Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

Глава 3 СУМАТРА И ЯВА

Глава 3

СУМАТРА И ЯВА

31 января 1942 года, за две недели до падения Сингапура, в лондонской прессе появились сообщения о том, что наши вооруженные силы, отступившие из Малайи на остров Сингапур, получат надежное прикрытие с воздуха и поэтому больше не будут нести большие потери от атак пикирующих бомбардировщиков и пулеметного огня истребителей противника, обладавших явным превосходством в воздухе. Воздушное прикрытие, как указывалось в прессе, должны были обеспечить истребительные эскадрильи, базирующиеся на Суматре и на других островах, расположенных южнее и юго-западнее Сингапура, причем некоторые из этих островов находятся от него на расстоянии менее 80 километров. Однако люди, столь бойко заверявшие британский народ, не знали одного существенного факта. Армия была вытеснена из Малайи на остров Сингапур, и ближе 200 километров от него не было ни одного постоянного аэродрома, с которого могли бы действовать наши истребители, причем и это расстояние уже значительно превышало их радиус действия. Взлетно-посадочные полосы на самом острове Сингапур могли использоваться только в качестве передовых посадочных площадок. На таких островах, как Рангсанг и Ремпанг, не было аэродромов, да и сам рельеф местности этих островов не позволял их строительства. Поэтому все сообщения о мощном истребительном прикрытии Сингапура являлись лишь выдумкой и воображением досужих военных комментаторов, находившихся на расстоянии около 13 000 километров от места сражения и не имевших никакого понятия о Дальневосточном театре военных действий. Фактически те немногие аэродромы, какие имелись на Суматре, были переполнены все прибывавшими авиационными частями.

Суматра — остров длиной около 1600 километров, протянувшийся параллельно западному побережью Малайи, где было всего несколько железных и шоссейных дорог. Для защиты от нападения с воздуха на нем было построено семь аэродромов, включая секретную взлетно-посадочную полосу в джунглях, известную под названием Р. II и находившуюся в 32 километрах от Палембанга, в районе которого располагались нефтяные промыслы и нефтеперегонный завод, Зенитной артиллерии на Суматре не было, а аэродромы, расположенные в северной части острова, находились в радиусе действия японских истребителей.

В то время когда происходило переформирование частей нашей бомбардировочной и разведывательной авиации, переброшенной с Малайи на Суматру, сюда начали прибывать запоздавшие подкрепления для наших военно-воздушных сил, первоначально предназначавшиеся для Сингапура. Условия для размещения и базирования авиационных частей на Суматре были исключительно плохими. На аэродромах ощущалась острая нехватка оборудования; не хватало палаток для жилья (на аэродроме Р. II можно было разместить вместо 1500 человек обслуживающего состава, как предполагалось вначале, только 250 человек), что было большим затруднением, так как над островом в это время обычно дуют сильные северо-восточные ветры. Почти не было автотранспорта, большая часть которого была потеряна в Малайе.

Большую работу в подготовке острова к обороне проделали местные голландские власти. К 7 февраля на острове удалось установить некоторый порядок, хотя авиационные части были еще сильно перемешаны. К этому времени было решено, что большинство авиационных частей, направлявшихся сюда в качестве подкреплений со Среднего Востока, будет базироваться на аэродромы острова Ява, так как налет 27 японских бомбардировщиков на аэродром Р. I — Палембанг 23 января показал, что этот основной аэродром Суматры не может быть надежно защищен. 14 февраля японцам удалось высадить на нем парашютный десант, после чего наша бомбардировочная авиация действовала с секретного аэродрома Р. II.

На Суматре осталось лишь необходимое количество технического состава для обслуживания оставшихся на острове самолетов. Основной ударной силой была 225-я бомбардировочная авиагруппа, проводившая также воздушную разведку к северу от Зондского пролива и прикрывавшая конвои. Эти задачи выполнялись с большим напряжением сил. К концу января в 225-й авиагруппе оставалось только 48 самолетов, из которых большинство требовало технического осмотра, текущего ремонта или находилось в очень плохом состоянии.

В течение первых двенадцати дней февраля самолеты 225-й авиагруппы сопровождали свои конвои и бомбардировали аэродромы Алор-Стар и Пенанг, на которые совсем недавно базировались части английских военно-воздушных сил. При выполнении этих задач в качестве аэродромов подскока использовались аэродромы, расположенные в северной части Суматры, на которых наши самолеты могли заправиться горючим, но долго оставаться не могли из-за опасности налета японских бомбардировщиков. Большая продолжительность полета создавала огромное напряжение для экипажей, которые должны были летать в условиях сплошной облачности, в то время как многие из недавно прибывших летчиков, не имевших достаточной подготовки к полетам в ночных условиях, с трудом находили свои цели. В течение этого времени летчики добровольных военно-воздушных сил Малайи, также эвакуированные на Суматру, совершая полеты на легких невооруженных учебных самолетах оказали нам неоценимую помощь, поддерживая связь между аэродромами Р. I и Р. II.

13 февраля штаб 225-й авиагруппы решил провести воздушную разведку с задачей установить, намереваются ли японцы высадиться на Суматре. Положение Сингапура в это время было очень напряженным, Экипаж вылетевшего на разведку самолета «Хадсон» из состава 1-й эскадрильи австралийских ВВС по возвращении доложил о сосредоточении японских кораблей севернее острова Банка, что было явным признаком угрозы вторжения японцев на Суматру. С рассветом 14 февраля на разведку вылетели еще пять самолетов «Хадсон», которые обнаружили около 30 японских транспортов, шедших под сильным прикрытием военных кораблей и истребителей. Теперь не оставалось никаких сомнений, что японцы собираются высадиться на Суматре. Пять самолетов «Хадсон» и присоединившиеся к ним позднее все имевшиеся в наличии бомбардировщики 225-й авиагруппы атаковали японский конвой и потопили или серьезно повредили шесть японских транспортов. Свои потери поставили семь самолетов. Бомбардировщикам пришлось действовать без прикрытия истребителей, так как аэродром Палембанг (Р. I), на который они базировались, в это время был атакован японским парашютным десантом. 20 человек обслуживающего состава, уничтожив запасы бензина и оставшиеся самолеты, покинули аэродром. Японский конвой в составе 20 транспортов, следовавших в охранении военных кораблей со стороны острова Банка, 15 февраля снова подвергся ожесточенным атакам бомбардировщиков «Хадсон» и «Бленхейм» из состава 225-й авиагруппы, действовавших на этот раз под прикрытием истребителей «Харрикейн» из состава 226-й истребительной авиагруппы, Результаты этого налета были еще более успешными, чем при налете нашей авиации 14 февраля. Бомбардировщики и истребители, действуя с аэродрома Р. II, в период с 6.30 до 15.30 произвели несколько налетов на японский конвой, находившийся в проливе Банка и в устье реки Палембанг, в результате которых движение японских судов было полностью остановлено. И, наконец, истребителям «Харрикейн» удалось в этот день уничтожить на аэродроме острова Банка несколько японских истребителей «0». Таким образом, 15 февраля, в тот самый день, когда безоговорочно капитулировал Сингапур, английские и австралийские военно-воздушные силы добились величайшего на этом этапе войны на Дальнем Востоке успеха. Высадка противника в устье реки Палембанг была сорвана. Японцы потеряли в этот день тысячи убитыми и ранеными, а их планы вторжения в Суматру потерпели неудачу. Боевые действия нашей авиации 15 февраля у побережья Суматры ясно показали, чего мы могли добиться в Сиаме и Малайе, если бы имели там достаточное количество самолетов.

Следует отметить, что успех, достигнутый в этот день нашей авиацией на Суматре, не был закреплен, так как мы не имели там ни войск, ни кораблей, которые могли закрепить достижения авиации. Японское командование воспользовалось этим и высадило на аэродроме и в окрестностях Палембанга еще один парашютный десант. Высадка десанта прошла успешно и поставила под угрозу существование аэродрома Р. II, где были лишь небольшие запасы продовольствия, боеприпасов и авиабомб. В связи с этим командование отдало приказ об эвакуации наших военно-воздушных сил с Суматры на Яву. Эвакуация личного состава военно-воздушных сил на Яву была закончена к 18 февраля. К этому времени туда было переброшено свыше 10 000 человек.

Численность нашей истребительной авиации к 18 февраля составляла всего 25 истребителей «Харрикейн», из которых только 18 были исправными. В бомбардировочных и разведывательных эскадрильях осталось всего 12 бомбардировщиков «Хадсон», базировавшихся на аэродром Семплак, и 6 бомбардировщиков «Бленхейм», базировавшихся на аэродром Калиджати.

19 февраля пять бомбардировщиков «Бленхейм» совершили налет на японские суда в порту Палембанг. По этим же целям были проведены повторные налеты 20 и 21 февраля. 19 и 22 февраля во время атаки японской авиации на аэродром Семплак было уничтожено 15 английских бомбардировщиков. Однако даже после этого английские самолеты еще сохранили боеспособность. 23 февраля три бомбардировщика «Бленхейм» потопили около побережья Суматры японскую подводную лодку.

К этому времени Уэйвелл и Комитет начальников штабов в Лондоне оставили всякие надежды, которые они вначале питали, на создание крупных контингентов союзных вооруженных сил на острове Ява. Штаб главнокомандующего союзными вооруженными силами покинул Яву, передав остатки английских ВВС голландскому командованию во главе с генералом Пуртеном, у которого начальником штаба военно-воздушных сил был генерал-майор Ван Ойен, В связи с быстро растущей угрозой вторжения японцев на Яву Пуртен и Ван Ойен вместе с вице-маршалом авиации Молтби и генералом Ситуэллом принимали все зависящие от них меры для обороны острова. Несмотря на ободряющие послания, полученные в это время от премьер-министра, министра авиации и начальника штаба военно-воздушных сил Англии, Молтби и Ситуэлл прекрасно понимали, что в течение долгого времени они не получат необходимой помощи.

Под командованием Пуртена находилось около 25 000 человек регулярных войск и 40 000 человек плохо вооруженной милиции. Ситуэлл имел в своем распоряжении лишь небольшое количество английских войск, два австралийских пехотных батальона, четыре роты легких танков и три зенитно-артиллерийских полка, в том числе 21-й полк легкой зенитной артиллерии, сбивший за весь период боевых действий на Яве около 30 японских самолетов. На море адмирал Дорман командовал небольшим смешанным отрядом, главную ударную силу которого составляли пять крейсеров, в том числе один английский, один австралийский, один американский и два голландских.

Однако противник не дал передышки для приведения в порядок этих малочисленных, слабо вооруженных сил. 26 февраля наша воздушная разведка обнаружила в море японский конвой в составе свыше 50 транспортов, следовавших под прикрытием сильного эскорта боевых кораблей по Макассарскому проливу на юго-запад в направлении Яванского моря. На следующий день отряд адмирала Дормана вышел в море для встречи с японским конвоем. Наши корабли вступили в бой с превосходящими силами противника. В неравном бою погиб весь отряд, обеспечив нам передышку на 24 часа. В ночь на 28 февраля самолеты 36-й эскадрильи и американские бомбардировщики «Летающая крепость» произвели налет на японский конвой в составе 28 транспортов, находившийся севернее Рембанга, и потопили 15 японских транспортов.

К 1 марта стало известно, что суда противника, атакованные 28 февраля, принадлежали одному из трех японских конвоев, направлявшихся к Яве. Экипажи самолетов «Бленхейм» и «Хадсон», перебазировавшиеся после бомбардировки японцами аэродрома Семплак на аэродром Калиджати, прилагали все усилия, чтобы не допустить высадки японцев в Индрамаю, расположенную в 130 километрах от Батавии (Джакарты). Наши летчики потопили три и серьезно повредили пять японских транспортов, однако противнику все же удалось произвести высадку своих войск в Индрамаю.


Схема 14. Захват японцами Явы и Суматры (февраль — март 1942 г.)

К рассвету 1 марта уставшие экипажи 84-й бомбардировочной эскадрильи получили наконец разрешение на отдых. Едва с аэродрома Калиджати успели взлететь базировавшиеся там совместно с нашими самолетами эскадрильи голландских ВВС, как на аэродроме появились японские солдаты в сопровождении роты легких танков. Все, кроме четырех улетевших с аэродрома самолетов «Хадсон» 1-й эскадрильи, попали в руки противника. 6 марта три уцелевших экипажа 1-й эскадрильи перелетели в Австралию.

Тем не менее борьба продолжалась еще несколько дней. С 17 по 27 февраля 232-я и 605-я истребительные эскадрильи прикрывали Батавию с воздуха. Это была нелегкая задача, так как японская авиация обладала десятикратным превосходством, а вследствие плохой работы службы ВНОС предупреждения о подходе самолетов противника наши истребители получали очень поздно. Если бы эскадрильи, прикрывавшие Батавию, получили направлявшиеся к ним на помощь американские истребители Р-40, которые находились на борту американского легкого авианосца «Лэнгли» они, возможно, выполнили бы эту задачу. Получив приказ следовать в порт Чилачап, легкий авианосец «Лэнгли» вскоре оказался в радиусе действия японских бомбардировщиков и торпедоносцев, базировавшихся на аэродром Кендари на острове Целебес, которые атаковали и потопили его.

К полудню 28 февраля общая численность наших истребителей составляла менее одной эскадрильи. Несмотря на интенсивный огонь зенитной артиллерии противника, в ночь на 28 февраля 12 истребителей «Харрикейн» произвели налет на японские войска, предпринявшие в это время две новые высадки в Индрамаю, и нанесли им тяжелые потери. Одновременно «Харрикейны» атаковали и нанесли потери японским войскам, высадившимся в другом пункте западного побережья Явы.

Хотя английские ВВС создали затруднения и нанесли значительные потери японцам, они не смогли воспрепятствовать их высадке на остров Ява. 1 марта истребители «Харрикейн» оставили аэродром Чилилитан и перебазировались на аэродром Авдир, близ Бандунга.

До 5 марта с Явы было эвакуировано па морю около 7000 человек наземного состава английских ВВС, около 2500 человек осталось на острове из-за отсутствия транспорта.

5 марта остатки английских и австралийских войск численностью 8000 человек сосредоточились в районе Гарута. Глава голландской гражданской администрации этого района Коффман выражал явное недовольство пребыванием английских войск в этом районе, опасаясь, что японцы «вырежут» все местное белое население за партизанскую борьбу, которую собирались проводить в этом гористом районе англичане. Коффман не сделал никаких попыток обеспечить продовольствием или оказать какую-либо другую помощь английским войскам, прибывшим в Гарут.

Утром 8 марта голландские войска под командованием генерала Пуртена прекратили сопротивление и сложили оружие. Голландская армия, в противоположность своему флоту и авиации, капитулировала, почти не оказав никакого сопротивления противнику.

Услышав по радио о капитуляции голландских войск на Яве, Мёлтби и Ситуэлл оказались в очень тяжелом положении. Войска почти не имели оружия, местное население уже не скрывало к ним своего враждебного отношения. Имея незначительные запасы продовольствия, при почти полном отсутствии питьевой воды и медикаментов, английские войска были не в состоянии продолжать дальнейшую борьбу. В этих условиях у Молтби и Ситуэлла не было иного выхода, как подчиниться приказу генерала Пуртена и капитулировать. Спустя четыре дня они подписали в Бандунге условия капитуляции, предложенные командующим японскими войсками генерал-лейтенантом Маруяма.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.160. Запросов К БД/Cache: 0 / 0