Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

В послевоенный период в Англии издано много книг, посвященных боевым действиям ВВС Великобритании в годы второй мировой войны. Однако в данном труде в отличие от других книг наиболее полно освещаются вопросы строительства, развития и боевого использования английских ВВС в период второй мировой войны.

Авторы книги Денис Ричардс и Хилари Сондерс в годы второй мировой войны работали в специальном отделе штаба английских ВВС, изучая и систематизируя материалы о боевой деятельности английской авиации. Работу над данным трудом авторы начали в 1940 году.

Авторы подчеркивают в предисловии, что их труд нельзя считать официальной историей боевых действий английских ВВС во второй мировой войне. Вместе с тем они пишут, что для работы над ним получили свободный и неограниченный доступ ко всем архивным документам министерства авиации, Военного кабинета и Комитета начальников штабов вооруженных сил Англии. В просмотре книги перед выпуском ее в свет принимали участие главный маршал авиации Гаррод и маршал авиации Слессор. Все это показывает, что в содержании книги в известной мере отражены взгляды официальных кругов Англии.

Как и в других книгах, посвященных описанию событий второй мировой войны, написанных буржуазными авторами, читатель обнаружит в этой книге следующие основные тенденции, направленные на фальсификацию истории минувшей войны:

— извращенное освещение ряда событий, предшествовавших второй мировой войне, с целью оправдать политику «умиротворения» фашистских поджигателей войны, в основе которой было стремление направить агрессию стран оси против Советского Союза;

— оправдание политики правящих кругов Англии и США, неоднократно срывавших согласованные сроки открытия второго фронта в Европе;

— необоснованное преувеличение роли военно-воздушных сил Англии и США во второй мировой войне;

— стремление скрыть решающую роль СССР в победе над фашистской Германией и империалистической Японией.

Учитывая большие симпатии к героическому советскому народу среди многих английских читателей, в памяти которых живы воспоминания о совместной борьбе против фашистских захватчиков, авторы не осмелились открыто выражать враждебное отношение к Советскому Союзу. Искажение исторической правды в описании событий второй мировой войны они искусно маскируют выражениями сочувствия Советским Вооруженным Силам, вынесшим на своих плечах основную тяжесть борьбы против фашистской Германии и ее сателлитов. В косвенной форме Ричардс и Сондерс вынуждены признать, что именно на советско-германском фронте фашистская Германия потерпела поражение в войне, но пишут они об этом очень скупо. Читатель не найдет в книге хотя бы краткого описания событий на советско-германском фронте. Все упоминания о героической борьбе советского народа против общего врага они ограничивают отдельными фразами, брошенными как бы мимоходом. Цель такого повествования ясна — скрыть от читателей правду о бессмертных подвигах советского народа, который под вдохновенным руководством Коммунистической партии сыграл решающую роль в разгроме германского фашизма и японского милитаризма во второй мировой войне.

Книга состоит из трех частей, в каждой из них авторы пытались дать описание двухлетнего периода второй мировой войны. Научная периодизация хода войны в книге отсутствует.

В первой части авторы книги приводят краткий исторический обзор планов развития английских ВВС в период подготовки ко второй мировой войне. Далее даны беглые описания ее начального периода, военных кампаний в Норвегии, Франции, Бельгии и Голландии, битвы над Англией, а также вооруженной борьбы империалистических государств на Средиземном море и в Северной Африке. Последние главы первой части посвящены боевым действиям Берегового командования на коммуникациях в Атлантическом океане и подготовке Бомбардировочного командования к началу воздушных операций против Германии. Показательно, что авторы весьма лаконично упоминают о вооруженном нападении Германии на СССР, не утруждая себя оценкой этого события, положившего начало второму периоду второй мировой войны и решающим образом облегчившего подготовку и ведение боевых действий союзников на Западе.

Вторая часть начинается описанием начального периода войны между Японией с одной стороны и Англией и США — с другой. Четыре главы посвящены боевым действиям Бомбардировочного и Берегового командований, в которых показан рост ударной мощи английской авиации. В последующих главах рассматриваются боевые действия английских ВВС на Среднем Востоке и при высадке союзных войск в Северной Африке, на Сицилии и в Италии.

Третья часть охватывает период с середины 1943 года до окончания второй мировой войны. Она начинается с описания ударов англо-американской авиации по военной промышленности Германии и боевых действий английской авиации на Атлантике. Основное внимание авторы уделяют описанию подготовки и осуществления десантной операции в Нормандии и последующих операций в Западной Европе вплоть до окончания войны. Отдельные главы посвящены боевым действиям союзников в Италии и на Балканах. В одной из глав говорится о борьбе ПВО Великобритании с немецкими самолетами-снарядами и баллистическими ракетами летом и осенью 1944 года. Заканчивается книга описанием боевых действий против японских войск в Бирме и Малайе.

Книга содержит приложения, в которых достаточно полно раскрыта организационная структура английских ВВС в различные периоды войны, приводятся общая численность и тактико-технические данные самолетов воюющих сторон.

Известный интерес для советского читателя представляют главы, посвященные боевым действиям Бомбардировочного командования. В них показана эволюция способов боевых действий от первых малоэффективных бомбардировочных ударов до крупных ночных массированных налетов на немецкие города в боевых порядках из многих сотен самолетов. В общих чертах показаны тактика боевых действий бомбардировщиков, процесс совершенствования средств радионавигации, средств целеуказания, а также способы действий самолетов наведения. Тактика максимальной концентрации бомбардировщиков над целью с пролетом над общей точкой прицеливания до 20 и более самолетов в минуту освещается авторами как одно из средств уменьшения потерь.

Интересны также главы, рисующие боевые действия Берегового командования в борьбе с немецкими подводными лодками на морских коммуникациях. В них освещена организация патрулирования на обширных морских пространствах и применение экипажами английских самолетов радиосредств для обнаружения подводных лодок противника.

В книге достаточно полно показано развитие тактической авиации в ходе войны, совершенствование ее взаимодействия с наземными войсками и участие авиации во всех основных кампаниях союзников на различных театрах военных действий.

Известный интерес для советского читателя представляет глава, посвященная описанию обороны Англии в ходе отражения ударов немецких самолетов-снарядов и баллистических ракет.

При чтении обзоров операций союзных войск военный читатель не всегда найдет сведения о планах сторон, соотношении сил, анализ хода операций и обоснованные выводы. Схемы, иллюстрирующие ход операций, зачастую примитивны.

Книга печатается в сокращенном переводе. В русском издании опущены описания отдельных мелких боевых эпизодов, а также некоторые подробности, не представляющие интереса для советского читателя. Отдельные главы книги объединены, поэтому нумерация их в ряде случаев не совпадает с английским оригиналом.

Книга написана простым, популярным языком. Она позволит советскому читателю расширить свои знания не только о военно-воздушных силах Великобритании периода второй мировой войны, но также и об особенностях и характерных чертах английского военного искусства.

***

Рассматривая подготовку империалистических держав к второй мировой войне, авторы всячески стремятся скрыть причины ее возникновения и оправдать политику правящих кругов Англии, несущих ответственность за гонку вооружений, попустительство агрессорам и развязывание войны.

Экономический кризис, разразившийся в странах капитала в 1929–1933 годах, резко обострил противоречия между крупнейшими капиталистическими державами. Англия, США и Франция стремились сохранить свое господство в зависимых странах, удержать в них рынки сбыта и тем самым упрочить свое положение в капиталистическом мире. Блок фашистских государств в составе Германии, Италии и Японии ставил своей целью передел рынков сбыта и завоевание мирового господства. Непримиримые экономические и политические противоречия привели к развязыванию второй мировой войны между двумя крупными группировками империалистических хищников.

Характерной особенностью периода подготовки к второй мировой войне явилось стремление правящих кругов Англии, США и Франции разрешить противоречия между двумя империалистическими группировками путем направления агрессии стран фашистского блока против СССР,

Советский Союз, проводивший политику мира, резко осудил акты агрессии Германии в Центральной Европе и Италии в Абиссинии и был единственной страной, боровшейся против развязывания второй мировой войны. Однако все практические шаги, которые предпринимало Советское правительство для обуздания агрессоров, постоянно наталкивались на сопротивление со стороны правительств США, Англии, Фракции и других капиталистических стран. Преступная политика их правительств — политика «умиротворения» агрессора, «изоляционизма», «нейтралитета» и «невмешательства» — имела конечной целью развязать руки фашистским государствам для нападения на СССР.

Авторы книги не пытались дать анализ политики попустительства агрессорам, которая привела к развязыванию второй мировой войны. Они прилагают немало усилий, чтобы оправдать политику правительства Англии при заключении в сентябре 1939 года Мюнхенского соглашения с фашистскими правительствами Германии и Италии, которое санкционировало захват Чехословакии. Зная, что широкие общественные круги с глубоким возмущением встретили этот акт предательства, авторы вынуждены признать «…отрицательные последствия морального, политического и военного характера франко-английской политики в мюнхенском вопросе» (стр. 54).

Политика англо-французских правящих кругов в ходе мюнхенского сговора, вопреки утверждениям авторов книги о пользе этих переговоров, только приблизила начало войны в Европе. Слова престарелого премьер-министра Великобритании Чемберлена при возвращении из Мюнхена о том, что «отныне мир обеспечен на целые поколения», прозвучали как злая ирония. Ровно через два года на Кройдонском аэродроме (южная окраина Лондона), где приземлился самолет, доставивший Чемберлена из Мюнхена, уже гремели разрывы немецких бомб, а еще раньше англичане пережили горечь поспешного бегства из Дюнкерка.

Только Советское правительство вело упорную, последовательную борьбу за создание системы коллективной безопасности в Европе и принятие действенных мер против агрессии.

6 августа 1939 года в Москве состоялись переговоры военных миссий СССР, Англии и Франции. Говоря о ходе этих переговоров, авторы пишут «По причинам, которые лучше всего были известны самой Москве, но которые, конечно, были связаны с нежеланием поляков разрешить пребывание русской армии на их земле, наши переговоры с Россией успеха не имели» (стр. 58).

Как показал ход этих переговоров, правительства Англии и Франции фактически не ставили своей задачей выработать план действий против агрессора с участием СССР. Они были согласны с буржуазным правительством Польши, которое отказывалось разрешить проход советских войск через территорию Польши. Правительство буржуазной Польши с одобрения Англии и Франции заявило о том, что оно не принимает военной помощи от СССР и не нуждается в ней.

Скрытым намерением руководящих кругов Англии и Франции на переговорах в Москве было стремление оказать давление на Гитлера и поторопить его с нападением на СССР. В июне 1939 года правительства Германии и Англии тайно сговорились разграничить сферы влияния на мировых рынках. «Гитлеровская Германия должна была гарантировать целостность и неприкосновенность Британской империи и ее сфер влияния, а Англия давала согласие на превращение Восточной Европы в сферу влияния Германии»[1]. Все это показывает, кто фактически был виновен в срыве англо-франко-советских переговоров в Москве в 1939 году.

Следуя клеветническим традициям буржуазной печати, авторы стремятся убедить читателя, что якобы СССР виновен в развязывании второй мировой войны. Делают они это осторожно и не решаются сказать об этом открыто. Читатель, по их мнению, сам придет к такому выводу, прочитав следующие строки: «21 августа (1939 г. — Ред.) было объявлено о готовящемся заключении русско-германского пакта. 22 августа Гитлер собрал в Оберзальцберге главнокомандующих видами вооруженных сил и командующих армиями, где сообщил им, что наступление немецких армий на Польшу начнется в ближайшую субботу — 26 августа» (стр. 58). Вот, оказывается, в чем дело! Гитлер, видите ли, начал наступление на Польшу в результате заключения пакта о ненападении между СССР и Германией (?!), Так хотят извратить суть этого пакта авторы книги. Они умалчивают о том, что если бы Советский Союз отклонил предложение Германии заключить пакт о ненападении, то это могло привести к вооруженному конфликту в невыгодных условиях полной изоляции СССР, что только сыграло бы на руку провокаторам войны и было бы чревато тяжелыми последствиями не только для советского народа, но и для самой Англии.

После того как Советское правительство увидело полную бессмысленность англо-франко-советских переговоров в Москве в первой половине августа 1939 года, ему ничего не оставалось, как заключить пакт о ненападении с Германией. Заключение этого пакта было крупной победой советской дипломатии, сорвавшей планы западных держав, толкавших Гитлера на войну с СССР еще в 1939 году, и способствовало укреплению обороноспособности нашей страны.

***

Авторы книги стремятся оправдать политику англо-американских правящих кругов, неоднократно срывавших сроки открытия второго фронта в Северной Франции.

Вскоре после нападения Германии на СССР Советское правительство настойчиво требовало от союзников открыть второй фронт, что соответствовало интересам народов всех стран антигитлеровской коалиции. В соответствии с этими требованиями 12 июня 1942 года были опубликованы англо-советское и американо-советское коммюнике, в которых правительства Англии и США торжественно объявили о том, что они откроют второй фронт в Европе в 1942 году. Однако прошло два года, пока Англия и CШA после неоднократных откладываний сроков открытия второго фронта выполнили свое обязательство. К этому времени Советский Союз привел фашистскую Германию на грань полного поражения и имел достаточно сил, чтобы разгромить ее без помощи союзников.

«И вот тут-то, — указывал Н.С. Хрущев в своей речи на девятой общегерманской рабочей конференции в Лейпциге, — когда весь ход второй мировой войны коренным образом изменился, когда события повернулись для западных стран так, что если бы они опоздали с открытием второго фронта, то советские войска могли оказаться не только в Берлине, но и в Париже, тогда наши союзники стали поспешно действовать. Тогда-то и был открыт второй фронт. Было похоже на то, что наши союзники спешили тогда с его открытием, чтобы не дать народам стран Западной Европы самим, с помощью Советской Армии разгромить войска оккупантов»[2]. В этих словах Н.С. Хрущева с предельной ясностью раскрыта сущность политики США и Англии по вопросу открытия второго фронта в Северной Франции.

Как и многие другие буржуазные историки, авторы пытаются скрыть от читателей истинные причины саботажа открытия второго фронта и для оправдания такой политики выдвигают следующие мотивы:

— недостаток сил для вторжения;

— недостаток десантных судов;

— наличие оборонительных укреплений «Атлантического вала» на побережье Северной Франции.

Авторы всеми силами стремятся оправдать политику правящих кругов Англии и США, неоднократно переносивших сроки открытия второго фронта в Европе. Так, на стр. 352 они пишут; «Несмотря на горячее желание встретиться с противником на поле боя в Европе, английская армия все еще не была к этому подготовлена. Только благодаря героическому походу союзных войск через Африку появилась реальная возможность высадки союзных войск в Европе». И далее: «…вторжение в Европу с имевшимися в то время (январь 1943 г. — Ред.) наличными силами армии и флота или силами, которые можно было собрать в течение предстоящих двенадцати месяцев, казалось исключительно трудным и рискованным делом. Одно только недостаточное количество десантных судов должно было ограничить масштаб и мощь такой операции» (стр. 407).

Необоснованность подобных выводов опровергается фак-тами. В ноябре 1942 года вооруженные силы Англии и США провели крупную десантную операцию в Северной Африке, а в июле и сентябре 1943 года — в Сицилии и Италии. Проведение этих операций показало, что союзники и в 1942 и в 1943 годах располагали достаточными силами и средствами для высадки в Северной Франции.

Первоначальный план операции «Оверлорд» предусматривал «наличие в Англии двадцати девяти дивизий, из которых девять можно было бы использовать в период десантной операции»[3]. Каким же количеством дивизий располагали Англия и США? В 1941 году британская армия имела в своем составе 39 дивизий, из них 5 бронетанковых. В конце 1942 года в составе британской армии было уже 50 дивизий, а в армии США — 70 полностью боеспособных дивизий. В это время на советско-германском фронте находилось свыше 70 процентов сухопутных сил Германии. Общее количество дивизий, которое Англия и США могли использовать для высадки в Северной Франции, значительно превышало число расположенных там немецких дивизий. Эти данные опровергают утверждения авторов о недостатке у союзников сил для открытия второго фронта.

Неубедительны также попытки авторов показать недостаток у США и Англии десантных судов для проведения высадки в Северной Франции в 1942 и 1943 годах. Достаточно упомянуть, что для высадки в Сицилии и последующей высадки в Италии летом 1943 года союзники без особых затруднений выделили более 14 дивизий, около 4000 боевых и 1500 транспортных самолетов, 3200 боевых, десантных и вспомогательных судов и кораблей[4]. Нет сомнения, что если бы союзники решили использовать все эти силы для высадки в Северной Франции, то их состав мог быть увеличен за счет резервов и авиации, находившихся на Британских островах.

Миф о существовании так называемого «Атлантического вала» подвергся уничтожающей критике даже в буржуазной печати. Тем не менее авторы пытаются возродить его на страницах своей книги. «Для штурма оборонительных сооружений, — пишут они, — проходивших вдоль западного побережья Европы и известных под названием «Атлантического вала», требовалось самое тесное взаимодействие всех трех видов вооруженных сил обоих союзников» (стр. 499). Это утверждение авторов также имеет целью оправдать задержки в открытии второго фронта. О том, что этот «вал» не существовал, с предельной ясностью упоминал бывший главнокомандующий немецкой группой армий «Запад» во Франции фельдмаршал Рундштедт, «Атлантический вал», — писал он, — представлял собою иллюзию, созданную пропагандой для обмана немецкого народа, а также для обмана союзников. Читая сказки о неприступности его укреплений, я приходил в раздражение».

Политика англо-американских правящих кругов, неоднократно саботировавших сроки открытия второго фронта в Северной Франции, вытекала из их империалистических целей войны. Они рассчитывали, что в борьбе один на один СССР будет обескровлен, а Германия, также ослабленная, не представит для них опасности в борьбе за мировые рынки сбыта. Вот что лежало в основе срывов открытия второго фронта. США и Англия сохраняли силы для участия в завершающей фазе войны, чтобы диктовать свои условия мира в тот момент, когда, как они предполагали, СССР и Германия будут максимально ослаблены.

История опрокинула эти авантюристические расчеты империалистических кругов Англии и США. Вопреки их ожиданиям СССР вышел из войны победителем, еще более окрепшим и могущественным.

***

В угоду своим правящим кругам авторы пытаются скрыть и замаскировать реакционную политику английского правительства в ходе второй мировой войны, направленную на ослабление Советского Союза. На многих страницах книги можно встретить утверждения о том, что правительство Англии якобы делало все возможное, чтобы оказать военную помощь СССР. Так, например, комментируя отказ Комитета начальников штабов усилить английские ВВС на Дальнем Востоке летом 1941 года, авторы пишут: «…самым важным вопросом, по мнению комитета, было оказание любыми средствами максимально возможной помощи России, храбро сражавшейся с сильным врагом» (стр. 262). И в другом месте; «3а несколько дней до нападения немцев на Россию командующие Бомбардировочным, Истребительным и Береговым командованиями получили указание разработать наиболее эффективные способы боевых действий авиации, которые вынудили бы противника держать на Западе значительную часть своих военно-воздушных сил» (стр. 225–226).

Как же были осуществлены эти благие намерения? Лицемерные заявления о помощи СССР опровергаются фактами, которые авторы не в состоянии скрыть от читателя. Характерной особенностью боевых действий английских ВВС после нападения Германии на СССР явилось резкое снижение их боевой деятельности. Осенью 1941 года и зимой 1941/42 года снизилось число боевых вылетов. Бомбардировочные удары наносились по тем объектам противника, разрушение которых не имело почти никакого влияния на ход войны на советско-германском фронте. Сами авторы подтверждают все вышесказанное. Так, на стр. 241, касаясь боевых действий английских ВВС зимой 1941/42 года, они пишут: «…боевая активность Бомбардировочного командования оставалась на протяжении многих месяцев чрезвычайно низкой. Из числа 800 средних и тяжелых бомбардировщиков, входивших в состав командования, во второй половине 1941 года, в боевых операциях обычно использовалось лишь около 400 самолетов, и в среднем для действий по объектам на территории Германии каждую ночь производилось немногим более 60 самолето-вылетов». Эти цифры показывают, что действия английской бомбардировочной авиации против Германии были фактически приостановлены. На стр. 342 авторы пишут: «В марте 1942 года окончился период зимней «консервации» военно-воздушных сил»,

С циничной откровенностью оценивает характер боевых действий английских ВВС зимой 1941 года бывший командующий Бомбардировочным командованием маршал авиации Харрис. В своей книге «Наступление бомбардировочной авиации» он пишет: «…в конце 1941 года налеты нашей бомбардировочной авиации приобретали большое политическое значение как способ уверить русских в том, что мы делаем все возможное, чтобы прийти к ним на помощь».

Даже те ограниченные бомбардировочные удары, которые проводили английские ВВС зимой 1941/42 года, направлялись в основном против баз немецких подводных лодок на побережье Бискайского залива и на линейные корабли в Брестском порту. Эти удары были бесполезной тратой сил английской авиации и не дали никаких результатов. Авторы вынуждены признать, что «…бомбардировка баз немецких подводных лодок в Бискайском заливе в последние месяцы 1941 года не была необходимой» (стр. 223).

Становится очевидным, что в самое трудное для СССР время борьбы против фашистского нашествия правящие круги США и Англии вовсе не торопились оказать помощь своему военному союзнику. Решение командования английских ВВС заставить немцев «…держать на Западе значительную часть своих военно-воздушных сил» (стр. 225–226), если оно вообще когда-либо существовало, осталось пустой декларацией на бумаге и никак не могло осуществиться при одновременном проведении «консервации» сил. Для оказания действительной помощи СССР нужно было наносить удары с воздуха по жизненно важным военным и промышленным объектам противника, а не ограничиваться задачей вынудить немцев «держать на Западе значительную часть своих военно-воздушных сил».

При чтении третьей части книги обращает на себя внимание еще один вид «военной помощи» СССР со стороны ВВС Великобритании и США. Речь идет о нанесении ударов англо-американской авиации по городам, промышленным объектам и железнодорожным узлам в Восточной Германии и странах Центральной Европы в 1944 и в 1945 годах. Освещая эти действия в начале 1945 года, авторы пишут: «Бомбардировщики стратегической авиации в это время наносили удары по коммуникациям противника для оказания помощи наступающей Красной Армии. В связи с плохой погодой в январе количество самолето-вылетов резко сократилось, по даже и в этом месяце более 2000 тонн бомб было сброшено на железнодорожные узлы, через которые шли эшелоны на Восточный фронт, при этом более всего пострадали Вена и Линц. B феврале было произведено 70 налетов па коммуникации противника в Австрии, Германии, Восточной Венгрии и Северной Югославии, в ходе которых было сброшено свыше 11000 тонн бомб. В дневных и ночных налетах на железнодорожные коммуникации Австрии, Северной Югославии, Венгрии и Баварии в марте было сброшено 18000 тонн бомб» (стр. 593).

Крупным массированным налетам англо-американских бомбардировщиков подверглись также в этот период города Германии в зоне, намеченной для оккупации советскими войсками. Среди них были Дрезден, Лейпциг, Дессау, Хемниц, Потсдам и ряд других. В последние дни войны англо-американская авиация произвела налеты на промышленные объекты Чехословакии: заводы фирм Колбен-Данкен в Праге, Шкода в Пльзене, Батя в Злине и другие.

Чем же можно объяснить такое повышенное внимание англо-американского командования к ударам по указанным выше объектам и городам? В переписке между главами правительств СССР, США и Великобритании, которая была опубликована Министерством иностранных дел СССР в 1957 году[5], нет никаких документов, указывающих на согласование упомянутых действий англо-американской авиации с Советским правительством. Эти действия англо-американской авиации преподносятся как проявление союзнического долга. На самом деле они диктовались совершенно иными соображениями. Главная цель, которую ставило перед собой англо-американское командование, состояла в том, чтобы затормозить темпы наступления советских войск, разрушить ряд городов и промышленных объектов в Восточной Германии и Австрии, а также в странах Центральной Европы — Чехословакии и Венгрии. Англо-американские правящие круги как огня боялись быстрого восстановления экономики этих стран, пострадавших в ходе войны, и стремились разрушить как можно больше промышленных объектов, пока к ним не подошли советские войска. Пользуясь отсутствием организованного сопротивления на Западном фронте, англо-американские войска в ряде мест перешли согласованную на Ялтинской конференции глав правительств СССР, США и Англии демаркационную линию. Вступив в советскую зону оккупации в Германии, союзники в спешном порядке начали вывозить промышленное оборудование. Так, например, с лихорадочной поспешностью было вывезено в июне 1945 года все оборудование крупнейшего подземного завода по сборке самолетов-снарядов и баллистических ракет, расположенного близ Нордхаузена.

Таково существо англо-американской «помощи» СССР в последние месяцы войны в Европе, когда стало очевидно, что Советские Вооруженные Силы могут разгромить фашистскую Германию без участия союзников.

***

Красной нитью через всю книгу проходит стремление авторов чрезмерно раздуть и преувеличить роль английских ВВС в завоевании победы над странами фашистского блока.

Такая оценка роли английской авиации не случайна. В угоду правящим кругам Англии авторы стремятся всячески принизить или затушевать решающую роль Советского Союза в победе над гитлеровской Германией и империалистической Японией

Переоценка роли военно-воздушных сил во второй мировой войне имела в Англии глубокие исторические корни.

Возникшая после первой мировой войны буржуазная теория «воздушной войны» нашла широкое распространение в английских военных кругах. Наряду с основоположником теории «воздушной войны» итальянским генералом Дуэ известны также сторонники этой теории лорд Тренчард в Англии и генерал Митчелл в CIIIA. Они считали, что главную и решающую роль в войне должна играть авиация. На долю сухопутных и военно-морских сил они оставляли решение вспомогательных задач — обеспечение действий и закрепление успехов авиации. В соответствии с этим предлагалось сосредоточить основное внимание на строительстве мощных военно-воздушных сил с преимущественным развитием бомбардировочной авиации. Главной задачей первой фазы воздушной войны считалось завоевание господства в воздухе. После этого должна была следовать фаза сокрушительных бомбардировочных ударов по основным военным и промышленным объектам противника. По мнению сторонников этой теории, подобные удары с воздуха должны изолировать войска на фронте от источников снабжения в тылу и привести войну к быстрому окончанию.

Теория «воздушной войны» оказала глубокое влияние на содержание английской авиационной доктрины, строительство английских ВВС перед второй мировой войной и на характер их боевого использования в ходе войны. Усердными защитниками этой теории являются и авторы данной книги.

Англия была первой капиталистической страной, где военно-воздушные силы получили статут самостоятельного вида вооруженных сил. Основоположником английской авиационной доктрины был первый главнокомандующий английских ВВС лорд Тренчард, выдвинувший два положения:

— воздушное наступление является основой для завоевания победы в войне;

— состав военно-воздушных сил должен иметь ярко выраженный наступательный характер.

В соответствии с этими положениями первый план расширения английских ВВС, принятый в 1923 году, предусматривал, чтобы на две бомбардировочные эскадрильи приходилась одна истребительная эскадрилья. В последующие годы это требование сохраняло свое значение в планах строительства английских ВВС.

Описывая основы английской авиационной доктрины, авторы стремятся непомерно расхвалить ее. Так, на стр. 54 они пишут: «…наша авиационная доктрина была значительно лучше, полнее и яснее доктрины немецких ВВС, которые, несмотря на организационную самостоятельность, фактически являлись слугой сухопутных сил». Следует отметить, что немецкие ВВС в боях в Западной Европе в начале войны действовали в более тесном взаимодействии с наземными войсками, нежели английские ВВС. Видимо, по этой причине авторы и называют немецкую авиацию слугой сухопутных войск.

Как же были реализованы основные положения английской авиационной доктрины в ходе второй мировой войны?

Авторы книги вынуждены признать крупнейшие недостатки и промахи в организации, подготовке и боевом использовании английских ВВС, которые со всей остротой дали себя почувствовать в процессе войны.

Английские ВВС вступили во вторую мировую войну плохо подготовленными к взаимодействию с наземными войсками. Об этом красноречиво говорит сама их организационная структура. На 1 сентября 1939 года они имели в своем составе только одну (22-ю) авиагруппу, предназначенную для взаимодействия с наземными войсками. В составе этой авиагруппы насчитывалось 13 эскадрилий, из них 9 разведывательных и 4 истребительные. В то же время в составе Бомбардировочного командования имелось 39 эскадрилий и в Береговом командовании — 19 эскадрилий.

Когда англичане направили во Францию экспедиционный корпус в составе 10 дивизий, то, кроме 22-й авиагруппы, в состав экспедиционных ВВС во Франции была передана 1-я авиагруппа Бомбардировочного командования (10 эскадрилий). Эти эскадрильи не были подготовлены для взаимодействия с наземными войсками. Однако по первоначальному замыслу штаба ВВС даже эти 10 эскадрилий, вооруженные в основном устаревшими одномоторными бомбардировщиками «Бэттл», предназначались для «…нанесения эффективных ударов по объектам немецкой промышленности с небольших расстояний…» (стр. 89). Теория «воздушной войны» настолько сильно владела умами руководства английских ВВС, что оно собиралось оставить экспедиционный корпус вообще без поддержки с воздуха. Характерным примером этого явился следующий эпизод. За два дня до начала немецкого наступления во Франции, в апреле 1940 года, Бомбардировочному командованию была поставлена задача обеспечивать боевые действия союзных войск на северном крыле фронта. Возглавлявший это командование маршал авиации Портал заявил: «Я убежден, что нецелесообразно использовать бомбардировщики «Бленхейм», так как это может отрицательно повлиять на ход воздушной войны…» (стр. 89). Поддержка английских войск на поле боя была принесена в жертву «воздушной войне», которая не могла оказать существенного влияния на ход боевых действий.

Описывая боевые действия союзников во время немецкого наступления во Франции в мае 1940 года, Дж. Фуллер писал: «…командование военно-воздушных сил было настолько оторвано от армии, что лорд Горт (командующий английскими войсками. — Ред.) оказался во Франции в поистине нелепом положении: он получал авиационную поддержку, обращаясь в Лондон в военное министерство»[6].

Из этого видно, что самостоятельность английских ВВС вносила серьезные затруднения в организацию взаимодействия с наземными войсками и отнюдь не способствовала успешному ведению боевых действий.

Доктрина английских ВВС предусматривала нанесение массированных бомбардировочных ударов по военным и промышленным объектам в тылу противника. Для выполнения этих задач в первые годы войны английская бомбардировочная авиация была подготовлена недостаточно. Экипажи были обучены производить бомбометание только днем в простых метеоусловиях по видимым целям. Однако первые дневные вылеты без прикрытия истребителей сопровождались большими потерями. Небольшой радиус действия английских истребителей не позволял применять их для сопровождения бомбардировщиков при налетах на объекты в Германии, Все это заставило англичан перейти к использованию бомбардировочной авиации только в ночное время.

Подготовка экипажей для боевых действий ночью была слабой. Многие экипажи не могли обнаружить и поразить заданные цели. Только изредка в лунные ночи при хорошей видимости целей они могли производить бомбометание. Радионавигационные средства типа «Джи», «Гобой», обеспечивающие выход самолетов на цель, радиолокационные прицелы типа H2S для слепого бомбометания и самолетовождения, целеуказательные бомбы типа «Карпет», самолеты наведения бомбардировщиков на цель — все эти средства начали применяться только в 1942 и 1943 годах. До этого экипажи в большинстве случаев производили бомбометание по расчету времени, и результаты налетов были весьма низкими. Контрольные аэрофотоснимки и донесения агентуры с Оценками результатов бомбометания показывали, что большинство бомб падало вне целей. Для контроля бомбометания по заданным целям с 1941 года англичане начали устанавливать на бомбардировщиках аэрофотоаппараты. Момент сбрасывания бомб фиксировался на снимке, что позволяло определить точку сбрасывания бомб на местности. При изучении этих контрольных аэрофотоснимков выяснилось, что большая часть английских бомбардировщиков вообще не выходила на заданные цели.

По этому поводу авторы признают: «Оказалось, что из трех самолетов, экипажи которых докладывали об успешном выполнении боевого задания, только один подходил к своей цели на расстояние ближе восьми километров, а при проведении налетов на объекты Рура только один из десяти самолетов приближался к своей цели на такое расстояние» (стр. 244). И далее: «Низкие результаты бомбометания породили деморализацию экипажей, что могло сорвать осуществление всего плана стратегического воздушного наступления, на которое возлагалось так много надежд» (стр. 170).

Это заставило командование английских ВВС отказаться от разрушения отдельных промышленных и военных объектов при проведении бомбардировочных налетов. Вместо ударов по избранным объектам бомбардировщикам ставилась задача производить бомбометание по площади крупных населенных пунктов Германии в ночное время. Этот способ бомбометания был более простым и не требовал высокого уровня подготовки экипажей и, несмотря на последующие совершенствования средств бомбометания и самолетовождения, применялся до конца воины.

Чтобы скрыть неспособность своей бомбардировочной авиации наносить удары по избранным объектам, командование английских ВВС объявило, что бомбардировки по площади населенных пунктов необходимы для подрыва мо)больного духа немецкого народа и нанесения ущерба промышленным объектам, Директива штаба ВВС Бомбардировочному командованию от 9 июля 1941 года ставила основной задачей командования проведение «…массированных продолжительных бомбардировок по площади крупных промышленных центров, преимущественно заселенных рабочими» (стр. 240).

Авторы книги пытаются оправдать политику использования бомбардировочной авиации, направленную на уничтожение гражданского населения Германии, и в первую очередь рабочего класса. Однако и они признают, что «…при проведении налетов на города общей точкой прицеливания был не какой-нибудь отдельный завод, а наиболее густо заселенный городской район» (стр. 330). В 1943 году англо-американский Объединенный комитет по планированию операций потребовал наносить бомбардировочные удары по городам, где размещались жизненно важные объекты, а Харрис, стоявший тогда во главе Бомбардировочного командования, считал, что «…лучше всего эту задачу можно выполнить путем разрушения жилищ рабочих, занятых в немецкой промышленности» (стр. 472). Авторы приводят ряд других примеров мнимых разногласий по вопросу использования бомбардировочной авиации. Однако читателю нетрудно сделать вывод, что Харрис был не одинок в своих взглядах на выбор объектов для бомбардировочных ударов. Разрушение немецких городов, уничтожение мирного населения в течение значительного периода второй мировой войны было главной задачей Бомбардировочного командования. Об этом свидетельствуют следующие данные. В графике на стр. 674 показано распределение усилий Бомбардировочного командования за все годы войны. На городские объекты израсходовано около 44 процентов всех усилий, на прочие объекты — 28 процентов, на объекты транспорта — 14 процентов, заводы по производству ГСМ — 10 процентов и на объекты ВВС Германии — 4 процента. По-видимому, такие объекты, как военно-морские базы, были отнесены к категории прочих объектов. Если учесть, что при нанесении ударов с воздуха по этим базам страдали главным образом города и населенные пункты (Сен-Назер, Лориан и другие), то станет очевидным, что фактически на городские объекты было затрачено около половины всех усилий Бомбардировочного командования. Из этого видно, что утверждения авторов книги о якобы имевшихся разногласиях в высших командных инстанциях по вопросу использования английской бомбардировочной авиации против немецких городов имеют целью скрыть пороки в политике ее боевого использования.

Сторонники теории «воздушной войны» имелись не только в руководстве английских ВВС, но и в Комитете начальников штабов. В докладе комитета, составленном в начале 1942 года для Комитета начальников штабов вооруженных сил США, мы находим следующие взгляды на ведение войны против Германии. Прежде всего англичане требовали от американцев оказать им помощь в создании мощной бомбардировочной авиации, с помощью которой якобы можно будет выиграть войну. Они предлагали довести численность Бомбардировочного командования до 4000 самолетов (стр. 326). «…Мы уверены, — указывалось в докладе, — что если нам удастся увеличить силы бомбардировочной авиации в соответствии с намеченной программой, то результат воздушного наступления будет потрясающим» (стр. 241). Какой же результат ожидали английские начальники штабов от выполнения этой программы? Ответ на это находим здесь же в их докладе: «…военно-экономический потенциал Германии будет уничтожен, моральный дух населения сломлен, а боевая мощь немецких вооруженных сил, их боеспособность и мобильность будут снижены до такой степени, что мы сможем осуществить вторжение своих сил на территорию Германии… Может случиться так, что указанные выше меры воздействия на противника сами по себе будут достаточными для того, чтобы заставить Германию просить мира…» (стр. 241–242).

Английские начальники штабов настолько переоценили возможности воздушного наступления, что рассчитывали добиться победы над Германией с использованием только одной авиации. Однако ход войны доказал полную несостоятельность подобных авантюристических замыслов. При авиационном обеспечении прорыва у Сен-Ло и в боях за Канн союзники наносили одновременные удары по немецкой обороне силами около 2000 бомбардировщиков, однако немцы продолжали оказывать сопротивление наступающим войскам союзников. Достаточно упомянуть, что в июне 1944 года ВВС США имели в своем составе 20506 бомбардировщиков, из них тяжелых 12165[7], однако и этого количества, не считая советских и английских бомбардировщиков, оказалось недостаточно, чтобы решить исход войны против Германии и Японии силами только одной авиации. Тем более несерьезно звучало утверждение Комитета начальников штабов вооруженных сил Англии «заставить Германию просить мира» с помощью 4000 бомбардировщиков.

Следуя подобным авантюристическим оценкам роли английских ВВС во второй мировой войне, авторы книги заявляют: «…если бы Германия не подверглась столь опустошительным ударам с воздуха, в результате которых была уничтожена значительная часть ее промышленности, то она должна была бы выиграть войну» (стр. 678). В этих словах наиболее ярко выражено стремление приписать союзной авиации «решающую роль» в разгроме гитлеровской Германии. Восхваляя действия английской авиации в ходе второй мировой войны, усердные защитники теории «воздушной войны» зашли настолько далеко, что готовы отрицать решающую роль Советских Вооруженных Сил в достижении победы над фашистской Германией.

Расхваливая результаты стратегических бомбардировок немецких городов, авторы ограничились утверждением о том, что «значительная часть» промышленности Германии была уничтожена, но, чтобы легче ввести в заблуждение читателя, они не приводят никаких статистических данных для обоснования такого довода.

Если обратиться к фактам, то результаты бомбардировок Германии союзной авиацией предстанут в совершенно ином свете. В какой степени удары с воздуха могли дезорганизовать военную экономику Германии? Ответ на этот вопрос мы можем найти даже в некоторых изданиях, авторов которых никак нельзя заподозрить в симпатиях к Советскому Союзу. Так, например, производство основных видов военной продукции в Германии вплоть до 1944 года не только не сокращалось, но даже увеличивалось. Это видно из следующей таблицы[8]:

Годы Сброшено бомб на страны оси в тоннах Выплавка стали в Германии и оккупированных ею странах в тыс. тонн Производство авиационного бензина в тыс. тонн Производство самолетов Производство танков
количество самолетов вес конструкции самолетов в тыс. тонн
1940 13 500 966 10 826 1459
1941 37 100 31 819 910 11 776 67 146 3245
1942 50 400 32 126 1472 15 576 95 774 4137
1943 206 200 34 644 1917 25 527 141 610 5996
1944 1 201 500 28 501 1105 39 807 174 938 8334

Снижение выплавки стали и сокращение производства авиационного бензина объясняется прежде всего потерей Германией оккупированных территорий Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии и Югославии, освобожденных Советскими Вооруженными Силами в результате летнего и осеннего наступления 1944 года. Интересное признание по этому вопросу мы находим у известного своей враждебностью к СССР английского военного историка Фуллера. Описывая летнюю кампанию 1944 года на южном крыле советско-германского фронта, он пишет: «Тем временем Малиновский продолжал наступать в южном направлении и 29 августа достиг нефтяного района Бузэу. 30 августа занял Плоешти и на другой день вступил в Бухарест. Так значительно эффективнее, чем можно было добиться какими угодно стратегическими бомбардировками, у Германии были отняты основной источник снабжения нефтью и вся румынская пшеница»[9].

Экономисты из ФРГ, изучавшие состояние немецкой экономики в годы второй мировой войны, приводят следующие далеко не полные данные о результатах наступательных операций советских войск во второй половине 1944 года: «С мая 1944 по январь 1945 гг., (перед началом последнего большого наступления Советской Армии) противник захватил 15 процентов всех мощностей германской промышленности, причем даже без таких важных отраслей, как угольная, горнорудная, строительная. На занятые советскими войсками восточные провинции (Восточная Пруссия, Данциг, Западная Пруссия, Познань) в июле 1944 года приходилась почти 1/7 всех промышленных рабочих Германии»[10].

Немецкие экономисты умолчали здесь о потере Германией производственных мощностей в странах Центральной и Восточной Европы, освобожденных советскими войсками. С учетом этого общие потери производственных мощностей, использовавшихся для обеспечения германской военной машины, значительно превысят указанные выше 15 процентов.

Оценивая далее рост военной промышленности Германии в период с начала 1942 и до середины 1944 годов, эти же авторы пишут: «В этот период производство вооружения и военных материалов возросло в 3 раза»[11].

Все эти данные буржуазной статистики требуют уточнений и критической оценки. Однако и они позволяют опровергнуть доводы авторов книги о том, что союзникам удалось достигнуть главной цели бомбардировочного наступления, а именно — разрушить военную промышленную и экономическую систему и подавить моральный дух населения Германии. Результаты этого наступления стали заметны только в последние месяцы войны, когда под ударами советских войск Германия понесла значительные потери территории и рабочей силы и тем самым неизбежность ее поражения была предрешена.

Оценивая значение стратегических бомбардировок Германии англо-американской авиацией, можно прийти к выводу, что они не оказали заметного влияния на ход войны в целом и не ускорили ее окончания. Более того, они оказались расточительным и малоэффективным мероприятием. Достаточно упомянуть, что от 40 до 50 процентов всей военной продукции Англии в годы войны затрачивалось на обеспечение потребностей военно-воздушных сил[12]. В то же время львиная доля всех усилий англо-американской авиации была израсходована на разрушение крупных немецких городов, что не ускорило окончания второй мировой войны.

Такое распределение военных усилий Англии и США соответствовало политическим целям войны правящих кругов этих стран и вытекало из их намерения затянуть ход войны.

Крупные поражения германских вооруженных сил на советско-германском фронте и потери Германией жизненно важных территорий, а не стратегические бомбардировки союзников привели фашистскую Германию к полному разгрому во второй мировой войне.

Попыткой преднамеренного преувеличения роли английских ВВС в войне с Германией является также тенденциозное описание боевых действий английской и немецкой авиации над Англией летом и осенью 1940 года. Авторы называют эти действия «основным поворотным пунктом войны» (стр. 679). После периода «сидячей» или «странной» войны, когда за четыре месяца 1939 года англичане сбросили на противника всего лишь 31,5 тонны бомб, так называемая «битва над Англией» казалась англичанам крупнейшим событием войны. Однако ни по результатам действий авиации обеих сторон, ни по размаху воздушных боев «битву над Англией» никак нельзя отнести к пресловутому «поворотному пункту войны».

Направляя свою авиацию на Англию, гитлеровское командование пыталось оказать политическое давление на ее правительство и вывести страну из войны прежде, чем начать нападение на СССР. Вместе с этим гитлеровское командование стремилось до такой степени ослабить военно-воздушные силы Англии, чтобы они не представляли угрозу для возможной высадки немцев на Британских островах.

Далеко идущие цели гитлеровского командования в «битве над Англией» носили авантюристический характер. Англию нельзя было вывести из войны одними ударами немецких ВВС, без захвата метрополии сухопутными войсками. Разрушенные после налетов немецкой авиации промышленные объекты англичане быстро восстановили, и удары немецкой авиации не оказали заметного влияния на состояние военной промышленности Англии. Не удалось немцам серьезно ослабить и противовоздушную оборону Англии.

Английское командование ставило перед своей авиацией задачи по отражению воздушного нападения, но не имело сил для осуществления мощных ответных ударов с воздуха по Германии.

Если оценить итог «битвы над Англией» с точки зрения потерь, которые понесли обе стороны, то и здесь видно, что оказать влияние на ход войны они не могли. За период «битвы над Англией» с 7 июля по 31 октября немцы потеряли 1733 самолета[13]. По данным немецкого военного историка Греффрата в его обзоре «Война в воздухе», только за первые 27 дней боев на советско-германском фронте потери немецких ВВС составили 1284 самолета, фактически же они были значительно выше[14].

Военно-воздушные силы Советской Армии, несмотря на тяжелые потери после внезапных налетов фашистской авиации на наши аэродромы в первые дни войны, оказали немецким ВВС решительное сопротивление. Интенсивность воздушных боев здесь была значительно выше, чем в «битве над Англией».

Термин «битва», присвоенный действиям авиации над Англией летом и осенью 1940 года, не является правомерным.

По нашим понятиям, битва представляет собой совокупность ряда решительных сражений главных стратегических группировок сторон, объединенных единством цели и замысла, могущих изменить соотношение сил и создать перелом в ходе войны. Так, например, битва под Курском летом 1943 года окончательно определила поражение гитлеровской военной машины, привела к захвату Советскими Вооруженными Силами стратегической инициативы и к окончательному завоеванию господства в воздухе.

Ничего подобного мы не можем увидеть в итогах «битвы над Англией». Следует отметить, что распространенный в нашей печати перевод «The Battle of Britain» как «битва за Англию» неприемлем. Рассчитывать на завоевание Англии ударами одной авиации могли только гитлеровские авантюристы, обуреваемые идеями молниеносной войны. По указанным выше соображениям, в данной книге условно принят термин «битва над Англией».

Что же заставило авторов книги извращать историю второй мировой войны чрезмерным преувеличением роли в ней военно-воздушных сил Англии и США? Основой этого явилось стремление преуменьшить роль СССР в завоевании победы над фашистской Германией и империалистической Японией в угоду правящим кругам Англии и США. Искажение исторической правды потребовалось авторам также для того, чтобы показать в преувеличенном виде боеспособность вооруженных сил Англии и США. Такая пропаганда преследует цель морально подготовить население капиталистических стран к якобы неизбежной войне против СССР и стран социалистического лагеря, о которой мечтают империалистические хищники США и Англии и их реваншистские приспешники из Западной Германии и Японии.

Подобные попытки авторов обречены на провал. Народы всего мира достойно оценили выдающуюся и решающую роль СССР в борьбе антигитлеровской коалиции против стран оси Берлин — Рим — Токио. Именно советский народ, возглавляемый Коммунистической партией Советского Союза, вынес на себе главную тяжесть борьбы с фашистскими захватчиками в ходе второй мировой войны.

Общеизвестно, что советско-германский фронт постоянно приковывал от 60 до 80 процентов всех сухопутных сил Германии и большую часть немецкой авиации. Именно на этом фронте были разгромлены главные силы гитлеровской Германии. Общие потери Германии убитыми, ранеными и пропавшими без вести за время боевых действий на советско-германском фронте составили более 8 миллионов человек[15]; здесь были разгромлены 1024 дивизии фашистской Германии и ее союзников[16].

За первые 17 месяцев войны на советско-германском фронте немцы потеряли 62000 самолетов. За этот же период их потери на других театрах военных действий составили 37500 самолетов, из них в Западной Европе — 8000, на Средиземном море — около 9000, на Балканах — несколько более 7000, в системе ПВО Германии — около 13 500[17]. Эти цифры убедительно показывают, что наибольшие потери немецкой авиации нанесли ВВС Советской Армии,

Не менее показательны факты о решающей роли СССР в разгроме милитаристской Японии. В ходе войны у границ СССР в Северо-Восточном Китае Япония держала около 1/8 всех сухопутных сил, которые не могли быть использованы против США и Англии на других театрах военных действий. После вступления СССР в войну с Японией эта мощная группировка японских войск подверглась полному разгрому и пленению советскими войсками, что привело Японию к поражению в войне.

Эти факты известны народам всего мира. Никакие фальсификаторы истории второй мировой войны не смогут их опровергнуть.

Советский читатель обнаружит в книге ряд других пороков, свойственных трудам буржуазных историков второй мировой войны. Не имея возможности остановиться подробно на всех недостатках книги, напомним о некоторых из них.

Известно, что в ходе второй мировой войны между Англией и США имелись острые разногласия в отношении способов ведения войны, в выборе времени и места открытия второго фронта, использовании стратегической авиации и многие другие. Авторы книги стремятся всячески сгладить эти разногласия, а в ряде случаев просто избегают их рассматривать. Они стараются создать впечатление, что коалиционная стратегия диктовалась якобы едиными политическими целями войны и отражала интересы США и Англии.

В искаженном виде представлено в книге национально-освободительное движение в странах, подвергшихся оккупации немецкими и японскими захватчиками. Авторы сознательно преуменьшают роль этого движения в общем ходе войны и извращают его цели и задачи.

«Гитлеровская агрессия против Советского Союза, — писал Морис Торез, — дала сильный толчок нашему движению Сопротивления, особенно организации вооруженной борьбы. Все патриоты поняли, что создалось новое соотношение сил и что теперь победа сторонников свободы и независимости народов обеспечена»[18].

Политические цели войны правящих кругов Англии и США находились в противоречии с политическими целями национально-освободительного движения. Этим и объясняется нежелание авторов освещать в книге значение национально-освободительного движения в ходе второй мировой войны.

Несмотря на отмеченные недостатки, книга интересна для советских читателей тем, что она содержит обширный материал, освещающий практику боевого использования английской авиации в ходе второй мировой войны.

***

Разгром гитлеровской Германии и империалистической Японии не послужил уроком для провокаторов новой войны. Реакционные круги США, ФРГ, Англии и Франции, а также их союзники по агрессивным военным блокам НАТО, СЕАТО и СЕНТО усиливают гонку вооружений, ведут подготовку к развязыванию войны. Они непрерывно увеличивают военные 'бюджеты и численность вооруженных сил, срывают мирные предложения Советского правительства о всеобщем и полном разоружении и запрещении испытаний ядерного оружия.

Современное соотношение сил одежду мировой социалистической системой и странами капитала, входящими в агрессивные военные блоки, складывается далеко не в пользу последних. В военном, политическом и экономическом отношениях лагерь социализма несравненно могущественнее лагеря империализма.

Одного нашего ракетно-ядерного удара, как отмечал Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский, достаточно, чтобы уничтожить не только любые объекты в США, но и все страны, на территории которых расположены американские военные базы[19].

Ослепленные классовой ненавистью империалистические круги не хотят реально оценить современное соотношение сил на мировой арене.

В отчете Центрального Комитета КПСС ХХП съезду партии Н.С. Хрущев указывал: «Реакция помышляет найти выход на путях агрессии против стран социализма. В довоенный период она возлагала особые надежды на гитлеровскую Германию. Сегодня в роли основного агрессивного ядра выступают Соединенные Штаты Америки, ставшие центром мировой реакции. Империалисты США выступают в союзе с западногерманскими милитаристами и реваншистами, угрожая миру и безопасности народов. Но в наше время для империалистов стало уже опасно искать выход из противоречий с помощью военной отдушины»[20].

Империалистическим кругам нельзя забывать о том, что боеготовность Советских Вооруженных Сил опирается на новейшие виды оружия. Для обеспечения безопасности СССР и стран социализма созданы межконтинентальные и глобальные ракеты, ядерное оружие мощностью 50, 100 и больше мегатонн.

Ярким свидетельством могущества СССР явился первый в мире, беспримерный по своей сложности и продолжительности, групповой полет в космос двух советских летчиков-космонавтов героев Советского Союза майора А.Г. Николаева и подполковника П.Р. Поповича, совершенный ими в период с 12 по 15 августа 1962 года.

Попытки империалистических агрессоров найти выход из противоречий с помощью военных авантюр равносильны самоубийству. Если агрессоры развяжут войну против СССР и других стран лагеря социализма, то они неминуемо сами сгорят в ее пламени.

Н. Рудой

Оглавление книги


Генерация: 0.354. Запросов К БД/Cache: 0 / 0