Глав: 14 | Статей: 14
Оглавление
Скандально известный Виктор Суворова объявил эти танки «лучшими и единственными в мире» — эдаким «ЧУДО-ОРУЖИЕМ» Сталина, самим фактом своего существования доказывающим агрессивность СССР и намерение завоевать всю Европу: «Советский Союз был единственной страной мира, которая в массовых количествах производила плавающие танки. В оборонительной войне танку никуда плавать не надо, поэтому, когда Гитлер начал операцию „Барбаросса“, советские плавающие танки пришлось бросить из-за непригодности в оборонительной войне, а их производство немедленно прекратить…». Новая книга ведущего историка бронетехники опровергает все эти мифы, восстанавливая подлинную картину боевого применения советских плавающих танков Т-37, Т-38 и Т-40. Выпускавшиеся крупными сериями — в общей сложности более 3500 шт., - они участвовали и в вооруженных конфликтах конца 1930-х гг., и в Великой Отечественной войне, хотя предназначались вовсе не для «вторжения в Европу», а для разведки, дозорной службы и боевого охранения; последний случай их успешного боевого применения зафиксирован в 1944 году. Трофейные танки-амфибии советского производства охотно использовали и противники Красной Армии — не только немцы, но и венгры, и румыны, а в финской армии они служили до начала 1960-х.
Максим Коломиецi

КОЛЕСНО-ГУСЕНИЧНЫЕ ТАНКИ Т-43

КОЛЕСНО-ГУСЕНИЧНЫЕ ТАНКИ Т-43

Согласно «Системе танко-тракторного и автоброневооружения на вторую пятилетку», принятой в 1933 году, вместо плавающих танков Т-37 Красная Армия должна была получить новый колесно-гусеничный плавающий танк, получивший обозначение Т-43. Разработку новой боевой машины поручили заводам треста специального машиностроения № 37 и Опытного машиностроения имени Кирова. Тактико-технические требования к новому танку были разработаны Управлением механизации и моторизации Красной Армии.

Работы по Т-43 были поставлены таким образом, чтобы у конструкторов была прямая материальная заинтересованность в проектировании. Один из членов правления треста специального машиностроения Павлов писал в своем письме руководству УММ РККА:

«Спецмаштрест объявил конкурс на лучшую машину Т-43. Машина, которая будет принята на вооружение, премируется 20 000 рублями управляющим трестом тов. Нейманом.

Машина Т-43 Опытного завода будет в дальнейшем называться Т-43-1, а машина завода № 37 — Т-43-2. Обозначение просто Т-43 будет присвоено машине, принятой на вооружение. Установка мотора Форд V8 предусмотрена на обоих танках» (12).

Оба проекта предполагалось предъявить заказчику в мае 1934 года, но из-за ряда трудностей, возникших при проектировании, к этому времени оба завода закончили лишь предварительные работы.

Над проектом Т-43-1 Опытного завода трудились инженеры-конструкторы Зигель, Симский и Максаков под руководством начальника конструкторского отдела С. Гинзбурга. Учитывая достаточно высокий уровень подготовки конструкторов Опытного завода, где на тот момент работали наиболее сильные и грамотные инженеры-танкостроители, проект Т-43-1 был разработан в двух вариантах и имел ряд оригинальных решений. На основе этого конструкторы спроектировали окончательный вариант Т-43-1, предъявленный для рассмотрения.



Прыжок на танке Т-37А с берега в воду. НИБТ полигон, 1935 год (АСКМ).

Машина Опытного завода представляла собой легкий танк массой 3,6 т. Вооружение — 7,62-мм пулемет ДТ — размещалось во вращающейся башне (предлагался второй вариант вооружения — 45-мм пушка в броневой рубке). Танк оснащался двигателем ГАЗ-АА мощностью 40 л.с., который вместе с коробкой перемены передач того же ГАЗ-АА был установлен поперек корпуса. Над двигателем был установлен стандартный радиатор ГАЗ, закрепленный на крыше корпуса. Между крышей и радиатором располагался вентилятор, имеющий ременный привод от носка двигателя. Воздух засасывался через жалюзи слева сзади башни и выбрасывался через симметрично расположенные жалюзи справа сзади башни. Трансмиссия танка состояла из коробки перемены передач, двойного дифференциала и бортовой передачи колесного хода.

Ходовая часть Т-43-1 состояла из трех опорных катков большого диаметра, ведущего и направляющего колес (на борт). При движении на колесах ведущими являлась задняя пара катков. Привод на колеса осуществлялся при помощи бортовой цилиндрической передачи с четырьмя шестернями и раздельным включением ведущих осей. Колеса соединялись с ведущими осями при помощи карданных валов. Подвеска задних ведущих катков колесного хода была кривошипно-пружинная, по типу подвески фирмы «Крупп». При движении на колесах управление осуществлялось передней парой катков при помощи обычной газовской «баранки».

На Т-43-1 достаточно оригинально был решен вопрос движения на плаву. Конструкторы решили отказаться от гребных винтов и рулей, хотя в одном из первоначальных проектов предусматривалась их установка. Вместо винтов использовались ведущие колеса, которые имели по шесть поперечных лопастей. При движении на плаву «вода засасывалась ведущим колесом сбоку по ходу танка, с силой отбрасывалась на направляющий аппарат, заворачивающий поток на угол 90 градусов, создавая, таким образом, реакцию струи воды, направленную по ходу движения танка» (13). Управление танком на плаву осуществлялось при помощи двойного дифференциала, уменьшая или увеличивая число оборотов ведущих колес.

Корпус и башня танка изготавливались из брони толщиной 4-10 мм при помощи клепки, причем в их конструкции использовались штампованные детали.

Проект танка Т-43-2 конструкторского бюро завода № 37 был разработан инженерами Сазоновым, Шитиковым, Брусенцовым, Ордановичем, Козыревым, Зориным и другими под руководством начальника КБ-Т завода Н. Астрова.



Танк Т-37А на подвеске под бомбардировщиком ТБ-3 перед сбрасыванием на воду. Район Москвы, 1936 год. Под танком закреплен специальный лист для предохранения днища при ударе о воду (АСКМ).


Танк Т-37А на подвеске под бомбардировщиком ТБ-3 перед сбрасыванием на воду, вид справа. 1936 год (АСКМ).

Т-43-2 во многом был похож на Т-43-1, но у него были свои особенности. Танк завода № 37 при массе 3,7 т имел корпус и башню, которые предполагалось сваривать из броне-листов толщиной 4-10 мм[4]. Для уменьшения лобового сопротивления на плаву борта корпуса были установлены с наклоном внутрь.

7,62-мм пулемет ДТ был установлен в башне, еще один такой же пулемет мог быть смонтирован на зенитной турели. Т-43-2 оснащался двигателем ГАЗ-АА с газовской коробкой перемены передач и радиатором.

Охлаждение двигателя осуществлялось нагнетающим вентилятором, трансмиссия состояла из коробки перемены передач, двойного дифференциала и бортовой передачи колесного хода.

Ходовая часть (применительно к одному борту) состояла из трех опорных катков, ленивца, звездочки и одного поддерживающего катка. На колесном ходу ведущей являлась задняя пара катков, привод на которые осуществлялся при помощи карданных валов. Движение на плаву осуществлялось при помощи гребного винта, имевшего цепной привод от двигателя.

2-3 августа 1934 года на специальном заседании технического совещания треста специального машиностроения прошло обсуждение проектов танков Т-43-1 и Т-43-2. На нем присутствовали представители Спецмаштреста, Управления механизации и моторизации РККА, а также инженеры-конструкторы заводов № 37 и Опытного имени Кирова. Любопытно, что к этому времени был подписан соответствующий приказ по Спецмаштресту, по которому оба танка принимались к производству. Тем не менее, в ходе обсуждения проектов представители конструкторских бюро всячески пытались доказать, что их машина лучше. Видимо, не последнюю роль в этом сыграла обещанная правлением треста денежная премия. Небезынтересно привести некоторые выдержки из «Протокола техсовещания Спецмаштреста по рассмотрению проектов колесно-гусеничного плавающего танка Т-43»:

«Павловский, начальник 3-го управления УММ РККА. Сравнивая проекты завода № 37 и ОКМО (речь идет об опытно-конструкторском отделе Опытного завода имени Кирова. — Прим. автора), следует отметить сложность обоих вариантов. В этом отношении вариант завода № 37 имеет тот недостаток, что количество шестерен в нем больше, чем в проекте ОКМО.

Общая оценка проекта завода № 37 должна быть такова: проект разработан тщательно и после внесения в него некоторых поправок, отмеченных при обсуждении, опытный экземпляр можно запустить в серийное производство.

Симский, инженер Опытного завода имени Кирова. Оба проекта не решают вопрос о создании легкой, массовой и простой в производстве машины, оба очень сложны. Проект завода № 37 еще сложнее, чем проект ОКМО, как по обилию деталей, так и конструктивно. Необходимо отметить, что вес танков в 3,6 т, при мощности двигателя 40 л.с., велик.

Астров, начальник КБ-Т завода № 37. Сочетание трех свойств — колесный ход, гусеничный ход и плавание — не может не привести к сложности и дороговизне танка. Более простая и удачная машина может быть получена при сочетании только двух свойств: колесно-гусеничная, но не плавающая или плавающая, но чисто гусеничная.

Указание на большее количество шестерен в проекте Т-43-2 не соответствует действительности — по проекту завода № 37 рабочих шестерен 25, а в проекте ОКМО — 47.

Маркин, представитель Спецмаштреста. Пустить обе машины в производство и выбрать лучшую. Что касается вопроса о предпочтении сварных или клепаных кузовов, то надо сказать, что опыт со сварными корпусами благоприятных результатов не дал.

Сложность обоих вариантов, которую тут отметили, вполне естественна. Машина, которая имеет колесный и гусеничный ход и в то же время плав, не может быть простой» (14).

Оба танка были изготовлены к марту — апрелю 1935 года и почти одновременно вышли на заводские испытания. Однако их результаты оказались неутешительны для обеих машин. Выявилось множество недоработок в конструкции, танки часто ломались, а кроме того, оказались очень дорогими и сложными в производстве.

Помимо этого, у Т-43-1 обнаружились проблемы при движении на плаву. Дело в том, что для движения на воде со скоростью порядка 4–5 км/ч требовалось «снять» с двигателя около 400 об/мин. Такая частота вращения соответствовала движению на гусеницах с довольно значительной скоростью — около 35 км/ч. Поэтому при движении у берега и на мелководье гусеницы танка (а при движении на плаву они вращались) цепляли за сваи, камни и т. п., соскакивали и рвались. Кроме того, движение задним ходом на воде было практически невозможно — при частоте вращения двигателя на задней передаче 60 об/мин скорость заднего хода была около 0,5 км/ч.

После всесторонних испытаний танков Т-43 стало ясно, что эти машины не годятся для принятия на вооружение. Поэтому в конце 1935 года работы по танкам Т-43 были прекращены.





Кадры сброса танка Т-37А на воду. Район Москвы, Медвежьи озера, 1936 год (АСКМ).

Оглавление книги


Генерация: 0.169. Запросов К БД/Cache: 3 / 1