Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

Глава 1 ОПЕРАЦИЯ "ПОЙНТБЛЭНК" И БОМБАРДИРОВКА ПО ПЛОЩАДИ

Глава 1

ОПЕРАЦИЯ "ПОЙНТБЛЭНК" И БОМБАРДИРОВКА ПО ПЛОЩАДИ

Уже в начале 1943 года стало ясно, что выполнение основных положений директивы, разработанной конференцией в Касабланке, а именно: «прогрессивно нарастающее разрушение и дезорганизация военной, промышленной и экономической системы Германии и подрыв морального духа немецкого народа» — может дорого обойтись союзным ВВС, особенно если выполнять эти задачи в дневное время.

Воздушное наступление против Германии началось неудачно. Ранней весной 1943 года и в течение некоторого последующего времени. бомбардировщики «Летающая крепость» из состава 8-й воздушной армии США, находившейся в оперативном подчинении начальника штаба английских ВВС, который являлся членом Англо-американского комитета начальников штабов, вынуждены были действовать без сопровождения истребителей дальнего действия, находившихся в то время еще в начальной стадии производства. Перед бомбардировочной авиацией США стояла трудная и опасная задача ведения боевых действий в дневное время, и опыт уже первых трех месяцев 1943 года показал, что, несмотря на храбрость, проявленную американскими летчиками, выполнение этой задачи им было явно не под силу.

Начав боевые действия в воздухе, американцы считали, что их тяжелые бомбардировщики, вооруженные пулеметами калибра 12,7 миллиметра, действуя в сомкнутых боевых порядках, смогут защитить себя от истребителей противника и не будут нуждаться в истребителях сопровождения. Ошибочность этой теории была выявлена уже в первых боевых вылетах, когда американские бомбардировщики сразу же начали нести большие потери. Американцы совершили такую же ошибку, какая была допущена в начале войны штабом английских ВВС, выславшим в 1939 году самолеты «Веллингтон» без истребителей прикрытия для бомбардировки объектов на острове Гельголанд и в других пунктах. Чтобы уменьшить свои потери, Бомбардировочное командование решило проводить ночные налеты. Американцы же с самого начала и до конца войны проводили бомбардировку только в дневное время и в конце концов успешно достигли своей цели.

К лету 1943 года на вооружение немецких истребителей, численность которых к этому времени увеличилась, поступили новые пушки, Захваченный в исправном состоянии истребитель «Фокке-Вульф-190» был вооружен четырьмя пушками типа «Маузер-151» калибра 20 миллиметров с электрическим приводом; две из них были размещены в крыле, а две стреляли синхронно через винт. Дальность стрельбы этих пушек была больше, чем у американских пулеметов калибра 12,7 миллиметра, и поэтому «Фокке-Вульф-190» считался грозным и опасным противником. Эти самолеты пилотировали лучшие летчики немецких ВВС, которые вскоре сбили большое количество американских бомбардировщиков, летавших в дневное время.

Применив усовершенствованные самолетные радиолокационные прицелы, немецкая истребительная авиация начала наносить большие потери английским бомбардировщикам, действовавшим ночью. После двухлетних испытаний и доводок на вооружение немецких ВВС поступили два типа ночных истребителей «Мессершмитт-110» и «Юнкерс-88». Первый из них обладал хорошей маневренностью, большой скороподъемностью и благодаря массовому производству имелся в достаточном количестве. Существенным недостатком этого самолета являлась небольшая дальность полета, не допускавшая длительного преследования самолетов противника. По этой причине «Мессершмитт-110» постепенно заменялся «Юнкерсом-88», который, хотя и обладал меньшей скоростью полета и был сложнее в технике пилотирования, но мог находиться в воздухе до пяти часов.

Серьезную угрозу для Бомбардировочного командования представляло увеличение численности и повышение эффективности действий немецких ночных истребителей. В 1942 году размеры потерь самолетов командования составили 4,1 процента — цифра слишком большая, принимая во внимание то обстоятельство, что воздушное наступление должно было продолжаться в возрастающих масштабах. В первом квартале 1943 года положение не изменилось. Что же касается 8-й воздушной армии США, производившей полеты в дневное время, то она стала нести еще большие потери. Очевидно, было необходимо изменить принципы боевого использования союзных ВВС. На этом настаивала и объединенная группа планирования, созданная в апреле и разработавшая впоследствии «объединенный план наступательных действий бомбардировочной авиации», которым должны были руководствоваться в своих действиях Харрис и Икер. Взгляды, изложенные в этом плане, получили широкое распространение и поддержку. 10 июня Англо-американский комитет начальников штабов издал новую, точнее говоря, дополнительную директиву под названием «Пойнтблэнк». Согласно этой директиве основной задачей американских ВВС являлось уничтожение немецкой истребительной авиации и промышленных предприятий, связанных с производством истребителей. «Пока это не будет сделано, — указывалось в директиве, — наша бомбардировочная авиация не сможет выполнить возложенные на нее задачи… Силы Бомбардировочного командования должны быть использованы в соответствии с их главной задачей — общей дезорганизацией немецкой промышленности. Действия английских бомбардировщиков должны проводиться, насколько это окажется возможным, в дополнение к боевым операциям 8-й воздушной армии… Распределение целей, — говорилось далее в директиве, — и эффективное взаимодействие сил, участвующих в выполнении поставленных задач, должны осуществляться посредством консультаций между командующими этими силами. Для отработки вопросов взаимодействия был создан Англо-американский объединенный комитет по планированию операций».

Важность задач, возложенных на этот комитет, вполне очевидна. Без взаимного согласования своих действий бомбардировочная авиация США и Англии могла по меньшей мере впустую тратить свои усилия или даже мешать одна другой. Этот комитет в ряде случаев планировал боевые действия бомбардировочной авиации с таким расчетом, чтобы определенные цели подвергались бомбардировке днем и ночью. Например, плановая таблица налета на избранный объект составлялась следующим образом: американские бомбардировщики появлялись над целью в вечерние сумерки, подвергали ее интенсивной бомбардировке зажигательными бомбами, создавая очаги пожаров, которые длительное время освещали цель и служили световыми ориентирами для английских бомбардировщиков, атакующих эту же цель с наступлением ночи. Ночные налеты английской бомбардировочной авиации на аэродромы противника не давали возможности немецким дневным истребителям взлетать с разрушенных взлетно-посадочных полос, чтобы воспрепятствовать налетам американских бомбардировщиков с наступлением рассвета.

Однако точка зрения Англо-американского комитета начальников штабов, касающаяся использования бомбардировочной авиации, не получила одобрения главного маршала авиации Харриса, видевшего в ней еще одну попытку заставить его отказаться от бомбометания по площади и перейти к прицельному бомбометанию — то есть к выполнению задач, которые для Бомбардировочного командования, за исключением авиагруппы наведения, в 1943 году были еще непосильными.

Для уничтожения объектов немецкой авиационной промышленности необходимо было применять прицельное бомбометание, в чем как раз специализировались американцы. 8-я воздушная армия США была подготовлена для проведения бомбардировок в дневное время с применением точных бомбардировочных прицелов, с помощью которых экипажи вполне могли рассчитывать на попадание в отдельные здания, например такие, как авиасборочный цех завода Мессершмитта в Аугсбурге или завод шарикоподшипников в Швейнфурте. Английская бомбардировочная авиация, действовавшая массированно только ночью, не могла применять такую тактику. На вооружении бомбардировочной авиации имелась радионавигационная система «Джи», эффективность применения которой возрастала с каждым ночным налетом. Однако бортовые панорамные радиолокационные прицелы Н2S, радиотехническая система «Гобой» и другие нововведения, с помощью которых англичане надеялись достигнуть высокой точности бомбометания, только что появились. Поэтому все надежды на то, что Бомбардировочное командование внесет необходимый вклад в общие усилия, могли быть оправданы, по мнению Харриса, лишь в том случае, если наносить удары по промышленным объектам, сосредоточенным в крупных городах. Точка зрения Харриса была учтена в директиве операции «Пойнтблэнк», где указывалось, что основные задачи английской бомбардировочной авиации остаются прежними.

Харрис следующим образом предлагал провести операцию «Пойнтблэнк». В то время как 8-я воздушная армия будет наносить удары по основным авиационным заводам Германии, Бомбардировочное командование будет проводить налеты на «те промышленные города, в которых сосредоточено наибольшее количество заводов, изготовляющих части и агрегаты самолетов и авиационных двигателей».

Практическая боевая деятельность Бомбардировочного командования в ходе операции «Пойнтблэнк» проходила в соответствии с предложением Харриса.

Поскольку большинство таких городов находилось восточнее и южнее Рура, самолеты Бомбардировочного командования могли атаковать их только в длинные ночи, когда бомбардировщики могли долететь до целей и вернуться обратно на свои аэродромы в темное время. Тем не менее в ночь на 21 июня, когда ночи еще были короткими, Харрис выслал небольшую группу бомбардировщиков «Ланкастер» из состава 5-й авиагруппы для бомбардировки бывшего завода Пеппелин во Фридрихсхафена, на берегу Боденского озера. Этот завод выпускал радиолокационную аппаратуру для немецких ночных истребителей и поэтому входил в категорию целей, подлежащих уничтожению согласно плану операции «Пойнтблэнк». Налет в общем был успешным. Были повреждены основные здания завода, полностью сгорели здание и установка аэродинамической трубы, несколько ремонтных цехов и половина литейного цеха.

Проведя налет без потерь, самолеты взяли курс на аэродромы, расположенные в Северной Африке, и благополучно произвели посадку. Несмотря на это, мы были вынуждены ограничивать проведение подобных налетов, так как возникли трудности, связанные с обслуживанием тяжелых бомбардировщиков.

В течение последующих дней июня и в первые недели июля английская бомбардировочная авиация, за исключением налета на Турин, проведенного в ночь на 13 июля, действовала по целям, расположенным на небольшом удалении от своих аэродромов. За этот период было совершено три налета на Кёльн и по одному налету на Ахен и на завод Пежо в Монбельяре. В Кёльне был разрушен завод фирмы Гумбольдт Дейтц, выпускавший аккумуляторы для подводных лодок. В ночь на 26 июля ожесточенной бомбардировке подвергся Эссен. В налете участвовало 705 бомбардировщиков. До цели дошли 627 самолетов, которые сбросили на город 2032 тонны бомб; свои потери составили 26 самолетов.

За сутки до налета на Эссен был проведен первый из четырех массированных налетов английской бомбардировочной авиации на Гамбург. В результате этих мощных налетов были произведены максимальные разрушения за все время воздушного наступления против Германии, за исключением разрушений, причиненных Дрездену. Гамбург, второй по величине город Германии, с населением свыше полутора миллионов человек, являлся уже в течение многих лет важным промышленным центром и первоклассным портом, В городе было сосредоточено около 3000 промышленных и 5000 торговых предприятий. Судостроительные верфи Гамбурга производили около 45 процентов от общего выпуска подводных лодок Германии. Гамбург не являлся целью, разрушение которой непосредственно способствовало бы выполнению задач операции «Пойнтблэнк». В этом крупном городе было сосредоточено очень много верфей и различных заводов, но только два из них производили части самолетов. Кроме того, оказалось, что налеты американской бомбардировочной авиации на Гамбург проводились в дополнение к налетам английской авиации, а не наоборот, как было предусмотрено директивой. Дело со. стояло в том, что этот древний ганзейский город был расположен на берегу моря, вследствие чего он мог быть легко опознан на экранах панорамных радиолокационных прицелов Н2S, которые стали поступать на вооружение английских бомбардировщиков.

Первый налет на Гамбург, проведенный в ночь на 25 июля, был осуществлен 740 бомбардировщиками из числа 791 самолета, вылетевшего на бомбардировку. В течение двух с половиной часов на город было сброшено 2396 тонн фугасных и зажигательных бомб. Дипольные отражатели в виде полос металлизированной бумаги, носившие кодированное название «уиндоу», которые сбрасывались в большом количестве английскими самолетами в этом налете, оказались весьма эффективным средством подавления работы немецких радиолокационных станций обнаружения. Лучи прожекторов, управляемых с помощью радиолокаторов, «бесцельно блуждали во всех направлениях», зенитная артиллерия вела интенсивный, но неточный огонь. В основном благодаря дипольным отражателям мы потеряли в этом налете только 12 самолетов. В результате этого налета многие газовые и водопроводные магистрали, линии электропередач и телефонной связи были прерваны. Полностью была выведена из строя и не могла быть восстановлена впоследствии сложная система оповещения населения о воздушных налетах. Разрушения, вызванные последующими тремя налетами, были еще большими.

Через несколько часов после первого налета на Гамбург был проведен дневной налет 68 американских тяжелых бомбардировщиков, атаковавших порт и район Вильгельмсбурга. В результате этого налета были сильно повреждены портовые сооружения и пристани, а также морские суда, находившиеся в порту, и доки. Налет продолжался один час. На следующее утро 53 американских бомбардировщика сбросили бомбы на крупную электростанцию. Ночь с 26 на 27 июля прошла сравнительно спокойно, но это было лишь затишье перед бурей. В ночь на 28 июля английская бомбардировочная авиация вновь произвела массированный налет на Гамбург, в котором участвовало 739 самолетов, сбросивших на город 2417 тонн бомб. Через два дня после этого налета на Гамбург был проведен еще один массированный налет. В нем участвовало 726 самолетов, сбросивших на город 2382 тонны бомб. И, наконец, в ночь на 3 августа в сложных метеорологических условиях был проведен заключительный воздушный налет, в котором на Гамбург было сброшено 1426 тонн бомб. Всего в четырех налетах на Гамбург участвовало 3095 самолетов, на цель вышли 2630 самолетов, сбросивших на город 8621 тонну бомб, из них 4309 тонн зажигательных бомб. Наши потери составили 87 бомбардировщиков, из них 30 — при последнем налете.

По данным начальника полиции Гамбурга, в результате воздушных налетов, включая небольшие дневные налеты американских самолетов, в городе было разрушено или приведено в непригодное для жилья состояние 40385 жилых домов и 275000 квартир, что составляло 61 процент жилой площади города. Выло разрушено или серьезно повреждено 580 промышленных и военных предприятий, 2632 магазина, 76 общественных учреждений, 24 больницы, 277 школ, 58 церквей, 83 банка, 12 мостов и знаменитый зоологический сад Гагенбека. Во время воздушных налетов в Гамбурге было убито 41800 и ранено 37439 человек; кроме того, несколько тысяч человек пропало без вести.

До этих налетов гамбургские предприятия ежемесячно выпускали восемь — девять подводных лодок водоизмещением до 500 тонн. После налетов производство подводных лодок сократилось до двух — трех в месяц. За два последующих месяца выпуск тяжелого машинного оборудования, такого, как краны, экскаваторы, и тяжелого вооружения уменьшился почти на 20 процентов. Выпуск авиационной техники не сократился, так как те немногие авиационные заводы, которые находились в Гамбурге, были эвакуированы еще до начала налетов. За один месяц производство жидкого топлива сократилось на 40 процентов.

Ровно через месяц после последнего налета на Гамбург Бомбардировочное командование приступило к массированным налетам на Берлин. В середине августа были проведены воздушные налеты на Турин, Милан, Геную, Мангейм и два крупных налета на Нюрнберг, в ходе которых на город было сброшено 3444 тонны бомб. Особое внимание командование английской бомбардировочной авиации в августе уделяло еще одной чрезвычайно важной цели. В ночь на 18 августа 571 самолет из числа 600, вылетевших на задание, сбросил 1937 тонн бомб на экспериментальный центр ракетного оружия в Пенемюнде.

Не бездействовал в течение этого месяца и противник. Несмотря на то что немцы были застигнуты врасплох налетами на Гамбург, в ходе которых мы применили помехи, сильно затруднявшие работу радиолокационных станций обнаружения, они быстро создали и применили новые методы борьбы. В частности, была разработана и введена в действие новая система предупреждения о налетах авиации противника. Посты службы ВНОС, обнаружив в воздухе бомбардировщики противника, непрерывно сообщали по радио своим истребителям, патрулировавшим в воздухе, высоту и курс полета бомбардировщиков и районы, над которыми они в данный момент пролетали. Немецкие ночные истребители («свободные охотники»), получив эти данные, направлялись для перехвата и атаки бомбардировщиков, при условии если радиус действия истребителей позволял им выполнить эту задачу (в отдельных случаях истребители летали на удаление до 500 километров от своих аэродромов). Для облегчения работы своих ночных истребителей немцы все чаще стали прибегать к визуальным средствам поиска самолетов. Например, одновременно включалось большое количество прожекторов или освещалась нижняя кромка облачности. Светящие бомбы, впервые примененные с этой целью в ночь на 1 сентября при налете на Берлин, сбрасывались на расчетной высоте вдоль предполагаемых маршрутов подхода или ухода бомбардировщиков противника от цели.

Однако надежных способов своевременного вызова истребителей для атаки бомбардировщиков противника на подходе к цели или над ней немцам так и не удалось создать. Почти всегда их истребители прилетали с опозданием, и только в отдельных случаях им удавалось нанести значительные потери последним эшелонам бомбардировщиков.

Чтобы противодействовать новым тактическим приемам немцев, которые принесли им все же значительный успех, командование английской бомбардировочной авиации сократило временной интервал между самолетами на боевом курсе, что увеличило концентрацию самолетов над целью, и к концу войны время прохождения боевого порядка бомбардировщиков над целью сократилось в три раза. Наша авиация могла, таким образом, бомбардировать цель возможно большим количеством самолетов в возможно короткий промежуток времени. Увеличение риска поражения бомбами, падающими с вышелетящих самолетов, и столкновения своих самолетов в воздухе компенсировалось сокращением времени пребывания боевого порядка бомбардировщиков в опасной зоне зенитного огня.

Первый массированный налет английской бомбардировочной авиации на Берлин был проведен в ночь на 3 декабря l943 года. Из 650 самолетов, выделенных для налета, в воздух поднялись только 458, остальные не смогли взлететь из-за тумана. Бомбардировщики находились над целью 44 минуты вместо намеченных по плану 20 минут. В налете на Берлин, состоявшемся через месяц, 383 бомбардировщика должны были сбросить бомбы за 13 минут, фактически же они были над целью 24 минуты. Наибольшая концентрация самолетов над целью была достигнута в ночь на 28 января 1944 года, когда в течение каждой минуты на Берлин сбрасывали бомбы 23 бомбардировщика.

Чем глубже союзная авиация проникала в Германию, тем больше времени занимал каждый полет, а поэтому все большее внимание уделялось выбору маршрута полета. Маршруты бомбардировщиков выбирались таким образом, чтобы создать у немцев впечатление, что самолеты летят в направлении определенного объекта. В самый последний момент бомбардировщики внезапно меняли курс и шли к действительному объекту атаки. Такой окольный, а зачастую и зигзагообразный маршрут подхода бомбардировщиков к цели сбивал с толку операторов постов управления и наведения немецких ночных истребителей, и они часто не могли определить, по какой же цели будет нанесен удар. Эти контрмеры нас в то время удовлетворяли, и в конце августа 1943 года Бомбардировочное командование начало производить налеты небольшими группами бомбардировщиков на Берлин, положив этим начало воздушному наступлению, развернувшемуся в ноябре и известному под названием «Берлинское сражение». В течение последних десяти дней августа на Берлин были совершены три налета, в ходе которых были сильно разрушены города Сименс-Штадт, Мариендорф и Лихтерфельде.

За эти три налета Бомбардировочное командование потеряло 125 самолетов, и Харрис, обеспокоенный столь большими потерями, временно прекратил налеты на Берлин, переключив действия бомбардировочной авиации на более близкие цели. В ночь на 6 и в ночь на 24 сентября были произведены два массированных налета на Мангейм, в каждом из которых участвовало около 600 самолетов. В период между концом сентября и серединой октября были совершены четыре налета на Ганновер; на город было сброшено 8339 тонн бомб. В ночь на 4 и в ночь на 23 октября бомбардировке с воздуха был подвергнут Кассель, а в ночь на 4 ноября был совершен налет на Дюссельдорф. Следует отметить, что в налете на Дюссельдорф был впервые применен бортовой радионавигационный прибор «GH». Этот прибор имел радиопередатчик, импульсы которого отражались двумя наземными радиомаяками и позволяли экипажу определить местоположение самолета в воздухе. В отличие от системы «Гобой» количество самолетов, использующих систему «GH», не ограничивалось. Фоторазведка показала, что бомбы, сброшенные с использованием прибора «GH», упали в радиусе около 800 метров от точки прицеливания. К октябрю 1944 года большинство бомбардировщиков «Ланкастер» были снабжены радионавигационными приборами «GH».

В это время 8-я воздушная армия США наносила удары по объектам, расположенным в глубине Германии, и при этом несла тяжелые потери, главным образом от истребителей противника. Становилось все более очевидным, что операция «Пойнтблэнк» пока еще не дала ожидаемых результатов и что для ее успешного выполнения требуются длительные, настойчивые и непрерывные усилия. Немецкая истребительная авиация действовала еще очень активно, особенно днем. Например, 14 октября при налете 288 американских тяжелых бомбардировщиков на Швейнфурт немецкие истребители сбили 60 самолетов. 7 ноября начальники штабов американских вооруженных сил, встревоженные столь большими потерями, потребовали пересмотра плана операции «Пойнтблэнк». Американцы заявили, что в распоряжении союзников теперь имеется итальянская авиабаза в Фодже, с которой недавно созданная 15-я воздушная армия, вооруженная стратегическими бомбардировщиками, начинает проводить налеты на Германию. В связи с этим Бомбардировочному командованию необходимо пересмотреть перечень целей и, если возможно, улучшить методы взаимодействия двух американских воздушных армий. Главная цель операции «Пойнтблэнк» — уничтожение немецкой истребительной авиации — остается прежней. В короткий срок, остающийся до лета 1944 года, когда должно начаться вторжение во Францию, все усилия необходимо направить на выполнение этой задачи.

Предложения американцев были представлены Харрису, и он нашел их неубедительными. По его мнению, причина недостаточно успешного проведения операции «Пойнтблэнк» заключалась в том, что она осуществлялась слишком малыми силами, а также в том, что часто менялись объекты нападения. Американцы, утверждал Харрис, совершили «преждевременный неудачный налет» на нефтяные промыслы в Плоешти. Три группы бомбардировщиков «Либерейтор» были переброшены в Северную Африку для действий в Средиземном море и Италии. Аэродром Фоджа не был приспособлен для базирования крупных сил авиации. Фактически в распоряжении американцев была только одна воздушная армия, а не две. В заключение Харрис отверг утверждения, что выполнение операции «Пойнтблэнк» идет медленными темпами и что ее результаты незначительны. Воздушные силы, заявил Харрис, выделенные для проведения этой операции, достигли «значительно больших результатов, чем от них ожидалось». По мнению Харриса, для успешного завершения операции необходимо было увеличить состав авиационных соединений, ускорить выпуск самолетов и не допускать использования авиации для действий по другим целям.

Икер, командующий 8-й воздушной армией США, высказал аналогичную точку зрения, но менее убедительно, чем Харрис, ограничившись лишь указанием на то, что для выполнения операции «Пойнтблэнк» было выделено недостаточно средств.

Английское министерство авиации в своем ответе начальникам штабов вооруженных сил США писало, что в основном оно согласно с точкой зрения Харриса. Размещение крупных бомбардировочных сил в Италии могло, по мнению английского министерства авиации, значительно ослабить проведение общего воздушного наступления на немецкую промышленность, осуществлявшегося с английских аэродромов. Одна командная инстанция не в состоянии «изо дня в день согласовывать операции стратегических бомбардировщиков, действующих с аэродромов, расположенных на таком удалении друг от друга, как Англия и Италия. Она может добиться лишь осуществления общего стратегического руководствах А эту задачу, по мнению министерства авиации, следует лучше всего оставить в руках Англо-американского комитета начальников штабов, который будет принимать решения о распределении сил и средств по отдельным театрам военных действий.

Таким образом, план проведения операции «Пойнтблэнк» остался, по существу, без изменения и союзники продолжали' выполнять его с присущей им решимостью.

Необходимо упомянуть еще об одном виде боевой деятельности Бомбардировочного командования, которую оно проводило более или менее непрерывно в течение всей войны. Когда из-за плохой погоды или по каким-либо другим причинам проведение боевых операций против главных целей, то есть объектов, расположенных в Германии, было невозможным, значительная часть бомбардировщиков переключалась на проведение операции «Гарденинг» — постановка с воздуха смертоносного оружия — магнитных и акустических мин. Применялось несколько типов мин, самая легкая мина весила 450, самая тяжелая — 840 килограммов.

Операции по постановке мин, проводившиеся Береговым командованием с самого начала войны, требовали тесного взаимодействия военно-воздушных сил с военно-морским флотом. Начиная с 1942 года все самолеты тяжелобомбардировочных авиагрупп были постепенно приспособлены для постановки мин с воздуха. К штабу Бомбардировочного командования были прикомандированы четыре морских штабных офицера, которые оказывали помощь в планировании операций по постановке мин, наблюдали за обеспечением минами частей командования, собирали сведения о выполнении операции во всех ее фазах и тщательно изучали предпринимаемые противником контрмеры против постановки мин английскими бомбардировщиками. Скоро эти офицеры оказались настолько загруженными работой, что возникла необходимость прикомандировать к штабу каждой авиагруппы по одному морскому офицеру.

Производство мин, приспособленных для постановки с самолетов, было начато в конце 1940 года. К началу 1943 года выпуск мин достиг более 1200 в месяц, из них около 95 процентов ставилось в водах противника. Появление в 1943 году панорамных радиолокационных прицелов и других радиотехнических средств бомбометания значительно повысило точность постановки мин.

За три месяца до вторжения союзников в Нормандию на морских просторах от Фризских островов и до Жиронды было поставлено 6875 мин. Эти мины представляли угрозу как для подводных лодок противника, так и для его торговых судов, доставлявших снабжение немецким гарнизонам в Норвегии и перевозивших крайне нужную немцам железную руду из Скандинавии в Рур через Роттердам. Известно, что большой риск для судоходства, связанный с наличием мин, поставленных самолетами Бомбардировочного и Берегового командований, в конце концов вынудил шведов в самый критический для Германии момент отказаться от поставки значительной части грузов, зафрахтованных немцами.

Тактические приемы постановки мин с воздуха были различными в зависимости от места, где они сбрасывались. К началу 1943 года большинство участков, подлежащих минированию, было прикрыто огнем легкой зенитной артиллерии, и потери самолетов, занимавшихся постановкой мин, начали возрастать, поскольку мины сбрасывались с высот от 200 до 300 метров, а на этой высоте самолет представлял хорошую мишень для зенитной артиллерии. Испытания, проводившиеся на протяжении целого года, показали, что мину стандартного образца можно сбрасывать с высоты 5000 метров. С появлением радиолокационного прицела Н2S точность постановки мин значительно повысилась, а увеличение высоты налета привело к снижению потерь самолетов. Первая операция по постановке мин с большой высоты была проведена 4 января 1944 года, когда шесть бомбардировщиков «Галифакс» поставили мины в районе Бреста.

В 1943 году самолеты Бомбардировочного командования сбросили в воды, омывающие северо-западное побережье Европы, 13 776 мин, а в течение первых шести месяцев 1944 года еще 11 415 мин. Потери самолетов составили 2,1 процента от общего количества самолето-вылетов, произведенных для постановки мин. Штаб Бомбардировочного командования считал, что потери флота противника в 1943 году составили примерно 50 тонн на одну сброшенную мину. Фактически потери немецких надводных кораблей всех классов на этом театре военных действий от мин, поставленных английскими военно-воздушными силами, за период с 1 января 1943 года по 30 июня 1944 года составили 255 судов и кораблей общим тоннажем около 175 000 тонн.

Массированные налеты Бомбардировочного командования сначала на Рур, затем на Гамбург и, наконец, на Берлин и резко увеличившееся количество вылетов на постановку мин в море были бы невозможны без значительного расширения и увеличения ударной силы командования. В 1943 году, когда численность самолетного парка командования увеличилась почти в полтора раза, увеличение ударной силы было еще заметнее. Общий тоннаж бомб, сброшенных в 1943 году, был почти в два с половиной раза больше тоннажа бомб, сброшенных в 1942 году. Увеличение ударной силы Бомбардировочного командования шло в соответствии с планами, разработанными еще в первые годы войны, путем замены средних двухмоторных бомбардировщиков тяжелыми четырехмоторными бомбардировщиками, лучшим из которых оказался самолет «Ланкастер». Бомбардировщики «Веллингтон» в 1943 году уже не принимали активного участия в боевых воздушных операциях, а бомбардировщики «Галифакс» и «Стирлинг» начали заменяться бомбардировщиками «Ланкастер». Был выпущен также самолет «Москито», вначале в виде варианта скоростного бомбардировщика без вооружения, а затем в качестве истребителя-бомбардировщика. К концу 1943 года Бомбардировочное командование могло выделять для боевых вылетов каждую ночь в среднем 737 тяжелых, средних и легких бомбардировщиков. Дополнительно были сформированы 6-я бомбардировочная авиагруппа канадских ВВС и 8-я авиагруппа наведения в составе восьми тяжелобомбардировочных эскадрилий и четырех эскадрилий, вооруженных самолетами «Москито».

Такого увеличения численности и ударной силы Бомбардировочного командования достигнуть было нелегко. Появление на вооружении военно-воздушных сил тяжелого бомбардировщика само по себе выдвинуло много проблем. Потребовалось большее количество людей для обслуживания таких самолетов, состав экипажа пришлось увеличить еще на два человека — среднего верхнего воздушного стрелка и бортмеханика. Отсюда вытекала необходимость создания дополнительных учебных подразделений. Вновь сформированные экипажи после окончания учебно-тренировочных центров должны были переучиваться для полетов на более сложных самолетах. Это привело к созданию 7-й учебной авиагруппы, комплектование которой было закончено только в 1944 году.

В связи с появлением новой техники необходимо было увеличить не только состав экипажей, но и размеры аэродромов. Потребовалось большое количество бетона для покрытия взлетно-посадочных полос и рулежных дорожек. К концу войны общая площадь, покрытая бетоном и битумом на 180 аэродромах, использовавшихся английской бомбардировочной авиацией и 8-й воздушной армией США, была эквивалентна площади дороги шириной 10 метров и длиной 6400 километров, то есть расстоянию между Лондоном и Карачи.

Для строительства одного аэродрома требовалось в среднем 130 000 тонн балласта и цемента и 80 километров труб и трубопроводов. Если в 1940 году длина взлетно-посадочной полосы составляла не более 1300 метров, то позднее ее пришлось увеличить до 1800 метров вследствие того, что взлетный вес бомбардировщика «Ланкастер» при вылете на боевое задание достигал 30 с лишним тонн.

Возникли также затруднения с мастерскими и электростанциями. Все они вскоре оказались непригодными для обслуживания новых бомбардировщиков. Ремонтные площадки, краны, тракторы, подъемники и другое оборудование, вполне пригодное для обслуживания бомбардировщиков «Хэмпден» и «Веллингтон», пришлось переделывать, так как оно оказалось несоразмерно малым для крупных «Ланкастеров».

На аэродромах постоянно ощущалась нехватка квалифицированного наземного персонала, особенно механиков по радиолокационному оборудованию. Радиолокационная аппаратура прибывала в авиационные части во все возрастающем количестве, причем каждый новый образец был более сложным, чем предыдущий.

Боевую деятельность Бомбардировочного командования обслуживали четыре авиагруппы Командования обслуживания и обеспечения английских ВВС. 41-я авиагруппа имела основной задачей снабжение новыми самолетами, которые перегонялись с заводов в боевые эскадрильи летным составом вспомогательной авиатранспортной службы этой авиагруппы. 43-я авиагруппа занималась ремонтом авиационной техники. 40-я авиагруппа снабжала авиационные части различным имуществом и снаряжением, кроме бомб и боеприпасов. Через склады и депо этой авиагруппы английские ВВС в 1944 году ежемесячно получали в среднем около 346 000 тонн различных грузов. На 42-ю авиагруппу было возложено снабжение английских ВВС бомбами и боеприпасами. В 1943 году эта группа направила в авиационные части 1 059 696 тонн бомб, а в 1944 году — 3 068 127 тонн.

Вернемся к налетам Бомбардировочного командования на Берлин. Воздушное наступление на столицу Германии развернулось в полную силу в середине ноября. В ночь на 19 ноября 402 бомбардировщика из числа 444, вылетевших на задание, сбросили на город 1593 тонны бомб, потеряв при этом только девять самолетов. Одновременно другая группа в составе 325 бомбардировщиков произвела налет на Мангейм, сбросив на него 852 тонны бомб. Это был первый случай, когда английская авиация совершила два крупных удара в одну ночь. Массированные налеты на Берлин продолжались до 25 марта 1944 года. К этому времени на город было совершено 16 налетов. Все налеты проводились в неблагоприятных метеорологических условиях, и самолетам наведения часто приходилось обозначать точки прицеливания над облачностью с помощью цветных светящих авиабомб.

Самый мощный налет на Берлин был проведен в ночь на 16 февраля 1944 года. В нем участвовал 891 самолет; дошли до цели 806 самолетов, которые сбросили на город, закрытый толстым слоем облачности, 2642 тонны бомб. Наши потери составили 42 самолета. Точка прицеливания над облаками обозначалась красными и зелеными светящими парашютными авиабомбами. Обозначение точки прицеливания на земле осуществлялось при помощи маркировочных (целеуказательных) авиабомб зеленого цвета, имевших условное название «карпет», которые периодически, в течение всего налета, сбрасывались экипажами специально выделенных для этой цели небольших групп бомбардировщиков «Ланкастер» и «Галифакс». Налет осуществлялся пятью эшелонами, каждый из которых имел в среднем по 140 самолетов. Во время налета непрерывно сбрасывались дипольные отражатели «уиндоу», для подавления радиолокационных станций противника. Налет продолжался 39 минут и отличался высокой точностью бомбометания.

Наибольшие повреждения получил завод электротехнической аппаратуры Сименс-Гальске. Кроме того, получили повреждения еще 142 промышленных предприятия, электростанция, два газовых завода, широковещательная станция и пять трамвайных депо. Немецкие ночные истребители пытались перехватить бомбардировщики преимущественно на путях подхода к цели или ухода от нее, и все же во время этого налета над самим Берлином произошло 14 воздушных боев. Этот налет, отличавшийся от других только большим количеством участвовавших в нем самолетов, являлся типичным для всех 16 массированных налетов на Берлин. Бомбардировочное командование потеряло в этих налетах 492 самолета, что составляет 5,4 процента от общего количества самолето-вылетов на Берлин.

На основании данных воздушной разведки было установлено, что 30 процентов промышленных предприятий города прекратили работу в результате разрушений, причиненных бомбардировкой. Кроме того, из других источников стало известно, что 10 процентов промышленных предприятий прекратили работу из-за нехватки рабочей силы и сырья. 60 процентов торговых предприятий Берлина также прекратили работу. Это довольно скромные подсчеты, так как в немецких донесениях того времени говорилось о значительно больших разрушениях.

В результате только первых шести массированных налетов в Берлине было уничтожено 46 промышленных предприятий, 259 предприятий получили повреждения. Кроме того, были повреждены многие железнодорожные станции и другие важные объекты. По немецким данным, за 12 воздушных налетов в Берлине было убито 5166 человек и ранено 18 431 человек, число пропавших без вести не было установлено. Только за семь воздушных налетов в Берлине было уничтожено или серьезно повреждено 15 635 жилых домов. К марту 1944 года в городе насчитывалось около полутора миллиона человек, не имеющих крова.

Однако, несмотря на тяжелые последствия бомбардировок, выпуск промышленной продукции на предприятиях Берлина не только не снизился, но даже увеличился благодаря мерам рационализации и стандартизации, введенным министерством вооружений под руководством Шпеера. Воздушные налеты, по заявлению немецких властей, не вывели из строя основных центров промышленности Германии вплоть до конца 1944 года, когда в налетах на отдельные группы целей была достигнута высокая степень концентрации бомбардировочных ударов. Количество убитых и раненых в Берлине было не так велико, как в Гамбурге. В Берлине заблаговременно были построены большие бомбоубежища, некоторые из них вмещали до 30000 человек.

В период между 10 июня 1943 года и 25 марта 1944 года, когда налеты на Берлин временно прекратились, английская бомбардировочная авиация совершила 58 крупных[119] налетов на города и промышленные объекты Германии. В том числе неоднократным налетам подвергся Швейнфурт — центр производства шарикоподшипников в Германии.

Воздушный налет на Ayrcбypr, проведенный в ночь на 26 февраля, как и налет, проведенный накануне на Швейнфурт, был составной частью воздушной операции «Биг Уик» («Большая неделя»). Начиная с 23 февраля в течение шести дней и ночей на немецкие города, в которых располагались авиационные заводы, было сброшено 16506 тонн бомб, причем большая часть бомб была сброшена американскими бомбардировщиками в дневное время. Эти налеты явились кульминационный пунктом операции «Пойнтблэнк». Согласованные усилия английской и американской бомбардировочной авиации были направлены на то, чтобы вывести из строя авиационную промышленность Германии, прежде чем союзная авиация будет переключена на выполнение задач, непосредственно связанных с вторжением в Европу.

Следует отметить еще два воздушных налета, проведенных Бомбардировочным командованием в тот период. В ночь на 31 марта 1944 года 710 самолетов из числа 795, вылетевших на задание, сбросили на Нюрнберг 1069 тонн фугасных и 1391 тонну зажигательных бомб. Налет был успешным, но и свои потери составили 94 бомбардировщика. Большую помощь немецким истребителям оказала погода. Метеорологические условия над Северным морем в ту ночь не допускали производства демонстративных полетов английской авиации в большом масштабе с целью отвлечения истребителей противника. А такие отвлекающие действия в течение долгого времени были основным фактором снижения боевых потерь английской бомбардировочной авиации. Предполагалось, что облачность в эту ночь прикроет полет наших бомбардировщиков по меньшей мере на первой половине маршрута, однако она рассеялась прежде, чем самолеты достигли Бельгии, и им пришлось продолжать полет в условиях лунной ночи. Руководители центров наведения немецкой истребительной авиации совершенно правильно решили, что можно пренебречь небольшой группой самолетов в количестве 50 бомбардировщиков «Галифакс», занятых постановкой мин в Гельголандской бухте, и сосредоточили истребители над Бонном и Франкфуртом, где было удобно перехватывать наши бомбардировщики и преследовать их на протяжении 400 километров к востоку от Ахена и далее к югу до Нюрнберга.

Последним налетом этого периода был налет на Мюнхен, проведенный в ночь на 25 апреля 1944 года. Налет носил экспериментальный характер и проводился с целью проверки нового метода обозначения целей самолетами наведения с малой высоты. В качестве цели умышленно был избран Мюнхен — город, расположенный в центре Германии и имевший сильную противовоздушную оборону.

Воздушная операция «Пойнтблэнк», начавшаяся ранней весной 1943 года, была временно приостановлена в апреле 1944 года, так как американская и английская тяжелобомбардировочная авиация была передана на период высадки союзных войск в Нормандии в распоряжение верховного главнокомандующего союзными экспедиционными силами. Каковы же были итоги этой операции?

Прежде всего необходимо остановиться на численности сил, привлеченных к участию в операции, и проделанной ими работе. Количество боевых экипажей Бомбардировочного командования в два с лишним раза превышало количество экипажей 8-й воздушной армии США, а общий тоннаж бомб, сброшенных английскими бомбардировщиками, был в четыре раза больше тоннажа бомб, сброшенных американскими бомбардировщиками. Потери Бомбардировочного командования в начале воздушного наступления составляли около 3,6 процента и продолжали непрерывно возрастать до июля, когда экипажи стали применять дипольные отражатели для подавления радиолокационных станций противника, что привело к резкому снижению потерь. За рассматриваемый период самолеты Бомбардировочного командования совершили свыше 74 900 боевых вылетов, потеряв 2824 самолета и свыше 20 000 человек убитыми или пропавшими без вести. Несмотря на столь большие потери, численность самолетного парка и личного состава Бомбардировочного командования продолжала расти, и в феврале 1944 года командование могло выделять каждую ночь для бомбардировки избранных целей свыше 1000 самолетов[120]. К концу апреля 1944 года общая численность личного состава командования достигла 155 510 человек, включая офицерский и рядовой состав военно-воздушных сил доминионов и женского вспомогательного корпуса английских ВВС.

Для успешного проведения воздушного наступления необходимо было разрешить три основные проблемы. Во-первых, нужно было иметь достаточное количество крупных аэродромов, самолетов соответствующих типов и обученных экипажей. Во-вторых, разработать тактические приемы или иметь специальное оборудование или и то и другое вместе для преодоления в полете трудностей, вызываемых погодой. В-третьих, необходимо было подавить оборону противника как на земле, так и в воздухе. Первая проблема была частично разрешена к концу 1943 года. Хотя в строю еще и не было тех 5000 тяжелых бомбардировщиков, о которых мечтал Харрис, тем не менее они поступали в строевые части во все увеличивающемся количестве, а учебные центры выпускали все больше и больше подготовленных экипажей. Вывод бомбардировщиков на цель с помощью самолетов наведения, применение радиолокационных прицелов Н2S и радионавигационных систем «Джи», «Гобой», а также применение усовершенствованных маркировочных бомб типа «карпет» для обозначения целей в значительной степени продвинули вперед разрешение второй проблемы. Попытка разрешить третью проблему вызвала никогда не прекращавшуюся борьбу идей и мнений между учеными и тактиками союзников и немецкими учеными и тактиками. В конце концов союзники добились победы, так как процент бомбардировщиков, потерянных во время воздушных налетов на Германию в 1943 году, был меньше, чем в 1942 году, в то же время объем разрушений, причиненных основным промышленным районам Германии в течение десяти месяцев 1943 года, был в десять раз больше объема разрушений, причиненных союзной авиацией за все предыдущие 45 месяцев войны.

Каких же результатов добилось Бомбардировочное командование в итоге проведения воздушной операции «Пойнтблэнк»? 7 декабря 1943 года Харрис заявил, что к концу октября 1943 года на 38 главных городов Германии было сброшено 167 230 тонн бомб, уничтожено около 8400 гектаров застроенной площади, что составляло 25 процентов общей площади городов, подвергшихся воздушному нападению. С первого взгляда такой результат может показаться вполне удовлетворительным. Однако после тщательного анализа эти данные оказались не столь убедительными. Дело в том, что Харрис проводил воздушные налеты не в соответствии с объединенным планом наступления бомбардировочной авиации, составленным вскоре после конференции в Касабланке, а руководствуясь стремлением осуществить бомбардировку тех городов Германии, в которых насчитывался максимальный процент населения. В 38 городах, подвергшихся воздушной бомбардировке, было сосредоточено 72 процента городского населения Германии, что составляло менее 33 процентов общего населения страны, то есть не более 25 миллионов человек.

Если бы даже в каждом из этих городов было разрушено 50 процентов застроенной площади (фактически же к концу 1943 года величина разрушений в этих городах составляла только 25 процентов), то и в этом случае противник был бы в состоянии продолжать борьбу. Поэтому Англо-американский объединенный комитет по планированию операций настаивал на концентрировании усилий бомбардировочной авиации по городам, где размещались жизненно важные промышленные объекты. По мнению комитета, такая тактика действий была наиболее эффективной. Командующий Бомбардировочным командованием считал, что лучше всего эту задачу можно выполнить путем разрушения жилищ рабочих, занятых в немецкой промышленности. В январе 1944 года Харрис подтвердил свою точку зрения, заявив, что из 20 немецких городов, в которых население было преимущественно занято в авиационной промышленности, налетам английской бомбардировочной авиации подверглись десять городов, в которых было уничтожено свыше 25 процентов застроенной площади.

Оценка разрушений, причиненных противнику объединенными усилиями английской и американской бомбардировочной авиации в ходе операции «Пойнтблэнк», приводившаяся периодически в сообщениях министерства экономической войны, настолько повлияла на начальника штаба английских ВВС, что он высказал предположение, что производство одномоторных истребителей в Германии сократилось почти на 40 процентов по сравнению с запланированным количеством. Однако изучение документов и опрос немецких промышленников не подтвердили этих выводов. По расчетам союзников, производство одномоторных истребителей в Германии в первой половине 1943 года составляло 595 самолетов в месяц, фактически же в это время оно составило 753 истребителя. Во второй половине этого года, по расчетам союзников, Германия выпускала 645 одномоторных истребителей в месяц, фактический же выпуск их составлял 851 самолет. В 1944 году производство истребителей возросло и к началу 1945 года составляло 1581 самолет в месяц, тогда как по англо-американским расчетам оно составляло всего лишь 655 самолетов.

Тем не менее положение немецкой авиационной промышленности, а следовательно, и военно-воздушных сил Германии оставалось тяжелым. Производство бомбардировщиков уменьшилось, и, несмотря на увеличение истребителей, фактическое количество этих самолетов, поступавших в боевые части или, точнее говоря, поднимавшихся в воздух, постоянно оставалось недостаточным. Многочисленные и интенсивные налеты союзной авиации на немецкие аэродромы влекли за собой уничтожение на земле столь большого количества самолетов, что, по словам Шпеера, «союзники уничтожали самолетов с такой же быстротой, с какой они строились». Поэтому было бы неправильным утверждать, что наступление англо-американской бомбардировочной авиации в 1943 году и в начале 1944 года не достигло своей цели. В ходе этого наступления противнику был нанесен такой большой ущерб, что уже в феврале 1944 года Саур, помощник Шпеера, заявил, что около 70 процентов общей площади цехов заводов авиационной промышленности было разрушено или повреждено воздушной бомбардировкой.

Нет никакого сомнения, что, несмотря на огромные разрушения, причиненные Германии союзной бомбардировочной авиацией, которые к весне 1944 года в 43 немецких городах составили 10 400 гектаров застроенной площади, влияние этих разрушений на способность немцев продолжать войну пока еще не было решающим и не стало таким до конца 1944 года. Немцы продолжали энергично работать, повышая с каждым месяцем норму средней выработки. Чтобы убедиться в этом, достаточно привести лишь два примера. Производство танков, составлявшее в 1943 году в среднем 330 в месяц, в 1944 году возросло до 512, а выпуск орудий в декабре 1944 года был в два с половиной раза больше, чем в январе 1943 года.

В конечном счете, несмотря на заявление Шпеера, что бомбардировка по площади никогда не представляла серьезной угрозы для Германии, последняя была вынуждена перейти к обороне в воздухе вследствие наступательных действий бомбардировочной авиации союзников.

К весне 1944 года Германия значительно сократила производство бомбардировщиков. Ее истребительная авиация и зенитная артиллерия, тщетно пытающиеся оборонять жизненно важные объекты страны, не были сосредоточены на критических участках фронта, чтобы оказать противодействие возможной высадке союзников на западном и южном побережье Европы. Почти три четверти миллиона мужчин, которые с большей пользой могли бы работать в любом другом месте, были заняты в системе противовоздушной обороны. Кроме того, значительно большее количество людей было занято в органах местной противовоздушной обороны и на бесконечных восстановительных работах. Очень многие промышленные центры Германии к тому времени были разрушены или серьезно повреждены, Таково было мнение заместителя начальника штаба ВВС маршала авиации Нормана Боттомли, и после окончания войны, когда изучались результаты воздушной операции «Пойнтблэнк», он не видел причин изменить это мнение. Нет оснований полагать, что такая оценка событий 1943 года и начала 1944 года была неправильной.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.445. Запросов К БД/Cache: 0 / 0