Глав: 8 | Статей: 138
Оглавление
Разведчик становится известен миру только тогда, когда его постигает крупная неудача. Пожалуй, то же самое можно сказать о разведке. Эта организация по своей природе должна видеть и слышать всё, оставаясь сама невидимой.

1.2.2. Уязвимость типов мышления в отношении разведки

1.2.2. Уязвимость типов мышления в отношении разведки

Окончание эпохи индустриального общества и переход человечества в постиндустриальное информационное общество сопровождается сменой глобального лидера. Возрастанием мощи Китая и ослаблением США.

Восстановление межгосударственных отношений между США и КНР в 1971 году совпало с началом глобализации и дало старт «конструктивному сотрудничеству» между соперниками. За сорок лет, к 2011 году, связи переросли в позитивное всестороннее сотрудничество, характеризующееся активностью, прагматизмом и учетом зон коренных интересов сторон.

Соответственно, разведка США в этом сотрудничестве нацелена на удержание превосходства страны в главном, в части финансового, торгового и промышленного капитала. Тогда как разведка Китая сосредоточена на добывании нужных для роста страны ресурсов и передовых технологий.

В конкуренции разведок проявляются их сильные и слабые стороны.

У американцев и англичан рационализм мышления как будто дает заведомые преимущества их разведке в способностях к анализу обстановки, возможностях точно рассчитать действия и предусмотреть их последствия. Однако именно логика, мысленное дробление процессов на составные части, точный расчет деталей, сосредоточение внимания на анализе формы и игнорирование различения признаков содержания приводят к стойкой психологии узкой специализации. К неумению сводить разрозненные данные в целостную картину. К неспособности ума американцев и англичан выстраивать из многих фрагментов единую, связную модель развития обстановки, ограничиваясь лишь вилкой трех сценариев (жесткий, мягкий, средний) как логическим продолжением выявленной тенденции.

Яркий пример уязвимости рационализма американцев — террористический акт 11 сентября 2001 года в Нью—Йорке, когда все признаки готовящейся провокации с самолетами были зарегистрированы, а сложить имеющиеся данные в замысел и образ результата, то есть вскрыть собственно информацию, смысл этих данных, компетентные органы США не смогли.

С переходом человечества в эпоху информационного общества сетевое киберпространство становится средой противоборства конкурирующих государств. Лидерство в информационных технологиях удерживают США. Однако упор рационального ума американцев на безопасность мегасети от поражающего воздействия извне (упор на оборону) делают их уязвимыми не в самих сетях (структурах передачи и обработки данных), не в связях, а в базовых элементах систем управления. Делают уязвимыми на уровне смыслов. Уязвимыми от ударов не по инфо (матрице), а по когно (опорным узлам менталитета). По рациональным основаниям управления поведением людей аналитического типа мышления, во–первых, логикой, все равно прорывных или намеренно тупиковых решений, во–вторых, навязыванием доказательств отвлекающих теорий с задачей растаскивания внимания элиты на анализ ложных моделей развития. А главное, уязвимыми от ударов рефлексивными деморализующими наводками хаоса воли и психических эпидемий (бунта страсти) бессознательного поведения руководства и масс. От актов террора смертников–добровольцев в самоподрыве доставленного на себе боеприпаса, взрывающих устои рациональности и вздымающих волну слабоумия страха.

С развитием когнитивных технологий война как организованное насилие в объектах нападения переместилась из сферы общества в сферу сознания, став «войной смыслов». Соответственно, и разведка переместилась в сферу боевого обеспечения ударов не по войскам и управлению, а по смыслам.

Внутри актуального проекта захвата будущего белыми англосаксонскими протестантами (WASP) рационализм британцев можно назвать расчетливо консервативной игрой ума (intelligence). Тогда как у нетерпеливых белых американцев их рационализм будет искать ответы на шансы и вызовы и строить обоснованные формальной логикой схемы безопасности (security).

В разведке это различие проявляется в том, что британский резидент будет десятки лет сидеть на одном месте, накапливая капитал скрупулезного знания обстановки и тотального контроля идей и настроений на объекте разведки. Тогда как американский разведчик может приехать на место лишь на полгода–год. По схеме, разработанной в Центре, провести агентурную операцию или нанести точечный удар. И уехать к другому месту службы.

Способность англичан к тонкой игре ума в иные времена империи позволяла британской короне, применяя принцип «разделяй и властвуй», управлять конгломератом племен, языков и верований Индии. При этом аппарат колониальной администрации составлял всего 4 тысячи человек. Тогда как американцы с точным расчетом потребностей минимума безопасности в наше время не справляются с управлением оккупацией не менее пестрого Ирака, имея даже и сотни тысяч грубой силы в гарнизонах и на блокпостах.

У китайцев их конкретно–символический тип мышления проявляется: в склонности к системному подходу в решении задач с четким (первое, второе, третье) выстраиванием и следованием установленному порядку и правилам — что легко разбивается внесистемными действиями противника; в скрытой периодичности умозрительных построений при кодификации установленного порядка (здесь вскрытие периода позволяет рассчитывать и контролировать ситуацию); в массированном и всеохватном (тотальном) применении сил и средств при решении задач — что выступает ярким признаком проведения китайцами спецоперации; наконец, в поддержании жестокой дисциплины с необходимостью цепочки четких согласований решений с вышестоящим руководством — что позволяет упреждать китайцев в реакции на изменения обстановки. Ну а опора на единокровную китайскую диаспору за рубежом есть безусловное преимущество китайской разведки.

Особенностью типа мышления китайцев выступает и их приверженность к фактуре, и недоверие к аналитике как описанию возможных сценариев развития событий. У китайцев прогноз будущего методом реконструкции фрагментов знаний до полноты картины заведомо менее ценен, чем добытый оперативный план. Хотя бы и выпадающий из логики общей обстановки. А для проталкивания им дезинформации лучше околичный намек, чем модель.

Китайцы невозмутимы перед фактами, но склонны к догадке по интуиции.

Весь «трепет китайского сердца», вся «музыка» коллективного программирования мыслей и поступков китайцев строится на пяти нотах.

1. «Сохранение лица» во взаимоотношениях, что делает ритуал уважения важнее рационального поиска правды.

2. Чувство иерархии с паутиной связей, что дает китайцу преимущество над индивидуалистами–западниками.

3. Чувство смирения перед обстоятельствами, что проявляется в легкости их отношения к исполнению планов, способности к кропотливой монотонной работе в мелких формах и неторопливой реактивности на действия активных иностранцев.

4. Ориентация на практически полезный результат и силу, что проявляется в пренебрежении к закону и возвышенным идеалам.

5. Чувство снисхождения, а порой и презрения к иностранцам как жителям варварской, нетерпеливой, беспринципной и вероломной окраины.

Чтобы завоевать сердце китайца или хотя бы иметь с ним дела на взаимовыгодной основе, нужно чувствовать эту специфичную пентатонику.

Главная нота — прагматизм китайцев делает их уязвимыми перед англо–американской ментальной экспансией, обращенной к практическому разуму, включающему в себя прежде всего установку на знание как информацию, обслуживающую интересы воли: «Я хочу!!!» Плюс рыночную экономику, писаное право, либерализм, индивидуализм, гражданские свободы, личный успех и демократию выборов представительной власти.

Американская и британская разведка выступают здесь органом экспансии «мягкой силы» (soft power) в глобальном проекте захвата будущего белыми англосаксонскими протестантами. Определение «мягкой силы» в рамках проекта предложил председатель Национального разведывательного совета в администрации президента Билла Клинтона Дж. Най: «Мягкая сила США есть способность заставлять других хотеть то, что хочет Америка».

Через научно–исследовательские, культурно–просветительские, образовательные, издательские организации, СМИ и Интернет спецслужбы США навязывают ценностные ориентиры рационализма и всемогущества ученого ума четырехтысячелетней цивилизации Китая.

Программируют сознание образованных китайцев предписаниями унифицированного под себя единого глобального миропорядка. А поскольку в менталитете китайцев устоев (догматов) веры нет, а в центре сознания поколений находится воля Неба, Благодать Дэ и Великое Дао, о котором народам мира нельзя сказать ничего определенного, китайцы находятся в цивилизационной обороне. Под напором ментальной экспансии США (вестернизации) недвижная оборона китайской традиции трещит в городах, но удерживается массой деревни. И вместо строительства объявленной в 2005 году «гармонии мира» Китай пока что на деле строит ускоренными темпами ущербное для XXI века общество потребления. Строит подражательно, по заемному образцу, но с китайской спецификой. При этом опасно для сохранности своей цивилизационной специфики все же копирует политические, экономические, технические, правовые, этические и прочие нормы и стандарты глобализма по–американски.

Оглавление книги


Генерация: 0.030. Запросов К БД/Cache: 0 / 0