Глав: 29 | Статей: 29
Оглавление
В истории развития науки и техники бывают периоды, когда какое-либо новшество делает коренной переворот и все, создававшееся до этого в течение десятилетий, устаревает, открывая дорогу новому. В судостроении к таким новшествам следует отнести появление на кораблях сначала паруса, а потом и артиллерии. Переворот, тесно связанный с развитием техники и металлургии, произвела появившаяся на судах в начале девятнадцатого века паровая машина, а спустя полстолетия защита кораблей от вражеской артиллерии броней.

17. В Средиземном море

17. В Средиземном море

Получив 27 февраля 1882 года приказ управляющего Морским министерством о следовании в Средиземное морс, "Петр Великий" навсегда покинул берега Англии. Прибыв в первейшую морскую державу шесть месяцев назад с экипажем из 506 человек, корабль покидал эту страну, оставляя там 11 моряков. За это время скончались три матроса, четверо сбежало, что было явлением, довольно распространенным в те времена на флотах всего мира. Перед самым отходом в госпитале Гринока пришлось оставить трех человек, заболевших воспалением легких, и матроса 1 статьи И. Борцова, которому тяжело повредило ногу упавшей от вооружения на место гротстеньгой.

За месяц стоянки на Гринокском рейде машинная команда полностью овладела навыками в управлении машинами и без труда быстро развивала ход в 14 уз, обеспечивая его в течение нескольких часов.

Выйдя из Ирландского канала, броненосец сразу же попал на волнение, качка достигала размахов до 14° на борт. Нос легко всходил на волну, почти не беря на палубу воды. Правда, другая обстановка была на палубе за бруствером, по которой постоянно гуляли водяные потоки. Но мощно вращавшиеся винты, вздымая за кормой огромные пенистые буруны, оставлявшие широкий кильватерный след, приближали корабль к Шербуру – океанским воротам Франции. Нелегко оказалось удерживать корабль на курсе, даже несмотря на легкость и быстроту перекладки руля.

Переход окончательно показал качество изготовленных Эльдером механизмов. Во время перехода ни одна из трущихся частей не нагревалась. При давлении в котлах 4,2 атм. сказывалась хорошая работа всех восьми вентиляторов, которые выходили раструбами на грибовидный мостик, даже при естественной тяге, температура в машинном и котельном отделениях не превышала 32°.

Через двое суток плавания показался Шербур. Запланированная двухнедельная стоянка совпала с предстоящим торжеством по случаю годовщины восшествия на престол императора Александра III.

2 марта, в день празднования, броненосец украсили флагами расцвечивания. Приняли участие в торжестве крепость Шербура, давшая совместно с "Петром Великим" салют из 21 залпа, и находившиеся на рейде два французских военных корабля: пароход "Колигни" и транспорт "Биен-хоа".

5 марта из Петербурга пришел приказ генерал-адмирала о следовании в Пи- рей для вступления под командование контр-адмирала О. К. Кремера, под началом которого находились все наши корабли в Средиземном море. В указании, данном командиру броненосца капитану 1 ранга В. Г. Басаргину, говорилось, чтобы в плавании "они как следует испытали свое судно и заходили в порты по своему выбору". Помимо проверки мореходных качеств следовало испытать стрельбой как гидравлические приспособления орудийных станков, так и вновь установленные минные аппараты.

Во время двух недель стоянки полностью окрасили корабль, приведя его перед запланированными многочисленными визитами в Средиземноморские порты в весьма элегантный вид. Черный корпус, белоснежные башни, грибовидная надстройка, вентиляторы, рубки на кормовом срезе, шлюпки, катера, мачты со стеньгами и реями тикового цвета, почти отполированное деревянное покрытие палубы – все это вместе с зеркально надраенными латунными дельными вещами придавало грозному исполину с убранными внутрь башен двенадцатидюймовыми орудиями вид, изысканностью которого могли щеголять лишь императорские яхты. Особый лоск кораблю придавали трапы и светлые машинные люки, сделанные из ценных пород дерева.

20 марта "Петр Великий" вышел из Шербура. Бискайский залив традиционно встретил штормовой погодой. Свежий восьмибалльный ветер к вечеру следующего дня усилился настолько, что пришлось уменьшить ход. Корабль от встречного волнения так зарывался носом, что водяные потоки не сходили с палубы бака. Преобладавшая килевая качка доходила до девяти размахов в минуту, а бортовая – до 13°. Вечером 21 марта пришлось зайти на рейд Бреста и простоять там, пока не утих ветер. К утру 23 марта ветер успокоился, оставив сильное волнение. "Петр Великий" продолжил плавание в негостеприимных водах Бискайского залива.

На следующий день в полдень, пройдя мыс Финистерре, корабль взял курс на зюйд. Через сутки плавания случалась первая поломка. От интенсивной работы на волнении перетерся штуртрос. Сразу же управление рулем перевели в румпельное отделение. Назначенный для этого механик по звонкам и командам по переговорным трубам непосредственно у паровой машинки осуществлял управление рулем. Как ни парадоксально, но более надежным оказался ременный штуртрос, бывший на броненосце до Англии.

Спустя полтора часа боцманская команда сплеснила стальной штуртрос и корабль вновь получил управление из рубки.

Гибралтарский пролив прошли 26 марта. Впереди показались отвесные берега Африки, ярко освещенные и сильно отличавшиеся от европейских, окутанных туманом и мглой. Серые очертания укрепленной крепости Гибралтара, постепенно исчезая, стали едва видны. От большой разницы освещения здания и укрепления на африканском побережье, в отличие от строений на испанском берегу, казались белоснежными.

До самого прибытия в Алжир корабль подвергался сильной килевой качке, следуя при этом постоянно со скоростью 13 уз. 28 марта "Петр Великий" бросил якорь на Алжирском рейде. Этот 1500- мильный семидневный переход привел в восторг моряков, разбив при этом преувеличенные доводы скептиков о недостатках броненосца. "Качка хотя и была порядочная, но была такая плавная и ровная, что не производила никаких неприятных ощущений даже на новичков. Все любовались чудной картиной океана, высокими скалистыми берегами Испании и стадами морских касаток, игравших у самого борта. Одним словом, по общему отзыву капитана и всех офицеров, корабль "Петр Великий" обладает всеми качествами настоящего морского судна", – писал позже на страницах "Кронштадтского вестника" один из участников плавания.

Интересно отметить, что в те годы, уже во времена торжества паровой машины, традиционно высказывалась тревога по поводу отсутствия парусов даже у такого корабля, каковым являлся "Петр Великий". "Но скажет всякий, что без парусов "Петр Великий" далек от совершенства и способность корабля передвигаться только исключительно силою пара, без возможности приспособить его к передвижению силою ветра, ставит корабль этот в разряд судов, неспособных к океанскому переходу", – писалось далее в "Вестнике". Но автор сразу же успокаивал скептиков: "В кругосветное плавание "Петр Великий" не назначат, а что задачи вроде перехода в Средиземное море он исполнить может с успехом, не подвергаясь никаким авариям, доказывает наш настоящий переход".

Загрузившись углем в Алжире, корабль 7 апреля продолжил плавание в Пи- рей для соединения с отрядом контр-адмирала О. К. Кремера. Отряд кораблей, как тогда его называли "в греческих водах", был сформирован для политического присутствия России в Средиземном море. Базировались корабли, как правило, в портах Греции, предоставленных правящей династией Эллинов, где королевой тогда была дочь великого князя Константина Николаевича Ольга. Состав отряда был непостоянным и включал в себя корабли как Балтийского, так и Черноморского флота.

Прибыв в Пирей 11 апреля, "Петр Великий" стал флагманом. Здесь была самая продолжительная стоянка. 1 мая в командование отрядом вступил контр-адмирал П. А. Чебышев, назначенный на эту должность еще 5 апреля. Сразу же по прибытии он поднял свой флаг на "Петре Великом". В Пирее находились клипер "Забияка", крейсер "Азия" и шхуна "Туабсе". 6 мая, в день рождения цесаревича, будущего императора России, корабли отряда украсили флагами расцвечивания. Участвовали в празднике и находившиеся в Пирее французские корабли: фрегат "Флора", авизо "Жирондо" и "Буве" и греческие: фрегат "Эллас", броненосец "Георг" и канонерская лодка "Псара". Прибыл в Пирей и находившийся в Греции великий князь Константин Николаевич.

Через неделю контр-адмирал П. А. Чебышев произвел строевой смотр обеим ротам корабля (в первую роту входила верхняя команда, во вторую – нижняя: машинисты и кочегары), найдя их "в полной примерной исправности как в строевой, так и в хозяйственных частях".

20 мая "Петр Великий" посетили король и королева Эллинов со своей многочисленной свитой. В кают-компании по традиции состоялся обед. Под вечер, после отъезда на берег королевской четы, был устроен фейерверк. На следующий день ответный визит совершили свободные от вахты офицеры. 22 мая из мастерских порта на броненосец доставили два торпедных аппарата, оставленных незадолго до этого фрегатом "Генерал-Адмирал". В этот же день из Пирейской бухты перешли во Флоренскую, определив по створам девиацию компасов и циркуляцию, которая при положении руля на борт совершалась в течение 4,5 минут и составляла в диаметре 3,5 каб. Затем из установленных в Глазго двух новейших скорострельных пушек Гочкиса произвели стрельбу. Эти орудия установили специально для борьбы с миноносцами – новым типом боевых кораблей, носителями самодвижущихся мин Уайтхеда (торпед). 27 мая из Флоренской бухты корабль ушел в Корфу.

Не доходя до крепости Корфу 60 миль, подняв за 15 минут давление в котлах до 4,9 атм., что по спецификации являлось предельным, корабль легко развил скорость 14,5 уз. После трехдневной стоянки в Корфу следующим портом посещения стал Неаполь. Утром 3 июня "Петр Великий" стал на Неапольском рейде. Отсалютовав крепости и старшему на рейде, П. А. Чебышев сразу же нанес визит командиру порта вице-адмиралу Актону, от которого получил разрешение Морского министра Италии на осмотр Неапольского порта, города Специи и верфей со всеми строящимися на них кораблями. Тогда в Специи для итальянского флота строился броненосец "Италия", спущенный на воду в 1880 году. В составе флота уже находились почти однотипные: спущенный на воду в 1876 году головной корабль "Дуилио" и "Дандоло" (спущен в 1878 году). Затем построили броненосцы "Италия" и "Лепанто". Все эти корабли в течение некоторого времени являлись самыми большими боевыми кораблями мира, а 450- и 431-мм орудия делали их сильнейшими в мире в одном ряду с "Петром Великим" и "Devastation".*

В течение двенадцатидневной стоянки в Неаполе происходили в основном взаимные визиты. Офицерам корабля за это время удалось основательно ознакомиться с организацией службы в итальянском флоте и судостроением.

Пользуясь услугами порта, на стоянке полностью сменили котельную воду. В Специи при идеальной погоде и прозрачности воды, достигавшей сорокаметровой глубины, два водолаза осмотрели подводную часть броненосца. Оказалось, что при переходе из Глазго корабль потерял фальшкиль и правый боковой киль. В течение трех дней исправляли повреждения.



"Петр Великий" в Неаполе

Выйдя поздно вечером 20 июня, совершили 54-мильный переход в Геную, прибыв туда утром на следующий день. Предыдущие визиты и многочисленные посещения корабля местным населением не способствовали обеспечению боевой подготовки, поэтому стоянку в Генуе посвятили учебе. Офицеры занимались теоретической и практической подготовкой, команда – тренировками по обеспечению стрельб, шлюпочными учениями, подведению пластыря и борьбе с пожарами.

Через неделю стоянки корабль посетил еще один именитый гость. Им являлся принц Александр Петрович Ольденбургский.

В ночь на 28 июня погода резко изменилась. Задул сильный зюй-двест, необычный для этого времени года. Контр-адмирал П. А. Чебышев считал, что такая погода – редкий случай для еще одного штормового испытания, и броненосец ушел в направлении Тулона. Постепенно развив скорость до 10 уз и взяв курс на два румба правее направления волн, начали штормовать. "Волнение раскатывалось по палубе почти до трубы, а несколько моментов было таких, при которых вода попадала на верхний мостик. Корабль делал от 8 до 9 килевых размахов в минуту, но при дифференте в три фута хорошо всходил на волну… Когда поставили корабль совсем поперек зыби и ветра, то вода вкатывалась иногда через весь борт, но при боковых размахах от 14 до 15 градусов быстро скатывалась с палубы. При обоих случаях действовать артиллерией очень хорошо. Ход доходил до 11 уз при 75 оборотах и 60 фунтах пару. К четырем часам сила ветра дошла до 10 баллов по системе Бофорта и высота волны увеличивалась до 12-ти футов, почему, уменьшая ход, дошли до пяти узлов. Чтобы судить о силе ветра, достаточно сказать, что большая часть встречных парусных судов на фордевинд шла под одними марселями, а некоторые только под одними нижними", – писал позже о переходе П. А. Чебышев.

Подойдя в бушующем море к Гиер- ским островам, произвели еще один эксперимент. Остановив одну машину, пробовали выдержать прямой курс. Оказалось достаточным сделать три оборота штурвала в сторону работающего винта, чтобы корабль надежно держался на румбе. Утром 29 июня, пройдя 170-мильное расстояние, "Петр Великий" прибыл в Тулон. Простояв в Тулоне до 8 июля, броненосец посетил затем Геную и Неаполь, где 19 июля бросил якорь.

В Неаполе на корабль пришел приказ генерал-адмирала, датированный еще 30 июня, в котором говорилось о том, что "Петр Великий" должен поспешить в Россию. Последним переходом в июле оказался переход в Кадис на соединение с отрядом русских кораблей. На переходе до Кадиса опять лопнул штуртрос. Пришлось вновь перейти на управление рулем из румпельного отделения. Через час повреждение устранили. Штуртрос полностью заменили на новый. Переход показал, что корабль при ударе волн в борт постоянно уклонялся в сторону их движения. Так при ветре от 6 до 8 баллов приходилось держать руль до 15° на борт или же давать на 10 оборотов больше машине с подветренного борта.

В Неаполе с целью эксперимента во все котлы, имевшие к тому времени высокую "соленость" воды, добавили по 10 галлонов жидкости Гленфильда, которая использовалась специально для аварийной работы. По прибытии 30 июля в Кадис контр-адмирал П. А. Чебышев, руководитель испытаний броненосца в течение этого времени, перенес свой флаг на крейсер "Азия". "Петр Великий" стал готовиться к переходу в Кронштадт.

Вскрыв в Кадисе горловины котлов, механики обнаружили, что все трубки имели осадок соли, которая без труда отделялась от поверхности топок и дымогарных трубок. Скопившаяся в воде грязь осела на дно котлов. При работе котлов с жидкостью Гленфильда вскипаний воды не было – холодильники оказались совершенно чистыми. В целом эффект превзошел ожидания.

Во время стоянки в Кадисе на корабль вновь прибыли именитые гости. Посетили "Петр Великий" приехавший из Севильи губернатор генерал-капитан Андалузи, военный губернатор и капитан порта Кадис, а также французский и американский консулы. По правилам этикета каждому посетителю отдавались почести с участием караула, а традиционные ужины с корабельными офицерами производили на гостей неизгладимые впечатления.

Перед самым отходом на броненосец для плавания в Кронштадт прибыл известный русский путешественник, исследователь островов Полинезии Н. Н. Миклухо-Маклай, бывший в Кадисе на лечении.

Утром 4 августа "Петр Великий" оставил Кадисский рейд. Плавание до мыса Сент-Винсент проходило спокойно. Обогнув мыс, известный произошедшими здесь тремя сражениями между английской и испанской эскадрами, в которых первейшая морская держава одержала победу, корабль шел на крутую встречную волну*. Пришлось уменьшить ход до 8 узлов. На следующий день в 50 милях от Лиссабона ветер и волнение усилились настолько, что даже при минимальной скорости "Петр Великий" получал такие сильные удары, от которых корпус дрожал и брал на палубу встречные волны. Барометр и все усиливающийся ветер не предвещали улучшения погоды. В полдень подошли к одному из маяков, с трудом взяв на борт лоцмана. Прибыв на рейд Лиссабона к вечеру, броненосец стал на якорь своеобразным способом, называемым фертоингом, который обеспечивал наибольшую безопасность на стесненных от кораблей стоянках.

8 августа при едва стихнувшем ветре продолжили плавание. К вечеру следующего дня на параллели мыса Финистерре корабль попал в настолько густой туман, что пришлось до минимума уменьшить ход. 10 августа барометр начал быстро падать, а ветер с северо-востока достиг такой силы, что корабль на волнении качало от 20 до 26° на борт. Утром следующего дня волны смыли часть коечных сеток с мостика, кормовой компас и обломали один из кормовых минных шестов. Но больше всего осложняла плавание паровая труба от котлов, на которой появилась выпучина, ежеминутно грозившая разрывом.



"Thanderer" во время шторма в Средиземном море.


Броненосец "Duilio", положивший начало строительству серии кораблей с эшелонированным расположением башен и броней, защищающей незначительную часть борта.

Выписка изъ вахтеннаго журнала корабля „Петръ Великій"




"Петр Великий" на Кронштадтском рейде после дальнего плавания.

В полдень, проведя обсервацию, выяснили, что "Петр Великий" находится в 30 милях севернее острова Oskant. Обстоятельства вновь, как и перед походом в Средиземное море, вынудили броненосец зайти в Брест, где на рейде вечером 11 августа бросили якорь. Лишь спустя три дня погода несколько улучшилась. Утром 15 августа "Петр Великий" стал в у одного из мертвых якорей Шербурского рейда.

Сразу же, как только появилась возможность сообщения с берегом, поврежденную трубу демонтировали и отправили в котельные мастерские Шербурского адмиралтейства, где ее быстро запаяли, усилив шов заплаткой.

За девятидневную стоянку полностью загрузились углем. Все эти дни стояла промозглая, дождливая погода. 24 августа "Петр Великий" взял курс на Кронштадт. Семидневное плавание прошло спокойно. За это время корабль, следуя с 10-уз скоростью, покрыл расстояние в 1682 мили.

Уйдя в плавание 19 мая 1881 года, "Петр Великий" бросил якорь на Большом Кронштадтском рейде 31 августа 1882 года. Плаванг е длилось 470 дней, за которые корабль прошел 11 058 миль. Впереди у броненосца была служба в составе Балтийского флота.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.184. Запросов К БД/Cache: 2 / 0