Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

Глава 12 КАМПАНИЯ В ИТАЛИИ

Глава 12

КАМПАНИЯ В ИТАЛИИ

25 июня 1943 года Большой фашистский совет Италии наконец сместил Муссолини, и в этот же день король подписал приказ о его аресте. Через несколько часов после ареста Муссолини в санитарном автомобиле под охраной королевских карабинеров был доставлен в горное местечко Гран-Сассо-д'Италия. Отсюда он вскоре бежал с помощью немецких парашютистов и, обосновавшись севернее реки По, пытался собрать и объединить части и соединения итальянской армии для продолжения войны с союзниками. Главой итальянского правительства вместо Муссолини был назначен находившийся до этого в отставке маршал Бадольо. Бадольо сразу же начал искать пути, чтобы исправить то тяжелое положение, в котором оказалась Италия. Чтобы не вызвать подозрения немцев, он объявил, что Италия будет продолжать войну на стороне Германии. Тем не менее немцы сосредоточили на севере Италии минимум десять своих дивизий, две из них находились в готовности для нанесения немедленного удара по Риму. Кроме того, в Калабрию вскоре должны были прибыть остатки еще четырех немецких дивизий из Сицилии, капитуляция которой была неизбежной и ожидалась в ближайшие дни. Предполагалось также прибытие немецких войск из Германии.

27 июля Рузвельт предложил итальянскому правительству вполне приемлемые условия перемирия в случае капитуляции Италии. Эти же условия повторил генерал Эйзенхауэр, который 1 августа предупредил по радио итальянское правительство, что если оно будет медлить с капитуляцией, то страна подвергнется интенсивной бомбардировке союзной авиации, Прошла неделя, и так как ответа не поступило, Бомбардировочное командование получило приказ начать бомбардировку городов Италии.

В течение четырех ночей, с 8 по 16 августа, английская бомбардировочная авиация произвела массированные налеты на Милан и меньшими силами на Турин и Геную. В Милане было уничтожено и повреждено несколько сот промышленных предприятий, 59 школ и 40 церквей, полностью разрушено около 1500 жилых зданий, 1700 зданий получили сильные повреждения.

Трудно сказать, ускорили ли эти налеты капитуляцию Италии, но еще до начала налетов на Милан Бадольо принял решение начать переговоры с союзниками о перемирии, направив с этой целью в Мадрид генерала Кастелляно.

В этот период штаб Эйзенхауэра разрабатывал план вторжения союзных войск в Италию. План этой операции, известной под названием операция «Аваланш», предусматривал высадку трех дивизий в районе Салерно, где можно было обеспечить надлежащее прикрытие наших войск с воздуха истребителями с аэродромов Сицилии. Однако до этого намечалось провести операцию «Бейтаун» (переброска 8-й английской армии через Мессинский пролив и высадка ее на юге Италии), Прибытие в Мадрид Кастелляно и вслед за ним генерала Занусси не изменило намерений союзников. Планы наших операций держались в строжайшем секрете от итальянских генералов. Последним сообщили, что в случае если итальянское правительство примет условия союзников, то главнокомандующий союзными войсками объявит по радио об окончании войны с Италией и заключении перемирия за 5–6 часов до высадки в стране основных сил союзных армий. Аналогичное заявление должен был сделать и Бадольо, обратившись к своим вооруженным силам и итальянскому народу с призывом сотрудничать с союзниками в борьбе против немцев. В соответствии с условиями капитуляции корабли итальянского военно-морского флота должны были прибыть в порты союзников, все итальянские самолеты — перелететь на союзные аэродромы, одновременно должны были быть освобождены все военнопленные союзников.

Пока Кастелляно и Занусси совершали поездки от Бадольо к Эйзенхауэру и обратно, воздушные налеты на территорию Италии продолжались. Союзная авиация производила интенсивные налеты на железные дороги и аэродромы с целью изоляции немецких дивизий, находившихся в Южной Италии, и уничтожения немецких самолетов, базировавшихся на передовые аэродромы. Выполняя эти задачи, тяжелые бомбардировщики в течение второй половины августа 1943 года произвели 736 самолето-вылетов, средние бомбардировщики-1696, легкие бомбардировщики — 88 и истребители-бомбардировщики — 1009 самолето-вылетов.

К 27 августа на железнодорожные узлы и аэродромы Италии были сброшены 1542 тонны бомб. Однако союзное командование считало эти усилия недостаточными и провело еще 47 массированных налетов, в ходе которых было сброшено, главным образом на железнодорожные объекты, 2835 тонн бомб.

Снабжение немецким войскам в Южной Италии доставлялось в основном по железным дорогам, так как каботажное плавание к середине 1943 года почти полностью прекратилось из-за активных действий береговой авиации союзников.

По железным дорогам перебрасывалось не только снабжение, но и личный состав, следовавший из Германии через Бреннерский туннель в Альпах. Личный состав перебрасывался по железнодорожной магистрали Болонья — Рим и по двум железным дорогам, проходящим одна вдоль западного и другая вдоль восточного побережья Италии. На этих магистралях находились три крупнейших железнодорожных узла: Рим, Неаполь и Фоджа. Данные узлы были основными целями, по которым действовала авиация союзников.

Пока авиация наносила удары по объектам Италии, не встречая при этом почти никакого противодействия со стороны авиации противника, переговоры между посланниками Бадольо и представителями Эйзенхауэра достигли критической фазы. Одно время казалось, что они будут сорваны. И действительно, если бы итальянцы в то время знали, что максимальное количество войск, намеченных к высадке в Италии, не превышает трех дивизий[112], они, несомненно, решили бы «оттянуть капитуляцию Италии до более благоприятного момента». В связи с этим нужно было принять какие-то меры, чтобы рассеять далеко не беспочвенные опасения итальянцев. С этой целью Эйзенхауэр предложил перебросить из Африки воздушно-десантную дивизию на аэродромы в районе Рима при условии, что итальянцы захватят и будут удерживать эти аэродромы в случае нападения на них немецких войск. Итальянские генералы хотя и неохотно, но все же приняли это предложение. Срочно был составлен план проведения воздушно-десантной операции. Выбор пал на 82-ю американскую воздушно-десантную дивизию.

Дивизия должна была высадиться на четырех аэродромах в районе Рима в 21.30 8 сентября, в день, намеченный для начала операции «Аваланш». Для оказания помощи итальянцам в обороне этих аэродромов и самого Рима союзное командование решило перебросить сюда несколько истребительных эскадрилий «Спитфайр» из состава английских ВВС и несколько американских истребительных эскадрилий, вооруженных самолетами Р-40. Обеспечение горючим и обслуживание союзных самолетов на этих аэродромах на первое время возлагалось на итальянцев.

Получив план операции, Кастелляно спешно отправился в Рим. 3 сентября он возвратился в Сицилию, где в этот же день он и Занусси от имени итальянского правительства подписали условия перемирия. А за 13 часов до этого 8-я армия начала переправляться через Мессинский пролив и высадилась на участке побережья в районе Реджи-ди-Калабрия, не встретив никакого сопротивления со стороны противника. Английские самолеты, выделенные для обеспечения этой операции, тоже не встретили противодействия со стороны немецкой авиации. По данным аэрофоторазведки, на аэродромах, расположенных в ближайших к месту высадки районах, не было ни одного самолета.

Было решено, что союзное командование и итальянское правительство 8 сентября объявят по радио об общих условиях перемирия. В ожидании этого шла спешная подготовка для приема итальянских самолетов, которые в соответствии с условиями перемирия должны были прибыть на указанные союзниками аэродромы, расположенные в Ливии, Киренаике, на Кипре и в Сицилии. 3 сентября, как только были подписаны условия перемирия, началась подготовка к переброске 82-й воздушно-десантной дивизии на аэродромы в районе Рима. Однако прежде чем выслать дивизию на эти аэродромы, необходимо было получить точную информацию об обстановке в самом Риме. С этой целью вечером 7 сентября в Рим прибыл американский бригадный генерал Тэйлор. В заранее установленное время Тэйлор должен был сообщить по радио условную фразу об обстановке в городе.

К этому времени конвой с десантом уже находился в море, держа курс на север, затем он должен был повернуть на восток и следовать в направлении Салерно.

1-я английская воздушно-десантная дивизия находилась в Бизерте в готовности для отправки морем в Таранто, как только будет объявлено о перемирии. 82-я американская воздушно-десантная дивизия была сосредоточена в Кайруане, ожидая приказа для переброски на аэродромы в районе Рима. 8-я армия к этому времени прочно укрепилась в северо-восточной части Сицилии.

События развивались согласно намеченному плану. Когда Эйзенхауэр, Александер, Теддер и Конингхэм собрались на совещание в Бизерте, им были доставлены две телеграммы. Первая телеграмма была от бригадного генерала Тэйлора и состояла из одной, заранее условленной фразы: «Обстановка спокойная». Это означало, что обстановка в Риме не допускала возможности высадки 82-й воздушно-десантной дивизии, транспортные самолеты которой всего через полчаса должны были вылететь на задание. Это был серьезный удар, так как было уже слишком поздно направлять дивизию к ее первоначальной цели — в район переправ через реку Вольтурно.

Вторая телеграмма пришла от самого Бадольо и была еще тревожнее. Глава итальянского правительства сообщал, что численность немецких войск в Риме и его окрестностях настолько велика, что он не может гарантировать безопасность аэродромов в районе Рима, и, поскольку воздушно-десантная дивизия не может высадиться на них, он не может объявить о перемирии до тех пор, пока не будет успешно завершена высадка морского десанта союзников.

Намеревается ли Бадольо отказаться от условий перемирия, которые 3 сентября подписали его представители? Не собирается ли он перейти на сторону немцев? Никто не мог ответить на эти вопросы, но было вполне очевидно, что для союзников наступил ответственный момент. Эйзенхауэр продиктовал по телефону телеграмму генералу Смиту, находившемуся в Алжире, для немедленной передачи ее Бадольо. «Я намерен, — говорилось в телеграмме, — объявить по радио в первоначально условленное время о существовании договора о перемирии. Если Вы и Ваши вооруженные силы откажетесь сотрудничать с нами, как было предварительно согласовано, то я сообщу всему миру о ходе переговоров и подробных условиях перемирия. Сегодня наступил день, назначенный нами для объявления перемирия, и я ожидаю, что Вы выполните взятые на себя обязательства». Далее телеграмма обращала внимание Бадольо на серьезность последствий для Италии, которые могли возникнуть в случае невыполнения им условий перемирия.

В 18.30, когда прошли все установленные сроки, а ответа от Бадольо все еще не поступило, Эйзенхауэр объявил по радио об условиях перемирия. Теперь весь мир ожидал подтверждений из Рима. В 19.45 Бадольо объявил о безоговорочной капитуляции Италии. После этого он вместе с королем и некоторыми членами правительства поспешно отбыл в Пескару, а оттуда в Бриндизи,

Тем временем морской десант союзников продвигался вперед, к Салерно. Хотя немцы и были захвачены врасплох объявлением о перемирии, тем не менее они стали энергично готовиться к отражению морского десанта союзников. Кессельринг имел в своем распоряжении девять часов для подготовки к отражению десанта. Этого было вполне достаточно. Разоружив итальянские гарнизоны, немцы заняли оборону на побережье.

На рассвете 9 сентября 36-я американская дивизия и английские 46-я и 56-я пехотные дивизии высадились на побережье на участке Салерно — Агрополи.

В течение многих дней, предшествовавших высадке морского десанта, союзная авиация производила налеты на шоссейные и железные дороги, ведущие с севера, востока и юга к району высадки, а также на железнодорожный узел Салерно. Вначале немецкие самолеты оказывали сопротивление. В первые дни в воздухе можно было встретить до 40 немецких истребителей, пытавшихся помешать проведению дневных налетов союзной авиации. Но к концу первой недели сентября в результате разрушений и повреждений, которые нанесла наша авиация немецким аэродромам в Италии, сопротивление немцев почти полностью прекратилось. За последние семь дней до высадки в воздухе было отмечено не более 300 немецких самолетов.

Немецкие ВВС в Италии в то время были не в состоянии оказать нам серьезного противодействия. Если немецкая бомбардировочная авиация, базировавшаяся на крупные аэродромы в Фодже и Витербо, которые были надежно прикрыты зенитной артиллерией, и не понесла больших потерь, то потери истребительных эскадрилий, особенно тех, которые базировались на аэродромы в юго-восточной части провинции Апулия, были очень большими.

Таким образом, немецкая авиация в момент вторжения союзных войск в Италию фактически оказалась парализованной. В течение трех предыдущих месяцев действия союзной авиации проводились в полном соответствии с принципами ведения воздушной войны. Применить раньше на практике эти принципы союзники не могли из-за недостаточной численности военно-воздушных сил. Планы увеличения и развития военно-воздушных сил, составленные еще несколько лет тому назад, стали давать ощутимые результаты лишь с середины лета 1943 года. В авиационные части начал поступать непрерывный поток самолетов с авиационных заводов США и Англии и летных экипажей из учебных центров Канады, Техаса, Родезии и других районов. К моменту вторжения в Италию союзники имели в полной боевой готовности 3127 самолетов, в том числе 461 тяжелый бомбардировщик, 162 средних ночных бомбардировщика, 703 средних и легких дневных бомбардировщика, 1395 истребителей и истребителей-бомбардировщиков и 406 транспортных самолетов.

9 сентября в 03.45, как было предусмотрено планом, первый эшелон конвоя с десантными войсками подошел к Салерно. Десант прикрывали с воздуха 12 истребителей «Мустанг», составлявших нижний ярус прикрытия, 24 истребителя «Лайтнинг», составлявших средний ярус, и 8 самолетов-истребителей «Сифайр» из состава английской военно-морской авиации, патрулировавших в верхнем ярусе. В прикрытии десанта принимали участие истребители, базировавшиеся на аэродром Гербини, и самолеты с авианосцев. В ночное время прикрытие десанта с воздуха осуществлялось английскими истребителями «Бофайтер», базировавшимися в Сицилии.

Попытки немецких самолетов атаковать конвои с десантом в портах погрузки и во время перехода не принесли им желаемых результатов. 8 сентября немцам удалось потопить одно английское десантное судно, однако человеческих жертв не было. Это было единственное судно, потопленное за всю операцию, в которой участвовало около 700 кораблей и торговых судов. По мнению союзного командования, столь пассивная деятельность авиации противника в то время объяснялась нехваткой горючего и потерей значительного количества самолетов в результате налетов союзной авиации на аэродромы противника. Справедливость такой точки зрения позднее была подтверждена послевоенными исследованиями.

Однако против своих бывших союзников — итальянцев немецкие ВВС действовали гораздо активнее. Наши самолеты-разведчики вели непрерывное наблюдение за итальянским флотом, который в соответствии с условиями перемирия должен был сдаться союзникам. Утром 9 сентября группа итальянских кораблей, вышедшая из Таранто, благополучно прибыла на Мальту и сдалась союзникам. Другой отряд кораблей в составе трех линейных кораблей, шести крейсеров и тринадцати эскадренных миноносцев, следовавший из Специи, в середине дня 9 сентября был атакован немецкими бомбардировщиками «Юнкерс-88». Радиоуправляемая планирующая бомба, сброшенная одним из этих самолетов, попала в линейный корабль «Рома» и потопила его.

Итальянские ВВС капитулировали менее охотно, чем военно-морской флот. Лишь небольшое количество итальянских летчиков подчинилось приказу своего командования сдаться союзникам. Общее количество итальянских самолетов, перелетевших на аэродромы союзников, составило немногим более 300, Экипажи этих самолетов были сведены в эскадрильи и вошли в состав военно-воздушных сил Северо-Западной Африки.

Для атаки высадившегося десанта союзников немецкое командование выслало около 30–40 истребителей «Фокке-Вульф-l90», но патрулировавшие истребители «Спитфайр», «Лайтнинг» и «Мустанг» не подпустили их к району высадки. Чтобы немецкие самолеты не могли атаковать суда с малой высоты, в районе высадки десанта на высоту 70 метров были подняты аэростаты заграждения.

Во время высадки и закрепления десанта на берегу бомбардировщики союзников продолжали наносить удары по автомобильным дорогам, железнодорожным узлам и мостам в Неаполе и в районах, прилегающих к реке Вольтурно. Хотя немецкие самолеты не могли предотвратить высадку десанта на побережье, им все же удалось достичь некоторых успехов при атаках кораблей и судов десанта. Наиболее серьезные повреждения получил английский линейный корабль «Уорспайт». В него попали две радиоуправляемые планирующие бомбы, в результате чего корабль был выведен из строя на шесть месяцев. Если учесть условия высадки десанта, то вызывает удивление то обстоятельство, что немецким самолетам не удалось добиться больших результатов в первые дни сражения у Салерно, когда союзные истребители в течение нескольких дней вынуждены были действовать с аэродромов, значительно удаленных от района высадки своих войск. Аэродром Монте-Корвино, захваченный нашими войсками в первые дни высадки, находился под непрерывным обстрелом немецкой артиллерии, и, естественно, использовать его мы не могли. К 15 сентября мы построили в районе высадки четыре небольшие взлетно-посадочные площадки, которые можно было использовать только днем и в условиях хорошей погоды. На этих площадках базировались истребители «Лайтнинг», 26 истребителей «Сифайр» и три эскадрильи истребителей «Спитфайр».

В течение первых трех дней боев в районе высадки успех был на нашей стороне. Хотя войска продвигались не так быстро, как мы надеялись, тем не менее к ночи 11 сентября 6-й американский корпус, находившийся на правом фланге, продвинулся к рубежу Альтавилла, Агрополи. На северо-западном участке фронта английские войска овладели Салерно, а на центральном участке наш батальон вел ожесточенные бои с противником на улицах Баттипальи.

12 сентября немцы нанесли сильный контрудар силами трех танковых дивизий. Немецкая артиллерия, огневые позиции которой располагались на высотах, окружающих район высадки, оказывала активную поддержку наступающим танковым дивизиям. Войска союзников были слабо подготовлены; одни соединения, как, например, 36-я дивизия, в боевых действиях участвовали впервые, другие имели недостаточный боевой опыт. Контрудар немцев создал критическую обстановку для войск союзников в районе высадки.


Схема 24. Высадка союзных войск в Италии (3 — 16 сентября 1943 г.)

К исходу дня 13 сентября немцы выбили наши войска из Альтавиллы и, продвинувшись вперед вдоль берегов реки Селе, разделили наши войска на береговом плацдарме. В ночь на 14 сентября части 6-го американского корпуса отступили из Альбанеллы и Баттипальи. Учитывая всю серьезность создавшейся обстановки, союзное командование решило направить все имевшиеся в его распоряжении силы для отражения контрудара противника.

В бой были брошены бомбардировщики и истребители, которые наносили непрерывные удары по немецким войскам на поле боя и коммуникациям, ведущим в район боевых действий. Напряжение действий нашей авиации непрерывно возрастало и достигло максимума 14 сентября. В этот день истребители и истребители-бомбардировщики произвели свыше 700 самолето-вылетов, действуя по объектам на поле боя, объектам в Баттипалье и железнодорожному узлу Торре-Аннунциата в районе Неаполя. Американские бомбардировщики «Летающая крепость» производили налеты на Помпею и железнодорожный узел Торре-Аннунциата. Бомбардировщики «Веллингтон» из состава 205-й авиагруппы наносили удары по этим же объектам в ночное время.

В течение этих трех дней немцы предпринимали отчаянные попытки оказать противодействие союзной авиации. Но здесь, как и в Сицилии, подавляющее превосходство в численности самолетов было на нашей стороне, и немецкая авиация была бессильна оказать поддержку своим войскам. Ее действия ограничились нанесением слабых ударов ночью по нашим войскам и судам в районе высадки.

В этот период главнокомандующий союзными войсками принял решение использовать воздушно-десантные войска для усиления 5-й американской армии, которая вела тяжелые бои с противником. 14 сентября в тылу 6-го американского корпуса, в нескольких километрах от линии фронта, был успешно сброшен 504-й парашютный полк 82-й воздушно-десантной дивизии. На следующую ночь были сброшены в этом же месте 505-й и в районе Авеллино 509-й парашютные полки этой же дивизии.

К 15 сентября положение высадившихся войск союзников стабилизировалось. Анализируя боевые действия в районе Салерно, союзное командование пришло к заключению, что можно успешно осуществить высадку морского десанта даже на тех участках побережья, которые удерживались противником, при условии, если достигнуть превосходства своей авиации в воздухе. Это заключение, казалось, противоречило выводам, сделанным нами после высадки десанта в Дьеппе, проведенной более года назад.

Более того, опыт боевых действий в районе Салерно показал, что захваченных плацдарм может быть удержан только при наличии превосходства в воздухе своей авиации. Битва в районе Салерно была выиграна объединенными усилиями всех трех видов вооруженных сил.

***

Одновременно с высадкой в Италии союзные войска начали боевые действия с целью захвата островов в Эгейском море. Особую важность для нас представлял остров Родос, захват которого облегчил бы нашу задачу при последующем вторжении в Грецию. Союзники имели большое количество самолетов, но это были главным образом бомбардировщики и истребители ближнего действия, а истребителей дальнего действия в составе наших военно-воздушных сил было очень мало. Однако именно такого типа самолеты были необходимы для захвата Родоса, так как остров находился на удалении не менее 500 километров от ближайших союзных аэродромов, расположенных на Кипре и в Киренаике.

Всякие надежды на то, что остров можно захватить без борьбы, оказались напрасными. Немцы, прекрасно понимавшие стратегическую важность Родоса, усилили на нем свои гарнизоны. Поэтому союзники были вынуждены или совсем отказаться от своих планов по захвату островов в Эгейском море, или же, оставив Родос в руках немцев, захватить Кос, Лерос и Самос. Решение захватить эти три острова легло в основу операции в Эгейском море.

При захвате острова Кос на союзные военно-воздушные силы возлагались следующие задачи: бомбардировка всех аэродромов противника в этой части Средиземного моря, включая аэродромы в Греции и островов Родос и Крит, с последующим блокированием их; проведение атак по кораблям и судам противника в Эгейском море и прикрытие своих конвоев с десантными войсками.

Для выполнения этих задач были выделены две дневные и две ночные эскадрильи истребителей «Бофайтер», одна эскадрилья бомбардировщиков-торпедоносцев «Веллингтон», три эскадрильи бомбардировщиков «Балтимор», эскадрилья разведчиков «Хадсон», три эскадрильи истребителей «Спитфайр», две эскадрильи истребителей «Харрикейн», отряд фоторазведчиков «Спитфайр» и несколько транспортных самолетов С-47. Всего было выделено 144 истребителя и 116 бомбардировщиков и торпедоносцев. Все перечисленные эскадрильи базировались на аэродромы в Африке и на Кипре. Позднее в этой операции приняли участие две эскадрильи тяжелых бомбардировщиков из состава 240-го авиакрыла английских ВВС.

В начале сентября наши войска захватили остров Кастельроссо. 13 сентября английские войска высадились на острове Кос и захватили порт и аэродром Антимахия, который находился в исправном состоянии. В этот же день без всякого сопротивления английскими войсками был занят Лерос, а 16 сентября — Самос.

К концу сентября противник перебросил в район Эгейского моря свыше 100 самолетов, доведя общую численность самолетного парка в этом районе до 350 с лишним самолетов, в том числе 90 бомбардировщиков «Юнкерс-88» и «Хейнкель-111», 50 истребителей «Месершмитт-109» и 55..пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс.-87». С 17 сентября немцы начали производить систематические налеты на остров Кос.

В период с 20 по 25 сентября бомбардировщики «Либерейтор», «Галифакс», «Веллингтон» и «Хадсон» произвели четыре ночных налета на аэродромы противника в районе Афин и на островах Крит и Родос. Эти налеты были малоэффективными, и 26 сентября противник возобновил налеты на Кос.

На рассвете 3 октября немцы высадили на Кос морской и воздушный десанты, а во второй половине дня захватили аэродром Антимахия. На следующее утро весь остров находился в руках противника.

При нападении на остров Лерос немцы применили ту же тактику, подвергнув военные объекты систематическим бомбардировкам. Превосходящие силы немецкой авиации, базировавшейся на находившиеся поблизости аэродромы в Греции и на островах Родос и Крит, бомбардировали остров Лерос. Небольшой гарнизон острова нельзя было прикрыть с воздуха, так как ближайшие аэродромы союзной авиации находились от него на удалении 630 километров. 12 октября на Леросе началась высадка морского и воздушного десантов, а 16 октября весь остров оказался в руках немцев.

Средиземноморское авиационное командование делало все возможное, чтобы повлиять на события в Эгейском море. В период с 14 октября по 16 ноября американские бомбардировщики «Митчелл» произвели 317 самолето-вылетов по аэродромам в Греции и 86 вылетов для атаки кораблей и судов противника в районах островов Кос и Калимнос. В результате этих налетов было потоплено несколько десантных судов противника. Однако налеты лишь задержали, но не воспрепятствовать намерениям противника, и уже к середине ноября наше положение в Эгейском море стало безнадежным.

В этой неудачной для нас операции мы потеряли несколько боевых кораблей и 115 самолетов. Немцы также понесли тяжелые потери, возможно даже большие, чем мы, но они добились своей цели и вновь овладели островами. Провал этой с самого начала плохо продуманной операции объясняется излишней самоуверенностью союзников и их пренебрежением к одному из основных принципов ведения современной войны, а именно: войска и корабли, оторванные от своих основных сил и не имеющие поддержки с воздуха, не могут долго продержаться, если противник в критический момент успешно использует свою авиацию.

В конце концов эгейский эпизод был не более чем неприятностью, правда, довольно мрачной, однако не оказавшей никакого влияния на окончательный исход войны.

***

В сентябре 1943 года 8-я армия не встречая почти никакого противодействия со стороны противника, продвигалась к северу из южных районов Италии. Отступая от Салерно, противник намеревался остановиться южнее Рима, на рубеже Гаэта, Изерния, Васто. Отходя на этот рубеж, который должен был составить основу зимней линии фронта, немецкие войска вели сдерживающие бои. 27 сентября части 8-й армии захватили несколько аэродромов в районе Фоджи, на которые могла базироваться тяжелобомбардировочная авиация союзников. Овладение этими аэродромами являлось одной из стратегических целей союзников в кампании в Италии.

Падение Сицилии и угроза вторжения союзных войск в Италию вынудили немецкое верховное командование отдать приказ об эвакуации своих вооруженных сил из Сардинии и Корсики. К 24 сентября противник закончил эвакуацию своих войск из Сардинии. Немецкие авиационные части перебазировались в район Рима. Основные аэродромы Сардинии были выведены из строя; самолеты, которые нельзя было эвакуировать, — уничтожены.

Закрепившись на плацдарме у Салерно, союзные армии предприняли наступление в направлении на Рим, и 1 октября 7-я английская танковая дивизия вошла в Неаполь.

Казалось, что с захватом Неаполя у союзников появилась реальная возможность привести военную кампанию в Италии к быстрому и победоносному концу. Противник отступал по всему фронту. 6 октября 5-я американская армия вышла к реке Вольтурно, а 8-я английская армия подошла к Термоли, Второй этап наступления союзных войск в Италии был завершен. Теперь казалось возможным осуществление третьего этапа — захвата Рима и его аэродромов, что в свою очередь способствовало бы проведению четвертого, заключительного этапа — наступления на Ливорно, Флоренцию и Ареццо.

Успешное завершение второго этапа наступления союзных войск в Италии имело исключительно важное значение для воздушного наступления на Германию. С захватом аэродромного узла Фоджа союзники почти полностью замкнули кольцо своих аэродромов вокруг Германии. Начиная с этого времени и до конца войны союзная авиация могла наносить удары не только по Германии, но и по всем странам на Балканах, промышленным районам Силезии, заводам Чехословакии и нефтяным источникам Румынии.

В период с 1 октября 1943 года по 8 мая 1945 года союзные бомбардировщики совершили с аэродромного узла Фоджа большое количество самолето-вылетов, нанося удары по городам Германии, а также объектам на оккупированной противником территории Франции, Австрии, Чехословакии, Румынии, Венгрии и Польши. С этого же узла самолеты 205-й английской авиагруппы осуществляли минирование Дуная, что, несомненно, нанесло большой ущерб судоходству противника.

Хотя мы прочно удерживали превосходство в воздухе, немецкие бомбардировщики производили периодические налеты на порты и железнодорожные узлы в тылу союзников в Италии. В ночь на 3 декабря немецкие бомбардировщики «Юнкерс-88» произвели мощный налет на город и порт Бари, находящийся на восточном побережье Италии. В результате прямого попадания бомбы в порту взорвался транспорт с боеприпасами. Распространившиеся пожары вызвали гибель 13 транспортов, имевших на борту 34 330 тонн грузов. В результате этого налета были потоплены еще три транспорта, груз которых удалось спасти, и шесть транспортов получили повреждения. Бомбардировкой был поврежден нефтепровод, для восстановления которого потребовалось три недели. Было убито и ранено около тысячи человек. Следует признать, что союзники в это время обращали недостаточное внимание на вопросы противовоздушной обороны. Бари прикрывался лишь несколькими зенитными орудиями, прожекторов в городе почти не было, а радиолокационная станция в период налета немецкой авиации оказалась в неисправном состоянии.

Однако этот налет на Бари и последовавшие за ним еще несколько ночных налетов бомбардировщиков «Юнкерс-88» на Неаполь лишь временно задержали подвоз снабжения для союзных войск в Италии. Значительно большие затруднения представляла для нас плохая погода, которая в значительной степени снизила активность действий союзной авиации и наземных войск.

В период с октября 1943 года до весны 1944 года плохая погода была основной причиной медленного наступления союзных армий в Италии. Еще задолго до конца октября стало ясно, что план Александера[113] завершить осенью третий этап кампании в Италии, то есть овладеть Римом, невыполним. Александер надеялся, что противник отойдет к северу и остановится на линии Пиза — Римини, на укрепленном рубеже «Готская линия», Но надежды Александера не оправдались. Кессельринг, получив от Гитлера 10 октября приказ сдержать наступление союзников, занял оборону значительно южнее, на рубеже «Зимняя линия», который назывался тогда «линией Густава». Этот рубеж состоял из нескольких укрепленных позиций, рассредоточенных в глубину и опиравшихся в восточной части полуострова на реку Сангро, а в западной части на реку Карильяно.

Осенью 1943 года союзная бомбардировочная авиация продолжала наносить удары по объектам в тылу противника. Как только позволяла погода, над полем боя появлялись союзные истребители. В ходе кампании в Италии тактическая авиация союзников разработала новую систему оказания непосредственной поддержки своим войскам на поле боя, которая в последующем была использована в Нормандии, Бельгии, Голландии и Германии, Существо этой системы заключалось в следующем: при штабах пехотных бригад создавались подвижные посты наведения авиации; они размещались на автомашинах и имели радиосвязь с самолетами тактической авиации, находившимися в воздухе в зоне ожидания; у контролеров постов наведения и летчиков имелись одинаковые фотокарты с сеткой координат, при помощи которой контролеры указывали летчикам цели для поражения.

Преимущества такой системы оказания авиационной поддержки наземным войскам скоро стали очевидными. Стационарные и подвижные объекты на поле боя могли подвергаться, по запросу наземных войск, бомбардировке или пулеметно-пушечному обстрелу с самолетов очень быстро, буквально в течение нескольких минут после поступления заявки[114]. В ходе войны испытывались различные варианты этой системы, но ее основные принципы оставались без изменения.


Схема 25. Боевые действия союзных войск в Италии (сентябрь 1943 г. — июнь 1944 г.)

Практическое применение ее было бы невозможно, если бы союзная авиация не обладала превосходством в воздухе над полем боя. Тот факт, что эта система просуществовала до конца войны, является еще одним доказательством того, что союзные военно-воздушные силы в течение всего времени обладали превосходством в воздухе. Однако система имела и недостатки, основным из которых был большой расход самолеторесурса, связанный с патрулированием самолетов в зонах ожидания.

10 декабря Средиземноморское авиационное командование было переименовано в Средиземноморские союзные военно-воздушные силы. Тактические, Стратегические и Береговые военно-воздушные силы Северо-Западной Африки были соответственно переименованы в Средиземноморские союзные тактические, стратегические и береговые ВВС. В первой половине декабря погода улучшилась и активность действий союзной авиации возросла. Стратегические бомбардировщики, преимущественно английские, возобновили налеты на железнодорожные объекты Италии.

2 декабря исполнилось ровно три месяца со дня начала боевых действий в Италии. Военно-воздушные силы союзников в течение этих трех месяцев добились, в противоположность армии, значительных успехов. Наземные армии хорошо начали операцию, но потеряли темп наступления и остановились, не выполнив до конца поставленную перед ними задачу. Основной причиной задержки и медленного продвижения союзных армий являлось упорное сопротивление и стойкость немецких войск, которые были хорошо обучены и умело приспосабливались к местности. Общая численность немецких войск в Италии составляла 9 дивизий, численность союзных войск не превышала 11 дивизий[115].

В начале 1944 года Эйзенхауэр был назначен верховным главнокомандующим союзными силами вторжения в Европу. Вместо него главнокомандующим союзными вооруженными силами Средиземноморского театра военных действий был назначен английский генерал Вильсон; командующим 8-й армией вместо Монтгомери 1 января стал генерал Лиз. Одновременно произошла смена командования и в Средиземноморских союзных военно-воздушных силах, где вместо Теддера, назначенного заместителем Эйзенхауэра, командующим был назначен американский генерал Икер, а заместителем Икера — маршал авиации Слессор. Новое руководство Средиземноморскими союзными ВВС, как и старое, было полно решимости выполнить основную цель кампании — «задержать максимальное количество немецких дивизий в Италии» и продолжать продвижение к Риму.

Во второй половине января 1944 года союзное командование решило осуществить крупную десантную операцию на западном побережье Италии, недалеко от Рима. Части 5-й американской армии должны были высадиться в двух небольших портах Анцио и Неттуно на западном побережье Италии и захватить Альбанские холмы. Это обеспечивало обход с фланга оборонительных позиций противника в районе Кассино, через который проходили шоссейная и железная дороги, ведущие в Рим. Таким образом можно было избежать фронтального прорыва этих позиций, считавшихся неприступными.

Как и в боях у Салерно, первоочередной задачей союзных военно-воздушных сил при проведении десантной операции в Анцио была борьба с немецкой авиацией, базировавшейся в Италии и насчитывавшей в то время, по нашим данным, 555 боевых самолетов[116]. Следующими задачами в порядке их важности являлись: разрушение коммуникаций противника, прикрытие с воздуха наших конвоев с десантом и, наконец, непосредственная поддержка наземных войск в районе высадки и прилегавших к нему районах.

Десантная операция началась 22 января 1944 года и вначале проходила весьма успешно. Союзная авиация нанесла мощные удары по всем аэродромам Центральной Италии. Налеты самолетов были настолько эффективны, что противник не смог поднять в воздух ни одного разведывательного самолета. Благодаря этому конвой с десантными войсками, состоявший из 243 судов различных типов, незамеченным для противника подошел к Анцио. 50 000 американских и английских солдат успешно высадились в глубоком тылу противника. И только в 08.20, через шесть часов после высадки десанта, Кессельрингу стало известно о высадке союзных войск в Анцио. До 2 февраля немецкие самолеты производили не более 100 самолето-вылетов в день, в том числе около 60 вылетов истребителей, Это объяснялось густыми туманами в районе аэродромов и недостатком самолетов. Единственным успехом немецкой авиации за эти дни явилось потопление английского легкого крейсера «Спартан».

В течение двух первых дней после высадки десанта казалось, что операция и дальше будет развиваться успешно. Однако этого не случилось, Высадившийся десант не смог использовать фактор внезапности. Генерал Лукас — командующий союзными войсками — не предпринял после высадки стремительного наступления в глубь полуострова, к Альбанским холмам, а занялся укреплением прибрежного плацдарма высадки.

2 февраля наступление войск, высадившихся в Анцио, было приостановлено, и усилия нашей авиации расчистить путь для их дальнейшего продвижения оказались тщетными. Тем не менее действия союзных военно-воздушных сил продолжались днем и ночью, причем основное внимание уделялось бомбардировке железнодорожных сортировочных станций в тылу противника, включая район Вероны, с целью перерезать железнодорожную линию, проходящую через перевал Бреннер в Болонью, по которой перебрасывались в Италию подкрепления немецких войск.

Немецкое командование было не в состоянии увеличить численность своей истребительной авиации в Италии. В связи с этим оно перебросило из Греции и с Крита в Северную Италию две группы бомбардировщиков «Юнкерс-88», насчитывавшие всего около 130 самолетов, и усилило свою авиагруппу в Южной Франции 25 бомбардировщиками «Дорнье-217», приспособленными для сбрасывания радиоуправляемых планирующих бомб.

В конце января 5-я американская армия, надежно прикрываемая истребительной авиацией, форсировала реку Карильяно, чтобы закрепить успех своих войск в районе Анцио. Бомбардировщики «Бостон», действуя ночью вдоль шоссейных дорог с востока на запад Италии, уничтожали немецкие автомашины, которые легко было обнаружить с воздуха, так как из-за опасной езды по горным дорогам они двигались с включенными фарами. В это время тяжелые бомбардировщики союзников совершали налеты на аэродромы Монпелье и Истр ле Тюбе в Южной Франции и на аэродромный узел Удине в Северной Италии. 30 января 215 американских бомбардировщиков «Летающая крепость» и «Либерейтор» под прикрытием истребителей произвели успешные налеты на аэродромы Лаварьяно, Виллаорба, Маньяго и Удине, сбросив на них около 29 000 20-фунтовых осколочных бомб. В результате этих налетов было уничтожено и повреждено значительное количество немецких истребителей, сосредоточенных на этих аэродромах для усиления авиационных частей Кессельринга и перехвата союзных тяжелых бомбардировщиков, действовавших с аэродромного узла Фоджа по объектам в Австрии и Южной Германии.

Всего в период с 22 января по 15 февраля 1944 года союзная бомбардировочная авиация сбросила на объекты противника 12500 тонн бомб. Тем не менее Кессельринг решил нанести мощный контрудар по союзным войскам, высадившимся в Анцио. Наступление противника началось на рассвете 16 февраля, и к исходу дня немцы с боями продвинулись вперед почти на 2 километра. На следующий день наступление немцев продолжалось, причем немецкие войска получали лишь незначительную поддержку своей авиации. Например, 16 февраля противник произвел не более 250 самолето-вылетов, а на следующий день — около 200 самолето-вылетов. Одно время казалось, что немецкая пехота достигнет победы без поддержки своей авиации с воздуха. 18 февраля был одним из самых напряженных дней. В течение четырех часов шли ожесточенные бои на последнем рубеже, занимаемом нашими войсками. Если бы немцам удалось прорвать нашу оборону, то это, несомненно, повлекло бы за собой уничтожение союзных войск или поспешную их эвакуацию морем.

Но в это время, как и в Салерно, в борьбу вступили флот и военно-воздушные силы, которые, несмотря на плохую погоду, сорвали намерения Кессельринга. 11 февраля более 800 бомбардировщиков всех типов сбросили 950 тонн бомб для оказания поддержки своим наземным войскам. 18 февраля погода была очень плохая и наши бомбардировщики произвели лишь 127 самолето-вылетов. 20 февраля погода улучшилась, и самолеты сбросили в этот день более 10 000 осколочных бомб на скопления войск противника в районе Карросето.

В результате стойкости наших войск и активных действий авиации наступление немцев было приостановлено, и противник был отброшен назад. Однако и союзные войска к этому времени были сильно измотаны, и Александер решил нанести удар с воздуха по ключевому пункту обороны немцев — Кассино, который был подвергнут ожесточенной бомбардировке.

Следует напомнить, что для поддержки союзных войск, высадившихся в Анцио, 34-я американская дивизия в январе предприняла наступление на позиции противника в районе Кассино. Но овладеть городом, находившимся у подножия горы, я знаменитым монастырем, расположенным на самой вершине этой горы, американским войскам так и не удалось. Поэтому было решено подвергнуть монастырь мощной бомбардировке.

15 февраля в 08.30 135 бомбардировщиков «Летающая крепость» из состава Средиземноморских стратегических военно-воздушных сил США сбросили на монастырь 287 тонн фугасных и 66 тонн зажигательных бомб, одновременно 87 американских бомбардировщиков «Митчелл» и «Мародэр» сбросили 140 тонн бомб. Артиллеристы 5-й американской армии произвели по монастырю 314 выстрелов из орудий тяжелого и среднего калибра. Монастырь был превращен в груду дымящихся развалин. Однако немцы, заняв оборону в его развалинах, отбили атаку наших войск. Более того, они перешли в контратаку, и 19 февраля наши части были отброшены на восточный берег реки Рапидо.

15 марта, ровно через месяц после первого налета на монастырь, союзная авиация произвела массированный налет на Кассино и превратила город в развалины. В этом налете приняли участие одиннадцать авиагрупп тяжелых бомбардировщиков из состава Средиземноморских стратегических ВВС и пять авиагрупп из состава тактических ВВС. Бомбардировка города осуществлялась с пятнадцатиминутным интервалом и длилась с 08.30 до 12.00 1107 тонн бомб, сброшенных с самолетов, полностью разрушили город. Одновременно с этим налетом 200 истребителей-бомбардировщиков из состава Средиземноморских тактических ВВС атаковали позиции противника, расположенные к югу и юго-западу от Кассино, а 59 английских истребителей «Киттихаук» атаковали огневые позиции артиллерии севернее Аквино. Наступление пехоты прикрывали 200 американских истребителей «Лайтнинг» и 74 английских истребителя «Спитфайр».

Немецкие солдаты гарнизона Кассино, укрывшиеся в блиндажах и убежищах, после окончания бомбардировки оказали нашим войскам упорное сопротивление. Бои за Кассино закончились только через два месяца — 18 мая, когда наши войска захватили последние очаги сопротивления противника в этом городе.

А задолго до этого, 19 марта, началась операция «Стрэнгл» — одна из крупнейших операций Средиземноморских союзных ВВС в Италии, имевшая своей целью прекращение перевозок и по возможности уничтожение коммуникаций противника. В случае успешного осуществления операции в мае 1944 года, когда в Италии должно было возобновиться наступление союзных армий, немецкие войска на фронте остались бы без необходимого для ни» снабжения. План операции сводился к следующему: бомбардировщики Средиземноморских тактических ВВС должны были действовать по железнодорожным объектам, и в первую очередь по мостам в районах южнее линии Пиза — Римини; истребители-бомбардировщики — по таким же объектам ближе к линии фронта, а также по ремонтным депо, участкам железнодорожных путей и выгрузочным платформам. Командование Средиземноморских союзных ВВС планировало, что по мере развития операции и вывода из строя этих объектов железнодорожные составы с важными грузами будут накапливаться на сортировочных станциях в Северной Италии, где будут уничтожаться тяжелобомбардировочной авиацией. Чтобы лишить противника возможности подвозить снабжение и подкрепления своим войскам на фронте морским транспортом, планом операции «Стрэнгл» предусматривалось проведение воздушных атак по портам, пристаням и каботажному судоходству противника.

К концу марта союзные бомбардировщики произвели свыше тысячи самолето-вылетов по основным железным дорогам Италии. Было выведено из строя несколько сортировочных станций и уничтожено или повреждено несколько железнодорожных мостов. Бомбардировщики стратегической авиации произвели массированные налеты на железнодорожные узлы магистрали Милан — Венеция и на сортировочные станции Верона, Местре, Турин, Больцано и Милан.

Успех операции «Стрэнгл» мог быть значительно большим, если бы не периоды плохой погоды, затруднявшие проведение налетов. Но и в условиях плохой погоды самолеты Средиземноморских стратегических, тактических и береговых ВВС в марте 1944 года сбросили на итальянские коммуникации 19 460 тонн бомб. В апреле атаки союзной авиации по этим целям продолжались в еще большем масштабе, и уже 6 апреля воздушной разведкой было установлено, что итальянские железные дороги были блокированы в десяти местах.

Результаты воздушной операции «Стрэнгл» и предшествовавших ей налетов союзной авиации на коммуникации и транспортные средства противника в Италии не оказали решающего влияния на ход боевых действий. Коммуникации немецких войск систематически прерывались и выводились из строя, но они непрерывно восстанавливались, и, несмотря на разрушения, причиненные железным дорогам, портам, автотранспорту и складам, противник мог удовлетворять минимальные потребности своих войск в снабжении. Несомненным является факт, что атаки союзной авиации по коммуникациям и транспортным средствам в ходе всей кампании в Италии все же не смогли полностью сорвать работу железнодорожного транспорта. В период с сентября 1943 года и до весны 1944 года коммуникациям противника был нанесен большой ущерб, но он оказался недостаточным, чтобы решить исход кампании даже после тех 51 500 тонн бомб, которые были сброшены на коммуникации противника в ходе осуществления воздушной операции «Диадем»[117], проведенной после операции «Стрэнгл». Однако несмотря на то что нашей авиации не удалось полностью вывести из строя железнодорожную систему Италии, противник значительно увеличил объем автомобильных перевозок и вскоре вынужден был направлять морские конвои со снабжением даже в дневное время.

Заключительное наступление союзных войск в Италии началось 11 мая l944 года, а 4 июня, за два дня до высадки союзников в Нормандии, наши войска вступили в Рим. Честолюбивым надеждам союзников после успешных боев за береговой плацдарм у Салерно не суждено было осуществиться. Пересеченный характер местности, разлившиеся от дождей реки, плохие коммуникации страны, небольшое количество сил вторжения, плохая погода и главным образом упорное сопротивление противника были основными причинами неудовлетворительного хода кампании[118]. Союзная авиация завоевала господство в воздухе с самого начала кампании и никогда его не теряла, однако этого было недостаточно для достижения быстрой победы. Без господства авиации в воздухе вторжение союзных войск в Италию было бы вообще обречено на неудачу. В конце концов кампания в Италии закончилась победой союзных войск, но путь к ней был долгим и трудным.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.369. Запросов К БД/Cache: 3 / 0