Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

Глава 4 ДЕНЬ ВТОРЖЕНИЯ

Глава 4

ДЕНЬ ВТОРЖЕНИЯ

1 июня 1944 года начальник метеорологической службы штаба английских ВВС полковник Стэгг прибыл на передовой командный пункт штаба союзных экспедиционных сил, размещавшийся в Портсмуте, для участия в работе метеорологической конференции. На конференции присутствовали английские и американские метеорологи и представители верховного командования союзных экспедиционных сил.

От состояния погоды зависел успех или провал вторжения союзных войск в Европу[132]. Верховный главнокомандующий должен был заранее знать прогноз погоды, чтобы заблаговременно принять решение и отдать приказ на вторжение.

Через пять дней должна была начаться морская и воздушная десантная операция, поэтому на синоптиков была возложена огромная ответственность. Они должны были составить прогноз погоды для каждого вида вооруженных сил и рода войск в отдельности. Военно-морские силы, например, должны были знать ожидаемые направление и силу ветра над Ла-Маншем; они не могли успешно действовать при неблагоприятном направлении ветра или при большой силе ветра. Для боевых кораблей была необходима минимальная степень горизонтальной видимости над сушей, чтобы они могли видеть свои цели. Для военно-воздушных сил было необходимо знать количество и высоту облачности на различных высотах в любое время суток. Наилучшие условия погоды для тяжелых бомбардировщиков на определенном этапе наступления необязательно будут лучшими для средних бомбардировщиков. Для успешного проведения воздушно-десантных операций необходимо было знать специфические условия погоды, особенно важно было определить силу и направление ветра и видимость в районах сбрасывания воздушного десанта.

Главными источниками метеоинформации, поступавшей в распоряжение Стэгга, являлись морские суда, специально размещенные в определенных местах Атлантического океана, и самолеты метеорологической разведки английских ВВС. Положение синоптиков было далеко не завидным, но к полудню воскресенья 4 июня они предположили возможность временного ослабления интенсивности циклонов, появившихся во вторник утром. Если это предположение подтвердится, то должен «наступить короткий промежуток времени сравнительно ясной погоды, с уменьшением ветра и хорошей видимостью рано утром и, возможно, до вечера во вторник 6 июня или раннего утра 7 июля». На метеоконференции, «проходившей при завывании ветра и сильном дожде» во второй половине дня воскресенья, командующих информировали о возможности благоприятного развития погоды. В понедельник в 04.15 состоялось заключительное заседание. Стэгг был очень осторожен. «В течение вторника и среды, — заявил он, — будут периоды сравнительно хорошей ясной погоды». Верховный главнокомандующий отдал окончательный приказ на вторжение, которое должно было начаться во вторник 6 июня.

Из всех видов вооруженных сил, принимавших участие в этой огромной десантной операции, никто так не зависел от погоды, как военно-воздушные силы. Теперь, когда подошел момент вторжения, перед союзными экспедиционными ВВС стояли две основные задачи: прикрыть всеми имеющимися в их распоряжении средствами высадку морского десанта и доставить по назначению парашютные и планерные части воздушно-десантных войск, которые должны были обеспечивать фланги армии вторжения.

План операции был довольно прост. Для высадки главных сил вторжения был выбран участок побережья от Вьервиль-сюр-Мера до Уистреама, расположенного в устье реки Орн. Для обеспечения высадки главных сил на правом фланге должны были действовать 82-я и 101-я американские авиадесантные дивизии, а на левом фланге — 6-я английская авиадесантная дивизия с задачей захватить и удерживать важнейшие мосты в бассейне рек Орн и Див северо-восточнее Кана. Ли-Мэллори относился к этому плану с некоторым опасением, считая, что авиадесантные дивизии, выброшенные на юге полуострова Котантен, на правом фланге плацдарма высадки союзных войск, не смогут собрать даже половину своего личного состава к тому моменту, когда начнутся бои.

Поскольку Ли-Мэллори было поручено руководство воздушно-десантной операцией, он принимал все зависящие от него меры для обеспечения ее успеха. С воздушно-десантными войсками и частями транспортной авиации, выделенными для участия в операции, проводились учения и тренировки. Был составлен тщательный план операции с максимальным учетом всех случайностей. Мрачные предчувствия Ли-Мэллори, появившиеся у него накануне дня высадки, не оправдались. Потери самолетов при переброске 82-й и 101-й авиадесантных дивизий при пролете полуострова Котантен на высоте 160 метров были небольшими[133].

38-я и 46-я авиагруппы английских ВВС, выделенные для переброски 6-й авиадесантной дивизии, в течение многих недель занимались интенсивной тренировкой, которая закончилась учением под условным наименованием «Маш», проведенным 21 апреля в районе от устья реки Северн до границ графств Уилтшир и Оксфордшир. Такие учения, количество которых все возрастало по мере приближения для вторжения, не были безопасными. Командующий воздушно-десантными войсками генерал-лейтенант Браунинг и командующий транспортной авиацией вице-маршал авиации Холлингхарст придерживались мнения, что лучше провести лишнее учение, чем посылать в бой полуобученных и неопытных солдат и экипажи транспортных самолетов. Такая точка зрения оправдала себя целиком и полностью, поскольку задача, стоявшая перед транспортными авиагруппами, была весьма трудной. 6-ю авиадесантную дивизию нужно было доставить не только в нужное место, но и в точно назначенное время, поскольку этим достигалась внезапность, столь необходимая для успеха выполнения боевой задачи. Поэтому все зависело от точного планирования операции по времени. Соблюдение нужного интервала между взлетами самолетов представляло чрезвычайную важность, так как дальность полета была очень небольшой. Применение различных типов самолетов и различных комбинаций «планерных поездов» осложняло дело вследствие их различных скоростей.

Над Англией спустились сумерки. В 23.03 первый самолет, пилотируемый майором Мерриком, с Холлингхарстом на борту взлетел с аэродрома Харуэлл. Шесть самолетов наведения сбросили 22-ю отдельную парашютную роту в трех основных районах выброски десанта, расположенных поблизости от устья реки Орн. 6-я авиадесантная дивизия была переброшена на 264 самолетах и 98 планерах из состава 38-й и 46-й авиагрупп. Всего было сброшено 4310 парашютистов, на планерах было доставлено 493 человека, 17 орудий, 44 автомашины «виллис» и 55 мотоциклов. Свои потери составили 7 самолетов и 22 планера.

В то время как воздушно-десантные войска перебрасывались во Францию, над самой узкой частью Ла-Манша, между Дувром и мысом Антифер, проводилась другая воздушная операция под условным наименованием «Тэксэйбл», в которой участвовало 16 бомбардировщиков «Ланкастер» под командованием полковника Чешайра. Цель этой операции заключалась в том, чтобы ввести в заблуждение расчеты немецких радиолокационных станций, расположенных на этой части французского побережья и умышленно не выведенных из строя союзной авиацией, создать картину, будто бы через канал на фронте шириной в 14 километров движется к берегу большой конвой судов со скоростью семь узлов. Ложные признаки конвоя на экранах немецких радиолокаторов создавали эти 16 «Ланкастеров» и 18 мелких судов, часть из которых буксировала воздушные шары с укрепленными на них металлическими рефлекторами для создания на экранах немецких радиолокаторов сигналов, обычно отражаемых крупными кораблями. Одновременно бомбардировщики «Ланкастер», летая на высоте 1000 метров по эллипсу над этими судами, сбрасывали дипольные отражатели «уиндоу», впервые примененные самолетами Бомбардировочного командования летом 1943 года для создания помех немецким радиолокационным станциям наведения истребителей. Полоски металлизированной бумаги определенной длины и формы при сбрасывании их с самолета создавали на экранах радиолокаторов импульсы наподобие тех, которые создаются самолетами или кораблями. Операция «Тэксэйбл» началась вскоре после наступления сумерек и проводилась непрерывно в течение всей ночи. В целях дезинформации противника создавались также помехи немецким радиолокационным станциям на этом же участке побережья, но не настолько мощные, чтобы полностью заглушить их работу. Аналогичная операция проводилась 218-й эскадрильей в направлении Булони.

В это время бомбардировщики «Галифакс» и «Стирлинг» из состава 138, 149 и 161-й эскадрилий сбрасывали чучела парашютистов, а также петарды и ракеты для воспроизведения шума пулеметной и оружейной стрельбы с целью создания впечатления у противника (в значительной степени достигнутого), что в районе деревни Ивто, расположенной в северо-западной части Франции, происходит высадка воздушного десанта. Одновременно 1136 тяжелых бомбардировщиков Бомбардировочного командования выполняли задачи по обеспечению вторжения, нанося удары по береговым артиллерийским батареям противника. На десять основных батарей было сброшено 5267 тонн бомб, свои же потери, как выяснилось позднее, составили пять процентов от общего числа самолетов, участвовавших в налете.

Произвести точную оценку разрушений, причиненных артиллерийским батареям в этом налете, невозможно, несмотря на очень подробные исследования, произведенные на последних этапах войны и после ее окончания. Фактически в момент высадки союзных войск одни батареи совсем не вели огня, другие стреляли с перерывами, некоторые батареи вели огонь по союзным войскам до полного предела своих возможностей. Однако даже эти батареи не смогли вести интенсивный огонь в наиболее критический момент, когда десантные средства спускались с кораблей. Факт остается фактом, что немецкие артиллеристы были ошеломлены нападением и не могли выполнять поставленные перед ними задачи.

Следует также отметить, что тяжелые бомбардировщики производили бомбометание не всегда точно. Так, подразделения 9-го парашютного батальона понесли тяжелые потери от налета своих бомбардировщиков на артиллерийские батареи противника в Мервилле.

К 10.15 войска союзников прочно укрепились на побережье и с боями начали продвигаться в глубь континента. В некоторых местах они продвинулись на 5 километров, в некоторых лишь на 2–3 километра. На участке «Омаха»[134], расположенном на полуострове Котантен, 116-й пехотный полк 29-й пехотной дивизии США и 16-й пехотный полк 1-й пехотной дивизии США вели тяжелые бои, стремясь выйти и закрепиться на побережье.

В воздухе творился настоящий хаос. Поскольку высота нижней кромки облачности составляла всего лишь около 700 метров, воздушное пространство над районом высадки было до отказа заполнено самолетами союзников. Истребители прикрытия верхнего и нижнего ярусов и морские самолеты-корректировщики летали приблизительно на одной и той же высоте.

Слово «заполнено», пожалуй, наиболее подходит в данном случае. В этот день истребители 171 эскадрильи находились в воздухе над небольшим участком французского побережья, прикрывая войска, сосредоточения техники, склады имущества на побережье и суда, с которых разгружались войска и грузы. Управление истребителями осуществлялось с трех специальных кораблей, где были оборудованы пункты управления и наведения истребителей. Один из пунктов находился в американской зоне высадки, другой — в английской, а третий — на маршруте судов, пересекавших Ла-Манш.

Общее управление воздушными силами прикрытия, участвовавшими в операции вторжения, осуществлялось объединенным центром, развернутым при оперативном отделе 11-й авиагруппы в Аксбридже. Личный состав этого отдела около двух лет назад руководил аналогичной, хотя и значительно меньшей по масштабу десантной операцией в Дьеппе; кроме того, он имел большой опыт управления истребителями в воздухе в битве над Англией в 1940 году. Эскадрильи истребителей и истребителей-бомбардировщиков, выделенных для оказания непосредственной поддержки войскам вторжения, управлялись с передового пункта управления, размещенного на английском военном корабле «Булоло». На борту этого корабля находилось несколько авиационных офицеров, которые направляли эскадрильи для подавления целей, указанных наземными войсками. Количество запросов на поддержку с воздуха оказалось неожиданно малым. Во всех случаях, когда самолеты вызывались для атаки целей, указанных войсками, будь это танки противника, транспорт или опорный пункт, результаты воздушных атак были превосходными. Тот факт, что наземные войска не считали необходимым прибегать к помощи авиации в большом масштабе, является доказательством внезапности вторжения и эффективности предварительной бомбардировки.

Истребительное прикрытие операции вторжения было исключительно мощным. Превосходство нашей авиации в воздухе — подавляющим[135]. В штабе в Бентли Прайори Ли-Мэллори, расхаживая по своему роскошному кабинету с высокими окнами, выходящими в сад с цветущими рододендронами, с чувством растущего недоумения неоднократно восклицал; «Где же немецкая авиация?»

Немецкие ВВС, захваченные врасплох, встретив в воздухе большое количество союзной истребительной авиации, осмелились сделать лишь несколько нерешительных вылетов. Ко второй половине дня вторжения немцы потеряли четыре бомбардировщика «Юнкерс-88» и один истребитель «Фокке-Вульф-190», который прежде чем его сбили над морем, сбросил 250-фунтовую фосфорную бомбу на палубу «Булоло», взрыв которой вызвал жертвы и разрушения. Немецкие ВВС были полностью подавлены. В составе 3-го воздушного флота, действовавшего на Западном фронте, имелось не более 500 исправных самолетов, в том числе только 160 дневных и 50 ночных истребителей. Особенно остро ощущалась нехватка бомбардировщиков. Из 400 самолетов только 185 могли подняться в воздух, фактически было поднято лишь несколько самолетов.

Наши собственные потери, вызванные главным образом огнем зенитной артиллерии, были незначительными и составляли 113 самолетов на 14 674 самолето-вылета (из них 5656 самолето-вылетов приходилось на долю английских ВВС). В ходе операции вторжения Береговое командование выполняло не менее напряженную задачу, чем другие авиационные командования. Самолеты командования в течение нескольких дней патрулировали над морем и 6 июня обнаружили восемь немецких подводных лодок, следовавших из портов Бискайского залива в направлении района высадки, которые они атаковали на следующий день. Самолеты 144-й и 248-й эскадрилий английских ВВС и 404-й эскадрильи канадских ВВС южнее Бреста атаковали три тяжелых немецких эскадренных миноносца, но нанесенные им повреждения были недостаточны, чтобы вывести корабли из строя. После двухдневного пребывания в Бресте три эскадренных миноносца и один торпедный катер вышли в море и были обнаружены самолетами 19-й авиагруппы. В ночь на 9 июня соединение эскадренных миноносцев атаковало немецкие корабли. Один эскадренный миноносец сразу же был потоплен, другой выбросился на скалы острова Иль-де-Батц, третий возвратился в Брест.

По мере того как первый день операции вторжения приближался к концу, офицеры, руководившие наведением ночных истребителей, прикрывавших союзные войска в ночное время, переправлялись на берег.

День вторжения закончился операцией «Моллард» — переброской по воздуху подкреплений личного состава и снабжения для 6-й английской авиадесантной дивизии. 246 планеров с людьми и грузами, буксируемых самолетами 38-й и 46-й авиагрупп, были точно доставлены в назначенную зону высадки. Истребительное прикрытие медленно двигавшихся планеров осуществляли 15 эскадрилий 11-й авиагруппы. Операция была проведена успешно. 95 процентов планеров достигли назначенной цели.

Так закончился день вторжения. Военно-воздушные силы в этой операции обладали полным господством в воздухе. С рассвета и до наступления темноты воздух над Нормандией сотрясался от гула большого количества самолетов союзников.

Наконец-то мы смогли практически доказать, что в современной войне господство в воздухе является необходимым условием завоевания победы.


Схема 26. План авиационного обеспечения высадки союзных войск в Нормандии (6 июня 1944 г.)

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.378. Запросов К БД/Cache: 3 / 0