Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

Глава 8 БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ

Глава 8

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ

ОПЕРАЦИЯ "КРУСЕЙДЕР"

Весной 1943 года английские ВВС наносили мощные удары по объектам Германии и Италии. Несмотря на горячее желание встретиться с противником на поле боя в Европе, английская армия все еще не была к этому подготовлена[99]. Только благодаря героическому походу союзных войск через Африку появилась реальная возможность высадки союзных войск в Европе.

В середине июля 1941 года, через несколько дней после капитуляции вишистов в Сирии, для рассмотрения планов ведения войны был созван Комитет обороны Военного кабинета Англии.

Следует вспомнить, что войска Роммеля в это время находились у египетской границы. Предпринятая в июне 1941 года и продолжавшаяся в течение трех дней операция «Бэттлэкс» с целью освобождения Тобрука и захвата у противника аэродромов, расположенных в Восточной Киренаике, кончилась для нас полной неудачей. Основным вопросом, стоявшим перед Комитетом обороны, был вопрос о том, как скоро мы сможем предпринять новое и более энергичное наступление наших войск в Африке. Премьер-министр предлагал начать такое наступление как можно раньше, пока Германия была связана боевыми действиями в Восточной Европе. Предполагалось, что русские армии будут разгромлены Гитлером в течение нескольких предстоящих недель[100]. Черчилль считал возможным уже в сентябре 1941 года предпринять крупное наступление. Предложение премьер-министра было одобрено Комитетом обороны. Что же касается военных руководителей на Среднем Востоке, то они встретили это предложение с явным недоумением. Ни Окинлек, только что заступивший вместо Уэйвелла на пост главнокомандующего английскими вооруженными силами на Среднем Востоке, ни Теддер, ни вновь назначенный государственный министр Оливер Литлтон не предполагали, что нам придется начать наступление так скоро. Окинлек рассчитывал, что к началу ноября он будет иметь в своем распоряжении в два раза больше танков, чем к началу сентября. Теддер надеялся, что численность самолетного парка подчиненных ему военно-воздушных сил к этому времени будет увеличена на 50 процентов. Ни тот, ни другой не предполагали, что войска Роммеля в Африке за этот же самый период времени получат значительно больше подкреплений.

Учитывая серьезность доводов командования английских вооруженных сил на Среднем Востоке, Комитет обороны вынужден был изменить свое решение. Начало наступления наших войск было намечено на ноябрь, и все подготовительные мероприятия проводились с учетом этой даты. Командование 8-й английской армии занималось реорганизационными вопросами. Командующий военно-воздушными силами Среднего Востока основное внимание сосредоточил на следующих четырех вопросах: улучшить организационную структуру подчиненных ему частей и соединений; повысить уровень боевой подготовки вновь прибывших экипажей; устранить недостатки в оказании непосредственной авиационной поддержки наземным войскам; усовершенствовать материально-техническое и тыловое обеспечение, в котором мы испытывали затруднения после поражения наших войск в Киренаике, Греции и на острове Крит.

Проще всего было устранить недостатки в организационной структуре военно-воздушных сил Среднего Востока. С одобрения министерства авиации Теддер произвел реорганизацию авиационных соединений в Египте. Часть авиакрыльев была преобразована в авиагруппы. Ответственность за противовоздушную оборону Египта была снята со штаба военно-воздушных сил Среднего Востока и возложена на 202-ю авиагруппу. 204-я авиагруппа подверглась коренной реорганизации. Эскадрильи, входившие в ее состав, были отделены от тыловых подразделений и объединены в авиакрылья. Тыловые части последних получили транспортные средства, что увеличило мобильность авиации, оказывавшей непосредственную поддержку наземным войскам. Штаб 202-й авиагруппы был преобразован в штаб военно-воздушных сил Египта, а штаб 204-й авиагруппы — в штаб военно-воздушных сил Западной пустыни.

Гораздо больше времени и усилий требовалось для подготовки вновь прибывших на Средний Восток летных экипажей. С этой целью были созданы новые и расширены существующие учебно-тренировочные части. Из Англии на Средний Восток были переброшены квалифицированные, имеющие боевой опыт командиры авиационных частей и подразделений. В результате этих мероприятий повысилась боеготовность авиационных частей к концу 1941 года.

Успешно шла отработка взаимодействия авиации с наземными войсками. В Каире был создан Объединенный комитет представителей армии и военно-воздушных сил, который вскоре разработал положение по вопросам взаимодействия тактической авиации с наземными войсками. В этом положении указывалось, что наилучшим способом защиты наземных войск от воздушных атак противника является не непрерывное патрулирование истребителей над своими войсками, а сочетание наступательных действий против самолетов противника в воздухе с налетами на аэродромы противника, а также активное использование зенитной артиллерии. Иначе говоря, чтобы обеспечить наземные войска эффективной авиационной поддержкой, нужно было завоевать господство в воздухе. Командование наземных войск считало, что это являлось первой и наиболее важной задачей военно-воздушных сил.

Неспособность нашей авиации оказать поддержку наземным войскам в нужное время и в нужном месте в значительной степени объяснялась малой подвижностью нашей тактической авиации и неудовлетворительным состоянием связи между военно-воздушными силами и армией.

По указанию своих командующих начальники связи армии и военно-воздушных сил должны были немедленно создать надежную сеть связи между наземными и авиационными частями. Связь в армии была настолько примитивной, что командиры наземных войск в условиях быстро меняющейся обстановки порой не знали, где находятся их части, и были не а состоянии указать, в каком месте их войска нуждаются в авиационной поддержке. По этой же причине данные воздушной разведки, несмотря на то что их быстро доставляли в штабы корпусов, часто доходили до частей с таким опозданием, что теряли всякую ценность и не могли быть использованы,

Основными объектами созданной в конечном счете системы взаимодействия между авиацией и наземными войсками являлись подвижные центры управления частями тактической авиации. В этих центрах рассматривались заявки на авиационную поддержку наземных войск, производился отсев их, отбор самых необходимых и передача отобранных заявок для исполнения в части тактической авиации, Центры были укомплектованы в основном личным составом военно-воздушных сил, а также представителями наземных войск и располагались при штабах корпусов. Каждый такой центр имел четыре канала связи; с передовыми пехотными бригадами, с самолетами в воздухе, с аэродромами и с передовым эшелоном штаба военно-воздушных сил Западной пустыни.

Мобильность частей тактической авиации и хорошая связь между авиацией и наземными войсками являлись, по мнению Теддера, основными предпосылками для оказания эффективной авиационной поддержки наземным войскам.

К этому времени были разработаны правила по установлению «бомбардировочной линии»[101], за которой наши самолеты могли производить бомбометание, не опасаясь поразить свои войска. Были разработаны также стандартные средства целеуказания и опознавания своих войск с воздуха. Все они оказали впоследствии большую помощь войскам не только в Африке, но и в последующих боях в Италии, Франции и самой Германии.

Однако наиболее серьезной проблемой, требовавшей скорейшего разрешения, была не отработка взаимодействия между авиацией и наземными войсками, а улучшение материально-технического обеспечения военно-воздушных сил Среднего Востока. По ряду причин количество неисправных самолетов к середине 1941 года достигло огромной цифры. Самолеты, нуждавшиеся в серьезном ремонте, нужно было перевозить через огромные пространства в ремонтные базы, находившиеся в Египте. Новые самолеты прибывали без вооружения и радиооборудования. Запасные части или совсем не прибывали, или безнадежно терялись в пути.

Весной 1941 года Военный кабинет направил в Египет представителя министерства авиационной промышленности вице-маршала авиации Даусона с задачей выяснить истинное состояние материально-технического обеспечения и наладить ремонт самолетов. 16 мая в сопровождении трех квалифицированных инженеров Даусон вылетел из Англии. Призыв на место, он сразу же развернул энергичную деятельность. Была сформирована новая, 206-я, группа аэродромного обслуживания. Существовавшая в прифронтовой зоне часть по ремонту, сбору и транспортировке неисправных самолетов была расширена, кроме нее сформированы еще две такие части. Все эти части из стационарных были превращены в мобильные.

В мае 1941 года, в момент прибытия Даусона на Средний Восток, военно-воздушные силы Западной пустыни имели только 200 самолетов, пригодных для использования в боевых действиях. В ноябре, то есть к началу наступления Окинлека, там уже имелось около 600 исправных самолетов. Конечно, столь быстрый рост самолетного парка объяснялся не только энергичной деятельностью Даусона. В течение последних шести месяцев поток новых самолетов и различного авиационного оборудования, направлявшихся на Средний Восток, шел значительно быстрее, чем прежде.

В течение всего периода реорганизации эскадрильи Теддера продолжали производить налеты на объекты противника. Кроме того; они оказывали поддержку нашим войскам, действовавшим в Абиссинии и Иране. Но все это были второстепенные задачи. Главными задачами военно-воздушных сил Среднего Востока в этот период была борьба с авиацией противника и нарушение его системы снабжения.

В результате проведения дневных налетов нашей авиации на передовые аэродромы противника, например такие, как Гамбут, и ночных налетов на более удаленные аэродромы Эль-Газала, Тмини, Мартуба и Бенина численность немецких и итальянских ВВС на этом театре военных действий умень-шилась. Наши самолеты, базировавшиеся на Мальте, периодически совершали налеты на аэродромы противника в Сицилии и Триполитании.

Сосредоточив основные усилия своей авиации на Тобруке, противник почти не действовал по нашим передовым аэродромам. На Каир самолеты противника не производили налетов по политическим соображениям, хотя он так и не был объявлен открытым городом, как этого желало египетское правительство. Если бы авиация противника совершила налет на Каир, то мы сразу предприняли бы бомбардировки: Рима.

Теддер прекрасно понимал, что судьба Среднего Востока будет решена не в Западной пустыне, а на морских просторных, отделяющих Африку от Европы. Если подводные лодки противника будут господствовать в Атлантическом океане, то мы не сможем создать перевес сил в Египте, Если же самолеты Теддера, корабли и подводные лодки адмирала Каннингхэма сумеют перехватить жизненно важные коммуникации, проходящие через Средиземное море, то честолюбивым намерениям держав оси в Африке скоро наступит конец. Таким образцом, пока эскадрильи военно-воздушных сил Западной пустыни вели борьбу с самолетами противника и готовились к крупной наступательной операции, наша бомбардировочная авиация наносила удары по коммуникациям противника.

29 августа 1941 года Муссолини и итальянский верховный главнокомандующий Каваллеро встретились с генерал-фельдмаршалом Кейтелем и информировали последнего, что до 1 августа Италия потеряла 74 процента общего тоннажа кораблей и судов, действовавших на средиземноморских коммуникациях, и что общий тоннаж кораблей и судов, оставшихся в распоряжении Италии на этих коммуникациях, составляет всего лишь 65 000 тонн. 17 сентября Редер доложил Гитлеру, что в результате действий авиации и подводных лодок противника немецкие конвои, следовавшие в Северную Африку, за последнее время понесли тяжелые потери. Незадолго до этого немецкое командование направило подводные лодки в Средиземное море, чтобы парализовать судоходство союзников в этом районе. Однако наша авиация продолжала наносить удары по немецким конвоям, и в конце октября Гитлер решил создать сильную группировку авиации в Сицилии, перебросив сюда некоторые части с других фронтов для нейтрализации наших самолетов, базирующихся на Мальте.

Такова была общая обстановка в этот период на Средиземном море. В период с 1 июня по 31 октября 1941 года общий тоннаж потопленных кораблей и судов противника на средиземноморских коммуникациях составлял по меньшей мере 220 000 тонн, из которых 94 000 тонн были потопленных нашими морскими силами, главным образом подводными лодками. 115 000 тонн приходилось на долю военно-воздушных сил, включая морскую авиацию. Минимум три четверти кораблей и судов, потопленных авиацией, приходилось на долю эскадрилий, базировавшихся на Мальте. 90 процентов потопленных кораблей и судов следовали в Африку. Из общего количества кораблей и судов противника, направлявшихся в Северную Африку, около половины были потоплены.

В период подготовки планируемой нами наступательной операции в Африке вновь возник вопрос о соотношении сил авиации. На запрос из Лондона о расчетном количестве самолетов, каким будет располагать каждая сторона в начале новой наступательной операции, Теддер ответил, что, по всей вероятности, численное превосходство будет на стороне противника. По мнению Теддера, противник будет располагать 650 самолетами против 500 английских самолетов. Если произойдет стабилизация Русского фронта, то соотношение сил в пользу противника станет еще большим.

Такое заявление Теддера вызвало в Уайтхолле целый переполох. По подсчетам английского министерства авиации, общая численность самолетного парка противника на Средиземноморском театре военных действий составляла 1190 самолетов, однако исправных самолетов, которые могли быть использованы на начальных этапах операции в Киренаике, было только 365, из которых 237 принадлежали итальянским ВВС.

Приводя данные о численном превосходстве авиации противника, Теддер, конечно, не делал вывода, что противник будет иметь превосходство в воздухе, так как по своим летным и боевым качествам каждый английский самолет стоил по меньшей мере двух итальянских самолетов.

Перебросив с аэродромов Ирака, Палестины, Кипра, Адена и дельты Нила почти все исправные самолеты, Теддеру удалось довести численность своих военно-воздушных сил до 660 самолетов, не считая самолетов, базировавшихся на Мальте. Произведенный в то же время повторный подсчет численности самолетов противника показал, что страны оси имели 642 самолета, из которых 435 принадлежали итальянским ВВС. Если учесть вероятное количество исправных самолетов, фактор, не фигурировавший в первоначальных подсчетах Теддера, соотношение сил выглядело следующим образом: мы имели 528, противник — 385 самолетов; кроме того, мы могли рассчитывать на резерв — около 50 процентов от наличного количества самолетов, противник же имел в резерве незначительное количество самолетов или совсем не имел их.

Планируемая наступательная операция союзников в Африке получила условное наименование «Крусейдер». Ее основными задачами было; уничтожение основной танковой группировки противника, освобождение Тобрука и изгнание противника из Киренаики. Выполнение этих задач являлось условием для подготовки вторжения наших вооруженных сил в Триполитанию. Только полностью очистив Ливию от противника, мы могли сосредоточить свои основные силы не в западной, а в северной части театра военных действий Среднего Востока и тем самым помешать наступлению немцев через Кавказ.

План боевого использования авиации в этой очень важной операции состоял из четырех этапов, из которых два необходимо было провести до перехода наших наземных войск в наступление. На первом этапе, начавшемся 14 октября 1941 года, наши ВВС вели борьбу с авиацией противника и действовали по его морским коммуникациям. Благодаря тренировке и боевому опыту, полученному в течение предыдущих недель, наши истребители вскоре добились полного превосходства в воздухе над районом боевых действий.

Действия наших самолетов по морским коммуникациям противника были также успешными. Авиационные части, базировавшиеся на Мальте, не только занимали первое место по количеству потопленных судов противника, но и нанесли тяжелые удары по Бриндизи, Триполи, Неаполю, аэродрому Кастель-Бенито и базе подводных лодок в Аугусте. Особенно успешным был налет на нефтесклады в Неаполе в ночь на 22 октября. На этом же этапе операции бомбардировщики «Бленхейм» и «Альбакор», базировавшиеся в Египте, производили налеты на склады и небольшие порты, расположенные в ближайшем тылу противника, а тяжелые бомбардировщики продолжали совершать налеты на Бенгази. Непрерывные бомбардировки порта Бенгази вынудили противника подвозить большую часть снабжения по суше из Триполи. Это в свою очередь создало большие затруднения в снабжении горюче-смазочными материалами.

На втором этапе, продолжавшемся шесть дней, непосредственно перед началом наступления наземных войск, наша авиация вела активную борьбу с самолетами противника. К концу этого этапа авиация противника перешла исключительно к оборонительным действиям, снабжение войск значительно ухудшилось. В результате успешных действий воздушной разведки было установлено точное расположение итало-немецких войск, и 8-я английская армия незаметно для противника выдвинулась на исходные позиции для наступления. 18 ноября 1941 года 8-я армия перешла в наступление.

Замысел операции заключался в следующем. 30-й армейский корпус, в котором находилось большое количество танков, усиленный 7-й танковой дивизией, наступал в северо-западном направлении с задачей обойти с юга открытый фланг противника и нанести удар в направлении на Тобрук. Было вполне очевидно, что противник будет вынужден принять бой и его решительную контратаку следует ожидать юго-восточнее Тобрука. Предполагалось, что в конце этого боя гарнизон Тобрука прорвет кольцо осады и двинется в направлении Эль-Дуда, чтобы соединиться с наступающими войсками 30-го корпуса. 13-й армейский корпус, усиленный 2-й новозеландской и 4-й индийской пехотными дивизиями, наступая на правом фланге, должен был сдерживать основные силы противника вдоль фронта, а затем повернуть к побережью и вместе с 30-м корпусом принять участие в решающем сражении у Тобрука[102].

Силы сторон были неравны. 8-я армия насчитывала семь дивизий[103], Роммель имел восемь дивизий в первом эшелоне и три дивизии во втором эшелоне в Ливии. Численное превосходство в танках было на нашей стороне: мы имели 655, противник — 505, но немецкие тяжелые танки имели более толстую броню и более мощное вооружение.

В составе английских ВВС в Египте и на Мальте было свыше 700 самолетов. Из общего количества 49 боевых эскадрилий 9 эскадрилий базировались на Мальту, 11 — в зоне Суэцкого канала и дельте Нила и 29 находились в Западной пустыне. Численность немецких и итальянских ВВС в Киренаике составляла 436 самолетов, из которых только 283 самолета были пригодны для использования в боевых действиях. Кроме того, противник имел 186 самолетов в Триполитании, 776 самолетов в Сицилии, Сардинии, Греции, на Крите и Додеканесских островах и свыше 600 самолетов в Италии и на Балканах. У немцев было около 300 транспортных самолетов, в то время как мы имели только две транспортные эскадрильи. Учитывая соотношение сил, мы могли поддерживать господство в воздухе над районом боевых действий в лучшем случае до тех пор, пока противник не перебросит в Киренаику дополнительные контингенты своей авиации.

В ходе осуществления первого этапа наступления 8-й армии эскадрильи командующего военно-воздушными силами Западной пустыни вице-маршала авиации Конингхэма продолжали удерживать господство в воздухе. Наше наступление застигло противника врасплох. 19 ноября на левом фланге 30-го корпуса была введена в бой итальянская моторизованная дивизия. В это время на правом фланге части корпуса сковали боем 15-ю и 21-ю немецкие танковые дивизии. Воспользовавшись этим, небольшая группа английских танков, действовавших на направлении главного удара, беспрепятственно вышла к Сиди-Резеху в 35 километрах юго-восточнее Тобрука.


Схема 16. Второе наступление англичан в Ливии. Операция "Крусейдер" (ноябрь 1941 г.)

В условиях благоприятной для нас обстановки гарнизон Тобрука на рассвете 21 ноября перешел в наступление в направлении Эль-Дуды, а 13-й корпус одновременно начал продвигаться на север в направлении Бардии.

В тот момент, когда наши передовые танковые части готовились атаковать Сиди-Резех, с юго-востока сюда подошла 15-я немецкая танковая дивизия. Она была остановлена, и наши войска захватили Сиди-Резех. Вскоре на помощь 15-й танковой дивизии прибыла 21-я танковая дивизия. После ожесточенных баев, продолжавшихся два дня, наши танки были вынуждены отойти из Сиди-Резеха. 24 ноября Роммель направил свои танковые колонны к египетской границе, и к исходу дня немецкие танковые дивизии захватили аэродром Габр-Салех, где до этого размещался штаб 30-го корпуса.

Дальнейшее продвижение немецких танков поставило под угрозу использование аэродромов нашей истребительной авиации, и нам пришлось эвакуировать в тыл истребители с нескольких аэродромов. 25 и 25 ноября эскадрильи Конингхэма продолжали действовать по аэродромам противника, отражали многократные налеты немецких пикирующих бомбардировщиков и нанесли ряд мощных ударов по колоннам немецких войск. Активные действия нашей авиации помогли остановить продвижение немцев и дали частям 8-й армии время для приведения себя в порядок.

8 декабря союзные войска снова соединились с гарнизоном Тобрука, и восьмимесячная осада этого города наконец-то была прекращена; войска Роммеля отступили к западу на заранее подготовленные позиции у Эль-Газалы.

В декабре 8-я армия, ведя ожесточенные тяжелые бои, преследовала отступавшие войска Роммеля, и в конце месяца ее передовые части вошли в Бенгази.

Продвигаясь через Киренаику, мы могли наглядно убедиться в эффективности действий нашей авиации. На каждом аэродроме, захваченном у противника, оставалось большое количество поврежденных и неисправных самолетов. На аэродромах, расположенных между Гамбутом и Бениной, было обнаружено 458 поврежденных самолетов. Сотни разбитых самолетов лежали в пустыне.

***

В начале наступления союзных войск в Африке авиация и флот, базировавшиеся на Мальте, продолжали вести борьбу с конвоями противника на Средиземном море. В ноябре 1941 года общий тоннаж потопленных судов противника на Средиземном море составил 39000 тонн. Количество потопленных и поврежденных судов составляло не менее 77 процентов от общего тоннажа, используемого противником на средиземноморских коммуникациях. В декабре, несмотря на то что количество самолето-вылетов резко сократилось из-за плохой погоды, тоннаж потопленных судов составил 35 000 тонн.

29 октября 1941 года Гитлер приказал перебросить с Русского фронта несколько авиационных частей на Средиземноморский театр военных действий. В ноябре в Рим был переброшен штаб 2-го воздушного флота, руководивший до этого боевыми действиями немецкой авиации под Москвой. Вместе со штабом сюда прибыл генерал-фельдмаршал Кессельринг. В декабре, когда Кессельринг был назначен командующим немецкими ВВС на Средиземноморском театре военных действий, в Сицилию начали прибывать с Восточного фронта части 2-го воздушного корпуса[104]. В середине декабря общая численность немецких и итальянских ВВС, базировавшихся в Сицилии, составляла 250 бомбардировщиков и разведывательных самолетов и около 200 истребителей. Против этого количества мы могли выставить 60 бомбардировщиков и 70 истребителей, базировавшихся на Мальте.

Кессельринг планировал использовать подчиненные ему военно-воздушные силы для выполнения следующих трех основных задач: во-первых, обеспечить доставку предметов снабжения в Ливию и добиться господства на море и в воздухе в районе между Южной Италией и Северной Африкой; во-вторых, организовать тесное взаимодействие с немецкими и итальянскими войсками в Северной Африке; и в-третьих, нарушить судоходство противника на Средиземном море. Для выполнения этих задач немецкие ВВС должны были парализовать действия английских самолетов, базирующихся на Мальте. 22 декабря подчиненные Кессельрингу военно-воздушные силы приступили к выполнению поставленных перед ними задач. Только за одну последнюю неделю декабря против Мальты было произведено свыше 200 самолето-вылетов. Главным объектом действий авиации противника были английские аэродромы. На эти аэродромы в первые дни января немцы совершили около 500 самолето-вылетов.

В феврале активность немецкой авиации стала еще выше. Только 7 февраля на Мальте 16 раз объявлялась воздуш-ная тревога. В феврале наши бомбардировщики, базировавшиеся на острове, произвели только 60 самолето-вылетов, потопив один транспорт противника. 22 февраля бомбардировщики «Бленхейм» были перебазированы в Египет, и на Мальте осталось небольшое количество самолетов «Веллингтон» и морских самолетов «Свордфиш». В середине февраля немецкие самолеты потопили конвой, шедший к Мальте из Александрии. Командование с тревогой смотрело в будущее, которое было действительно мрачным: оставшихся запасов топлива, продовольствия и боеприпасов на острове могло хватить лишь на несколько месяцев. Однако все страдания, которые пришлось перенести защитникам Мальты, были лишь прелюдией к надвигавшейся буре.

***

5 января 1942 года под прикрытием сильного эскорта кораблей в Триполи прибыл немецкий конвой в составе девяти транспортов. Это была вторая большая группа немецких судов, прибывших в Триполи в течение последних трех недель.

Прибытие этих двух конвоев значительно улучшило положение войск Роммеля, Потеряв в Киренаике две трети своих сил, немецкие и итальянские войска получили теперь необходимые подкрепления, и Роммель, имея менее ста танков[105], предпринял новое наступление в восточном направлении.

Наступление Роммеля, заставшее нас врасплох, сопровождалось интенсивными действиями авиации противника. Наши самолеты, базировавшиеся на затопленный прошедшими дождями аэродром Антелат, были не в состоянии отражать атаки вражеской авиации, и в течение двух дней немецкие пикирующие бомбардировщики «Юнкерс-87» и истребители «Мессершмитт-109» почти беспрепятственно производили налеты на войска нашего первого эшелона.

23 января наши истребители, действовавшие с аэродрома Мсус, вновь овладели господством в воздухе в районе боевых действий. Базируясь также на аэродром Эль-Мекили, истребители непрерывно наносили штурмовые удары по колоннам наступающих войск противника. К истребителям вскоре присоединились бомбардировщики «Веллингтон» из состава 205-й авиагруппы, которые, действуя ночью с передовых аэродромов, наносили удары по скоплениям автотранспорта в тылу противника. На некоторое время продвижение противника на Мсус было приостановлено.

27 января Роммель снова перешел в наступление, направив основной удар на Бенгази, и 28 января, несмотря на энергичное противодействие нашей авиации, занял этот порт.

Чтобы избежать окружения с севера, 13-й армейский корпус был вынужден отступить из Эль-Мекили. Но вместо того чтобы оставить подвижной заслон для прикрытия передового аэродрома Эль-Мекили, командир корпуса приказал истребителям немедленно перебазироваться на аэродром Эль-Газала, откуда они с трудом могли прикрывать наши передовые части.

Наступление немецких наземных войск поддерживали только бомбардировщики дальнего действия, базировавшиеся в Греции. Почти целую неделю немецкие самолеты «Юнкерс-87» и «Мессершмитт-109» из-за отсутствия горючего не появлялись над полем боя, чем не замедлила воспользоваться наша авиация. Успешно начавшееся наступление Роммеля было приостановлено. Этому в значительной степени способствовало стойкое сопротивление наших наземных войск, противодействие авиации, а также недостаток снабжения у противника. К середине февраля война в пустыне приняла позиционный характер, и обе стороны прочно удерживали фронт от Эль-Газалы до Бир-Хакима, находящегося в 55 километрах западнее Тобрука.

Несмотря на многие разочарования, вызванные исходом операции «Крусейдер», все же были достигнуты значительные результаты. Даже после отступления наших войск линия фронта проходила значительно западнее египетской границы, а аэродромы, расположенные в Восточной Киренаике, теперь принадлежали нам. Тобрук, требовавший огромного напряжения сил, пока он был осажден, также был теперь в наших руках. В ходе этой операции наши военно-воздушные силы разработали и проверили на практике новые тактические приемы по оказанию воздушной поддержки наземным войскам, и хотя эти приемы еще нуждались в совершенствовании, все же они были крупным шагом вперед по сравнению с тем, что было сделано в этой области раньше. В этой кампании, когда боевые действия развивались в условиях исключительно маневренной обстановки, наша тактическая авиация непрерывно продвигалась вперед вместе со своими наземными войсками.

Личный состав военно-воздушных сил Среднего Востока мог законно гордиться успехами, достигнутыми в этой операции. Начиная с 18 ноября, то есть с начала наступления 8-й армии, и по 14 февраля 1942 года, когда стабилизировался фронт на рубеже Эль-Газалы, наши авиационные части и соединения произвели свыше 16 000 самолето-вылетов. Потеряв в воздухе и на земле 575 своих самолетов, наши летчики уничтожили за это время совместно с зенитной артиллерией 326 немецких и предположительно такое же количество итальянских самолетов. Наша авиация прикрывала с воздуха свои войска и суда, обороняла Суэц и Александрию, действовала по наземным войскам противника и окончательно подорвала боеспособность итальянских ВВС в Африке. Все это было проделано в тот период, когда союзная авиация перебрасывалась с этого театра на Дальний Восток. За период с конца декабря 1941 года и до середины февраля 1942 года около 300 самолетов было переброшено со Среднего Востока на Дальний Восток

Как только война в пустыне перешла в спокойную фазу, военно-воздушные силы Среднего Востока вступили в борьбу за обеспечение подвоза в Африку всех видов материально-технического снабжения, от которого в значительной степени зависел исход следующего сражения между армиями обеих воюющих сторон.

КРИЗИС 1942 года

После того как 8-я армия закрепилась у Эль-Газалы, положение на фронте в течение трех с лишним месяцев оставалось стабильным. Измотанные тяжелыми боями, обе воюющие стороны вели разведку и собирали силы для последующих боев.

В это время английские самолеты действовали по судам противника на Средиземном море, прикрывали с воздуха Тобрук и свои войска, производили ночные налеты на Бенгази и действовали по аэродромам, окладам и линиям коммуникаций противника. В этот же период значительное количество наших самолетов было переброшено со Средневосточного театра военных действий на Дальний Восток (за период с 15 января по 15 марта на Дальний Восток было переброшено около 450 самолетов). Одновременно авиационные штабы разрабатывали планы нового воздушного наступления в пустыне и переброски самолетов в Турцию, если Гитлер будет угрожать Анатолии, а также в случае резкого изменения обстановки в Иране.

Не менее активно действовали и военно-воздушные силы противника. Немецкие и итальянские самолеты производили налеты на Тобрук и действовали по нашим войскам на переднем крае. Транспортные самолеты перебрасывали предметы снабжения из Греции и Крита в Африку.

В январе и феврале немецкая авиация производила интенсивные налеты па Мальту. Только в феврале немецкие самолеты сбросили на аэродромы Мальты около тысячи тонн бомб. В марте самолеты противника стали действовать еще активнее. Базировавшаяся на остров эскадрилья истребителей «Спитфайр» и около 30 исправных истребителей «Харрикейн» не могли оказать сильного противодействия немецкой авиации. К середине марта на Мальте осталась лишь небольшая группа бомбардировщиков «Веллингтон».

Хотя зенитная артиллерия и истребители Мальты еще оказывали сопротивление авиации противника и остров как бомбардировочная и морская база пока не был выведен из строя, наступательные возможности и способность к обороне его гарнизона заметно снизились. Тем не менее Кессельринг и Редер были недовольны таким положением и считали, что интересы Германии на Средиземном море требовали не просто бомбардировки острова, но и его захвата. 12 марта Редер доложил свою точку зрения Гитлеру. Обстановка на Средиземном море, указывал Редер, настолько благоприятна, что Ром-мель скоро сможет предпринять наступление на Суэц, но для этого необходимо полностью подавить с воздуха Мальту.

По указанию Гитлера Кессельринг сосредоточил все силы своей авиации, насчитывавшей в то время около 400 самолетов, для действий против острова. Новая фаза воздушного наступления на Мальту началась 20 марта 1942 года. В этот день на остров был произведен налет 143 бомбардировщиков «Юнкерс-88» и истребителей «Мессершмитт-109». 21 марта на Мальту было проведено 218 самолето-вылетов, 22 марта — 112 самолето-вылетов. 23 марта недалеко от острова немецкие самолеты атаковали конвой союзников в составе четырех транспортов, который вышел из Александрии. Один транспорт получил прямое попадание и затонул в 30 километрах от острова, два транспорта, несмотря на ожесточенные атаки немецкой авиации, благополучно прибыли на Мальту. Четвертый транспорт получил серьезные повреждения, позднее он был отбуксирован в южную гавань острова. В последующие три дня для уничтожения этих судов противник совершил несколько налетов на Мальту, в которых приняли участие от 90 до 200 самолетов. 26 марта все три транспорта получили серьезные повреждения и затонули. Из 26 000 тонн груза было разгружено только 5000 тонн.

В течение марта немецкая авиация совершила 2850 самолето-вылетов против острова и сбросила на его объекты 2174 тонны бомб. Зенитная артиллерия и истребители Мальты сбили в этом месяце 60 немецких самолетов. В апреле немецкие самолеты продолжали наносить удары по острову. Обычно в течение суток противник производил около 200 самолето-вылетов. Эскадренные миноносцы и подводные лодки, базировавшиеся на Мальте, были вынуждены покинуть остров. 12 апреля Кессельринг доложил немецкому верховному командованию, что Мальта как военно-морская база англичан больше не существует. Однако поскольку немцам еще не удалось подавить сопротивление ее зенитной артиллерии и истребителей, он приказал продолжать атаки острова с воздуха. Одновременно Кессельринг настаивал на том, чтобы державы оси спешно отправили подкрепления в Африку и немецкие войска присоединились к готовящейся итальянцами экспедиции для захвата острова.

Теддер, посетивший Мальту в середине апреля, обнаружил, что на острове осталось только шесть исправных истребителей. Оборону острова порой обеспечивали только одни зенитные орудия. Тем не менее гарнизон и гражданское население Мальты не сдавались. 16 апреля за мужество и стойкость, проявленные ее защитниками, Мальта была награждена орденом «Крест Георга».

20 апреля, в разгар воздушного наступления противника, защитники острова получили долгожданную помощь — американский авианосец «Уосп» доставил сюда 47 истребителей «Спитфайр». Через 20 минут после посадки самолетов немецкая авиация произвела ряд мощных налетов на аэродромы острова. К вечеру 21 апреля из 47 прибывших самолетов на острове осталось лишь 17 исправных истребителей.

В апреле немецкая авиация произвела на Мальту 4900 самолето-вылетов и сбросила 6728 тонн бомб. Воздушная тревога в Валетте в этом месяце объявлялась 275 раз.

Всего с января и до конца апреля 1942 года против Мальты было совершено около 10 000 самолето-вылетов, во время которых на объекты острова было сброшено около 10 000 тонн бомб, то есть в 25 раз больше, чем было сброшено на Ковентри в ночь на 15 ноября 1940 года.

В конце апреля Муссолини прибыл к Гитлеру в Бергхов, где оба диктатора разработали программу дальнейших действий. Поскольку державы оси имели слишком мало самолетов для одновременного захвата Мальты и наступления в Ливии, был установлен следующий порядок очередности боевых операций. В конце мая или начале июля 1942 года должна быть проведена операция «Тизиус» с целью захвата оставшейся части Киренаики, в период между серединой июля и серединой августа намечалось проведение операции «Геркулес», имевшей своей целью захват Мальты. И наконец, вторжение немецких войск в Египет и их триумфальный марш к Нилу и Суэцкому каналу. Время проведения последней операции не было установлено. В соответствии с этим решением Кейтель 4 мая издал директиву о проведении первых двух операций. Для захвата Мальты предусматривалось выделить в распоряжение Кессельринга необходимое количество транспортных самолетов (для переброски 7-й воздушно-десантной дивизии под командованием генерала Штудента), инженерный батальон и 30 танков. Эти силы поступали в распоряжение Италии, которая должна была осуществить эту операцию.

Но для осуществления этого замысла Гитлер не располагал достаточным количеством самолетов: много самолетов требовалось для проведения нового наступления в России и для наступления Роммеля в Киренаике. Кроме того, Гитлер собирался бросить на Англию свою бомбардировочную авиацию, чтобы отомстить англичанам за их налеты на Германию. В тот период каждый из этих планов казался Гитлеру более важным, чем бомбардировка Мальты. Поэтому в начале мая 1942 года большинство бомбардировщиков, имевшихся в распоражении Кессельринга, было переброшено в Россию, Киренаику и Францию. Для Мальты вновь появилась надежда на спасение.

9 мая с авианосцев «Уосп» и «Игл» на аэродромы острова перелетели 62 истребителя «Спитфайр», и через пять минут после посадки и заправки горючим первая группа этих истребителей была готова к бою. В этот день немецкие и итальянские самолеты совершили несколько налетов на аэродромы Мальты, однако все они были успешно отражены вновь прибывшими самолетами «Спитфайр». 10 мая на остров прибыл транспорт с боеприпасами. Теперь воздушное наступление на Мальту проводилось в значительно меньшем масштабе. 18 мая сюда прибыли еще 17 истребителей «Спитфайр», и противник стал нести еще большие потери.

Сосредоточив около 600 самолетов против Мальты, противник добился лишь того, что конвои, следовавшие в Триполи, в течение нескольких месяцев были в относительной безопасности. За первые пять месяцев 1942 года бомбардировщики «Бленхейм», базировавшиеся на Мальту, потопили в пять раз меньше судов противника, чем за последние пять месяцев 1941 года.

***

26 мая 1942 года Роммель снова перешел в наступление в пустыне. Однако на этот раз мы не были застигнуты врасплох.

8-я армия располагалась южнее Эль-Газалы, находившейся в 56 километрах западнее Тобрука. Позиции ее передовых частей прикрывались минными полями, на южном крыле находился сильно укрепленный пункт Бир-Хаким. Большая часть наших танковых сил была сосредоточена в тылу 8-й армии. Роммель решил обойти южный фланг наших войск, упиравшийся в Бир-Хаким.

Немецкий африканский корпус, состоявший из 15-й и 21-й танковых дивизий, совместно с 90-й легкопехотной дивизией выступил в ночь на 27 мая и, двигаясь в восточном направлении, обошел Бир-Хаким с юга. План Роммеля заключался в следующем. Обойдя Бир-Хаким с юга, развивать наступление одновременно в двух направлениях: на Акрому и Эль-Адем. В ходе этого наступления немецкий корпус должен был уничтожить наши танковые части, а затем, выйдя в тыл, закончить окружение наших войск и захватить позиции у Эль-Газалы. Одновременно с наступлением немецкого африканского корпуса четыре итальянские дивизии должны были наступать с фронта. Роммель рассчитывал, что в течение двух дней все английские войска, сосредоточенные на передовых позициях, будут уничтожены, а еще через два дня немецкие войска овладеют Тобруком.

Маневр противника по охвату нашего левого фланга и выходу в тыл наших войск, казалось, должен был принести ему успех. Однако расчеты Роммеля не оправдались. 90-я легкопехотная дивизия продвинулась в этот день до Эль-Адема, где была остановлена нашими войсками; две немецкие танковые дивизии, обойдя Бир-Хаким и повернув на север, остановились у населенного пункта Найтсбридж. В этом районе и развернулись ожесточенные бои, длившиеся в течение многих дней. Удар итальянских войск с фронта также не принес противнику успеха.

В течение первого дня наступления противника основной задачей английских ВВС являлась непосредственная поддержка наземных войск с воздуха. В этот день истребители произвели свыше 150 самолето-вылетов, прикрывая наши войска и ведя борьбу с немецкими самолетами. Бомбардировщики «Бостон» и «Балтимор» в дневное и «Веллингтон» в ночное время совершали налеты на аэродромы противника и оказывали непосредственную поддержку наземным войскам. Четыре эскадрильи истребителей-бомбардировщиков наносили удары по автоколоннам со снабжением для танковых войск противника и уничтожили 200 автомашин.

28 мая бои у Найтсбриджа и Эль-Адема продолжались. Конингхэм по просьбе командующего 8-й армией прекратил боевые действия по аэродромам противника и сосредоточил все силы своей авиации против наступающих войск противника. Три налета бомбардировщиков «Бостон» и непрерывные атаки истребителей и истребителей-бомбардировщиков с малой высоты помогли нашим танковым частям удержать свои позиции и сорвали попытки противника доставить снабжение своим передовым частям.

На рассвете 29 мая наши самолеты снова начали оказывать непосредственную поддержку наземным войскам. Успешно произвели атаки 250 истребителей и истребителей-бомбардировщиков по линиям снабжения противника южнее и восточнее Бир-Хакима. Дважды в течение этого дня наши истребители расстраивали атаки крупных сил немецких пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс-87», которые были вынуждены беспорядочно сбросить свои бомбы.

В течение двух дней, 31 мая и 1 июня, Роммель перегруппировал свои войска и расширил проходы в минных полях. Однако стремление противника уничтожить группировку наших танков, находившихся в его тылу, за центральным участком фронта, успеха не имело. Сосредоточив большую часть танков в районе Найтсбриджа для угрозы тылу наших войск у Эль-Газалы и Тобрука, Роммель предпринял сильную атаку укрепленного пункта Бир-Хаким.


Схема 17. План наступления Роммеля на Египет (май 1942 г.)

2 июня итальянские войска при поддержке немецких пикирующих бомбардировщиков возобновили атаки на Бир-Хаким. Утром 3 июня Конингхэм переключил часть истребителей, действовавших в районе Найтсбриджа, для прикрытия и оказания поддержки с воздуха гарнизону Бир-Хакима.

8 июня стало очевидно, что Роммель любой ценой будет добиваться захвата Бир-Хакима. Положение этого укрепленного пункта к тому времени значительно ухудшилось, так как к итальянским войскам, осаждавшим Бир-Хаким, теперь присоединилась 90-я немецкая легкопехотная дивизия. Бир-Хаким подвергся непрерывному обстрелу артиллерии, атакам пехоты и танков и налетам авиации. К 12 июня около 2000 человек, составлявшие остатки гарнизона Бир-Хакима, покинули крепость и присоединились к своим войскам.

В то время казалось, что оборона укрепленного пункта была напрасной. На самом деле бои за Бир-Хаким в известной степени повлияли на весь ход войны в пустыне. Как известно, противник ставил своей целью разгромить наши войска на передовых участках фронта, захватить Тобрук и наступать к границе Египта. После этого на время, пока будет проводиться операция «Геркулес», немцы намеревались временно прекратить наступление в Африке. По плану немецкого командования Тобрук должен был быть захвачен 1 июня, а выход немецких и итальянских войск к границе Египта завершен к 20 июня. В соответствии с этими планами противник направил в Африку необходимое количество предметов снабжения, главным образом горючего, для своих военно-воздушных сил. Роммель начал наступление 26 мая, имея запас горючего меньше чем на месяц. Упорное сопротивление гарнизона Бир-Хакима и наших танковых частей в районе Найтсбриджа расстроило планы немцев. Только против Бир-Хакима самолеты противника совершили около 1500 самолето-вылетов, но не бомбардировка, а артиллерийский обстрел вынудил его защитников оставить укрепленный пункт.

***

Едва закончились бои за Бир-Хаким, как эскадрильям Теддера была поставлена новая и не менее важная задача — прикрывать наши конвои, направлявшиеся на Мальту. Как уже говорилось, после прибытия сюда истребителей «Спитфайр» и частичной переброски немецких бомбардировщиков в начале мая со Средиземноморского на другие театры военных действий налеты авиации противника на остров не приносили немцам желаемых результатов. Положение Мальты значительно улучшилось. Однако снабжать остров всем необходимым по-прежнему было тяжело. Небольшие запасы горючего и продовольствия с каждой неделей сокращались.


Схема 18. Проводка английских конвоев на Мальту (14–16 июня 1942 г.)

После прибытия на Мальту истребителей «Спитфайр» английский генеральный штаб решил направить туда конвои со снабжением. Было принято решение послать на остров одновременно два конвоя: один с запада, другой с востока, с таким расчетом, чтобы второй конвой прибыл на Мальту не позднее чем через сутки после первого конвоя. 24 мая, задолго до выхода этих конвоев в море, 104-я бомбардировочная эскадрилья, базировавшаяся на острове, начала проводить интенсивные налеты на аэродромы и порты Сицилии и Южной Италии и продолжала их до 11 июня. В этот день самолеты-разведчики, базировавшиеся в Гибралтаре, на Мальте и в Египте, вели тщательный поиск итальянских судов. 12 июля из Гибралтара на Мальту отправился западный конвой, следовавший из Клайда. На следующий день из Александрии вышла большая часть восточного конвоя. К этому времени авианосец «Игл» доставил на Мальту еще 59 истребителей «Спитфайр». Теперь на острове находилось более ста истребителей.

Конвой, вышедший из Александрии (операция «Вигорус»), состоял из 11 судов, охраняемых крейсерами и эскадренными миноносцами. В состав группы, выделенной для прикрытия конвоя с воздуха, входили три эскадрильи самолетов-торпедоносцев и свыше 20 бомбардировщиков «Либерейтор». Кроме этих сил, из состава 205-й авиагруппы и военно-воздушных сил Западной пустыни были выделены бомбардировщики «Веллингтон» с задачей наносить удары по аэродромам противника. На 201-ю авиагруппу возлагалось ведение воздушной разведки и противолодочного патрулирования. Истребительное прикрытие конвоя на маршруте должно было обеспечиваться самолетами, базировавшимися в Палестине, Египте, Киренаике и на Мальте.

Вечером 12 июня 12 бомбардировщиков «Юнкерс-88» атаковали головную часть восточного конвоя, когда он находился между Критом и Киренаикой. Два судна получили повреждения и возвратились в Александрию. 14 июня в этот район прибыла основная группа кораблей конвоя. Вскоре конвой пытались атаковать около 40 бомбардировщиков «Юнкерс-87» и «Юнкерс-88», действовавших под прикрытием истребителей «Мессершмитт-109», которые, однако, были перехвачены нашими истребителями. В течение второй половины дня и вечером 14 июня немецкие самолеты произвели не менее семи налетов на конвой, в каждом из которых участвовало от 10 до 12 бомбардировщиков. Одно торговое судно было потоплено, одно получило повреждения. С наступлением ночи конвой подвергся атакам немецких подводных лодок и торпедных катеров. Наша воздушная разведка установила, что соединение итальянских кораблей, включавшее два линейных корабля и четыре крейсера, вышло из Таранто и направилось на юг для перехвата конвоя. Для атаки этих кораблей в ночь на 15 июня с Мальты были высланы четыре бомбардировщика «Веллингтон», вооруженных торпедами, и девять бомбардировщиков «Бофорт». В 06.10 они обнаружили и атаковали итальянские корабли, нанеся серьезные повреждения тяжелому крейсеру «Тренто», который вскоре был потоплен нашей подводной лодкой «Р-35». Для атаки итальянских кораблей вылетели семь бомбардировщиков «Либерейтор», базировавшихся в зоне Суэцкого канала, и 12 бомбардировщиков «Бофорт» с аэродромов Западной пустыни. Одна из бомб калибра 235 килограммов (бомб более крупного калибра у нас тогда еще не было), сброшенных с самолета «Либерейтор», попала в линейный корабль «Италия», но причинила ему лишь незначительный ущерб. Итальянские корабли продолжали двигаться навстречу нашему конвою, который повернул обратно и 16 июня прибыл в Александрию. Итальянские корабли, не рискуя преследовать конвой до Александрии, днем 15 июня взяли курс на Таранто. В ночь на 16 июня самолеты «Веллингтон», базировавшиеся на Мальте, атаковали эти корабли. B результате прямого попадания торпеды серьезные повреждения получил линейный корабль «Италия».

Таким образом, восточный конвой не смог пробиться к Мальте, и защитникам острова оставалось лишь надеяться на благополучное прибытие западного конвоя (операция «Гарпун»).

Нет необходимости говорить о том, что переход этого конвоя, состоявшего из шести судов, в охранении которых также участвовали линейный корабль и два авианосца, был сопряжен с большими опасностями. Два первых дня прошли спокойно. Утром 14 июня итальянские самолеты, базировавшиеся на Сардинии, совершили четыре массированные атаки конвоя, потопив одно судно и повредив легкий крейсер «Ливерпуль», который пришлось отбуксировать в Гибралтар. К вечеру 14 июня конвой вошел в воды, находившиеся в радиусе действия самолетов противника, базировавшихся на Сицилии. Эти самолеты трижды производили налеты на этот конвой, однако им не удалось потопить ни одного судна.

13 июля соединение итальянских кораблей в составе двух крейсеров и четырех эскадренных миноносцев вышло из Сардинии на перехват западного конвоя. 15 июня в 06.20 итальянские корабли находились всего в 15 милях от конвоя, и вскоре между ними и сопровождавшими конвой эскадренными миноносцами завязался бой, в котором корабли обеих сторон получили повреждения. Однако суда конвоя повреждений не имели. В 07.05 конвой атаковали немецкие пикирующие бомбардировщики «Юнкерс-87», которые одно судно потопили и одно повредили. Теперь в составе конвоя осталось четыре судна, причем одно из них было выведено из строя. Итальянские корабли, опасаясь повторного столкновения с нашими кораблями, находились на значительном удалении от конвоя; но все еще представляли для него угрозу. Вскоре с Мальты поднялись шесть бомбардировщиков (все имевшиеся в наличии бомбардировщики), которые в сопровождении истребителей «Спитфайр» атаковали итальянские корабли. Какой ущерб они им причинили, неизвестно, однако после налета нашей авиации корабли немедленно взяли курс на Сардинию:

Над конвоем по-прежнему висела угроза атаки немецких самолетов, которые в 10.40 15 июня вновь совершили на него налет. Атака немецких самолетов была отражена истребителями «Спитфайр». Через полчаса, когда наши истребители, израсходовав боеприпасы, возвратились на Мальту, а сменявшие их истребители еще не прибыли к месту нахождения конвоя, в воздухе появились десять самолетов «Юнкерс-87», которые нанесли серьезные повреждения еще одному из драгоценных судов. Теперь из четырех судов, входивших в состав конвоя, два были повреждены, и командир конвоя принял решение потопить их. Оставшиеся два транспорта, выдержав в пути еще три атаки немецких самолетов, на рассвете 16 июня благополучно прибыли на Мальту.

При обеспечении прохода этих двух конвоев мы потеряли один крейсер, 5 эскадренных миноносцев, 2 тральщика, 6 транспортов и свыше 20 самолетов; 13 кораблей получили повреждения. Противник потерял один крейсер. На несколько месяцев были выведены из строя линейный корабль и 3 других военных корабля. Кроме того, были сбиты и повреждены 67 самолетов противника.

При сопровождении этих конвоев наш флот и военно-воздушные силы понесли большие потери, но они оправдывались той высокой и благородной целью, какой являлось опасение Мальты.

***

Овладев после падения Бир-Хакима коммуникациями, обеспечивавшими подвоз снабжения для немецких войск вокруг левого фланга 8-й армии, Роммель приступил к осуществлению своего первоначального плана — захвату Эль-Адема и Акромы с последующим выходом к Эль-Газале.

13 июня 90-я легкопехотная дивизия захватила посадочную площадку у Эль-Адема, а две танковые дивизии нанесли тяжелые потери нашим танковым частям и оттеснили их из района Найтсбриджа к побережью. 14 июня наша пехота начала поспешно отходить из района Эль-Газалы к Тобруку и далее к египетской границе. Не в состоянии выйти к побережью и перехватить наши отступавшие части, Роммель повернул на восток. Обойдя Эль-Адем и Тобрук, немецкие войска 18 июня захватили аэродром Гамбут. 20 июня были окружены наши части, находившиеся в Тобруке. 21 июня Тобрук, успешно выдержавший в 1941 году восьмимесячную осаду, капитулировал[106].

Захватив город, немецкое командование приняло решение изменить свой первоначальный план, согласно которому после уничтожения английских танковых сил в Киренаике намечался захват Тобрука и выход к границе Египта. После этого должна была наступить пауза, необходимая для проведения операции «Геркулес». Теперь Роммель, считавший, что продвижение немецких войск в Африке идет исключительно успешно, решил продолжать наступление с целью захвата Египта. Гитлер и Муссолини поддержали план Роммеля. В связи с этим вторжение немцев на Мальту было отложено до сентября.

24 июня немецкие танки вступили в Египет. В этот тяжелый для нас момент командующим 8-й армией вместо Ритчи был назначен Окинлек. Считая, что оставшихся в его распоряжении орудий и танков явно недостаточно, чтобы английские войска могли удержаться на рубеже Мерса-Матруха, генерал Окинлек решил занять оборону, значительно восточнее и на более узком участке фронта. С этой целью он расположил свои войска в 100 километрах западнее Александрии на рубеже между Эль-Аламейном и огромной непроходимой впадиной Каттара. Здесь 8-я армия выдержала первый удар наступающего противника.

Хотя армия за две недели отступила почти на 660 километров и понесла при этом большие потери (60 000 человек), она осталась боеспособной. Интересно отметить, что потери от авиации противника были незначительными. В течение трех дней, когда 1-я южноафриканская пехотная дивизия и 50-я пехотная дивизия отступали от Эль-Газалы и на дорогах скапливалось большое количество войск и техники, число английских солдат, убитых от налетов авиации противника, составило всего шесть человек. В это время немецкие истребители «Мессершмитт-109» базировались на аэродром, находившийся на удалении всего 60 километров от наших войск. Немецкие самолеты могли бы причинить значительно больший урон отступавшим войскам 8-й армии, если бы наша авиация не оказала сильного противодействия, Кроме атак по наземным целям на поле боя, английские самолеты систематически производили налеты на аэродромы противника.

Незначительные потери наших наземных войск от авиации противника можно объяснить и тем обстоятельством, что большая часть немецких самолетов не могла своевременно перебазироваться вслед за быстро продвигавшимися наземными войсками. Роммель, требовавший непрерывного прикрытия своих войск с воздуха, игнорировал тот факт, что мобильность авиации, так же как и наземных войск, зависит от обеспеченности ее автотранспортом. Только 26 июня, когда немецкие танки ворвались в Египет, Роммель решил подтянуть свою авиацию.

В течение первой недели немецкого наступления, с 26 мая по 2 июня, эскадрильи Конингхэма произвели 2339 самолето-вылетев, а в течение шестой недели немецкого наступления, с 1 по 7 июля, в тот самый период, когда наши войска отражали первый удар противника на рубеже Эль-Аламейна, они произвели 5458 самолето-вылетов. Несмотря на большие потери, количество исправных самолетов в авиационных частях не только не снизилось, а, наоборот, возросло. В первую неделю наступления противника оно составляло 57 процентов, во вторую — 75 и в пятую неделю — 85 процентов от общего количества имевшихся в наличии самолетов, Эти успехи были достигнуты благодаря напряженному и поистине героическому труду технического состава авиационных частей, ремонтных отрядов и команд по сбору и эвакуации поврежденных самолетов.

ЭЛЬ-АЛАМЕЙН И РЕШИТЕЛЬНАЯ ПОБЕДА

1 июля войска Роммеля перешли в наступление. 8-я армия, занимавшая рубеж обороны у Эль-Аламейна, оказала немцам упорное сопротивление. За два дня тяжелых боев противнику удалось продвинуться вперед всего на несколько километров. 3 июля наши самолеты произвели 780 самолето-вылетов. Утром 4 июля наступление противника было остановлено, и Роммель приказал своим войскам перейти к обороне. Война в Африке снова приняла позиционный характер.

В июле английские самолеты прикрывали войска 8-й армии и производили налеты на порты и суда противника. Распределение усилий нашей авиации по объектам противника оставалось прежним. Бомбардировщики «Бостон» и «Балтимор», перебазировавшиеся после отступления 8-й армии в район Суэцкого канала, с рассвета и до наступления ночи действовали по наземным объектам противника. По этим же целям наносили удары и истребители-бомбардировщики. Истребители, базировавшиеся теперь на полевые аэродромы, расположенные вдоль дороги Каир — Александрия, вели борьбу с самолетами противника в воздухе и действовали по его наземным объектам. Ночью на войска противника совершали налеты тяжелые бомбардировщики, перебазировавшиеся из-за недостатка аэродромов из Египта в Палестину.

К 15 августа численность войск Роммеля, три недели назад составлявшая всего лишь 30 процентов от штатной численности, возросла до 70 процентов, количество исправных танков, составлявшее одно время лишь 15 процентов от штатной численности, теперь вновь поднялось до 50 процентов. Все усилия 8-й армии и английских ВВС сдвинуть с мертвой точки положение на фронте окончились неудачей.

И тем не менее стойкость и мужество личного состава 8-й армии, прочно закрепившейся на рубеже Эль-Аламейна, явились как для Роммеля, так и для Муссолини, нетерпеливо ожидавшего, когда он появится на белом коне в Каире, горьким разочарованием.

***

Кессельринг, проводивший с начала мая лишь периодические налеты на Мальту, 1 июля бросил против острова всю свою авиацию, базировавшуюся в Сицилии. Прибывшие на Мальту в июне два транспорта со снабжением и непрерывно поступающие истребители «Спитфайр» значительно усилили оборону острова. К 1 июля на Мальте насчитывалось около 200 самолетов, в том числе свыше 100 истребителей «Спитфайр». Остальное количество составляли летающие лодки «Мэриленд», бомбардировщики «Балтимор», непрерывно проводившие разведывательные полеты, и бомбардировщики «Веллингтон», которые вновь стали наносить эффективные удары по противнику. Для проведения воздушного наступления на Мальту Кессельринг собрал 567 самолетов, которые в течение первой половины июля произвели около 1000 самолето-вылетов. В период с 1 по 14 июля противник потерял 44 самолета, в том числе 23 бомбардировщика. За это время наши потери составили 39 истребителей. Благодаря хорошей работе аварийно-спасательной службы на Мальте 26 летчиков, сбитых над морем, были спасены. Новая попытка противника подавить Мальту с воздуха окончилась неудачей.

В начале июля командующим военно-воздушными силами Мальты вместо Ллойда был назначен вице-маршал авиации Парк — хороший организатор и смелый летчик-истребитель. С первых же дней после своего назначения Парк радикально изменил тактику действий истребителей. Пока на вооружении истребительной авиации Мальты состояло незначительное количество устаревших истребителей «Харрикейн» с малой скороподъемностью, тактические приемы их боевого использования в обороне острова были весьма примитивными; перехват и воздушные бои с самолетами противника осуществлялись над островом, а не на подходах к нему. С прибытием истребителей «Спитфайр» открылись новые возможности боевого использования истребительной авиации в системе противовоздушной обороны острова. Парк издал приказ, требовавший от летчиков набирать высоту и перехватывать самолеты противника не над островом, а как можно дальше к северу от него. Такая тактика действий наших истребителей не замедлила сказаться — количество бомб, упавших на Мальту, теперь заметно сократилось.

К этому времени остров вновь стал испытывать нехватку снабжения. Проводка конвоев в июне показала, что доставлять снабжение по морю с востока невозможно, с запада же конвой может прорваться, если сопровождать его сильным эскортом боевых кораблей и самолетов. Было решено отправить на Мальту крупный конвой из Англии (операция «Пьедестал»). Для обеспечения этой операции на остров было переброшено свыше 100 самолетов, включая четыре бомбардировщика «Либерейтор». Теперь общая численность авиации на Мальте была доведена до 250 самолетов. Намечавшаяся отправка конвоев в Россию была временно отложена, и на Мальту был направлен конвой в составе 14 судов, следовавших в охранении двух линейных кораблей, трех авианосцев, шести крейсеров, крейсера противовоздушной обороны и 24 эскадренных миноносцев. Чтобы ввести противника в заблуждение, одновременно из Александрии был выслан ложный конвой, разделенный на две группы судов.

10 августа 1942 года суда и основные силы охранения вошли в Гибралтарский пролив. С 11 августа они стали подвергаться систематическим атакам авиации и кораблей противника. Несмотря на героические усилия морских истребителей и расчетов корабельной артиллерии, конвой понес значительные потери. Прибывшие в район местонахождения конвоя английские истребители дальнего действия «Бофайтер» вначале были приняты за немецкие самолеты «Юнкерс-88» и подверглись интенсивному обстрелу зенитных орудий наших кораблей. К счастью, эскадра итальянского флота, направлявшаяся на перехват конвоя, не решилась его атаковать: с Мальты была послана открытым текстом ложная радиограмма, в которой говорилось, что большой группе бомбардировщиков «Либерейтор» приказано атаковать итальянские корабли; последние перехватили эту радиограмму и отказались от атаки нашего конвоя.

Всего самолеты противника произвели по судам и кораблям охранения около 230 самолето-вылетов. Корабельная артиллерия и истребители сбили 41 самолет противника. Из 14 судов пять (включая один танкер, который был поврежден и взят на буксир) в конце концов достигли Мальты. Наши истребители и береговая артиллерия не подпускали близко к берегу самолеты противника до тех пор, пока не был разгружен последний транспорт. Ценой потери авианосца «Игл», двух крейсеров, одного эскадренного миноносца и 18 самолетов конвой выполнил поставленную перед ним задачу. Получив горючее, боеприпасы и продовольствие, защитника Мальты снова могли наносить удары по противнику в предстоящем решительном этапе войны в пустыне.

***

В августе и сентябре 1942 года основная задача, стоявшая перед Теддером, заключалась в создании необходимых запасов снабжения и отражении очередной попытки Роммеля атаковать наши войска у Эль-Аламейна. Теддер в это время уделял также большое внимание разрешению некоторых организационных вопросов.

Отступление нашей армии из Эль-Газалы и последовавшие за ним боевые действия на рубеже Эль-Аламейна указывали на то, что в вопросе оказания непосредственной поддержки наземным войскам все еще имеются серьезные недостатки. Причем причиной этих недостатков было не неумение экипажей самолетов приспосабливаться к быстро меняющейся обстановке в бою, а незнание командованием наземных войск точной обстановки на поле боя и местонахождения своих частей. Более того, наземные войска добивались немедленного прикрытия с воздуха, когда их бомбардировала авиация противника, но очень редко требовали от своей авиации оказать непосредственную поддержку, когда встречали сильное сопротивление со стороны наземного противника. Во время отступления 8-й армии из Эль-Га-залы (в то время многие наземные части находились в очень тяжелом положении) Конингхэм получил только 12 запросов от командования наземных войск на оказание им поддержки с воздуха. Все остальные вылеты, совершенные его самолетами в интересах наземных войск, производились на основании информации, которую собирали сами авиационные штабы.

В июле командующим 8-й армией вместо Окинлека был назначен генерал-лейтенант Монтгомери. Монтгомери немедленно восстановил существовавшую когда-то и забытую в период командования Окинлека практику размещения штаба армии рядом со штабом военно-воздушных сил. Новый командующий прекрасно сознавал и правильно оценивал роль, которую должны были играть военно-воздушные силы в боевых действиях наземных войск. Другим важным событием этого времени было прибытие на Средний Восток американских самолетов.

25 июня, командующий 10-й воздушной армией США в Индии генерал-майор Бреретон прибыл в Египет. Одновременно сюда были переброшены девять бомбардировщиков «Летающая крепость». В конце июля в Африку прибыла переброшенная через Атлантический океан на авианосце 57-я американская истребительная авиагруппа, вооруженная самолетами Р-40. В первой половине августа в Африку прибыли 24 самолета «Либерейтор» из состава 98-й тяжелобомбардировочной авиагруппы и 12-я среднебомбардировочная авиагруппа, вооруженная самолетами В-25, которые вошли в состав 10-й воздушной армии.

С прибытием на Средний Восток американских самолетов наряду с разрешением таких вопросов, как взаимодействие и управление войсками, возникла проблема обслуживания и обеспечения этих самолетов, поскольку в Африку еще не прибыл американский технический и обслуживающий персонал. Американские эскадрильи получили необходимое имущество и снабжение, а также техническую помощь. Формально американские ВВС в Африке были подчинены Теддеру только в «стратегическом отношении», однако по мере необходимости они выполняли задачи вместе с английскими самолетами. Американские экипажи, у которых был высокий уровень летной подготовки, но не было боевого опыта, прежде чем начать боевые вылеты в составе своих эскадрилий, получали «боевое крещение», летая в составе эскадрилий английских ВВС. Прибывшие в Африку части вскоре были объединены в 9-ю воздушную армию, командующим которой был назначен генерал-майор Бреретон.

***

Летом 1942 года наша авиация и корабли продолжали вести борьбу с судоходством противника в Средиземном море. Прибытие на Мальту пяти судов со снабжением в августе 1942 года (операция «Пьедестал») позволило английскому флоту вновь использовать с этой военно-морской базы крейсера, миноносцы и подводные лодки. Объединенные усилия авиации и флота, базировавшихся на Мальте, вынудили противника направлять свои конвои в Северную Африку прежним окружным путем через Грецию и Крит.

Однако основной удар по судоходству противника теперь наносили не самолеты с Мальты, а базировавшиеся в восточной части Средиземного моря 201-я и 205-я авиагруппы английских ВВС, американские самолеты «Либерейтор» и авиационные части из состава военно-воздушных сил Западной пустыни. Эти части и соединения и подводные лодки чрезвычайно затрудняли переход через Средиземное море конвоев противника, направлявшихся из Греции. Систематические налеты нашей авиации на Тобрук не давали противнику возможности полностью использовать этот порт. Это обстоятельство вынудило Роммеля перебрасывать снабжение из Бенгази на грузовых автомашинах или на небольших судах, представлявших собой прекрасные цели для истребителей дальнего действия «Бофайтер». И даже по Бенгази, находившемуся вне радиуса действия наших средних бомбардировщиков, могли теперь наносить удары самолеты «Либерейтор». Успех объединенных усилий флота и авиации союзников против судоходства противника можно показать одной цифрой. По словам адмирала Вейхольда, представителя военно-морских сил Германии при штабе итальянских военно-морских сил, из общего тоннажа грузов, направленных в августе 1942 года в Северную Африку, к месту назначения прибыло только 65 процентов.

Стремясь нанести удар по 8-й армии прежде, чем она получит подкрепления, Роммель 30 августа возобновил наступление на Эль-Аламейн. Наступление войск противника обеспечивалось сильной поддержкой немецкой авиации, базировавшейся теперь поблизости от своих войск. В ночь на 30 августа бомбардировщики «Юнкерс-88>, действовавшие с острова Крит, произвели налет на наши аэродромы, но причинили большой ущерб лишь макетам самолетов, специально выставленным, чтобы привлечь внимание немецких самолетов. Одновременно с этим авиация противника произвела несколько налетов на сосредоточения наших войск. На следующий день наземные войска были вновь атакованы бомбардировщиками «Юнкерс-88» и пикирующими бомбардировщиками «Юнкерс-87». В ходе этих атак немецкие бомбардировщики производили в среднем 95 самолето-вылетов в день, а истребители и истребители-бомбардировщики-220 самолето-вылетов.

В этот период английские самолеты действовали значительно активнее, чем авиация противника. 31 августа наша авиация произвела 482 самолето-вылета, 1 сентября — 674, 2 сентября — 806 и 3 сентября — 902 самолето-вылета. Наши истребители надежно прикрывали свои войска на поле боя, а бомбардировщики и истребители-бомбардировщики наносили непрерывные удары по войскам противника. «Непрерывные и мощные атаки английских самолетов, — писал Роммель, — буквально прижали мои войска к земле и сделали небезопасным дальнейшее развертывание и продвижение войск».

В период с 27 августа по 4 сентября самолеты, базировавшиеся на Мальте, 201-я авиагруппа и подводные лодки потопили в Средиземном море не менее девяти итальянских кораблей. Один корабль подорвался на мине, два были потоплены подводными лодками и шесть — нашими самолетами. В дневнике министра иностранных дел фашистской Италии Чиано в записи от 2 сентября говорится: «Войска Роммеля остановились в Египте из-за нехватки горючего… в течение двух дней было потоплено три наших танкера». «Бензин, — писал Роммель, — столь необходимый для осуществления наших планов, не прибыл. Несколько итальянских судов со снабжением было потоплено, часть судов задержалась в пути, а остальные суда вообще не были высланы».

Так закончилась вторая попытка Роммеля прорвать наши позиции у Эль-Аламейна. Мы выиграли это сражение благодаря умелому руководству командования, стойкому сопротивлению наших наземных войск и подавляющему превосходству нашей авиации, которая делала все возможное, чтобы не допустить подвоза снабжения войскам противника.

***

В сентябре английские самолеты и подводные лодки потопили около трети всех грузов, направлявшихся в Африку, и вынудили большое количество транспортов противника повернуть обратно, так и не выполнив своей задачи.

Особенно успешно действовали самолеты, базировавшиеся на Мальту. В сентябре Гитлер приказал провести еще одну воздушную операцию против Мальты. «Вследствие возобновления действий авиации противника с Мальты и многочисленных случаев потопления наших судов в Средиземном море, — говорилось в его директиве от 14 сентября, — снабжение наших войск резко ухудшилось. Такое положение можно исправить лишь путем полного подрыва или ослабления боеспособности Мальты».

Новое, фактически оказавшееся последним воздушное наступление на Мальту началось 10 октября 1942 года. В этот день вместо обычных 20–30 самолето-вылетов противник произвел 120 самолето-вылетов. 10 октября немцы совершили на Мальту шесть налетов, причем в каждом из них участвовало всего несколько бомбардировщиков и значительное количество истребителей. Пять налетов немецкой авиации были перехвачены нашими истребителями к северу от острова. Противник потерял два самолета, мы не потеряли ни одного. В этот день на остров не упала ни одна вражеская бомба. На следующий день противник выслал против Мальты 216 самолетов, 12 октября — 279 самолетов, и с 13 по 19 октября включительно немцы высылали каждый день для атаки острова от 200 до 270 самолетов. Кроме того, 10–20 самолетов производили ночные беспокоящие налеты. Начиная с 20 октября атаки немецкой авиации начали ослабевать, и в течение последней недели октября противник направлял для атаки Мальты не более 120 самолетов в день, причем большей части из них не удавалось подойти близко к острову. С 10 по 19 октября — в период наиболее интенсивных воздушных боев — истребители и зенитная артиллерия Мальты сбили 46 немецких и, вероятно, не меньшее количество итальянских самолетов. Мы потеряли 30 истребителей «Спитфайр». Благодаря успешным действиям нашей авиации военным объектам на острове были причинены лишь незначительные разрушения.

Так закончилось это последнее воздушное наступление на Мальту. Для проведения этой операции противник сосредоточил в Сицилии около 600 самолетов, в то время как он остро нуждался в них в Африке. Последний приказ Геринга в конце октября 1942 года, требовавший, чтобы Мальта была уничтожена в течение восьми суток, был таким же напыщенным и пустословным, как и его автор. Кессельринг в своем холодном ответе Герингу сообщал, что приказ может быть выполнен только в результате непосредственной оккупации острова. А к концу октября дела держав оси в Африке обстояли так плохо, что они были совершенно не в состоянии выделить необходимые силы для захвата острова[107]. Так и не состоялась эта неудачно задуманная операция, которую немцы с типичной для них тевтонской помпезностью назвали операция «Геркулес».

***

В октябре 1942 года общий тоннаж кораблей и судов противника, потопленных в Средиземном море на маршрутах следования в Африку, составил около 50 000 тонн, причем на подводный флот и авиацию приходилась почти одинаковая доля потерь. По словам адмирала Вейхольда, в октябре было потоплено 45 процентов тоннажа итальянских и 59 процентов тоннажа немецких транспортов, следовавших в Северную Африку. 65 процентов потопленных немецких грузов составляло горючее.

Одновременно с этим наша авиация активно участвовала в заключительном сражении на линии Эль-Аламейна. По плану боевого использования авиации в этой операции было намечено начать интенсивные атаки аэродромов противника за четыре дня до начала наступления наземных войск. Однако 9 октября, за три недели до перехода 8-й армии в наступление, нашей авиации представился удобный случай для нанесения удара по немецким и итальянским самолетам. В это время начались сильные дожди, аэродромы противника в районе Эль-Даба оказались затопленными, а аэродром Фука можно было использовать с большим трудом. Конингхэм выслал для атаки этих аэродромов около 500 истребителей и бомбардировщиков. В результате этого налета было уничтожено или выведено из строя около 30 самолетов и причинен большой ущерб аэродромному транспорту, складам и зенитным средствам. 19 октября наша авиация на Среднем Востоке начала новую наступательную операцию против уже ослабленного противника.

Военно-воздушные силы, какими располагал Теддер накануне решающего сражения на линии Эль-Аламейна, значительно превосходили численность тех небольших сил, которые он принял в мае 1941 года. Теперь в его распоряжении находились 8 эскадрилий, базировавшихся на Мальту; 29 эскадрилий военно-воздушных сил Западной пустыни под командованием Конингхэма; 17 эскадрилий 201-й авиагруппы; 8 эскадрилий 205-й авиагруппы и 4 эскадрильи, базировавшиеся в Египте. Кроме того, на этом театре военных действий действовали американские авиационные части. Всего на Среднем Востоке насчитывалось 96 боевых эскадрилий союзной авиации, включая 13 эскадрилий на удаленных участках этого театра военных действий. Общая численность самолетного парка частей союзных военно-воздушных сил на Среднем Востоке составляла свыше 1500 самолетов, из которых около 1200 базировались в Египте и Палестине. Численность авиации противника на Средиземноморском театре военных действий в это время составляла около 3000 самолетов, из которых в Африке базировались только 689 самолетов, из них немногим больше половины были в исправном состоянии.

Численность наземных войск противника в Африке к 22 октября 1942 года составляла около 93 000 человек; противник имел 470 танков (не считая легких танков) и 1450 орудий. 8-я армия насчитывала 165 000 человек, 600 танков и 2275 орудий. Таким образом, мы располагали всеми предпосылками для достижения победы.

Замысел наступательной операции, разработанной Монтгомери, сводился к следующему: силами 8-й армии нанести главный удар на севере; в то же время создать у противника впечатление, будто основной удар наносится на юге. С этой целью на позициях 13-го армейского корпуса, находившегося на южном участке фронта, расставлялись макеты танков для обозначения ложного сосредоточения танков, сооружались ложные склады и т. д. Передовые пехотные части 30-го армейского корпуса, расположенного на северном участке фронта, должны были незаметно для противника окопаться на своих исходных позициях. После артиллерийской подготовки оба корпуса должны были перейти в наступление, причем главный удар наносился на севере, на фронте 30-го корпуса, который должен был прорвать оборону противника и проделать два прохода в минных полях. После этого в прорыв вводился 10-й армейский корпус в составе 1-й и 10-й бронетанковых дивизий, находившихся в тылу 30-го корпуса. Пройдя через проходы в минных полях и выйдя в тыл противнику, вступали в бой танковые дивизии. После этого 8-я армия должна была окружить и разгромить остатки вражеских войск.

Степень воздушного превосходства, достигнутого нашей авиацией к этому времени, была настолько большой, что все предварительные перегруппировки и переброски наших войск были проведены почти без противодействия как со стороны пехоты, так и самолетов противника.

В 21.40 23 октября 1942 года более 1000 английских орудий начали артиллерийскую подготовку, длившуюся 20 минут, после чего наша пехота перешла в наступление по всему фронту.

66 бомбардировщиков «Веллингтон» наносили в эту ночь непрерывные удары по артиллерийским позициям и сосредоточениям войск противника, а ночные истребители «Харрикейн» штурмовали войска и автотранспорт противника в его тылу. К 05.30 24 октября наша пехота прорвала оборону противника и проделала два прохода в минных полях на северном участке фронта, в которые вошли 1-я и 10-я бронетанковые дивизии. Через несколько часов после упорных боев наши танки вышли в тыл противнику. Танковые части получали хорошую поддержку нашей авиации, которая не только полностью прикрыла их от атак немецких самолетов, но и сама наносила непрерывные удары по войскам противника.

Пока что наступление 8-й армии развивалось в соответствии с намеченным планом[108]. Но приближался критический момент, так как противник собирался ввести в бой танковые дивизии. 25 октября наша авиация прилагала все усилия, чтобы нейтрализовать действия немецких самолетов, и наносила удары по сосредоточениям войск и танков противника на северном участке фронта. Истребители «Спитфайр» блокировали аэродромы противника. 26 октября положение 10-го корпуса было еще опасным. Однако семь налетов наших бомбардировщиков и истребителей-бомбардировщиков в этот день лишили противника возможности произвести переброску войск. Воспользовавшись этим, Монтгомери начал перегруппировку своих войск.


Схема 19. Группировка войск сторон под Эль-Аламейном (23 октября 1942 г.)

27 октября 21-я немецкая танковая дивизия подошла к северному участку фронта и совместно с 15-й танковой дивизией атаковала 1-ю бронетанковую дивизию на ее передовых позициях у хребта Кидни. Наши танки при поддержке средних бомбардировщиков, которые произвели 200 самолето-вылетов, отразили все атаки противника и нанесли ему тяжелые потери. Господство в воздухе по-прежнему было на нашей стороне. 28 октября две немецкие танковые дивизии снова перешли в наступление, Семь налетов нашей авиации, в которых в общей сложности участвовало 126 бомбардировщиков и 159 прикрывавших их истребителей, опять сорвали наступление противника.

Используя превосходство в воздухе, Монтгомери сделал решающую перегруппировку сил. Чтобы остановить продвижение 21-й танковой дивизии, он перебросил 7-ю бронетанковую дивизию с южного участка фронта на северный и, готовясь нанести завершающий удар, вывел в резерв 1-ю бронетанковую дивизию и 24-ю танковую бригаду; в это время австралийская пехота начала продвигаться по побережью. На этот раз Монтгомери решил наступать не через ранее проделанные и теперь значительно расширенные проходы в минных полях, а значительно севернее — вдоль шоссе и железной дороги. 29 октября 90-я немецкая легкопехотная дивизия, находившаяся во втором эшелоне, начала выдвигаться к линии фронта наших войск, а три немецкие дивизии сосредоточились на северном участке фронта. Было ясно, что противнику стал известен первоначальный замысел Монтгомери. В связи с этим было принято решение проделать новую брешь в минных полях, южнее сосредоточения немецких танковых войск, на позициях, занимаемых итальянскими войсками. Замысел Монтгомери сводился к следующему: 9-я австралийская пехотная дивизия будет продолжать двигаться по побережью с целью введения противника в заблуждение, а 2-я новозеландская пехотная дивизия должна осуществить новый прорыв, в который войдут три бронетанковые дивизии (1, 7 и 10-я).

В ночь на 2 ноября начался второй этап наступления английских войск, проходивший под условным наименованием операция «Суперчардж». Днем 2 ноября 2-я новозеландская пехотная дивизия, прорвав оборону противника, успешно справилась со своей задачей. Авиация в этот день оказывала активную поддержку наземным войскам.

Утром 3 ноября легкие бомбардировщики произвели семь налетов на огневые позиции противотанковой артиллерии, мешавшей продвижению 1-й бронетанковой дивизии. Вскоре начали поступать сведения об отступлении противника на запад по прибрежной дороге. В середине дня бомбардировщики, истребители-бомбардировщики и истребители переключились для действий по отступавшим войскам противника и до наступления ночи совершили свыше 600 самолето-вылетов.

На следующий день 51-я пехотная дивизия и 4-я индийская дивизия подавили заслоны противотанковой артиллерии противника, обеспечив дальнейшее продвижение 1-й бронетанковой дивизии. 13-й армейский корпус, наступавший на южном участке фронта, замыкал кольцо окружения четырех итальянских дивизий, оставшихся без транспорта, с незначительным количеством продовольствия и воды, а 10-й корпус стремительно преследовал отступавшие немецкие войска. Третье и самое крупное сражение у Эль-Аламейна закончилось нашей победой.

Победа у Эль-Аламейна была победой не только 8-й армии, но и наших военно-воздушных сил Среднего Востока. Первостепенной задачей военно-воздушных сил в этой кампании являлось завоевание превосходства в воздухе. В ходе сражения у Эль-Аламейна наша авиация оказывала активную поддержку своим войскам на поле боя, прикрывала их от атак немецких самолетов, неоднократно срывала намечавшиеся противником контратаки.

Под Эль-Аламейном наши войска захватили 30 000 пленных и огромное количество снаряжения и боевой техники. Однако преследование отступавшего противника не принесло желаемых результатов. Окружить и уничтожить танковые и механизированные дивизии Роммеля нашим войскам не удалось. Начавшийся 6 ноября ливень затруднил действия нашей тактической авиации и оказался серьезным препятствием для танковых войск Монтгомери, которые вязли в грязи, пытаясь пересечь пустыню. Противник же, отступавший по прибрежной дороге, двигался с гораздо большей скоростью, 8 ноября войска Роммеля находились на значительном удалении от 8-й армии. Утром 8 ноября в 3200 километрах от Эль-Аламейна, во Французской Северной Африке, началась операция «Торч» — высадка англо-американских войск, преградившая пути отступления противнику.

В течение многих недель 8-я армия преследовала отступавшие через Ливию войска Роммеля. 13 ноября наши войска захватили Тобрук, а середине декабря вошли в Триполитанию, а 23 января вступили в Триполи. В течение всего этого времени истребители и истребители-бомбардировщики оказывали непрерывную поддержку наземным войскам и наносили удары по отступавшему противнику. Теддер и Конингхэм временами волновались из-за казавшихся им ненужными задержек в проведении операции. Однако солдаты и офицеры наших военно-воздушных сил и сухопутных войск прекрасно сознавали, что поскольку русские армии удерживают Сталинград, войска Роммеля бегут, а войска Эйзенхауэра высадились в Тунисе, ничто не может лишить нас окончательной победы. Они хорошо понимали, что тяжелые испытания еще далеко не кончились. Но ничто теперь не могло подавить радости, наполнившей их сердца. Несмотря на все трудности, они шли вперед и были уверены, что на этот раз не повернут назад.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.546. Запросов К БД/Cache: 0 / 0