Главная / Библиотека / Броненосец " ПЕТР ВЕЛИКИЙ" /
/ В составе флота 18. Снова на Балтике

Глав: 29 | Статей: 29
Оглавление
В истории развития науки и техники бывают периоды, когда какое-либо новшество делает коренной переворот и все, создававшееся до этого в течение десятилетий, устаревает, открывая дорогу новому. В судостроении к таким новшествам следует отнести появление на кораблях сначала паруса, а потом и артиллерии. Переворот, тесно связанный с развитием техники и металлургии, произвела появившаяся на судах в начале девятнадцатого века паровая машина, а спустя полстолетия защита кораблей от вражеской артиллерии броней.

В составе флота 18. Снова на Балтике

В составе флота

18. Снова на Балтике

С приходом "Петра Великого" в Кронштадт великий князь Николай Николаевич приказал создать комиссию из восьми человек под председательством старшего флагмана Балтийского флота вице-адмирала Брюмера. В комиссию вошли генерал-лейтенант Ф. В. Пестич и генерал А. И. Соколов, отдавшие строительству и испытанию броненосца много сил и времени.

Утром 7 сентября комиссия отправилась на рейсовом пароходике "Фонтанка" в Кронштадт. В это время в Кронштадте по приглашению министра иностранных дел находился японский принц Арисугава Но-Мия, который, внимательно осмотрев крепостные сооружения, решил посетить и "Петр Великий". Сейчас можно лишь предполагать, о чем думал наследник престола экзотичной восточной страны, известной своими жестокими самурайскими традициями, глядя на жерла многотонных орудий, видневшихся из амбразур орудийных башен. Для осуществления будущих планов, в которых уже тогда просматривались притязания дальневосточного хищника, требовался флот, а в его составе и корабли подобной мощи. Но в 1882 году флот Японии еще был слабым и имел в своем составе только броненосец "Фусо" в 3700 т, который за пять лет до этого построили в Англии, два небольших броненосца береговой обороны "Адзума" и "Рюдзе" и несколько учебных корветов. Несомненно, знакомство принца с Кронштадтом явилось одним из первых шагов на том пути, который через 20 лет привел Японию к войне с Россией.

Стоящий под парами броненосец принц со свитой осматривал до вечера. Поэтому запланированный выход на мерную милю отложили. Прибывшая вечером комиссия сразу же осмотрела помещения корабля.

На следующее утро "Петр Великий" отправился на мерную милю, а затем в район Биорке-Зунда. После обеда комиссии предоставили возможность убедиться в слаженности действий команды пО тревогам и умелой работе абордажных партий.

Утром 9 сентября, снявшись с якоря, начали подготовку к стрельбам. Для этого в дрейфе уже находились два щита: один для 305-мм, другой, пирамидальный, для малокалиберных орудий.

Сначала в течение часа стреляли из орудий Гочкиса и Энгстрема. Идя полным ходом на щит, с расстояния 6 каб. (1100 м) открыли по нему беглую стрельбу. Затем, повернув, продолжили стрельбу бортом. Как отмечалось потом в отчете: "…стрельба производилась скоро, и комендоры обнаружили достаточное умение". Составной частью умелой стрельбы являлась и скорострельность, которая для пушек Гочкиса достигла 20, а для Энгстрема – 3 выстрелов в минуту. Всего из 357 снарядов, выпущенных орудиями в щит, имитировавший миноносец, попало 52, что составило 14 % и являлось отличным результатом.

К 9 часам утра стрельбу окончили. Следующим этапом проверки являлась стрельба из орудий главного калибра. Если при стрельбе из малокалиберных орудий мостик и палубы заполнялись людьми, а сами выстрелы и всплески у щита были эффектным зрелищем, то при обеспечении стрельб 305-мм орудий на корабле практически не оставалось ни одного свободного матроса. Слишком много требовалось людей для доставки снарядов и зарядов. В 9 часов утра сигнал барабана и горна оповестил экипаж об учебной тревоге и начале приготовлений к стрельбе. Сразу же во всех помещениях произошло оживление. У каждого орудия заняли свои места по 12 комендоров, вооружившись банниками, прибойниками, надев подсумки с трубками воспламенительных зарядов, подготавливали ящики и жестяные банки с маслом, ключи для переключения вентилей станков. В обеих крюйт-камерах для подъема и доставки на жилую палубу медных кокоров с зарядами заняли свои места по 26 человек.



В составе броненосной эскадры.

Многие матросы были задействованы для доставки снарядов и зарядов к башням, которые они перемещали их по жилой палубе. Жилая палуба при этом напоминала оживленный людской муравейник, где в грохоте тележек и талей отрывисто звучали команды руководивших унтер-офицеров.

В башнях тем временем сначала открывали ставни амбразур, после чего по команде командира башни "к борту" придвигали орудия на станках, выводя дульные срезы наружу. Одновременно комендоры, отвечавшие за работу компрессоров отката, следя за манометром, доводили давление до уровня, необходимого для поглощения энергии от выстрела. По команде "снаряд" лежавший в желобе снаряд подводили, умело работая талями, к совку у казенной части орудия. Затем снаряд перетаскивался на смазанный маслом совок, проталкивался вручную, дружными усилиями в канал орудия и подбивался окончательно на место в каморе прибойником (правильное нахождение снаряда в каморе определялось по марке, нанесенной на рукоятке прибойника). По команде "картуз" два матроса поднимали на совок картуз, а два других проталкивали его далее прибойником. Раздается команда "замок", и клиновый затвор надежно замуровывает канал с тыльной его части. Звучит команда "трубка", и первые комендоры при каждом орудии доставали из подсумка трубку (воспламенительное устройство) и вставляли ее в запал (трубка воспламеняла запал, а запал, в свою очередь, заряд). Так при слаженной работе расчета орудие готовилось к выстрелу.

Параллельно с этим на мостике угломером системы Врангеля путем совмещения двойного изображения щита (на зеркале и призме) измеряли угол зрения на цель (в бою, естественно, совмещали изображения вражеского корабля). Измеренный угол и известная длина цели являлись исходными величинами для определения артиллерийским офицером по таблице дистанции, переводившейся уже в прицел (вертикальный угол, образованный осью ствола и палубой).

Зная дистанцию, артиллерийский офицер учитывал и деривацию, рассчитывая по таблице угол отклонения рейки башенного прицела, смотревшего на щит в прорезь у амбразуры. Щит, имевший длину 6,4 м и высоту 5,5 м, на расстоянии 8 каб. (около 1,5 км) в угле зрения являлся эквивалентным кораблю длиной 100 м, находившемуся на дистанции 22 каб. (4 тыс. м), которая была максимальной для орудий при их наибольшем возвышении в 13°. Сама же башня, управляемая комендором, вращаясь, плавно отслеживала щит, ловя его в перекрестие прицела.

Наряду с меткостью стрельбы, подготовка артиллерии на корабле являлась одним из основных показателей. От этой подготовки, в которой присутствовали все элементы созданной за десятилетия учебы артиллерийской школы, зависел и успех от первого попадания в неприятеля. А это имело огромное моральное воздействие на обе воюющие стороны.

Через 14 минут после объявления тревоги орудия подготовили к выстрелу, произвели все необходимые расчеты, известен прицел и целик, по значению которых ось канала ствола заняла определенное положение. Звучит команда "товсь", а затем и "пли". Извергая вулкан огня и дыма, тридцатипятитонное орудие, двигаемое колоссальной энергией, с легкостью откатывается от амбразуры. В башне появляется дым, проникший через амбразуры, который сразу же вытягивается через обширный раструб на крыше.



Внутренний вид башни на „Петре Великом". С гравюры того времени


Противооткатные устройства и система заряжания 305-мм орудий на "Петре Великом"; а – продольный разрез башни; б -план. 1-броневая плита; 2 – тали для подъема снарядов; 3 – казенная часть орудия; 4 – зубчатый сектор вертикального наведения; 5 – штурвал струнного компрессора; 6 -ось башни; 7 -труба гидравлической системы; 8-опорные катки; 9-гидравлические цилиндры для придвигания (наката) орудия к амбразуре; 10 – цилиндры для поглощения энергии отката; 11 – струнный компрессор

Затем все повторяется по отработанному сценарию, именуемому в артиллерийских документах "действия номеров по боевому расписанию".

Первый выстрел прозвучал в 9 часов 22 минуты. В щит, находившийся полевому борту на расстоянии 8 каб. (1480 м), выстрелило одно из орудий кормовой башни. Оставив всплеск у щита, чугунный снаряд рикошетировал от воды. Через 2 минуты прозвучал залп из носовой башни. После поворота, приведя щит на такое же расстояние, по левому борту произвели попеременно залпы из обеих башен. Затем, развернув броненосец, произвели залп левым бортом из всех орудий. Продолжив циркуляцию, в щит, находившийся вновь с правого борта на расстоянии 7 каб. (1296 м), произвели еще три выстрела.

Сделав в общей сложности 12 выстрелов из носовой башни и 8 из кормовой, добились трех попаданий в щит, что всегда являлось отличным результатом. Около 11 часов стрельбу окончили.

Следующим в плане проверки являлась стрельба из носовых выдвижных торпедных (по тогдашней терминологии – минных) аппаратов, установленных на корабле в Англии. Выдвигание труб аппаратов произвели на полном ходу за 50 секунд. После команды "пли" до момента выхода торпед из трубы проходило около 5 секунд. Сначала произвели один двух- торпедный залп, затем другой. Мины с установленной дальностью на 411 ми углублением 3 м вышли "исправно".

К обеду стали на якорь. После обеда спущенный на воду паровой катер с шестовыми минами произвел учебную атаку на щит. Под щитом взорвали две мины. К вечеру проверили умение матросов, входивших в десантный взвод, стрелять из винтовок. Стреляли в поставленный у борта небольшой щит.

Вступление „Петра Великого" в состав Балтийского флота совпало с началом русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Напряженная политическая обстановка заставила Морское министерство 9 июня 1878 г. создать „Особую комиссию по вопросу наиболее выгодного употребления наших морских сил на Балтике" в случае войны с Англией, обеспокоенной победами России на Балканах. Наряду с другими рассматривался вопрос об усилении артиллерийского вооружения броненосных кораблей. Предлагалось установить нарезные 299-мм мортиры на девяти кораблях и две из них – на „Петре Великом", сразу же за броневым бруствером на палубе кормового среза. Станки к ним и боковые прицелы изготавливались по чертежам, разработанным генерал-лейтенантом Ф. В. Пестичем. Проведенные в конце 1878 г. пробные испытания показали малую точность стрельбы и большую деформацию корпусов стреляющих кораблей. После 1880 г. эти орудия с броненосца сняли, оставив лишь приспособления для крепления мортирных станков.

Выдвижные шесты для мин, располагавшиеся в подводной части у форштевня, оказались несовершенными и непрактичными. В 1880 г. к минному вооружению добавили два решетчатых приспособления, крепившихся к борту корабля и предназначавшихся для выпуска мин Уайтхеда. Однако и это устройство оказалось совершенно непригодным. Просьбы командира корабля капитана 1 ранга И. К. Вогака о замене шестов двумя подводными трубами для мин Уайтхеда были удовлетворены в период замены механизмов в Глазго. В разное время устранили недостатки, связанные с уборкой якоря, спуском кормовых буксируемых мин, работой гидравлики орудий главного калибра, осветительных фонарей Яблочкова, с малой шириной мостика на рубке надстройки.

После прихода „Петра Великого" из Англии в последующих плаваниях обнаружилось, что устройство подъема шлюпок оказалось непрактичным. В 1885 г. 16-весельный баркас и один из паровых катеров перенесли на палубу кормового среза, так как несовершенный способ их подъема на надстройку отнимал много времени. Вследствие быстрого развития на флотах кораблей миноносного класса броненосец в том же году снабдили противоминными сетями, изготовленными по чертежам корабельного инженера подполковника В. А. Каткова. С помощью особых обухов к броневому поясу каждого борта прикрепили по 12 деревянных выстрелов, изготовленных в мачтовой мастерской Кронштадтского порта; сами сети изготавливались за границей. Спустя два года на грот-мачте установили площадку с двумя малокалиберными орудиями. С конца 80-х годов и до переоборудования корабль имел три мачты; на одной из них в 1896 г. по инициативе вице-адмирала С. О. Макарова установили мачтовый семафор.



В составе эскадры у Ревеля

Утром 10 сентября сыграли сначала пожарную, а затем и водяную тревогу. Через 1,5 минуты после того, как пробила пожарная тревога, запустили первую помпу, а через две минуты все остальные пожарные средства. Из всех имеющихся на корабле пожарных шлангов забили мощные струи, выбрасывая в сумме 3,3 куб. м воды в минуту.

После объявления водяной тревоги задраили все водонепроницаемые переборки. Через пять минут в кормовую часть броненосца, где предполагалась пробоина, подвели пластырь.

В обед "Петр Великий" ушел на мерную милю. Вечером вернулся на рейд. В целом выводы комиссии после скрупулезного анализа были удовлетворительными, а это означало, что Морское ведомство считало прибывший броненосец сильнейшей боевой единицей Балтийского флота.

1882 год в истории судостроения имеет свое .значение. К этому времени произошло резкое усиление германского и итальянского флотов. Турецкий флот в то время был несоизмеримо сильнее Черноморского. Особенно тревожило Морское министерство постоянно увеличивающаяся численность зарождавшегося германского флота. К тому времени в его составе находились уже 17 броненосцев, новейшими из которых были два корабля типа "Захсен". В этом году Морское министерство получило 242 миллиона 360 тысяч рублей для строительства новых кораблей для всех флотов и флотилий империи. Намеченная к осуществлению программа войдет позже в историю под названием "Двадцатилетней программы", которую затем усиливали в 1890 и 1895 гг. В это время началось строительство броненосцев, равнозначных по мощи "Петру Великому", на Балтике (планировалось 16 кораблей) и на Черном море (8 кораблей).

В течение последующих 10 лет "Петр Великий" исправно нес свою службу. Ежегодно корабль в мае начинал свою кампанию и завершал ее в конце ноября. Ежегодно корабль выходил на рейд, проходил мерную милю и в составе Практической эскадры совершал переходы в Ревель, на артиллерийский полигон, проводя там плановые стрельбы и учения. Так проходил год за годом, пока не износились котлы, отслужившие свой положенный срок. В 1892 году Кронштадтский Пароходный завод изготовил для броненосца новые котлы, подобные старым. В течение зимы котлы заменили, и очередную кампанию "Петр Великий" встретил, как и прежде, в боевой готовности.



Адмирал С. О. Макаров на „Петре Великом".

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.164. Запросов К БД/Cache: 3 / 1