Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

Глава 1 ЯПОНИЯ НАНОСИТ УДАР

Глава 1

ЯПОНИЯ НАНОСИТ УДАР

В одно прекрасное солнечное утро в мае 1925 года в Лондоне состоялось совещание — главнокомандующих тремя видами вооруженных сил Британской империи. Предметом этого совещания являлось рассмотрение вопросов обороны небольшого острова Сингапур, расположенного у входа в восточную часть Малаккского пролива и находящегося на удалении более 13 000 километров от берегов Англии. На южном берегу этого острова лежит большой город, а на северном расположена военно-морская база Сингапур, считавшаяся в течение многих лет «Гибралтаром Дальнего Востока». После окончания осенью 1939 года строительства этой базы, обошедшегося в 60 миллионов фунтов стерлингов, она была снабжена и оборудована всем необходимым, начиная от ленточки для фуражки морского офицера и кончая 15-дюймовыми орудиями береговой артиллерии; а у гранитных и железобетонных причалов базы находился плавучий сухой док длиной 300 метров и шириной 40 метров, в котором мог разместиться самый крупный линейный корабль. После 15-дневной осады под натиском стотысячной японской армии 70 000 защитников острова капитулировали и были захвачены в плен. Более половины из них погибли из-за исключительно тяжелых условий жизни в плену. Падение Сингапура было одной из самых больших военных катастроф в истории английских вооруженных сил.

Эта катастрофа произошла через 17 лет после того памятного майского утра, когда три военных руководителя занимались в Лондоне рассмотрением вопросов обороны Сингапура.

В 1921 году было решено перенести главную военно-морскую базу Англии на Дальнем Востоке из удаленного и открытого для нападения противника Гонконга в другое, более безопасное место. В течение двух лет Имперский комитет обороны тщательно изучал вопросы, связанные с непрерывно растущей мощью японского военно-морского флота. Для английской военно-морской базы на Дальнем Востоке необходимо было найти менее удаленное и более безопасное место на случай военных действий между Англией и Японией. Комитет считал, что таким местом является остров Сингапур; такого же мнения придерживалась имперская конференция, состоявшаяся в 1923 году. После этой конференции прошло два года, а эксперты не прекращали работу в поисках наилучших методов обороны этого острова. На майском совещании 1925 года предметом дискуссии явился вопрос выработки наилучших методов зашиты медленно строящихся доков и арсеналов новой военно-морской базы. Начальник штаба военно-морских сил Англии и начальник Имперского генерального штаба одобряли такую форму обороны Сингапура, которая могла бы обеспечить его защиту при помощи стационарных 15-дюймовых орудий в сочетании с орудиями мелких калибров. Такой вид обороны был хорошо проверен и в том или другом варианте выдержал испытания многих войн. Тренчард, начальник штаба английских ВВС, предпочитал иметь более подвижную систему обороны с наличием в ней оружия, обладающего большей дальностью поражения. По мнению Тренчарда, к артиллерии, подводным лодкам и легким надводным кораблям, выделенным для защиты Сингапура, следовало добавить эскадрилью истребителей, две эскадрильи бомбардировщиков-торпедоносцев и отряд гидросамолетов.

Тренчард считал ошибочным рассматривать артиллерию как единственный или главный вид оружия в системе обороны Сингапура. Почему бы не использовать военно-воздушные силы для нанесения удара по противнику задолго до того, как он окажется в радиусе действия береговой артиллерии? Бомбардировщики-торпедоносцы могут наносить такие удары далеко в море, на удалении 250–300 километров от Сингапура и его мощной артиллерии. Предложения Тренчарда вызвали на совещании оживленную дискуссию. В конце концов было принято компромиссное решение, заключавшееся в том, что внутренний пояс обороны крепости должен быть обеспечен тремя 15-дюймовыми орудиями и орудиями меньших калибров, а для внешнего пояса обороны крепости предусматривалось использование бомбардировщиков-торпедоносцев.

В течение десяти лет, начиная с 1927 года, маятник беспокойно колебался между артиллерией и авиацией, между экономией и расточительностью. К 1929 году было закончено строительство плавучего дока, система обороны Сингапура была усилена еще несколькими орудиями, а на аэродроме Селетар — поблизости от морской базы, строительство которой еще не было закончено, — расположилась 205-я эскадрилья, вооруженная летающими лодками «Саутгемптон», а позднее — «Сингапур». В 1930 году 205-я эскадрилья была усилена 36-й эскадрильей бомбардировщиков-торпедоносцев. Однако выполнение плана обороны Сингапура в целом было отложено еще на пять лет. Начавшаяся в 1931 году война между Китаем и Японией явилась причиной того, что английское командование стало уделять усиленное внимание Дальневосточному театру военных действий. В 1933 году в Сингапур была направлена еще одна эскадрилья бомбардировщиков-торпедоносцев (№ 100) и было начато строительство двух аэродромов, которое, однако, продвигалось очень медленно. В то время, вероятно, лишь в штабе английских ВВС считали, что противник может атаковать Сингапур не только с моря, но и с воздуха. Предполагалось, что военно-морской флот потенциального противника — а для всех было очевидно, что таким противником была Япония, — атакует Сингапур при поддержке своих авианосных самолетов. Для оказания противодействия противнику на острове необходимо было иметь разведывательные эскадрильи и эскадрильи, способные вести длительные наступательные действия против кораблей и судов противника.

В то время специально для обороны Сингапура были выпущены бомбардировщики-торпедоносцы двойного назначения, которые могли быть использованы как в боевых действиях на суше, так и для действий по морским объектам. Эскадрильи, вооруженные такими самолетами, в мирное время могли базироваться на аэродромы в Ираке и в Северо-Западной Индии, а в случае возникновения опасного положения на Тихом океане их можно было быстро перебросить на Дальний Восток по стратегической воздушной трассе, связывающей Багдад с Сингапуром.

Так в течение 17 лет начальники штабов вооруженных сил Англии проводили в жизнь планы обороны Сингапура. Полагали, что этого времени будет вполне достаточно для обеспечения безопасности этой очень важной военно-морской базы Англии на Дальнем Востоке. К осени 1939 года общее количество орудий крепости составляло 23 ствола, из них три 15-дюймовых орудия (их число намечалось вскоре довести до пяти), шесть орудий калибра 9,2 дюйма и четырнадцать 6-дюймовых орудий. Секторы обстрела этих орудий охватывали широкое пространство к юго-востоку, югу и юго-западу от острова. Кроме того, на Сингапуре в это время базировались четыре бомбардировочные эскадрильи английских ВВС (в числе которых были две эскадрильи бомбардировщиков-торпедоносцев) и две эскадрильи летающих лодок, находившихся в полной боевой готовности для осуществления в случае необходимости плана гибкой и дальней внешней обороны Сингапура, которого так долго и настойчиво добивался Тренчард.

Так обстояло дело в течение первых месяцев второй мировой войны. Однако последовавшая в конце июня 1940 года капитуляция Франции вызвала ускорение событий, развивавшихся в неблагоприятном направлении для Англии и стран Британской империи, которые вели войну без помощи со стороны, с предельным напряжением сил. В условиях такой мрачной обстановки в июле 1940 года состоялось совещание Комитета начальников штаба вооруженных сил Англии. Совещание пришло к выводу, что оборона Сингапура должна из-за отсутствия военных кораблей, столь необходимых для других театров военных действий, полагаться главным образом на военно-воздушные силы.

Германия контролировала все европейские порты и морские базы от Нарвика до Бордо. С вступлением Италии в войну обстановка на Средиземном море резко ухудшилась, силы английского военно-морского флота, хотя и были большими, были напряжены почти до предела. Военно-морская база Сингапур находилась далеко от непосредственного района боевых действий и предназначалась для того, чтобы выстоять против врага, который еще не объявил открыто о своих намерениях. Чтобы сделать Сингапур надежной базой, обеспечивающей действия военно-морских сил, необходимо было разместить на острове максимально возможное количество самолетов. Комитет начальников штабов вынес решение, в соответствии с которым общую численность английских ВВС на Дальнем Востоке к концу 1941 года планировалось довести до 336 современных самолетов первой линии, имеющих достаточное количество резервов, а также обслуживающие и административные части. Такое количество авиации должно было обеспечить защиту наших интересов на Дальнем Востоке.

Командование вооруженных сил на Дальневосточном театре военных действий, произведя оценку боеспособности английской авиации, признало ее недостаточной. На совещании командующих всеми видами вооруженных сил Англии на Дальнем Востоке, состоявшемся 16 октября 1940 года, было принято решение увеличить численность английских ВВС на Дальнем Востоке с 336 до 666 самолетов первой линии. Участники совещания пришли к единодушному выводу, что такое количество боевых самолетов было минимальным для удовлетворения наших нужд на Дальнем Востоке. С увеличением численности наших военно-воздушных сил в Малайе было признано необходимым соответственно увеличить численность и наземных войск, главным образом для обеспечения обороны многих новых аэродромов, строительство которых намечалось в этом районе.

Но одно дело составить план на бумаге и совершенно другое — добиться претворения его в жизнь. Так получилось и с этим планом. К 8 декабря 1941 года — дню начала войны с Японией — общая численность самолетного парка английских ВВС на Дальнем Востоке составляла 362 самолета, из них только 233 самолета были боеготовыми.

Слабость нашей авиации на Дальнем Востоке, которую в целом можно объяснить недооценкой развития английских ВВС в мирное время, была, вероятно, основной причиной того, почему японцам удалось достигнуть полной победы в кампании, длившейся всего 70 дней. В течение этого короткого отрезка времени не имевшие на вооружении современных самолетов эскадрильи английских и австралийских ВВС, которым была поручена оборона Малайи, не оказали должного противодействия японской авиации и не смогли серьезно воздействовать на морские и сухопутные силы противника. Такова была горькая правда.

Может показаться странным, что оборона столь важного бастиона империи на Дальнем Востоке, каким являлся Сингапур, осуществлялась при помощи устаревшего оружия с применением старых способов борьбы против врага, прекрасно понимавшего принципы ведения современной войны и стремившегося применить эти принципы на практике. Тот факт, что Сингапур оказался в таком тяжелом положении, в конечном счете объясняется не тем, что в Лондоне не смогли оценить важность воздушного оружия, а скорее вследствие неумолимого развития событий. Командование считало, что в случае нападения противника на Сингапур оборона базы с воздуха будет обеспечена посредством гибкого использования авиации. С этой целью была построена цепь аэродромов, простиравшаяся от Англии до Дальнего Востока и проходившая через страны Ближнего Востока и Индию. По этой авиатрассе истребители и бомбардировщики могли быть переброшены в Сингапур буквально в течение нескольких дней. Никто не мог предположить, что эта трасса может быть перехвачена противником, а военно-воздушные силы придется использовать на других театрах военных действий. Решение о создании такой цепи аэродромов, которые давали возможность в нужный момент перебросить по этой авиатрассе необходимое количество самолетов, было совершенно правильным. Однако, когда разразился кризис, самолетов оказалось явно недостаточно, и потеря Сингапура явилась лишь частью той цены, которую заплатили англичане за снижение в мирное время численности своих вооруженных сил значительно ниже минимального уровня, необходимого для обеспечения безопасности империи.

Это было вполне ясно и Даффу Куперу, посланному премьер-министром вместе с другими лицами в Сингапур и другие районы Дальнего Востока за три месяца до начала войны с Японией. Ему было поручено представить доклад об общей обстановке в тех частях Британской и Голландской империй, которые могли быть атакованы Японией, если она вступит в войну на стороне Германии.

В результате тщательного расследования Куперу удалось выявить недостатки в системе нашей обороны на Дальнем Востоке и те затруднения, с которыми встречались командующие всеми тремя видами вооруженных сил на Дальневосточном театре военных действий. Купер предпринял все зависящие от него меры, вплоть до настойчивых обращений непосредственно к премьер-министру, чтобы исправить положение, которое фактически было уже непоправимым.

18 ноября 1940 года главнокомандующим английскими вооруженными силами на Дальнем Востоке был назначен ветеран первой мировой войны главный маршал авиации Роберт Брук-Попхэм. Он получил вполне определенные указания. Во-первых, принять все зависящие от него меры, чтобы не допустить войны с Японией. «Избежание войны с Японией является основой нашей политики на Дальнем Востоке, поэтому необходимо всячески избегать возможных провокаций», — телеграфировал Брук-Попхэму Комитет начальников штабов английских вооруженных сил в марте 1941 года, повторив это же указание в сентябре. Во-вторых, осуществляя оборону стран Британской империи на Дальнем Востоке, полагаться «главным образом на военно-воздушные силы».

Краткое изучение Дальневосточного театра военных действий, включавшего Гонконг, Борнео, Малайю, Бирму, Цейлон и часть Индийского океана до Дурбана и Момбасы, убедило Брук-Попхэма в том, что этот театр был в основном морским театром. Хотя армия и военно-воздушные силы и могли совместными усилиями оборонять многие важные базы и отразить вторжение противника, однако его окончательный разгром мог быть осуществлен лишь при условии обеспечения непрерывного контроля морских коммуникаций. Для этого необходимо было добиться господства в воздухе над прибрежными водами. Но недостаточное количество самолетов осложняло эту проблему. Брук-Попхэм должен был разрешить и другие проблемы, такие, как организация взаимодействия между родами войск, ведение разведки, строительство аэродромов, совершенствование службы ВНОС, а также координирование многих вопросов с голландскими властями на Суматре и Яве. Меньшую, но отнюдь не маловажную роль имело разрешение таких вопросов, как удаленность штаба наземных войск на 8 километров от штаба военно-воздушных сил и штаба военно-морских сил на расстояние свыше 55 километров от Сингапура.

Брук-Попхэм решительно взялся за разрешение этих проблем. Ему потребовалось немного времени, чтобы установить, что взаимоотношения между командованием наземных войск и командованием военно-воздушных сил далеко не идеальные. Этот вопрос был решен лишь после того, как было обновлено руководство армии и военно-воздушных сил, а для отработки взаимодействия в их штабах — созданы отделы совместных операций. Взаимоотношения между командующими военно-воздушных и военно-морских сил были хорошими.

Главнокомандующий столкнулся с почти полным отсутствием разведывательной информации, необходимой для наземных войск и военно-воздушных сил. Дальневосточное объединенное разведывательное бюро, созданное в ноябре 1940 года для обеспечения разведывательной информацией всех трех видов вооруженных сил, находилось в подчинении командования флота и размещалось при штабе военно-морских сил. Естественно, что разведывательная информация, добываемая этим органом, касалась преимущественно военно-морских сил противника.

Командование военно-воздушных сил постоянно сталкивалось с затруднениями в строительстве и содержании аэродромов. Одной из основных причин этих затруднений была сильно пересеченная местность Малайи. Малайский полуостров пересекает покрытый лесами массивный горный хребет, отделяющий восточное побережье Малайи от западного и заканчивающийся в провинции Джохор против острова Сингапур. Прибрежные зоны полуострова пересекают многочисленные холмистые гряды, равнины между ними покрыты каучуковыми плантациями и рисовыми полями. В течение всего года в Малайе идут сильные дожди, и над центральным горным хребтом постоянно задерживаются облака, затрудняющие перелет самолетов из одной части Малайи в другую. Много аэродромов пришлось построить на открытой местности восточного побережья. Несколько аэродромов располагались в таких местах, где для обороны их возникало множество затруднений. Например, аэродромы в Кота-Бару и Куантане находились рядом с морскими пляжами. Кстати, японцы впоследствии использовали их для высадки своих десантов.

Несмотря на большую работу, проделанную командованием, строительство новых аэродромов в Малайе шло очень медленно. В административном отношении территория Малайи была разделена на одиннадцать провинций, возглавлявшихся местными властями, с которыми приходилось согласовывать вопросы, связанные с приобретением земельных участков под аэродромы. Эти затруднения прекратились только тогда, когда в стране было введено чрезвычайное положение. Другим, более серьезным затруднением являлась нехватка технического оборудования и специалистов для обслуживания немногих имевшихся в распоряжении машин, а также острый недостаток чернорабочих. Для устранения противоречий между военными и правительственными организациями в вопросах найма и использования рабочей силы существовал постоянный трудовой комитет. Но полномочия этого органа не распространялись на частные гражданские организации и предприятия, которые платили своим рабочим более высокую заработную плату и не имели никакого желания сотрудничать с правительством в вопросах обороны своей страны.

Не удивительно, что при таком положении дел командование военно-воздушных сил встретилось при строительстве аэродромов со столь многочисленными и серьезными затруднениями. Тем не менее к началу войны в северо-западной части Малайи было построено девять аэродромов, три аэродрома — в северо-восточной, один — в восточной, три — в центральной и шесть аэродромов — в южной части Малайи. Кроме 22 аэродромов, расположенных на Малайском полуострове, имелось еще четыре аэродрома на острове Сингапур. Основным из них был аэродром Селетар, находившийся поблизости от военно-морской базы. Строительство аэродрома Тенга было закончено в день объявления войны личным составом местного гарнизона, который в течение 24 часов уложил 360 метров металлического покрытия на взлетно-посадочной полосе.

На пятнадцати вновь построенных аэродромах было лишь травяное покрытие, бетонных взлетно-посадочных полос не было. Частые и обильные тропические дожди затрудняли эксплуатацию этих аэродромов. Кроме того, имелось несколько аэродромов, например в районе Алор-Стар, где постройки примыкали вплотную к взлетно-посадочной полосе, а места стоянок самолетов были ограничены. Лишь немногие аэродромы имели маскировочные средства. Наземная и противовоздушная оборона их была слабой или вообще отсутствовала. Главнокомандующий английскими вооруженными силами на Дальнем Востоке издал приказ, согласно которому каждый аэродром должен был получить восемь тяжелых и восемь легких зенитных орудий. Однако с началом войны ни один из них не имел этого количества зенитной артиллерии, так как к этому времени в Малайю прибыло только 17 процентов штатного количества зенитных средств. Наилучшая противовоздушная оборона была на аэродроме Селетар, где было установлено восемь зенитных орудий системы Бофорс. Хуже всего обстояло дело на аэродромах Центральной и Южной Малайи, а также в отдельных районах в северной части полуострова, где вообще не имелось средств противовоздушной обороны. На всех аэродромах не хватало оборудования для обслуживания и ремонта самолетов.

Радиолокационные станции для обнаружения самолетов и кораблей противника также не отвечали предъявляемым к ним требованиям. На восточном побережье Малайи, где противник высадил первый десант, действовали только две радиолокационные станции: одна в Мерсинге и другая в Букит-Чунанге; пять радиолокационных станций находились еще в стадии строительства и освоения. На западном побережье действовала одна радиолокационная станция и заканчивалась установка еще двух. Только на самом острове Сингапур все три станции были в рабочем состоянии. Несомненно, столь незначительное количество радиолокационных станций не могло обеспечить надежного и своевременного оповещения о появлении противника в воздухе и на море.

Не лучше обстояло дело и с проводной связью. Штаб ВВС имел телетайпную связь только с аэродромами, расположенными на острове Сингапур, и три линии телефонной связи с аэродромами на Малайском полуострове, которые, кроме того, обслуживали наземные войска и гражданскую администрацию.

Однако самые большие затруднения вызывала постоянная нехватка самолетов, а также их низкие тактико-технические характеристики. Наиболее современными, точнее говоря наименее устаревшими, были самолеты «Бленхейм», состоявшие на вооружении 27-й истребительной и 34, 60 и 62-й бомбардировочных эскадрилий, и самолеты «Хадсон» 1-й и 8-й австралийских эскадрилий. На вооружении 36-й и 100-й эскадрилий находились самолеты «Уайлдбист». Таковы были силы бомбардировочной и разведывательной авиации, имевшейся в распоряжении командующего военно-воздушными силами в Малайе вице-маршала авиации Пулфорда, к которым следует добавить три самолета «Каталина» из состава 205-й эскадрильи, базировавшейся на аэродром Селетар. 230.я эскадрилья летающих лодок в мае 1940 года была переброшена из Сингапура на Средний Восток. Таким образом, наличных сил бомбардировочной авиации было явно недостаточно даже в случае использования их исключительно в оборонительных целях. Не лучше обстояло дело и с истребителями. 243-я и 488-я новозеландские эскадрильи, а также 21-я и 453-я австралийские эскадрильи составляли наличные силы истребительной авиации, предназначенной для обороны Малайи. Эти эскадрильи были вооружены истребителями «Брюстер Буффало», которые имели очень низкие летно-тактические характеристики.

Резервный парк насчитывал 88 самолетов, в том числе 82 «Брюстер Буффало» (из которых 21 самолет был неисправен), 7 самолетов «Хадсон» и 15 самолетов «Бленхейм».

Не хватало не только самолетов, но и квалифицированных летчиков. Большинство летчиков, служивших в Малайе, прибыло из летных школ, находившихся в Австралии и Новой Зеландии. Многие из них никогда не летали на современных самолетах и не имели опыта вождения самолетов с убирающимся шасси, изменяемым в полете шагом винта и закрылками. Эскадрильи, вооруженные самолетами «Брюстер Буффало», были сформированы всего за несколько месяцев до нападения японцев, причем половина из них была небоеспособной.

Против таких сил еще до начала боевых действий на Дальнем Востоке японцы сосредоточили во Французском Индокитае свыше 300 современных самолетов, не считая самолетов с авианосцев. Для проведения бомбардировочных налетов и воздушной разведки они применяли двухмоторные армейские самолеты «97» и «99». В качестве бомбардировщика-торпедоносца японцы использовали морской самолет «96». Истребительная авиация состояла из армейских самолетов «1» и «97» и морского истребителя «0», который показал себя с наилучшей стороны. Самолет имел максимальную скорость 560 км/час, обладал хорошей маневренностью и был вооружен двумя 20-мм пушками и двумя пулеметами калибра 7,7 миллиметра. Радиус действия самолета был увеличен путем установки на нем дополнительного сбрасываемого в полете бензобака. Такой истребитель превосходил по своим летным качествам наши истребители «Брюстер Буффало» и «Харрикейн-II». Впервые этот истребитель японцы применили в Китае весной 1940 года. Некоторые данные о летно-тактических характеристиках самолета были опубликованы в прессе американскими корреспондентами, которые находились в то время в Чунцине и наблюдали его в боевых действиях. В том же году министерство авиации Англии получило из Чунцина дополнительные сведения об истребителе «0». Кроме того, в июле в Сингапур поступило подробное описание самолета на китайском языке. 2 сентября 1941 года информация об этом самолете была направлена в Дальневосточное объединенное разведывательное бюро для передачи ее штабу, который, однако, так и не получил этих данных. Куда исчезли эти материалы, до сих пор остается предметом догадок, так как все документы были уничтожены. Но кажется весьма вероятным, что важные материалы о новом японском истребителе находились в делах разведывательного отдела, созданного в октябре 1941 года при штабе ВВС Дальнего Востока. Когда началась война, офицерам этого отдела было не до приведения в порядок дел, и этот документ так и остался навсегда похороненным. Из-за отсутствия информации об истребителе «0» мы понесли большие потери. Наши летчики, уверенные, что истребитель «Брюстер Буффало» по своим летно-тактическим данным превосходит любой японский истребитель, что ни один истребитель противника не может достичь высоты 6500 метров, использовали не соответствующие обстановке тактические приемы и несли при этом большие потери.


Схема 12. Дислокация английских ВВС на 8 декабря 1941 г.

30 июня, 18 и 20 августа 1941 года Брук-Попхэм направил в Лондон ряд срочных донесений с описанием состояния английских ВВС на Дальнем Востоке и просил усилить их. Нельзя сказать, чтобы в Лондоне отнеслись равнодушно к просьбам Брук-Попхэма, но Комитет начальников штабов был не в состоянии оказать ему в то время какую-либо помощь. Комитет констатировал, что производство самолетов еще недостаточно, что устаревшие самолеты «Уайлдбист» необходимо заменить самолетами австралийского производства «Бофорт», которые были тогда в стадии конструирования. Комитет также указывал, что в первую очередь необходимо усилить военно-воздушные силы Среднего Востока ввиду ожидавшегося здесь весной 1942 года наступления немцев. И, наконец, самым важным вопросом, по мнению комитета, было оказание любыми средствами максимально возможной помощи России, храбро сражавшейся с сильным врагом. В конце 1941 года каждый фронт испытывал нужду буквально во всем, начиная от обученных людей и кончая современным вооружением.

Таково было общее состояние английских ВВС в Малайе накануне войны с Японией. Эти военно-воздушные силы вместе с небольшим контингентом голландских ВВС, насчитывавших на этом театре 22 бомбардировщика «Глен Мартин» и 9 истребителей «Брюстер Буффало», должны были обеспечить воздушное прикрытие и поддержку наземных войск и военно-морского флота. 2 декабря 1941 года английский военно-морской флот на этом театре военных действий был усилен новым линейным кораблем «Принс оф Уэлс» и линейным крейсером «Рипалс» более старой пристройки. Численность наших наземных войск и имевшаяся в их распоряжении боевая техника были явно недостаточны для ведения успешной обороны. К 8 декабря 1941 года общая численность наземных войск составляла около 87 000 человек, из которых очень немногие были обучены ведению боевых действий в джунглях. Армия не имела танков и располагала лишь небольшим количеством противотанкового оружия.

Для ведения успешных военных действий очень важно доброжелательное отношение гражданского населения к войне и армии, поскольку оно оказывает неизбежное влияние на моральное состояние сражающихся войск. Приходится с сожалением отметить, что любые действия главнокомандующего английскими вооруженными силами на Дальнем Востоке и подчиненных ему командиров встречали на каждом шагу если не препятствия, то по меньшей мере отсутствие поддержки со стороны местного населения, особенно в Сингапуре. «Гражданское население этого города, — доносил главнокомандующий, — проявляет в целом явное недовольство присутствием войск, нарушающих ритм их жизни».

Население Сингапура, так же как и население малайских городов, было очень плохо подготовлено к воздушным налетам противника. Особенно трудно было соблюдать светомаскировку, так как полное затемнение могло привести к прекращению вентиляции, что в условиях жаркого и влажного малайского климата было крайне нежелательно; поэтому была введена частичная светомаскировка. Большие трудности возникли при строительстве бомбоубежищ. В Сингапуре, где уровень грунтовых вод находится близко к поверхности земли, рытье узких траншей и щелей являлось не только бесполезным, но даже опасным делом, так как эти щели быстро заполнялись водой и становились рассадниками москитов. Сооружение наземных бомбоубежищ встречало сопротивление со стороны медицинских работников, утверждавших, что такие сооружения могут явиться причиной эпидемических заболеваний. Эта точка зрения была теоретически правильной, но когда в 1941 и 1942 годах противник произвел на Сингапур ряд мощных воздушных налетов, количество убитых и раненых среди городского населения из-за недостатка бомбоубежищ было неоправданно высоким.

Не прошло и двух месяцев после назначения Брук-Попхэма на пост главнокомандующего английскими вооруженными силами на Дальнем Востоке, как японцы вторглись в Камбоджу и Кохинхину. Однако в то время и в течение нескольких последующих месяцев трудно было определить, с какой целью японцы предприняли этот шаг: решил ли противник расчистить себе путь для последующего вторжения в Сиам (Таиланд) или он намеревался оккупировать Малайю. К ноябрю 1941 года обозначились первые признаки нападения японцев на одну из этих стран. В Южно-Китайском море появились четыре японских крейсера и несколько эскадренных миноносцев. Хорошо обученная для проведения десантных операций 5-я пехотная дивизия японцев была переброшена в Южный Индокитай. За один месяц численность японской авиации в этом районе увеличилась с 74 до 300 самолетов. Японские самолеты, действовавшие с захваченных или вновь построенных аэродромов, все чаще и чаще стали совершать разведывательные полеты над Малайей. Английские самолеты также проводили аналогичные полеты, но главная военно-морская база противника Кам-Рань находилась вне радиуса их действия. Неоднократные обращения Брук-Попхэма к командующему американскими войсками на Филиппинах генералу Макартуру с просьбой выслать для аэрофотосъемки гавани самолеты «Летающая крепость», обладавшие большими радиусом действия и потолком, успеха не имели. Приказ Вашингтона, заявил Макартур, не дает ему возможности выполнить эту просьбу. Кажется, в то время США, как и Англия, делали все возможное, чтобы избежать конфликта с Японией.

28 ноября из Сайгона было получено сообщение о том, что Япония намеревается 1 декабря высадить свои войска в Южном Сиаме. Этому сообщению не придали серьезного значения, однако в качестве меры предосторожности штабу было приказано ежедневно проводить разведывательные полеты над морем в восточном направлении. Одновременно, в соответствии со строгими указаниями Комитета начальников штабов английских вооруженных сил, было объявлено, что «боевым кораблям и самолетам не будет отдан приказ на атаку кораблей и судов противника, даже если последние и будут обнаружены». Самолеты продолжали совершать ежедневные полеты в указанном направлении, но на широких морских просторах ничего не обнаружили до 3 декабря. В тот день летчики заметили два больших грузовых судна.

В этой напряженной обстановке, когда над Сиамом нависла угроза вторжения японцев, Брук-Попхэму предстояло решить вопрос, не является ли данная обстановка подходящим моментом для проведения операции «Матадор», план которой был давно разработан? Согласно этому плану на перешейке Кра, соединяющем Северную Малайю с Сиамом, предусматривалось провести наступательную операцию с целью захвата и удержания рубежа севернее железнодорожного узла Утапао в районе рейда Сингора. С военной точки зрения осуществление этой операции не представляло большой сложности. Если бы мы захватили этот плацдарм, то смогли бы атаковать японцев в момент их высадки на побережье. Кроме того, увеличилось бы количество имевшихся в нашем распоряжении аэродромов, на которые могли базироваться наши эскадрильи. Последние смогли бы оказать более эффективную поддержку с воздуха своим наземным войскам. Наземные же войска смогли бы организовать оборону аэродромов.

Однако при проведении этой операции следовало учитывать одно обстоятельство политического характера. Перешеек Кра являлся частью территории нейтрального Сиама. Осуществление операции «Матадор» привело бы к нарушению нейтралитета Сиама, что в свою очередь привело бы к немедленной войне с Японией и могло испортить наши отношения с США. А главнокомандующий английскими вооруженными силами имел строжайший приказ предпринимать все возможные меры, чтобы избежать войны с Японией.

Брук-Попхэм действовал очень осторожно. Были разработаны детальные планы проведения операции «Матадор», которые в течение нескольких недель держались в строгом секрете, так как ее можно было провести только с разрешения Военного кабинета. Однако за два дня до нападения японцев из Лондона сообщили, что главнокомандующий английскими вооруженными силами на Дальнем Востоке может, если он убежден, что японцы намерены высадиться на перешейке Кра, или если они уже высадились в любом другом месте территории Сиама, начать осуществление операции «Матадор».

Штаб английских ВВС Дальнего Востока сформировал специальную авиагруппу «Норгрупп», которая должна была взаимодействовать с 3-м индийским корпусом. В состав этой группы вошли 34-я и 62-я бомбардировочные эскадрильи, вооруженные самолетами «Бленхейм», 21-я австралийская истребительная эскадрилья, вооруженная самолетами «Брюстер Буффало», и 27-я ночная истребительная эскадрилья, вооруженная самолетами «Бленхейм». 22 ноября, когда был отдан предварительный приказ на проведение операции «Матадор», 21-я и 27-я истребительные эскадрильи базировались на аэродром Сунгей-Патани, 62-я бомбардировочная эскадрилья базировалась на аэродром Алор-Стар, а 34-я эскадрилья — на аэродром Тенга.

С каждым днем обстановка на Дальнем Востоке накалялась. Непрерывные сообщения о продвижении японцев вскоре убедили Брук-Попхэма, что операцию «Матадор» нельзя больше откладывать. 6 декабря самолеты «Хадсон» из состава 1-й австралийской эскадрильи, базировавшейся на аэродром Кота-Бару, обнаружили два японских конвоя, находившихся в 130 километрах юго-восточнее южной оконечности Индокитая и двигавшихся в западном направлении. Один конвой в составе 22 торговых судов со средним тоннажем 10 000 тонн каждое следовал в сопровождении линейного корабля, предположительно типа «Конго», пяти крейсеров и семи эскадренных миноносцев. Другой конвой насчитывал 21 торговое судно и шел в охранении двух крейсеров и десяти эскадренных миноносцев. Западнее были обнаружены еще три японских торговых судна, двигавшихся в северо-западном направлении в сопровождении крейсера.

Главнокомандующий английскими вооруженными силами на Дальнем Востоке, выполняя данные ему указания, принял решение не атаковать конвои до тех пор, пока не будет ясно, что они двигаются для захвата перешейка Кра, или, как указывалось в директиве, «пока противник не нарушит границу в любом другом месте Сиама». Одновременно главнокомандующий обсудил этот вопрос с вице-адмиралом Джефри Лейтоном и с только что прибывшими в Сингапур на линейном корабле «Принс оф Уэллс» адмиралом Томом Филлипсом и его начальником штаба контр-адмиралом Поллисером. Адмиралы высказали сомнение в отношении курса следования японских конвоев. Будут ли они продолжать идти прежним курсом в направлении перешейка Кра или повернут и станут ночью на якорь где-нибудь у западного побережья Индокитая? После оживленных дебатов по этому вопросу совещание пришло к заключению, что второе предположение более вероятно. Брук-Попхэм и его морские коллеги считали, что японские конвои войдут в сиамские воды, чтобы спровоцировать атаку англичан, и, таким образом, Япония найдет благовидный предлог для объявления войны. Поэтому Брук-Попхэм решил не проводить операцию «Матадор» до тех пор, пока не поступят дополнительные данные воздушной разведки, устраняющие всякие сомнения относительно курса следования японских конвоев. Однако в это время резко ухудшилась погода.

Самолеты «Хадсон», обнаружившие японские конвои, находились в тот момент на пределе радиуса действия и поэтому не могли следовать за ними. Для дальнейшего наблюдения за конвоями ночью была выслана летающая лодка «Каталина» из состава 205-й эскадрильи. С момента ее вылета прошло несколько часов, а никаких донесений от экипажа не поступало. Тогда была направлена вторая летающая лодка, с которой также не поступило никаких сигналов. Наконец первый самолет возвратился, и экипаж его доложил, что противник не обнаружен. Вторая «Каталина» была сбита японскими самолетами, прикрывавшими свои конвои с воздуха. Эти самолеты базировались на западном побережье Камбоджи на аэродром Фу-Кок, построенный меньше месяца назад. На рассвете 7 декабря в воздух поднялись три самолета «Хадсон» с задачей обнаружить японские конвои и не терять их из виду. Одновременно все части английских ВВС были приведены в готовность № 1. Вскоре, однако, два самолета возвратились на аэродром из-за плохой погоды. Третий самолет пролетел через Сиамский залив, но ничего не обнаружил вследствие низкой облачности и непрерывного дождя. Теперь вся надежда возлагалась на самолеты «Каталина» из состава 205-й эскадрильи. Но и им не удалось обнаружить японские конвои, которые незамеченными подошли к Сингоре. Большая часть японских транспортов направлялась в этот порт, идя несколько зигзагообразным курсом. В Кота-Бару следовали только восемь транспортов и один крейсер. Вероятно, это была часть японских сил, обнаруженных к исходу дня самолетом «Хадсон», по которому японский крейсер открыл огонь.

Однако обо всем этом Брук-Попхэм пока еще не знал, и. окончательное решение относительно проведения операции «Матадор» не было принято. Начинать эту операцию слишком поздно было бесполезно, так как наши войска должны были находиться на перешейке Кра по меньшей мере за 24 часа до появления там японцев, а это было невозможно, если конвои шли в направлении Сингоры и не повернули к северо-западу. Перед главнокомандующим стояла очень сложная проблема. Чтобы не потерять всякую надежду захватить инициативу, если начнется война, нужно было немедленно бросить войска и авиацию для захвата перешейка Кра. С другой стороны, вступление наших войск в Сиам раньше противника означало бы, что мы спровоцировали войну. В этот критический момент Брук-Попхэм получил от британского посланника в Сиаме Коста Кросби истерическую телеграмму. «Ради бога, — телеграфировал посланник, — не занимайте ни дюйма территории Сиама, пока японцы первыми не вступят в эту страну». Посланник сообщал, что нападение японцев на Сиам было намечено на 3 декабря, затем было отложено и произойдет в ближайшем будущем. Фактически японцы высадились в Сиаме в момент получения этой телеграммы. Главнокомандующий принял решение не проводить операцию «Матадор». Впоследствии он объяснял, что отменил эту операцию по политическим и стратегическим соображениям Если бы наши заключения, составленные на основании неподтвержденных данных воздушной разведки, оказались неверными, то Англия явилась бы стороной, первой нарушившей нейтралитет Сиама. А это было как раз то, чего добивались японцы. Если же наши заключения оказались бы правильными и японцы высаживались в порту Сингора, то английские войска все равно не успели бы захватить намеченный рубеж Малайского перешейка.

В воскресенье 7 декабря японцы произвели налет на Пирл-Харбор. Об этом налете в Сингапуре стало известно только на следующее утро. Теперь Брук-Попхэм и командующие всеми видами английских вооруженных сил на Дальнем Востоке все больше убеждались, что японцы, войдя в Сиамский залив, делали все возможное, чтобы спровоцировать инцидент, дающий им повод развязать войну, которой они так добивались. В 9 часов вечера, после того как летчик самолета «Хадсон» доложил, что три небольших японских корабля идут мимо Сингора, держа курс на юг, было принято окончательное решение отказаться от проведения операции «Матадор». Через четыре с половиной часа японские корабли начали обстрел Кота-Бару, а спустя полтора часа раздались оглушительные взрывы бомб на улицах Сингапура, раз и навсегда развеявшие состояние неопределенности. Япония нанесла удар. В Малайе началась война. Противник захватил инициативу.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.427. Запросов К БД/Cache: 3 / 1