Глав: 8 | Статей: 138
Оглавление
Разведчик становится известен миру только тогда, когда его постигает крупная неудача. Пожалуй, то же самое можно сказать о разведке. Эта организация по своей природе должна видеть и слышать всё, оставаясь сама невидимой.

1.2.5. Условия успеха разведки нового облика

1.2.5. Условия успеха разведки нового облика

При переходе общества через постиндустриальный барьер происходит естественная сдвижка приоритетов богатства с контроля за пашней и источниками энергии на контроль за источниками информации.

Соответственно приоритеты разведки информационного общества должны сдвигаться с обеспечения задач обороны государства (гофан) и государственной безопасности (гоань) на обеспечение задач «мирового порядка» глобальной геополитики (диань) и задач «гармонии соответствия» желательной воли человека воле Неба вселенской небополитики (тяньань).

Информация стала объектом воздействия (поражения или уничтожения) в разворачивающейся сетевой «войне смыслов» глобальных проектов.

А потому и разведка из тотальной (советского типа) и высокоточной (американского типа) должна становиться также и голографической (holo — весь) — точно распознающей образы в объеме полной информации об объекте.

Разведка нового облика должна уметь вскрывать коды прикрытия и рвать сети управления поведением людей мечом понимания как специфики «сигнальных» волн типов мышления, так и фаз «опорных» волн истории. Уметь накладывать национально–культурные стереотипы хода мысли на порядок следования событий в цикле и так проявлять замысел конкурентов.

При этом снятие разведкой дезинформационных прикрытий (масок) и тем, засветка скрытых смыслов чужого проекта дает подсветку неопознанной иллюзии (инкогнито) «опорной» волной знания фаз циклоса и кайроса.

Успех разведки нового облика определяет понимание картины мира в динамике развития. Здесь главной характеристикой эпохи выступает время — переход от индустриального общества к информационному.

С точки зрения глобальных проектов развал индустриального общества был провозглашен в 1848 году в «Манифесте коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, где была раскрыта роль пролетариата (неимущих) как могильщика общества промышленного капитала и обоснован принцип пролетарского интернационализма. Главный смысл призыва коммунистов сосредоточен в последних словах этой «Песни конца» индустриализма: «Пусть буржуазия всех стран трепещет перед лицом мировой революции. Неимущим нечего терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. Неимущие всех стран, соединяйтесь!»

К реализации призыва Интернационал приступил в 1905–1917 годах в России. Однако планировщики проекта (евреи–каббалисты) на один космический день (1 градус эклиптики равен 72 земным годам) ошиблись с попаданием на приливную волну глобальных перемен. Старт развала индустриального общества одним ударом мировой революции неимущих с запалом в России не удался. Повторный старт был произведен в СССР через 72 года под названием «перестройка». Однако в 1989 году операционная база развала индустриального общества потребления во главе с США была перенесена планировщиком в оплот восточной деспотии и азиатского способа производства — Народный Китай. Запускающим импульсом был провокационный мятеж западной демократии на площади Тяньаньмэнь и его тотальное подавление открытым насилием. А могильщиком общества промышленного капитала вместо «пролетариев всех стран» был назначен распределенный по странам и континентам ислам обездоленных экстремистов с именем «международный терроризм».

Теперь призыв интернационалистов можно перефразировать так: «Пусть имущие собственники всех стран трепещут перед ударами международного терроризма. Обездоленным нечего терять, кроме своих цепей. Приобретут же они по свидетельству веры Царствие Небесное».

Таким образом, диверсионно–террористическая надгосударственная сетевая и бессрочная война типа В по сносу устоев богатства и власти индустриального общества безудержного материального потребления ныне стала главной заботой разведки на всех пяти уровнях ведения бытия.

Здесь следует подчеркнуть принцип военного искусства: удерживающий (делающий ставку на укрытие в нишах и щелях безопасности) в конечном итоге теряет. Тогда как приобретает лишь тот, кто маневрирует, захватывает или перехватывает управление процессами обмена веществ, энергии и информации. Разведка же, все равно — тотальная или объектовая высокоточная, занята вскрытием / защитой лишь государственной и военной тайны. Все внимание отдает добыванию / охране технологий старого богатства, а внутри страны — социальным сетям (выявлению и противодействию терроризму, сепаратизму и экстремизму). Суть — удерживает. Тогда как трех верхних — инфо, когно, холо — уровней управления процессами бытия вообще не видит.

Специфика мышления планировщиков диверсионно–террористической войны нового типа кроется в каббале — мудрости халдеев Вавилона. Мудрость же эта заключается в разделении управления на два контура, где участники нижних уровней не подозревают, что выступают исполнителями части чужого замысла. Победа же куется «умной силой» верхних уровней.

Первый контур охватывает два нижних уровня ведения и характеризуется двоичной (формальной и диалектической) логикой абстрактно–понятийного мышления. Двоичный (черно–белый) принцип Библии «кто не с нами, тот против нас» определяет видение любой ситуации как поля игры в шахматы, где мировая политика — это «великая шахматная доска» по Зб. Бжезинскому.

Принцип шахматной игры предусматривает замысел, расчет и розыгрыш многоходовых комбинаций с захватом инициативы путем намеренных жертв «фигур и пешек». В войне типа В шахматная жертва пешки выступает в образе смертника–добровольца, олицетворяющего непреодолимую силу «божественного ветра» (японские камикадзе времен Второй мировой войны) или «свидетельствования веры» (современные исламские шахиды).

Второй контур охватывает три верхних уровня ведения и характеризуется троичной логикой Закона Перемен, где принцип троичности «мы сами — наши враги — наши союзники» задает видение обстановки как карточной игры с раскладом разных величин, где мастей четыре, а игроков трое и более.

Человеческий разум четыре измерения воспринять разом не способен. И традиционная одноконтурная организация государственных спецслужб военной и политической разведки и контрразведки эпохи индустриального общества по объективным причинам устройства психики человека не может удерживать внимание одновременно больше чем на трех уровнях ведения бытия. А оттого тонет в сложности задач расшифровки целей, объектов и субъектов разнесенного на два контура пятиуровневого управления событиями.

Иными словами, растаскивание внимания спецслужб путем создания конкурентам избытка сложности (перегрузки сознания целями слежения) и есть развал управления, перевод порядка в хаос. В результате спецслужбы с научным, аналитическим подходом к делу оказываются в деморализующей их ситуации шока. Вдруг не выиграл, а проиграл! И не в шахматы, а в карты.

Традиционная разведка государства в войне нового типа не замечает надгосударственного зарубежного планировщика нападения ударами умной силы с верхних нематериальных уровней ведения бытия. Отбрасывает его роль как не достойную внимания серьезной аналитики конспирологию.

Из плоскости абстрактно–понятийного знакового мышления видит лишь исполнителей и организаторов актов устрашения. И не видит суперпозицию планировщиков «войны смыслов и нервов» и носителей замысла проекта.

Не различает смыслы информационно–психологических наступательных операций противника, из плоскости анализа не поднимается в объем образов всей картины борьбы интересов и поэтому не понимает, что происходит.

Не замечает, что объектом нападения выступают высшие руководители («шахматный король» и «тяжелые фигуры»), тогда как от самоподрывов террористов–смертников (жертв «пешек») на поле игры гибнут простые люди.

Не замечает, что метод нападения заключается в создании психической эпидемии за счет оглушительной широкой засветки терактов и глобальных СМИ. И всячески помогает нагонять страх обсуждением подробностей, поиском следов исполнителей, но не осмыслением всего события в полноте.

Не замечает, что террористические акции организованного насилия дают управляющий сигнал устрашения первым лицам, принимающим решения. И вводя их в состояние психической растерянности, сначала блокируют управление принуждением их воли к бездействию. А затем толкают их волю к сосредоточению всех ресурсов спецслужб на отработку нелепых версий и усиление традиционных мер охраны, что ведет к полной потере контроля над обстановкой. А главное, к деморализации начальства от чувства бессилия и безысходности перед невидимым врагом, приобретающим оккультный, не совместимый с научным познанием таинственный вид призрака.

Нападение «умной силы» включает четыре последовательных события.

1. Небоевая операция создания ряда тревожащих общественное мнение демаршей, которые создают впечатление нарастающей угрозы для стабильности, поляризуют оценки и раскалывают сложившийся баланс внутренних политических сил на любые «диалектические пары» (патриоты — либералы; кавказцы — русские; христиане — иудеи и т. д.).

2. Небоевая специальная операция, фиксирующая внимание объекта атаки (высшее руководство) на вдруг открывшемся внешнем источнике угрозы из–за рубежа, что от неожиданности воспринимается как шок.

3. Боевая операция террористического акта, привязанная либо к датам ближайших международных мероприятий, либо к историческим символам, которая формирует бегущую волну психической эпидемии.

4. Небоевая операция наращивания психологического давления, общей деморализации и «дожатия» объекта атаки до нужного решения.

Так двухконтурная схема управления событиями, действуя по «сигнальной» волне атаки на устои сознания, подставляет в фокус внимания спецслужб исполнителей боевой операции и маскирует вынесенный за рубеж центр оперативного планирования, руководства и финансирования нападения.

Успешным для разведки нового облика выходом из–под удара здесь будут действия не по сигнальной, а по «опорной» волне порядка следования событий.

То есть отнюдь не стремление опередить атаку мерами своевременной и уместной защиты, но «спутывание карт» планировщика атаки засветкой скрытого замысла нападения. Обесцениванием психологического эффекта спецопераций противника развалом строгой последовательности событий, необходимой для возникновения бегущей волны психической эпидемии. Запуском встречных стоячих волн, отрезвляющих и останавливающих панику примерами успешной исторической практики. Суть — развал ортодоксального течения событий парадоксом. Где меч понимания процессов бытия крушит щит слепой веры в шаблон. Где оправдание в Духе Истины гасит резонансы (трепет) души на сигналы страха и подавляет инстинкты тела, возбужденные расчетами ума от подставы сознания под лукавый выбор.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.123. Запросов К БД/Cache: 3 / 1