Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

Глава 7 НАРАЩИВАНИЕ УДАРОВ

Глава 7

НАРАЩИВАНИЕ УДАРОВ

Ночные бомбардировки объектов на территории Германии были не единственным способом наращивания ударов по противнику. В марте 1942 года окончился период зимней «консервации»[95] военно-воздушных сил. Штаб английских ВВС планировал нанести серьезные удары по аэродромам базирования истребительной авиации противника на другой стороне Ла-Манша силами истребителей и легких бомбардировщиков. Несомненно, русские армии, которым вскоре предстояло выдержать напор второго летнего наступления немцев, чрезвычайно нуждались в любой помощи, какую мы могли им оказать.

С марта и до конца июня истребители и легкие бомбардировщики в дневное время проводили совместные штурмовые, а ночью беспокоящие налеты на аэродромы противника. Всего в течение этих четырех месяцев истребители произвели 22 000 самолето-вылетов по объектам противника во Франции и Бельгии, делая в среднем по 180 вылетов в день. Наши потери за этот период составили свыше 300 самолетов. За этот же период наши бомбардировщики «Бостон» и «Бленхейм» из состава 2-й авиагруппы произвели на указанные объекты 700 дневных самолето-вылетов, с заданий не вернулись только 11 самолетов. Потеряв в общей сложности 314 истребителей и бомбардировщиков, мы считали, что уничтожили в воздушных боях по меньшей мере 250 немецких самолетов; фактически же немцы потеряли только 90 самолетов. Таким образом, соотношение потерь было теперь в пользу противника более заметным, чем в 1941 году. Это объясняется тем, что немцы начали применять на Западном фронте новые скоростные истребители «Фокке-Вульф-190». В ходе наступательных действий летом 1942 года нашей авиации удалось полностью отвлечь на себя две лучшие немецкие истребительные эскадры.

Кульминационным пунктом боевых действий нашей авиации на Западном фронте летом 1942 года явился известный комбинированный рейд на Дьепп 19 августа.

Высадка наших войск в Дьеппе была проведена по ряду соображений, из которых наиболее важными были два, Во-первых, осуществляя подготовку к будущему вторжению союзных войск на европейский континент, мы должны были провести в качестве эксперимента крупную десантную операцию в таком месте, где могли обеспечить прикрытие десантных сил с воздуха. Во-вторых, после захвата важного объекта на территории противника хотя бы даже на несколько часов, немцы, несомненно, к месту высадки наших войск бросят все силы своей авиации, базировавшейся в Северной Франции и Голландии. Если события будут развиваться согласно намеченному нами плану, то над районом высадки могут появиться и вести борьбу за превосходство в воздухе не менее 470 немецких самолетов, в том числе 220 бомбардировщиков и 250 истребителей. Руководство боевыми действиями нашей авиации в Дьеппской операции было возложено на командира 11-й авиагруппы Истребительного командования вице-маршала авиации Ли-Мэллори. В его распоряжение было выделено 56 истребительных эскадрилий (самолеты «Харрикейн», «Спитфайр» и «Тайфун»), четыре эскадрильи тактической разведки (новые самолеты «Мустанг») и пять бомбардировочных эскадрилий (самолеты «Бленхейм» и «Бостон») из состава 2-й авиагруппы, на которые была возложена задача по оказанию непосредственной авиационной поддержки своим войскам и по постановке дымовых завес.

Мы не будем описывать эту операцию, которая хорошо известна. Несмотря на героические усилия наших войск, захватить господствующие высоты, главным образом восточный мыс, возвышающийся над гаванью, нам не удалось, а танки, которые мы высадили, не могли прорвать сильную оборону противника в городе. Так как большинство самолетов, участвовавших в рейде, составляли истребители, то, естественно, они в основном обеспечивали прикрытие десантных сил от атак немецкой авиации.

В воздушных боях мы потеряли 106 самолетов, по нашим «самым скромным» подсчетам, был сбит 91 самолет противника и предположительно еще 44 самолета; 151 самолет получил повреждения. Согласно опубликованным немецким документам, немцы в этой операции потеряли всего 48 самолетов и 24 самолета получили повреждения. Уже в то время было установлено, что непосредственная авиационная поддержка, оказанная нашим войскам эскадрильями Ли-Мэллори, была недостаточно эффективной. Это частично объясняется тем, что снаряды пушек, установленных на наших истребителях, не могли пробить железобетонные укрепления противника, а также тем, что обстановка на поле боя была настолько неясной, что командиры частей не могли точно указать нашей авиации наилучшие цели для атаки.

Дьеппская десантная операция окончилась неудачей, мы потеряли около 4000 человек и в два раза больше самолетов, чем противник. Однако опыт ведения крупных воздушных боев и уроки, которые мы извлекли из этой операции, полностью вознаградили нас за понесенные потери.

В 1942 году Истребительное командование произвело 43000 самолето-вылетов, в ходе которых с боевых заданий не вернулись 915 самолетов. Кроме того, наши истребители, базировавшиеся на аэродромы метрополии, произвели в этом году 73 000 самолето-вылетов, главным образом для прикрытия с воздуха нашего побережья и судоходства.

Американские тяжелые бомбардировщики «Летающая крепость», производившие налет на аэродром Абви, пь, во время высадки наших войск в Дьеппе входили в состав 8-й воздушной армии США, которая прибыла в Англию в июле 1942 года. Эти самолеты перелетели океан по воздушной трассе, проложенной английскими самолетами еще в ноябре 1940 года.

К середине 1942 года эта трасса, проходившая через Северную Атлантику, была полностью освоена, и американское командование начало переброску через океан большого количества самолетов для использования их в боевых действиях на Европейском театре военных действий. Переброска самолетов из США в Англию по воздуху производилась по трем маршрутам: дальние бомбардировщики летели по маршруту Гандер — Престуик; средние бомбардировщики — Гуз-Бэй — Рейкьявик — Престуик; истребители — по второму маршруту с дополнительной посадкой на вновь подготовленном аэродроме в Гренландии[96]. Первый американский самолет «Летающая крепость» прибыл в Престуик 1 июля, а 17 августа экипажи «летающих крепостей» из 8-й воздушной армии США совершили первый налет на сортировочную станцию близ Руана.

За несколько дней до того как американские бомбардировщики «Летающая крепость» начали проводить первые налеты на объекты противника, расположенные в оккупированных немцами странах Европы, в Бомбардировочном командовании была сформирована авиагруппа самолетов наведения. В состав этой авиагруппы вначале входили только четыре эскадрильи — 7, 35, 83 и 156-я, соответственно вооруженные бомбардировщиками «Стирлинг», «Галифакс», «Ланкастер» и «Веллингтон». В течение четырех месяцев эскадрильи отрабатывали тактические приемы. Задача самолетов наведения заключалась в обнаружении, освещении и обозначении цели для основных сил бомбардировочной авиации. Самолеты наведения, выделенные для обнаружения цели, оборудованные по возможности радионавигационными приборами «Джи», летели на параллельных курсах с интервалом около 3 километров. Обнаружив город, подлежащий бомбардировке, они сбрасывали на него серии светящих бомб. Вслед за этой группой самолетов, пока еще светили бомбы, появлялись самолеты-осветители и сбрасывали светящие бомбы непосредственно над целью. После этого самолеты-маркировщики сбрасывали на цель зажигательные бомбы, огни от которых служили прицельными точками для основных сил бомбардировщиков. Если цель была закрыта сплошной облачностью, то вместо зажигательных бомб точки прицеливания обозначались над облаками цветными светящими парашютными бомбами[97]. После самолетов наведения над целью появлялся второй эшелон — группа бомбардировщиков с зажигательными бомбами, Последними наносили удар бомбардировщики, которые сбрасывали фугасные и зажигательные бомбы. В период с 19 августа по 31 декабря 1942 года с помощью самолетов наведения было совершено 26 налетов на немецкие города. В шести случаях самолетам наведения не удалось обнаружить цели из-за исключительно плохой погоды. Когда противник начал создавать помехи радионавигационным приборам «Джи», радиус их действия сократился с 560 до 320 километров, что затрудняло обнаружение целей экипажами при плохой погоде.

В конце октября 1942 года воздушное наступление на Германию было временно прекращено, так как бомбардировочная авиация должна была переключиться на выполнение других задач в связи с намечавшейся в начале ноября 1942 года высадкой союзных войск в Северной Африке. В этой операции Бомбардировочное командование должно было выполнять следующие задачи: сбрасывать листовки над территорией Франции; минировать воды в районе Генуи и Специи; бомбардировать объекты противника, расположенные в Северной Франции и Голландии. для отвлечения сил немецкой истребительной авиации и, наконец, проводить интенсивную бомбардировку Генуи, Милана и Турина, чтобы заставить итальянское командование воздержаться от переброски своей истребительной авиации и зенитной артиллерии из Италии в Тунис, а также подорвать уже пошатнувшийся моральный дух итальянского народа.

В ночь на 23 октября, через несколько часов после того как из Англии в Гибралтар отправился первый морской конвой с войсками, участвовавшими в операции «Торч» (условное наименование операции по высадке союзных войск во Французской Северной Африке), 100 бомбардировщиков «Ланкастер», базировавшихся на английские аэродромы, произвели налет на Геную. Было полностью уничтожено несколько гектаров застроенной площади города, тяжелые повреждения получили доки, судостроительные и сборочные верфи фирмы Ансальдо. Мы в этом налете не потеряли ни одного самолета.

В течение следующих трех недель на Геную было совершено еще пять массированных налетов. 24 октября 88 бомбардировщиков «Ланкастер» произвели дневной налет на Милан, вызвав в городе многочисленные пожары. В этом налете было потеряно только три самолета. Начиная с ночи 19 ноября основные усилия английской бомбардировочной авиации были направлены на Турин. До конца 1942 года на город было произведено семь налетов, в среднем в каждом налете участвовало 200 самолетов. В Турине было уничтожено много промышленных предприятий, зданий, занимаемых общественными учреждениями и штабами, и жилых домов; кроме того, были серьезно повреждены арсенал, железнодорожные мастерские и крупные моторостроительные заводы Фиата и Ланча, По данным нашей разведки, массированные налеты английской авиации вызвали большую панику среди населения северных провинций Италии и дезорганизацию производства, что привело в свою очередь к снижению выпуска промышленной продукции. Итальянцам наносились тяжелые удары во многих местах: в Генуе, Турине, Эль-Аламейне и в Тунисе. Штаб английских ВВС предложил основные удары по объектам Италии нанести в декабре и январе, так как в это время ожидалось ухудшение погоды над Германией. По различным причинам, главным образом вследствие принятого союзным командованием решения уничтожить базы немецких подводных лодок в Западной Франции, этот план был выполнен не полностью. В то же время Бомбардировочное командование успешно осуществляло поставленную ранее задачу по сковыванию сил немецкой истребительной авиации в Северо-Западной Франции, чтобы противник не мог перебросить свои самолеты в Северную Африку или Россию.

Решение о высадке союзников в Северной Африке и быстрое продвижение наших войск в Тунисе, последовавшее за высадкой, фактически определили наши планы на дальнейший период войны. Эти планы предусматривали также проведение планировавшегося еще в 1941 и 1942 годах мощного наступления англо-американской бомбардировочной авиации на Германию, поскольку намеченное на 1943 год вторжение союзных войск на европейский континент (операция «Раундап») стало весьма отдаленной возможностью, так как большую часть своих ресурсов и усилий союзники направляли на проведение операций в Северной Африке.

В соответствии с заключенным в сентябре 1942 года соглашением по вопросу использования союзной бомбардировочной авиации на Бомбардировочное командование английских ВВС возлагалось проведение налетов на объекты Германии в темное, а на 8-ю воздушную армию США в светлое время суток. В конце 1942 года трудно было сказать, смогут лн американцы выполнить возложенную на них задачу. Фактически свой первый удар по объектам, находящимся на территории Германии, 8-я воздушная армия нанесла только 27 января 1943 года, совершив в этот день налет на Вильгельмсхафен.

Используя господство своей авиации на Средиземном море, войска союзников могли теперь оккупировать Сицилию и увеличить давление на Италию. В Западной Европе союзная авиация наряду с выполнением своей основной задачи — ведением борьбы с подводными лодками противника — должна была вести крупное бомбардировочное наступление с задачей добиться «прогрессивно нарастающего разрушения и дезорганизации военного и промышленного потенциала Германии и подрыва морального духа немецкого народа до такой степени, когда его способность к дальнейшему ведению войны будет смертельно ослаблена».

К февралю 1943 года определились основные стратегические планы союзников. Бомбардировка Германии должна была непрерывно продолжаться с нарастающей мощью, днем и ночью, до тех пор, пока сопротивление противника не будет серьезно ослаблено, а союзники, собрав к тому времени значительные силы, смогут броситься на штурм «крепости Европа».

К февралю 1943 года численность боевого состава Бомбардировочного командования достигла намеченной цифры — 50 эскадрилий, из которых 35 были тяжелобомбардировочными. На вооружении самолетов командования теперь находились: новый тип маскировочной бомбы для обозначения цели, дающей полосу огней красного или зеленого цвета[98]; анероидный взрыватель, позволявший осуществлять взрыв бомбы на любой заданной высоте; новый бомбардировочный прицел (модель XIV), значительно превосходивший по своей точности прицел старого образца; авиабомбы, обладающие большой взрывной силой, и, самое главное, радиотехническая система самолетовождения «Гобой» и панорамный радиолокационный прицел H2S для вывода на цель самолетов наведения и основных сил бомбардировщиков.

Радиотехническая система самолетовождения «Гобой» была настолько точной, что ее можно было применять при бомбометании вне видимости цели. Самолет, имевший такой прибор, наводился на цель при помощи двух наземных радиостанций. Принцип работы прибора заключался в следующем. Первая наземная радиостанция («мышь») посылала радиопеленг в направлении центра цели, и самолет летел по этому радиопеленгу. Летчик контролировал направление полета, прослушивая радиосигналы через наушники своего шлемофона. Если самолет находился на правильном курсе, то в наушниках было слышно непрерывное гудение, напоминающее звук гобоя. При отклонении самолета вправо или влево от радиопеленга в наушниках вместо непрерывного звука появлялись прерывистые сигналы — тире или точки. Импульс наземной радиостанции отражался самолетным прибором и принимался второй наземной радиостанцией («кошкой»). Определяя время прохождения обратного сигнала, наблюдатель на этой станции мог периодически определять местонахождение самолета, летящего по радиопеленгу. Когда самолет приближался к точке сбрасывания бомб, вторая радиостанция («кошка») начинала передавать в эфир буквы А, В, С, Д, затем серию тире и, наконец, серию точек, по окончании которых бомбардир должен был нажать кнопку бомбосбрасывателя.

Применение такой радиотехнической системы, гарантировавшей попадание бомбы в пределах нескольких сотен метров от расчетной точки падения бомб, в условиях даже самой темной ночи и сплошной облачности должно было причинить не только тяжелый ущерб немецким городам, но и значительно снизить потери своих самолетов, так как этот прибор позволял действовать нашим самолетам в сложных метеорологических условиях, в которых затруднялись действия немецкой зенитной артиллерии и ночных истребителей. Однако, как и многие другие приборы, радиотехническая система самолетовождения «Гобой» имела свои недостатки. Во-первых, как и радионавигационная система «Джи», она зависела от работы наземных радиостанций, дальность действия системы «Гобой» не превышала 560 километров; во-вторых, в течение последних минут до подхода к цели самолет должен был непрерывно посылать сигналы и соблюдать заданные курс и высоту, а это в значительной степени облегчало обнаружение самолетов немецкой службой ВНОС; в-третьих, наведение самолетов на цель с помощью этой системы нельзя было осуществлять, если самолет находился над Германией на высоте менее 4700 метров. И, наконец, основной недостаток этой системы заключался в том, что обе наземные станции на протяжении последних десяти минут подхода самолетов к цели могли наводить на нее только один самолет.

По этой причине радиотехническая система «Гобой» стала применяться только при поиске и обозначении цели ведущими самолетами, вследствие чего бортовой прибор стал устанавливаться преимущественно на самолетах наведения.

В это же время появился панорамный радиолокационный прицел H2S. В отличие от радионавигационных приборов «Джи» и «Гобой», этот прицел был полностью автономным, то есть не зависел от работы наземных радиостанций, благодаря чему мог эффективно применяться на любом удалении от своих аэродромов. К этому времени уже имелись радиолокационные установки подобного типа для обнаружения самолетов противника (радиолокационный прицел А.I) и для обнаружения кораблей и подводных лодок (бортовой радиолокатор обнаружения А.S.V.).

«Гoбой» и H2S явились для Бомбардировочного командования вершиной огромного технического прогресса в авиационной технике, достигнутого в течение последнего года. Но высокая точность бомбометания, полученная благодаря применению этих средств, оказалась бы бесполезной, если бы наши потери были слишком большими. Чтобы снизить свои потери, Бомбардировочное командование имело в своем распоряжении достаточное количество технических средств для подавления радиолокационных станций противника. Сюда относятся установки для создания активных радиопомех, радиомаяки направленного действия, посылавшие свои пеленги через всю территорию Германии, с целью отвлечь внимание противника от работы наших радионавигационных систем «Гобой» и «Джи». Применялись также средства, благодаря которым на экранах немецких радиолокаторов вместо импульсов, отраженных фактически одним самолетом, появлялись импульсы, соответствующие наличию в воздухе шести самолетов. Наконец, к этому времени было открыто одно из основных средств борьбы с радиолокационными станциями противника — дипольные отражатели, представлявшие собой узкие полоски металлизированной бумаги и известные под названием «уиндоу». Сброшенные с самолетов, эти полоски создавали на экранах немецких радиолокаторов сильные помехи. Однако, опасаясь того, что немцы тоже могут применить такое же средство создания радиолокационных помех, Военный кабинет запретил Харрису пользоваться им до тех пор, пока не будут выработаны соответствующие контрмеры по борьбе с этими помехами.

Таким образом, к февралю 1943 года в распоряжении Бомбардировочного командования появились мощные самолеты, бомбы крупного калибра и аппаратура для осуществления точной навигации.

Весной 1943 года Харрис был готов обрушить все силы бомбардировочной авиации, какие он мог собрать, на немецкие города. Основным объектом действий бомбардировщиков по-прежнему был Рур, а в пределах Рура главной целью был Эссен, в котором после воздушных налетов, проводившихся по городу в течение почти трех лет, все еще остались неповрежденными заводы Круппа.

Новая битва за Рур началась в ночь на 6 марта 1943 года налетом 450 английских бомбардировщиков на Эссен. Эту армаду вели на цель восемь самолетов наведения «Москито», оборудованных приборами радиотехнической системы самолетовождения «Гобой». В течение 38 минут массированной бомбардировки на город было сброшено более 500 тонн фугасных и свыше 550 тонн зажигательных бомб. Когда прекратился грохот взрывов, погасли огни пожаров и улеглась пыль, жители Эссена воочию убедились, что ожидало население каждого крупного города Германии. Значительная часть Эссена лежала в руинах. Заводы Круппа, остававшиеся невредимыми в течение столь долгого времени, были полностью разрушены.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.282. Запросов К БД/Cache: 0 / 0