Главная / Библиотека / Броненосец " ПЕТР ВЕЛИКИЙ" /
/ 4. Проектирование "монитора-крейсера

Глав: 29 | Статей: 29
Оглавление
В истории развития науки и техники бывают периоды, когда какое-либо новшество делает коренной переворот и все, создававшееся до этого в течение десятилетий, устаревает, открывая дорогу новому. В судостроении к таким новшествам следует отнести появление на кораблях сначала паруса, а потом и артиллерии. Переворот, тесно связанный с развитием техники и металлургии, произвела появившаяся на судах в начале девятнадцатого века паровая машина, а спустя полстолетия защита кораблей от вражеской артиллерии броней.

4. Проектирование "монитора-крейсера

4. Проектирование "монитора-крейсера

Способ проектирования корабля в середине девятнадцатого века коренным образом отличался от способа проектирования, начавшегося применяться спустя полвека, в общих чертах существующего и сейчас.

Вся тяжесть проектирования ложилась на одного человека, объединявшего в одном лице все конструкторское бюро. Теоретические расчеты, составление теоретического чертежа, спецификации корпуса, распределение весовых нагрузок – все это лежало на плечах корабельного инженера, составлявшего проект. Контр-адмирал А. А. Попов являлся прежде всего моряком с большим стажем плавания и, естественно, ему пришлось прибегнуть к помощи профессиональных кораблестроителей. По тому, как быстро было создано своеобразное конструкторское бюро, можно сделать вывод, что призрачный тогда "монитор-крейсер" действительно заинтересовал высокопоставленных царских особ, видящих в нем в будущем одно из действенных средств в политических отношениях с Англией. "Управляющий Морским министерством приказал мне содействовать Вам в разработке проекта "монитора-крейсера" назначением корабельного инженера, – писал 29 января 1867 г. А. А. Попову председатель Кораблестроительного отделения МТК генерал-майор С. И. Чернявский. – Вам, по моему мнению, будут полезны капитаны Коршиков и Шведе, штабс-капитан Соболев и подпоручик Субботин. Если же угодно избрать кого-либо из офицеров, служащих в чертежной Кораблестроительного отделения МТК, то он будет немедленно назначен".

Через несколько дней А. А. Попов по своей инициативе привлек для работы чертежника Ермакова, участвовавшего до этого в проектировании броненосного фрегата "Минин" и разрабатывавшего впоследствии проект "монитора-крейсера" со всеми его дополнениями и изменениями вплоть до вступления корабля в состав флота, и "вольного инженера" Гота- англичанина, служившего в чертежной МТК, также много сил отдавшего составлению проекта.

Весь февраль 1867 г. ушел на изучение спецификаций корпусов только что начатых строиться низкобортных башенных фрегатов "Адмирал Лазарев" и "Адмирал Спиридов". Учитывался и зарубежный опыт. Принимались к сведению все технические решения, принятые на мониторах, проектировавшихся Э. Ридом для индийских колоний Англии. Информация о них поступила в МТК от военно-морского атташе в Лондоне контр-адмирала И. Ф. Лихачева. В середине сентября разработка чертежей в основном уже была окончена и некогда призрачные очертания "монитора-крейсера" превратились в конкретный, со скрупулезным старанием и точностью воплощенный пока еще только на бумаге в нескольких десятках чертежей проект низкобортного, трехмачтового, двухтрубного и двухбашенного исполина водоизмещением 7496 т. В конце сентября по приказанию управляющего Морским министерством в модельной мастерской Морского музея приступили к изготовлению его трехметровой модели. И все же окончательный выбор проекта А. А. Попова на конкурсной основе сделали лишь спустя два с половиной месяца. В середине декабря 1867 г. на докладе "покровителю флота", генерал-адмиралу Константину Николаевичу, управляющий Морским министерством адмирал Н. К. Краббе, адмирал Н. Ф. Шанц, вице- адмиралы К. И. Истомин, Г. И. Бутаков, А. Е. Беренс, генерал-майор И. С. Дмитриев, капитан 1 ранга С. П. Шварц и полковник А. Я. Гезехус одновременно с чертежами "монитора-крейсера" представили и проект броненосца, разработанного генерал-майором С. И. Чернявским. "Проект контр-адмирала А. А. Попова более соответствует тому назначению, которое предначертано для нашего броненосного флота," – было единодушное заключение всех участников доклада. 8 февраля 1868 г. объединенное собрание МТК, включавшее в себя Кораблестроительное и Артиллерийское отделения, в присутствии главного инженера-механика флота и начальника броненосной эскадры вице-адмирала Г. И. Бутакова детально рассмотрело представленные А. А. Поповым чертежи, весовую нагрузку и спецификацию корпуса. В представленной позже управляющему Морским министерством докладной записке от объединенного собрания МТК говорилось: "…вычисления, сделанные контр-адмиралом А. А. Поповым, по проверке их в Кораблестроительном отделении оказались верными".



Великий князь генерал-адмирал Константин Николаевич

Собрание также внесло и ряд улучшений. Вместо двух боевых рубок, расположенных по бортам, решили иметь одну впереди дымовых труб. Увеличили и автономность с четырех до пяти суток с увеличением запасов угля (допустив для этого увеличение осадки на 152 мм), так как существовавшая парусность имела только вспомогательное значение и была явно недостаточна для длительных переходов. Определили в МТК и количество якорей: "…так как это броненосное судно не будет иметь высокого надводного борта, то оно может быть снабжено четырьмя якорями системы Гротмана весом от 210 до 220 пудов". "Согласен", – последовала на журнале МТК резолюция генерал-адмирала. Затем утвержденные чертежи МТК препроводил главному командиру Петербургского порта вице-адмиралу А. В. Воеводскому для ознакомления с ними участников торгов – возможных будущих строителей.

И все же, несмотря на все "утверждения" и "согласия", оставалась еще масса нерешенных вопросов по выбору способа крепления брони борта, образования штевней, размещения шлюпок, парусности и много других, которые разрешили в МТК лишь после долгих обсуждений.

Спустя восемь месяцев, 19 ноября 1868 г., по поводу проекта "монитора- крейсера" у генерал-адмирала состоялось второе "особое совещательное собрание" с участием уже известных нам адмиралов, избравших проект А. А. Попова в декабре 1867 г. Целью собрания являлось внесение ряда конструктивных изменений. Считая недостаточным для плавания в океане и размещения проектировавшихся четырех 508-мм сорокачетырехтонных орудий прежнее водоизмещение в 7496 т, увеличили его до 8372,7 т, увеличив при этом длину корпуса на 2 м, ширину на 0,6 м и несколько высоту надводного борта, оставив прежнюю осадку.

ТТЭ вариантов проектирования монитора „Крейсер"




Контр-адмирал А. А. Попов

А. А. Попов родился 21 сентября 1821 г. в семье известного кораблестроителя адмирала Алексея Андреевича Попова. В 1831 г. он поступил в Морской кадетский корпус и в 1837 г. успешно окончил его. После окончания корпуса юному гардемарину довелось много плавать на кораблях как Черноморского, так и Балтийского флотов. Перед Крымской войной уже в звании капитан-лейтенанта ему доверили командование вооруженным пароходом „Метеор". Во время войны, командуя поочередно пароходами „Эльборус", „Андия" и „Турок", он участвовал в боевых действиях, потопив шесть турецких транспортов с оружием для горцев. В сентябре 1854 г., будучи командиром парохода „Тамань", успешно преодолел блокаду Севастополя англо-французским флотом и провел свой корабль в Одессу. Вернувшись вновь в Севастополь, А. А. Попов исполнял ответственные поручения адмиралов П. С. Нахимова и В. А. Корнилова, одновременно заведуя артиллерийским снабжением бастионов.

После окончания войны, получив за храбрость досрочно звание капитана 1 ранга, он принял активное участие в создании парового флота в России. Будучи командированным для этой цели в 1856 г. в Англию, в Лондоне он познакомился с главным кораблестроителем британского флота знаменитым Джоном Эдуардом Ридом, тесную связь с которым поддерживал потом долгие годы. Чуть позже А. А. Попов участвует в строительстве двенадцати винтовых клиперов и четырнадцати корветов, ставших основой русского крейсерского флота того времени. В 1859 г. А. А. Попов совершает длительный переход из Кронштадта в Японское море, где в плаваниях проводит несколько лет. В 1863 г., как уже отмечалось выше, А. А. Попов командует одной из эскадр, вышедших к американским берегам для демонстрации силы в поддержке Россией САСШ, после чего, сдав командование, он прибыл в Петербург, где целиком посвятил себя судостроению. В России в то время началось строительство броненосного флота.

В 1867 году, будучи членом Кораблестроительного отделения МТК, А. А. Попов вплотную принялся осуществлять свою идею постройки ,.монитора-крейсера". Затем он участвовал в создании множества кораблей, к наиболее известным из которых следует отнести броненосные фрегаты „Минин" и „Генерал-Адмирал", яхту „Ливадия" и черноморские броненосцы береговой обороны „Новгород" и „Киев" (позже переименован в „Вице-адмирал Попов"). Занимался А. А. Попов и переоборудованием в крейсера пароходов „Европа", „Азия" и „Африка". В 1891 году за свои заслуги он получил звание адмирала. Последние годы жизни А. А. Попов провел в Петербурге, где 6 марта 1898 года скончался.



Теоретический чертеж "монитора-крейсера" утвержденный в МТК 14 января 1869 г.

По предложению А. А. Попова решили обшить подводную часть монитора медными листами на деревянной подкладке для предотвращения обрастания его водорослями, что было весьма важно при крейсерстве. С увеличением размеров и водоизмещения весовая нагрузка корабля распределилась следующим образом: на корпус приходилось 3956 т (47,3 %), броню – 1178,7 (14 %), башни с броней – 500 т (6%), рангоут – 90 т (1 %), машины, котлы и уголь – 2328,51 т (27,9 %), прочие предметы – 319 т (3,9 %).

Оставался нерешенным вопрос и об образовании форштевня: делать ли его таранным или же нет, используя в качестве тарана выдвижные минные шесты в его подводной части. На наличии шестов настаивал начальник эскадры броненосных кораблей вице-адмирал Г. И. Бутаков. Внесенные изменения вынудили чертежную МТК приступить к составлению части чертежей заново, расчет же подводной медной обшивки поручили подпоручику А. В. Мордвинову.

На машины и уголь оставалось 2328 т. Этого веса хватало для того, чтобы снабдить монитор двумя горизонтальными трехцилиндровыми машинами общей мощностью 7500 л/с. Этой мощности по предварительным подсчетам хватало для достижения скорости 14-15 уз. На уголь (предполагался его расход в течение шести суток по 185 т) оставалось 1129 т.

В начале мая 1869 г. А. А. Попов вновь предложил увеличить водоизмещение монитора до 9665 т с расчетом увеличения запасов угля до 1800 т для большей автономности. По этой причине корпус вновь удлинили на 3 м, ширину увеличили на 0,6 м, а мощность машин довели до 9000 л/с. Следует отметить, что увеличение высоты надводного борта не последовало, но очень важным новшеством являлось введение броневых свесов, аналогичных свесам, бывшим на американских мониторах для предохранения корабля от таранного удара. В носовой части монитора А. А. Попов предложил для улучшения мореходных качеств устроить легкую надстройку длиной около 15 м по типу надстроек на строившихся башенных фрегатах типа "адмиралов".

Так в целом окончилось проектирование корабля. "Чертежи монитора "Крейсер" утверждаю", – последовала резолюция управляющего Морским министерством на журнале МТК. Вопрос же о выборе форштевня решили лишь в апреле 1870 г. в пользу минных шестов.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.111. Запросов К БД/Cache: 0 / 0