т-38 (Т-40), состоявшая из командования и трех взводов по пять танков (всего 36 человек и 16 танков).

Кроме того, к этому времени в составе стрелковых войск Красной Армии было еще два типа стрелковых дивизий — так называемая «восточная»[10], содержавшаяся по временным штатам 1939 года, и трехтысячная[11].

В состав «восточных» стрелковых дивизий входил отдельный разведывательный батальон временного штата № 5/25, который имел танковую роту Т-38. Рота была практически идентична танковой роте батальона штата № 4/100, но в ее состав дополнительно был включен легковой автомобиль с шофером и 4 человека с ремонтной летучкой типа «А».

Трехтысячная дивизия также имела в своем составе отдельный разведывательный батальон штата № 5/56 сокращенного состава с танковой ротой Т-38 из трех машин.

К началу Великой Отечественной войны в составе Красной Армии осталось только два типа стрелковых дивизий — типовая и сокращенная, по штату имевшие в своем составе разведывательный батальон с ротой плавающих танков. Но, как следует из документов, бронетехника была далеко не в каждой роте. Там же, где плавающие танки имелись, их состояние в большинстве случаев было плачевным. Ведь к этому времени большинство Т-37А и Т-38 находились в эксплуатации уже несколько лет и были сильно изношены. Особенно это касалось танков Т-37А, моторесурс которых во многих случаях составлял не более 50 моточасов.

Кроме того, к началу войны плавающие танки были в составе 287-го отдельного танкового батальона 8-й отдельной стрелковой бригады Ленинградского военного округа. Эта бригада дислоцировалась на полуострове Ханко и по состоянию на 1 января 1941 года имела 12 Т-37А.



Танки Т-38 перед началом учений. Московский военный округ, лето 1936 года (ЦМВС).


Легкие танки Т-37А перед началом парада по случаю окончания Больших Киевских маневров. Сентябрь 1935 года. На переднем плане справа танк с бронекорпусом производства Подольского завода имени Орджоникидзе, слева с корпусом Ижорского завода (РГАКФД).

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ В СОСТАВЕ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК. В составе воздушно-десантных войск танки Т-37А появились в 1936 году, когда был введен штат № 15/690 авиадесантной бригады ВВС Красной Армии. Согласно этому штату в состав бригады вводился мотомеханизированный батальон 2-ротного состава — 189 человек, 6 45-мм пушек, 18 82-мм минометов, 16 танков Т-37А, 6 бронеавтомобилей Д-8, 32 автомашины и 6 мотоциклов.

Директивами НКО СССР от 4 ноября 1940 года все авиадесантные бригады переходили на новый штат № 04/15 воздушно-десантной бригады (мирного и военного времени), по которому в составе посадочно-десантной группы имелась рота танков Т-40 2-взводного состава (30 человек, 11 танков Т-40).

Последующими директивами НКО СССР от 26 апреля 1941 года большинство воздушно-десантных бригад сводилось в пять воздушно-десантных корпусов, в составе которых были сформированы отдельные танковые батальоны штата № 04/121 (мирного и военного времени). Батальон состоял из трех рот и должен был иметь 162 человека, 50 танков Т-38 (Т-40), 8 автомашин. Танки поступали из состава разведывательных батальонов одиннадцати стрелковых дивизий, которые переформировывались в воздушно-десантные и противотанковые артиллерийские бригады. Но так как все эти дивизии были сформированы весной 1941 года и танков практически не имели, то недостающую матчасть корпуса должны были получить со складов военных округов. К началу Великой Отечественной войны танковые батальоны воздушно-десантных корпусов были полностью укомплектованы личным составом, но имели большой некомплект боевых машин.

В боях лета 1941 года почти все плавающие танки, имевшиеся в составе воздушно-десантных частей, были потеряны.











Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.334. Запросов К БД/Cache: 0 / 0