Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

ПРОЛОГ

ПРОЛОГ

23 июля 1934 года в английской палате лордов состоялись прения — обычное явление в политической жизни нашей страны и поэтому не привлекшее особого внимания англичан, которые в эти дни проявляли значительно больший интерес к проводившимся ежегодным соревнованиям в крикет между Англией и Австралией. Тем не менее это были очень важные прения, так как от результата их зависело будущее английских ВВС, а поэтому и будущее страны.

За четыре дня до этого правительство Англии объявило о своем намерении увеличить численность своих военно-воздушных сил на 41 эскадрилью в течение последующих пяти лет. В обеих палатах английского парламента сразу же были внесены предложения об отклонении этого проекта. «Какова цель столь огромного увеличения наших ВВС? — спрашивал один из противников проекта. — В чем заключается надвигающаяся на нашу страну угроза?.. Я считаю, что народы никогда не были так заняты вопросами своей внутренней политики, как теперь».

«В чем причина? — спрашивал другой оппонент проекта. — Что за война? Я не говорю о Франции, но если речь идет о Германии, то справедливости ради следует сказать, что именно она была единственным государством в Европе, предложившим навсегда запретить войну в воздухе».

Хотя противники проекта, возможно, и имели какие-то основания считать, что в Германии на первом плане в то время стояли вопросы внутренней политики и реконструкции страны, однако на большинство членов палаты лордов их аргументы не произвели должного впечатления, и проект был одобрен большинством голосов (54 голоса против 9).

30 июля к обсуждению проекта правительства приступила палата общин. Председательствующий — премьер-министр Великобритании Болдуин поддержал проект и обвинил его противников, указывавших, что английское правительство начало проводить «необоснованную политику перевооружения, которая не вызывается необходимостью и не способствует упрочению безопасности нации». Болдуин утверждал, что барометр политической жизни никогда не бывает стабильным. За границей царит дух беспокойства, наша система обороны является очень слабой, и мы не имеем права сидеть сложа руки в то время, когда другие державы реорганизуют и увеличивают свои военно-воздушные силы. Франция, Италия, Бельгия, США и Россия уже сделали определенные шаги в этом направлении. Что же касается Германии, то внутреннее положение этой страны определить трудно, но несомненно то, что в этой стране вопросу развития авиации уделяется исключительно большое внимание.

В своей речи Болдуин старался не называть потенциального агрессора, однако в конце выступления он заявил, что «со дня возникновения эры авиации прежние государственные границы перестали существовать. Когда мы думаем об обороне Англии, мы больше не думаем о меловых скалах Дувра — мы думаем о Рейне. Вот где, — сказал в заключение Болдуин, — проходит наша граница».

Эта фраза Болдуина вскоре облетела весь мир. По существу она отразила выводы, к которым английское правительство пришло несколькими днями раньше, о том, что события, происходившие в Германии, оправдывали не только увеличение английских ВВС, но и создание английских экспедиционных сил, предназначенных главным образом для несения службы на европейском континенте.

Черчилль, член парламента, в своем выступлении указывал, что Англия является чрезвычайно уязвимой с воздуха страной, а ее «огромная столица представляет крупнейшую мишень в мире». Особую угрозу для Англии представляет Германия. Во-первых, Германия, в нарушение Версальского договора, обладает военно-воздушными силами, численность которых составляет почти две трети численности наших ВВС. Во-вторых, при современных темпах строительства ВВС, если даже парламент и одобрит предложение правительства об увеличении численности английских ВВС, то все равно немецкие ВВС к концу 1935 года не будут уступать нашим ВВС в количественном и качественном отношении и будут значительно превосходить их в 1936 году. Наконец, если немцы захватят инициативу в строительстве ВВС, то мы никогда не сможем догнать их. В выпуске гражданских самолетов, которые всегда можно использовать в военных целях, и в подготовке летчиков Германия уже опередила Англию. В конце выступления Черчилль призвал членов палаты общин не только одобрить предложение правительства об увеличении численности английских ВВС, но и потребовать от соответствующих министерств более быстрых и решительных действий в вопросах расширения английских ВВС.

В 11 часов вечера в палате общин состоялось голосование. Большинством голосов, 404 против 60, было принято предложение правительства об увеличении численности английских ВВС на 41 эскадрилью.

Англия пробуждалась ото сна[22].

***

Хотя Германии по условиям Версальского договора было запрещено иметь военно-воздушные силы и военно-морскую авиацию, а развитие ее гражданской авиации вначале строго контролировалось, немцы тем не менее настойчиво проявляли большой интерес к авиации. Даже в условиях строгого контроля со стороны союзников в Германии под видом спорта широко практиковались полеты на планерах и легких самолетах, а опытные военные летчики заняли армейские должности в военном министерстве. Немецкие авиационные промышленники и многие конструкторы работали в то время в Швеции, Турции, Швейцарии и Италии. Но после того как парижским соглашением 1926 года были отменены ограничения в строительстве гражданских самолетов в Германии, а в 1927 году была распущена межсоюзная контрольная комиссия, путь для немцев оказался открытым. Дорнье, Хейнкель и другие авиационные конструкторы возвратились в Германию и энергично приступили к созданию немецкого воздушного флота.

Ввиду того что Германия все еще не имела права производить и иметь в наличии военные самолеты, немецкие авиационные фирмы в течение некоторого времени выпускали исключительно гражданские самолеты. Однако эти самолеты можно было легко использовать и в военных целях. Например, транспортный самолет «Юнкерс-52» применялся в гражданской войне в Испании в качестве бомбардировщика, а десятиместный пассажирский самолет «Хейнкель-111», выпущенный в 1932 году, также оказался вполне пригодным для использования в военных целях.

С приходом в январе 1933 года Гитлера к власти немецкие ВВС стали развиваться бурными темпами. Через три месяца немцы во всеуслышание объявили о создании министерства авиации, которое номинально должно было руководить гражданским воздушным флотом. На должность министра был назначен Герман Геринг. Наряду с организационным оформлением и ростом немецкой авиации стала расти и немецкая авиационная промышленность. К 1934 году в Германии уже было налажено массовое производство военных самолетов. В соответствии с правительственной программой, рассчитанной на период с января 1934 года по сентябрь 1935 года, предусматривалось выпустить свыше 4000 самолетов, в том числе 1863 боевых и 1760 тренировочных (для первоначального обучения). Строительство столь большого количества учебных самолетов в этот период объясняется усиленной подготовкой летных кадров для быстро растущих военно-воздушных сил Германии.

В течение всего 1934 года средний уровень выпуска самолетов составлял 160 единиц в месяц. В марте 1935 года Гитлер стал канцлером Германии. К этому же времени успешно прошел плебисцит в Сааре[23]. Внимание всех держав было приковано к событиям в Абиссинии. В такой обстановке немцы решили, что наступило подходящее время открыто объявить миру о существовании возрожденных военно-воздушных сил Германии.

Таким образом, в июле 1934 года, когда Черчилль выступил со своим заявлением в палате общин, в Германии уже существовали военно-воздушные силы. Мотивом, побудившим английское правительство начать расширенное строительство своих ВВС, было как раз знание того факта, что немецкие ВВС существуют и быстро развиваются. В распоряжении правительственного комитета по разоружению имелись данные, что немецкие ВВС состоят из территориальных командований, учебно-тренировочного командования и по меньшей мере одного чисто боевого командования. Кроме того, немцы планировали создать военно-морскую авиацию и авиационные соединения, предназначенные для взаимодействия с наземными войсками. Что касается численности немецкой авиации, то полагали, что в Германии имеется около 400 военных самолетов, около 250 самолетов, которые можно без затруднений переделать в военные, и около 1450 гражданских и учебно-тренировочных самолетов. Авиационная промышленность Германии могла выпускать минимум 100 самолетов в месяц. Еще большую тревогу вызывала программа дальнейшего расширения немецких ВВС. Английское министерство авиации считало, что к октябрю 1935 года немцы смогут увеличить численность самолетного парка боевой авиации до 1000 с лишним самолетов.

Эти данные были достаточно точными. Теперь нам известно, что в декабре 1934 года численность немецких ВВС составляла 1888 самолетов, из которых 584 были боевыми, а остальные — учебно-тренировочными. Это ненамного расходится с нашей оценкой того времени, когда мы считали, что у немцев в октябре 1934 года было 550 военных самолетов.

Каково же было соотношение немецких и английских ВВС в то время? В 1918 году численность самолетного парка английских ВВС составляла 3300 самолетов. После окончания войны эта цифра неуклонно падала и в 1922 году составляла всего лишь 330 самолетов, объединенных в восемь эскадрилий. В 1923 году правительство утвердило план расширения военно-воздушных сил Англии к 1928 году до 52 эскадрилий, из которых две трети должны быть бомбардировочными и одна треть истребительными. В соответствии с этим планом выделялись ассигнования на расширение наших ВВС до 1925 года. Но к этому времени состоявшаяся в Локарно конференция породила надежды на прочный мир, и английское правительство перенесло дату создания военно-воздушных сил метрополии численностью в 52 эскадрильи с 1928 на 1936 год.

К июлю 1934 года численность Командования противовоздушной обороны Англии составляла 42 эскадрильи, насчитывавшие 488 самолетов первой линии[24]. Когда английскому правительству стало известно о развитии немецких ВВС, оно приняло энергичные шаги, направленные на дальнейшее расширение своих ВВС.

Кроме 42 эскадрилий, входивших в состав Командования противовоздушной обороны Англии, английские ВВС метрополии имели четыре эскадрильи летающих лодок, предназначенные для взаимодействия с военно-морским флотом, и пять разведывательных эскадрилий для взаимодействия с армией. В состав заморских ВВС[25] входили 24 эскадрильи, из которых шесть базировались в Египте, Судане и Палестине, восемь в Индии, пять в Ираке, три на Дальнем Востоке, одна в Адене и одна на острове Мальта. Заморские ВВС вполне могли обеспечить интересы империи и внутреннюю безопасность этих колоний в случае чисто местных конфликтов, однако они были явно непригодны для действий на обширной территории в большой войне. Еще в меньшей степени их можно было использовать в случае необходимости для усиления противовоздушной обороны метрополии. Таким образом, их нельзя было брать в расчет для борьбы с немецкими ВВС. Это положение относилось также и к нашей военно-морской авиации, состоявшей из 12 эскадрилий и 6 отрядов, которая в то время в организационном отношении еще являлась составной частью английских ВВС, но предназначалась для выполнения многочисленных задач флота. Учитывая все это, для отражения налетов немецкой авиации на Англию мы могли рассчитывать только на военно-воздушные силы метрополии. Но и такие расчеты были условными, так как противовоздушная оборона Англии являлась главной, но не единственной задачей, стоявшей перед военно-воздушными силами метрополии. В случае непредвиденных обстоятельств они в любое время могли быть отправлены на заморские театры военных действий, особенно для поддержки экспедиционных сил или обеспечения обороны Индии.

Черчилль совершенно правильно, сравнивая численность немецких ВВС с численностью нашей авиации, не брал в расчет заморские ВВС и военно-морскую авиацию. Количество боевых самолетов Германии к июлю 1934 года составляло не менее двух третей от числа боевых самолетов противовоздушной обороны Англии. Тем не менее это не означало, что немцы, как утверждал Черчилль, имели военно-воздушные силы, равные по боеспособности почти двум третям наших ВВС, так как они находились в стадии формирования.

Таким образом, положение Англии в июле 1934 года было опасным, но не безвыходным. Английские ВВС все еще были значительно сильнее немецких ВВС. Английское правительство, учитывая угрозу перевооружения Германии, начало уделять серьезное внимание мероприятиям по обороне страны. Теперь все зависело от энергии, с какой будут осуществляться эти мероприятия. Сумеем ли мы сохранить и упрочить ведущее положение наших вооруженных сил, и особенно военно-воздушных сил, или утратим его? Окончательно ли мы пробудились ото сна или будем еще дремать?

Ближайшие пять лет должны были дать ответы на эти вопросы.

Оглавление книги


Генерация: 0.142. Запросов К БД/Cache: 0 / 2