Глав: 7 | Статей: 44
Оглавление
В книге рассматриваются вопросы боевого использования ВВС Великобритании в ходе второй мировой войны. Показываются характерные особенности боевых действий различных видов и родов авиации. Подробно освещается роль ВВС в основных военных операциях вооруженных сил Великобритании на театрах военных действий в Европе, Африке и Азии Авторы приводят материалы по действиям авиации против подводных лодок фашистской Германии. Достаточно полно освещаются действия союзной бомбардировочной авиации по объектам на территории Германии и оккупированных ею стран. Одна из глав книги посвящена описанию обстрела территории Англии немецкими самолетами-снарядами и ракетами дальнего действия и мерам борьбы с этими средствами.

Книга содержит большой цифровой и фактический материал об использовании авиации и потерях сторон в период второй мировой войны. В приложениях приводятся данные по организации ВВС Великобритании и тактико-технические характеристики боевых самолетов, состоявших на вооружении ВВС Великобритании, Германии, Италии и Японии.

Книга представляет интерес для офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил, а также лиц, изучающих историю второй мировой войны.

Глава 1 РАЗВИТИЕ АНГЛИЙСКИХ ВВС с 1934 по 1939 год

Глава 1

РАЗВИТИЕ АНГЛИЙСКИХ ВВС с 1934 по 1939 год

Первое крупное расширение английских ВВС, предпринятое летом 1934 года, было прежде всего рассчитано на то, чтобы каким-то образом оказать давление на Германию.

Однако на Гитлера это расширение оказало прямо противоположное действие. Он не только не снизил темпов перевооружения Германии после июля 1934 года, а, наоборот, резко повысил их. К осени 1934 года непрерывный рост немецких ВВС стал настолько очевидным, что английское правительство было вынуждено вынести этот вопрос на обсуждение парламента. 28 ноября Болдуин заявил в палате общин, что Германия имеет минимум 600 военных самолетов. Для сравнения Болдуин указал, что численность самолетов первой линии военно-воздушных сил метрополии и в заморских ВВС составляет 880 единиц; кроме того, Англия располагает значительным количеством самолетов, находящихся в резерве и в учебно-тренировочных частях.

Говоря о соотношении сил между английскими и немецкими ВВС, Болдуин заявил: «Приблизительно через год, если немцы не ускорят темпов выполнения программы развития авиации и если мы будем продолжать расширение своих ВВС согласно одобренной парламентом в июле программе, мы будем опережать немцев по численности наших ВВС в Европе почти на 50 процентов».

В заключение Болдуин еще раз подчеркнул, что английское правительство никогда не уступит Германии своего превосходства в развитии авиации и при всех условиях будет стремиться сохранить его.

В марте 1935 года в Берлин для обсуждения вопросов, связанных со строительством военно-воздушных сил, прибыли министр иностранных дел Англии Саймон и лорд хранитель печати Иден. Во время переговоров Гитлер прямо заявил, что немецкие ВВС, официально существующие всего лишь две недели, уже не уступают английским ВВС и что он поставил своей целью увеличить численность немецких ВВС и довести их до уровня французских ВВС.

К сожалению, правдивость первого заявления Гитлера нельзя проверить, так как ни в каких немецких документах, имеющихся теперь в Англии или США, об этом не имеется сведений. Насколько нам известно, данные о численности немецких ВВС за период декабрь 1934 года — август 1938 года нигде не были опубликованы. Но, учитывая, что в составе немецких ВВС в декабре 1934 года (о чем нам хорошо известно) было всего 584 боевых самолета, а также тот факт, что немецкая авиационная промышленность тогда выпускала не более 200 боевых, учебно-тренировочных и гражданских самолетов в месяц, трудно поверить, чтобы Германия в марте 1935 года имела свыше 1000 боевых самолетов. В составе же английских ВВС в то время было (включая резервные самолеты) не менее 3000 боевых самолетов.

Сообщение о переговорах Саймона с Гитлером вызвало замешательство в Кабинете министров Англии. В это же время стали поступать сведения о том, что немецкая авиационная промышленность развивается гораздо быстрее, чем мы предполагали. Таким образом, наступило время для принятия необходимых мер, направленных на расширение наших ВВС. Однако в этом вопросе возникли разногласия между политическими деятелями и командованием военно-воздушных сил Англии. Штаб ВВС придерживался мнения, что английские ВВС по-прежнему значительно сильнее немецких ВВС, а Кабинет министров предпочитал верить Гитлеру. Иначе говоря, Кабинет министров требовал принятия более решительных мер в вопросе расширения английских ВВС, 22 мая.1935 года была принята новая программа строительства военно-воздушных сил Англии.

В связи с заявлением Гитлера о том, что Германия по численности своей авиации собирается догнать Францию (а Франция намеревалась иметь 1500 боевых самолетов), численность английских ВВС метрополии к марту 1937 года планировалось довести до 123 эскадрилий, насчитывающих 1512 самолетов первой линии.

Как могло случиться, что Англия, значительно превосходившая по численности самолетов Германию в 1935 году, утратила это преимущество за каких-нибудь два года? Причин было много. Наша экономика только что начинала освобождаться от связывающих ее пут. В стране существовали серьезные разногласия по вопросу о вооружении, правительство считало аполитичным высказываться слишком откровенно о Германии; и даже штаб ВВС, являясь твердым сторонником расширения военно-воздушных сил, решительно возражал против бурного роста военно-воздушных сил, который якобы мог привести к снижению боеспособности авиации из-за накопления резерва устаревших самолетов и растворения квалифицированного летного персонала среди массы молодого пополнения. Основная же причина состояла в том, что угроза миру в Европе со стороны Германии, хотя ее вообще и опасались, не была еще признана реальной. Английское правительство, правильно отражая общественное мнение страны, было готово принять только такие меры для расширения своих военно-воздушных сил, какие не помешали бы мирному развитию нашей промышленности и торговли. Германия же смогла так быстро расширить свои военно-воздушные силы и авиационную промышленность благодаря тому, что ее правительство руководствовалось совершенно другим принципом — «пушки вместо масла».

Английское правительство и штаб ВВС прекрасно знали слабые стороны плана строительства военно-воздушных сил, принятого в мае 1935 года. Тем не менее этот план был принят, так как мы все еще надеялись «удержать» Германию от перевооружения и считали, что количество самолетов, предусмотренное этим планом, было максимальным, которое наша авиационная промышленность мирного времени могла выпустить к марту 1937 года. Но когда к бурному, никем не сдерживаемому росту немецких ВВС добавился конфликт с Италией из-за Абиссинии и непрерывное давление Японии на Дальнем Востоке, Кабинет министров Англии был вынужден вновь заняться рассмотрением вопроса об увеличении численности своих военно-воздушных сил. В феврале 1936 года был принят новый план расширения английских ВВС, в соответствии с которым численность военно-воздушных сил метрополии к марту 1939 года предполагалось довести до 124 эскадрилий, насчитывающих 1736 самолетов. Кроме того, на 10 эскадрилий должны были увеличиться заморские ВВС и на 10 эскадрилий — военно-морская авиация. На создание резервного самолетного парка выделялось 50 миллионов фунтов стерлингов. Согласно этому плану в военно-воздушных силах метрополии увеличивалось количество эскадрилий, предназначенных для взаимодействия с армией, и значительно повышалась ударная мощь нашей авиации в результате замены легких бомбардировщиков средними бомбардировщиками. В связи с тем что авиационные фирмы не могли выпускать необходимое количество самолетов для резерва, численность которого согласно новому плану должна была составлять 225 процентов от количества самолетов, находящихся в строю, незадолго перед началом войны вступили в строй законсервированные ранее авиационные заводы.

Кроме создания резервного самолетного парка, для расширяющихся военно-воздушных сил Англии нужны были и людские резервы. Численность личного состава регулярных ВВС, составлявшая в 1934 году 30 000 человек, возрастала за счет личного состава частей регулярного резерва. Но этого было мало, необходимо было готовить резервы. С этой целью была создана организация Добровольный резерв английских ВВС. Она пополнялась за счет населения промышленных районов и выпускников средних школ. Основной задачей этой организации был набор в летные школы, которые должны были выпускать 800 летчиков в год. С этой задачей. Добровольный резерв успешно справился, и к началу войны 5000 молодых летчиков Добровольного резерва прошли или проходили летную подготовку. Кроме того, Добровольный резерв готовил авиатехнической, медицинский и административный составы, специалистов по вооружению и т. д. Так был создан и работал исключительно ценный орган подготовки и обучения резервов для английских ВВС.

В июне 1939 года был создан женский вспомогательный корпус ВВС Англии, численность которого уже через три месяца составляла около 8000 офицеров и рядовых.

Программа расширения английских ВВС, принятая в феврале 1936 года, была рассчитана на три года. Но в связи с бурным ростом немецких ВВС предпринимались все усилия, чтобы выполнить этот план досрочно и догнать Германию по выпуску самолетов. Было развернуто строительство аэродромов и увеличены штаты летного и технического состава для регулярных ВВС Англии сверх количества, намеченного планом 1936 года.

После захвата Австрии Германией производство самолетов в Англии стало неуклонно расти. Если в апреле 1938 года мы выпустили 158 самолетов, то к началу войны авиационная промышленность производила около 800 самолетов в месяц, то есть столько же, сколько выпускалось в Германии,

С вступлением Англии в войну была принята новая программа дальнейшего строительства военно-воздушных сил, рассчитанная до 1942 года. Основное внимание в этой программе уделялось увеличению выпуска истребителей и тяжелых бомбардировщиков. Однако никакие успехи, достигнутые за последние 18 месяцев перед войной, не могли компенсировать отставание предыдущих лет. К сентябрю 1939 года, за пять предвоенных лет, численность самолетного парка военно-воздушных сил метрополии увеличилась с 564 до 1476 самолетов, а численность заморских ВВС — с 168 до 435 самолетов. Численность личного состава английских ВВС за этот же период возросла с 30 000 кадровых военнослужащих и 11 000 резервистов до 118 000 кадровых военнослужащих и 68 000 резервистов. За эти же пять лет немцы превратили свои слабые военно-воздушные силы, насчитывавшие в 1934 году 400 самолетов, в полностью боеспособные ВВС, имевшие 3609 боевых и 552 транспортных самолета. Численность личного состава немецких ВВС в 1935 году составляла 20 000 человек, а в 1939 году уже свыше полумиллиона; около миллиона человек было в войсках противовоздушной обороны. За пять предвоенных лет английские ВВС увеличились в 3–4 раза, а немецкие ВВС за этот же период увеличились минимум в 10 раз. Таким образом, к сентябрю 1939 года немецкие ВВС обогнали наши военно-воздушные силы в количественном отношении. В качественном отношении им этого достигнуть не удалось.

***

В течение нескольких лет после окончания первой мировой войны на вооружении английских ВВС состояли самолеты, выпущенные во время войны. До 1923 года нам не удалось выпустить ни одного нового бомбардировщика, до 1924 года — ни одного нового истребителя. Надежда на разоружение и экономия средств ограничивали технический прогресс не только в английских ВВС, но и в английской авиационной промышленности. Штаб ВВС и авиационные фирмы не уделяли должного внимания научно-исследовательской работе. С момента проектирования нового типа самолета и поступления его на вооружение строевых час ей проходило очень много времени. Например, для среднего бомбардировщика нормальным считался период в семь лет, а для тяжелого — восемь лет. Новые типы самолетов не поступали на вооружение в строевые части до тех пор, пока они не проходили заводских и войсковых испытаний, а к тому времени они, как правило, устаревали. Если к этому добавить, что министерство авиации предъявляло высокие требования к авиационной промышленности, то станет понятным, почему к 1934 году самолеты, состоявшие на вооружении военно-воздушных сил Англии, не отвечали требованиям того времени. Они еще не уступали по своим летно-тактическим данным военным самолетам других стран, но уступали в скорости и грузоподъемности металлическим монопланам американской и немецкой гражданской авиации[26].

Поэтому после того как парламент одобрил план расширения английских ВВС, штаб ВВС, во главе которого тогда стоял главный маршал авиации[27] Эллингтон, считал своей задачей не только увеличить численность английских ВВС, но и перевооружить их на новые самолеты. Это решение неизбежно сказалось на темпах производства самолетов, так как выпуск большого количества самолетов, уже состоящих на вооружении, мог быть организован в значительно более короткие сроки, чем освоение и выпуск новых, более современных самолетов.

За пять лет, с 1934 по 1939 год, самолетный парк английских ВВС в основном был оснащен современными самолетами. В 1934 году на вооружении наших военно-воздушных сил находились лишь деревянные бипланы. В 1939 году большинство английских самолетов являлось монопланами металлической конструкции.

Самый лучший английский истребитель 1934 года «Фьюри-II» был вооружен двумя пулеметами и имел максимальную скорость 350 км/час на высоте 5000 метров; «Спитфайр-I» выпуска 1939 года был вооружен восемью пулеметами и мог развить скорость 570 км/час на высоте 6300 метров. Самый совершенный английский бомбардировщик 1934 года «Хейфорд-III» был вооружен тремя пулеметами, его бомбовая нагрузка составляла 700 килограммов, максимальная скорость 220 км/час, а дальность полета 1200 километров. Бомбардировщик выпуска 1939 года «Веллингтон-IА» был вооружен шестью пулеметами, установленными на трех турелях, имел скорость 380 км/час, дальность полета его составляла 1930 километров с бомбовой нагрузкой 2000 килограммов или 4000 километров с бомбовой нагрузкой 450 килограммов. Значительная разница в тактико-технических данных самолетов выпуска 1934 и 1939 годов объясняется в основном тем, что на вооружение английских ВВС стали поступать металлические самолеты-монопланы с убирающимся шасси, с изменяемым в полете шагом винта и более мощными авиационными двигателями.

Среди мероприятий, проведенных в области перевооружения английских ВВС, особенно большое значение имело усиление вооружения истребителей и повышение их скорости, благодаря чему наши истребители «Спитфайр» и «Харрикейн» выиграли битву над Англией и спасли страну в 1940 году. Важное значение имело также поступление на вооружение военно-воздушных сил метрополии тяжелых бомбардировщиков, которые позднее нанесли мощный удар по промышленности Германии.

***

Создание и массовый выпуск новых типов самолетов представляли собой лишь одну сторону вопроса расширения английских ВВС. Кроме этого, необходимо было построить большое количество аэродромов, складов, ремонтных мастерских, летных и авиатехнических училищ. Это была трудная задача. К лету 1939 года ежегодные расходы только на строительные работы более чем в три раза превышали средства, ассигнованные на военно-воздушные силы Англии в 1934 году.

Строительство аэродромов было сопряжено с многочисленными затруднениями. Особенно их было много в сельской местности, где землевладельцы зачастую протестовали против строительства аэродромов, отстаивая свои права на землю. Немалые затруднения вызывало строительство авиационных полигонов. Даже в тех случаях когда удавалось выбрать место, пригодное для полигона и совершенно не заселенное людьми, почти всегда раздавались голоса в защиту обитаю. щей в этом районе дичи.

Но, несмотря на все затруднения, строительство аэродромов продолжалось, и к концу 1939 года в Англии насчитывалось уже 138 аэродромов, в то время как пять лет назад в стране имелось всего 52 аэродрома. При этом на новых аэродромах было установлено высококачественное отечественное оборудование, хотя бетонированные взлетно-посадочные полосы все еще были редким явлением.

В период расширения английских ВВС исключительно большое внимание уделялось вопросу противовоздушной обороны страны. Бомбардировочная авиация противника могла нанести удар в любое время по любому объекту и с любого направления. Следует иметь в виду, что от побережья до любого пункта Англии можно было долететь не более чем за 20 минут. Как в таких условиях могли наши истребители, которым требовалось 10 минут на набор боевой высоты, перехватить бомбардировщики противника раньше, чем те сбросят бомбы? Это удавалось только в том случае, если истребители в момент объявления воздушной тревоги находились в воздухе, осуществляя непрерывное патрулирование в определенном районе. А этого можно было добиться лишь при наличии в стране огромных сил истребительной авиации, что в свою очередь привело бы к тому, что для производства орудий, танков и кораблей осталось бы очень мало средств, а для строительства бомбардировщиков вообще ничего бы не осталось.

Такая особенность противовоздушной обороны Англии породила в штабе ВВС убеждение, что все средства ПВО: истребители, зенитная артиллерия, прожекторы, аэростаты заграждения, звукоулавливатели и наблюдательные посты службы ВНОС — могут быть только частью, причем не главной, нашей защиты от воздушного нападения противника. Действительное разрешение этой проблемы, по мнению штаба ВВС, заключалось в проведении наступательных форм борьбы, в снижении эффективности налетов авиации противника путем ее уничтожения на земле и в воздухе. Следствием этого должно было явиться завоевание нашей авиацией господства в воздухе над территорией противника, что значительно облегчило бы задачу уничтожения его военного потенциала, Сущность хорошо организованной воздушной войны заключается в наступлении, а не в обороне. Таким образом, авиационная доктрина английских ВВС имела ярко выраженный наступательный характер. Практическое проявление наступательного характера нашей авиационной доктрины в мирное время выражалось в том, что при формировании новых частей английских ВВС в период их расширения на каждую истребительную эскадрилью приходилось минимум две бомбардировочные эскадрильи.

Однако вера в преимущества наступательных форм воздушной войны вовсе не означала, что мы должны были уделять меньше внимания вопросам противовоздушной обороны страны. Министерство авиации неустанно искало и разрабатывало новые, более совершенные средства для современного обнаружения самолетов противника, ибо акустические средства обнаружения уже стали непригодными в связи с непрерывно возраставшей скоростью полета самолетов.

Для проведения научно-исследовательских работ и создания эффективных средств обнаружения самолетов противника в Англии в конце 1934 года был создан специальный комитет, членами которого являлись несколько известных ученых и начальник управления научно-исследовательских работ министерства авиации. Этот комитет в течение небольшого отрезка времени проделал большую плодотворную работу, и уже 26 февраля 1935 года в авиационном научно-исследовательском центре начались практические испытания радиолокатора — устройства для обнаружения самолетов в воздухе с помощью отраженных радиоволн.

Последующие изыскания вскоре показали, что радиолокация может найти применение во многих областях военного дела, в частности для управления огнем зенитной артиллерии и для обнаружения кораблей в море. Кроме того, возможности радиолокации не ограничивались использованием радиолокационных средств на земле; с таким же успехом можно было сконструировать радиолокационные установки для использования их на самолетах и военных кораблях. Однако в то время наибольшую важность представляла аппаратура для обнаружения самолетов в воздухе и непрерывного наблюдения за ними на больших расстояниях. В связи с этим в сентябре 1935 года Воздушный совет Англии рекомендовал начать создание цепи наземных радиолокационных станций от Саутгемптона до реки Тайн.

К началу войны на территории Англии имелось 20 радиолокационных станций, три станции были установлены в заморских территориях Англии. Технические возможности наших радиолокационных станций того времени позволяли обнаруживать самолеты, летавшие на средних высотах на удалении до 160 километров от берегов Англии. Были разработаны и сданы в производство специальный радиолокатор для обнаружения низколетящих самолетов и прибор для опознавания принадлежности самолетов, позволявший отличать в воздухе свои самолеты от самолетов противника.

Необходимо отметить, что радиолокационные станции обнаружения вошли в общую систему нашей противовоздушной обороны, в связи с чем была создана новая система службы ВНОС, успешно прошедшая испытания на учениях противовоздушной обороны. Наши истребители могли теперь находиться на аэродромах до подачи сигнала на вылет при обнаружении самолетов противника, и тем не менее в большинстве случаев у них было достаточно времени, чтобы перехватить вражеские самолеты.

***

Расширение и оснащение английских ВВС новой техникой в свою очередь выдвинуло необходимость реорганизации военно-воздушных сил. Программа расширения ВВС, принятая в 1935 году, предусматривала увеличение численности военно-воздушных сил метрополии в два раза. Поэтому было ясно, что прежняя организационная структура не годится. В 1936 году была отменена старая структура военно-воздушных сил и противовоздушной обороны, а вместо нее принята новая структура, в основе которой лежал принцип разделения и целевого предназначения различных родов авиации, то есть были созданы существующие сейчас Бомбардировочное командование, Истребительное командование, Береговое командование, Учебно-тренировочное командование и группа обслуживания и обеспечения (переименованная позднее в Командование обслуживания и обеспечения). В 1938 году было создано Командование аэростатов заграждения. До войны было создано также Резервное командование, в состав которого вошли учебные части Добровольного резерва и гражданские школы первоначальной летной подготовки. Однако в 1940 году это командование было слито с Учебно-тренировочным командованием, на базе которого позднее были созданы Командование по подготовке летного состава и Командование по подготовке авиатехнического состава. Кроме того, в декабре 1940 года было создано Командование по взаимодействию с наземными войсками, в 1943 году — Транспортное авиакомандование; в ходе войны создавались специальные контингенты английских ВВС для обеспечения высадки союзных войск на европейский континент. Такая организационная структура военно-воздушных сил метрополии сохранялась до конца войны.

В заморских территориях, где находились меньшие силы авиации, к началу войны были созданы следующие авиационные командования: Средневосточное, Палестино-Трансиорданское, Иракское, Индийское, Средиземноморское (на острове Мальта), Аденское и Дальневосточное. В состав каждого из этих командований входили как боевые, так и обслуживающие части.

Организационная структура английских ВВС, принятая в 1936 году, не подвергалась существенным изменениям и успешно выдержала все испытания войны. Принципиальная схема этой организации выглядела следующим образом. Кабинет министров, в состав которого входил и министр авиации, с помощью Комитета начальников штабов вооруженных сил Англии определял общие основы военной стратегии и соответственно этому распределял национальные ресурсы. Ответственность за осуществление выработанной Кабинетом министров политики в вопросах увеличения численности и развития английских ВВС возлагалась на Воздушный совет. Общее руководство военно-воздушными силами страны в соответствии со стратегией, разработанной Кабинетом министров, и указаниями Воздушного совета осуществлялось начальником штаба ВВС[28], являвшимся членом Воздушного совета. Через свой штаб он издавал директивы для командований различных родов авиации и осуществлял широкий контроль в вопросах боевого использования военно-воздушных сил. Командующие авиационными командованиями, выполняя задачи в порядке их важности, определенном министерством авиации, имели широкую инициативу в вопросах подготовки и боевого использования подчиненных им авиационных соединений и частей. В состав каждого командования входило несколько боевых авиагрупп. Авиагруппа состояла из нескольких авиастанций, в состав которых входили боевые эскадрильи однородного состава.

***

Осуществление мероприятий по расширению английских ВВС в период между 1934 годом и началом войны не обошлось без промахов и ошибок. В общем же, достигнутые успехи окупили допущенные ошибки.

Одной из крупных ошибок было то, что к увеличению численности своих военно-воздушных сил Англия приступила по меньшей мере на год позже, чем этого требовала обстановка. Английское правительство слишком поздно осознало угрозу, какую представлял Гитлер. В результате этого английские ВВС, которые в 1934 году были намного сильнее немецких ВВС, в 1939 году стали значительно уступать им в численности самолетов и личного состава.

Кроме того, в английских ВВС имелись и другие недостатки, особенно проявившие себя вскоре после начала войны. К этим недостаткам в первую очередь следует отнести неудовлетворительную организацию ремонта и недостаточный уровень боевой подготовки личного состава. В авиационных частях, за исключением разведывательных эскадрилий Берегового командования и нескольких ночных бомбардировочных эскадрилий, мало уделялось внимания таким вопросам, как отработка самолетовождения при полетах на большие расстояния, бомбометание и техника пилотирования по приборам.

Боеспособность авиации определяется не только количеством самолетов, но и их качеством. В сентябре 1939 года наша авиация уступала по численности немецкой авиации, ее было явно недостаточно, чтобы выполнять все возложенные на нее задачи. Но этот недостаток отчасти компенсировался тем, что большинство наших самолетов, за исключением таких устаревших самолетов, как «Бэттл», по своим летно-тактическим данным были значительно лучше и более современны, чем немецкие самолеты, а уже утвержденный проект нового четырехмоторного тяжелого бомбардировщика давал основание надеяться, что это преимущество английских ВВС, хотя и небольшое, но жизненно важное, будет ими сохранено. Кроме того, в такой чрезвычайно важной области, как радиолокация, от которой в значительной степени зависел весь ход воздушной войны в Европе, мы намного опередили противника.

Обладая значительным техническим превосходством над немецкими ВВС, особенно в вопросах использования авиации в целях противовоздушной обороны, английские ВВС в 1939 году имели преимущества и в организационном отношении. Прежде всего они обладали статутом самостоятельности наравне с армией и флотом. В период расширения на военно-воздушные силы возобновились нападки со стороны других видов вооруженных сил Англии, и, хотя двадцатилетняя борьба за военно-морскую авиацию закончилась в 1937 году тем, что она перешла в подчинение Адмиралтейства, береговая авиация, предназначенная для проведения боевых действий над морем, осталась в составе военно-воздушных сил, а требования армейского командования создать свою собственную армейскую авиацию (эти требования были настолько большие, что они поглотили бы все средства для производства самолетов) были отклонены. Таким образом, за исключением военно-морской авиации, в Англии было сохранено единое, централизованное управление военно-воздушными силами страны. Такое управление позволило успешно разрешить многочисленные вопросы, связанные с развертыванием и усилением военно-воздушных сил страны. Только при такой организационной структуре можно было добиться наибольшего эффекта боевого применения военно-воздушных сил, направляя ударные силы нашей авиации на подавление самолетов противника, или его военно-морского флота, или его сухопутных сил или на разрушение промышленных объектов в соответствии с обшей стратегией и требованиями данного момента. Принцип создания объединенных военно-воздушных сил восторжествовал, благодаря чему новая организация английских ВВС (создание командований по родам авиации) оставалась без изменения до конца войны, обеспечивая экономию сил и средств при проведении весьма эффективной воздушной войны[29].

Кроме принципа организационной самостоятельности и объединения всех сил авиации, доктрина английских ВВС включала и такие важнейшие положения: необходимость завоевания и последующего удержания господства в воздухе; важность сохранения технической и тактической инициативы; возможность проведения боевых операций не только во взаимодействии с наземными войсками и морским флотом, но и самостоятельно, особенно при нанесении ударов по военным и промышленным объектам противника. Все это говорит о том, что наша авиационная доктрина была значительно лучше, полное и яснее доктрины немецких ВВС, которые, несмотря на организационную самостоятельность, фактически являлись слугой сухопутных сил.

Современное вооружение и оборудование, хорошо продуманная организация и правильные принципы боевого использования военно-воздушных сил имеют чрезвычайно важное значение в ведении войны. В конечном же счете главную роль играют люди, а про английские ВВС можно с уверенностью сказать, что они имели отличные кадры способных руководителей.

***

Не останавливаясь на отрицательных последствиях морального, политического и военного характера франко-английской политики в мюнхенском вопросе, можно сказать, что благодаря Мюнхенскому соглашению французские и английские ВВС получили годовую передышку, которую они использовали для дальнейшего роста и технического переоснащения своих военно-воздушных сил. Значение этой передышки для английских ВВС можно показать на следующих фактах. В сентябре 1938 года для борьбы с немецкой бомбардировочной авиацией, насчитывавшей 1200 новых бомбардировщиков. Истребительное командование английских ВВС могло выставить лишь 93 новых истребителя, вооруженных восемью пулеметами. Остальные 666 истребителей были устаревшими бипланами. Год спустя, когда началась война, английские ВВС уже имели в строю свыше 500 современных истребителей.

Годовую передышку нужно было использовать не только для дальнейшего переоснащения наших военно-воздушных сил, но и для приведения в боевую готовность и детальной доработки планов их боевого использования, Что касается последнего вопроса, то мы начали эту работу с запозданием, но тем не менее сумели многого добиться. К февралю 1987 года Комитету начальников штабов была вполне ясна роль каждого из трех видов вооруженных сил в войне с Германией, и он отдал распоряжение о разработке детальных оперативных планов. К этому времени министерство авиации провело большую работу по разработке мобилизационных и оперативных планов.

Оперативные планы подразделялись на три категории: планы взаимодействия с военно-морским флотом, планы взаимодействия с наземными войсками и планы, предусматривающие проведение самостоятельных воздушных операций. Сюда входили планы по нанесению мощных ударов нашей авиации по основным аэродромам, военным складам и промышленным объектам противника.

В ходе дальнейшей разработки оперативных планов основное внимание уделялось действиям против аэродромов и объектов системы материально-технического обеспечения немецких ВВС, поскольку это непосредственным образом могло снизить масштабы нападения немецких ВВС на нашу страну.

После заключения Мюнхенского соглашения планы взаимодействия военно-воздушных сил с военно-морским флотом и планы самостоятельных воздушных операций с целью нанесения ударов по немецким промышленным объектам были доведены до конца. Значительно больше трудностей возникало при составлении планов взаимодействия военно-воздушных сил с наземными войсками, так как никто в сентябре 1938 года не знал, где наша армия будет вести сражение. К этому времени были разработаны планы переброски во Францию двух английских пехотных дивизий и одной авиагруппы. Вопросы, касающиеся приема, размещения, обеспечения и охраны этих контингентов, были обсуждены с французами, но никакого соглашения по поводу их боевого использования заключено не было. Авиагруппу предполагалось направить во Францию для того, чтобы наши бомбардировщики, имеющие небольшой радиус действия, смогли наносить удары по немецким промышленным объектам с передовых аэродромов[30]. Для выработки общей стратегии необходимо было провести переговоры между представителями генеральных штабов Англии и Франции.

А время для таких переговоров действительно назрело. Германия угрожала не только миру в Европе, она способствовала возникновению военных конфликтов во всем мире. На каком-то этапе Германия подстрекала Японию напасть на наши владения на Дальнем Востоке. Еще более серьезные неприятности для нас могли возникнуть на Средиземном море и на Среднем Востоке. В таких условиях в феврале 1939 года английское правительство одобрило точку зрения Комитета начальников штабов, предлагавшего согласовать наши оперативные планы с Францией и, если возможно, с Бельгией и Голландией на случай войны со странами оси.

За две недели до англо-французских переговоров Германия оккупировала Прагу. Даже те, кто в сентябре прошлого года сомневались в истинных намерениях Гитлера, теперь убедились, что за страстью фанатика скрывается облик гангстера. Мириться с дальнейшей агрессией Германии было нельзя. Поэтому англо-французские гарантии в спешном порядке были даны вероятным потенциальным жертвам Германии[31], а английское правительство, пришедшее к тому времени к решению, что на континент необходимо послать более двух дивизий, решило удвоить численность территориальной армии и ввело обязательную воинскую повинность.

Переговоры представителей генеральных штабов Англии и Франции, начавшиеся в Лондоне 29 марта l939 года, продолжались до тех пор, пока не началась война. С самого начала эти переговоры выявили единство взглядов по основным вопросам. Германия и Италия, обладавшие вначале превосходством как в сухопутных, так и в военно-воздушных силах, не могли увеличить свой военный потенциал в ходе войны в такой степени, как Англия и Франция, и поэтому делали ставку на молниеносную войну. Перед демократическими странами стояли следующие задачи: выиграть время и собрать силы, необходимые для защиты своей промышленности от воздушного нападения; создать запасы вооружения; обеспечить «благожелательный нейтралитет или активную помощь со стороны других стран, особенно США»; оказывать на противника экономическое давление и затруднять его торговлю, но не начинать крупного наступления ни на земле, ни в воздухе. Для союзников было предпочтительнее ожидать наступления немцев, и если те предпримут его через Голландию, Бельгию или Швейцарию, то остановить его как можно скорее. Когда же наступление немцев будет остановлено, союзники смогут приступить к захвату итальянских колоний, покончить с Италией и в надлежащее время разгромить Германию, хотя пока еще нельзя было точно установить ни даты, ни возможного плана действий для достижения этой окончательной цели. Что касается исхода войны, то, если Япония нападет на нас, вероятнее всего, мы сможем достигнуть победы лишь с помощью дополнительных союзников. Если же Япония останется нейтральной — мы получим полную возможность развернуть боевую мощь Британской империи и Франции и достигнуть победы в войне.

Такая оценка была сделана еще до предоставления Польше англо-французских гарантий. Когда эти гарантии были даны, возникла необходимость детального рассмотрения последствий союза с Польшей. Мы считали, что небольшие военно-воздушные силы Польши вынудят Германию держать на Востоке одну пятую часть ее истребительной авиации и зенитной артиллерии, что значительно снизило бы способность Германии отражать налеты союзной авиации на Западном фронте. Что же касается наземных сил, то вклад, который могла внести Польша, имел еще большее значение. Несомненно, Германия могла разгромить Польшу, сконцентрировав против нее огромные силы, но для поддержания оккупационного режима в Польше и для защиты ее от возможного нападения со стороны России Германии необходимо было держать в Польше значительное количество своих дивизий. Следовало иметь в виду, что поляки все равно не смогли бы долго продержаться без помощи России. В случае вторжения немцев в Польшу Англия и Франция не могли оказать ей прямой помощи ни на суше, ни на море, ни в воздухе.

Таким образом, Россия являлась единственно реальной силой, способной оказать сопротивление немцам на Восточном фронте. Признавая жизненно важное значение наличия на востоке нейтральной и дружественной России, мы придавали не меньшее, а, возможно, даже большее значение тем выгодам, которые сулил нам союз с Турцией.

Таково было положение вещей, и такого хода событий, по мнению союзников, следовало ожидать в будущем. Польша стала бы полезным, но далеко не решающим дело союзником; ее можно восстановить на карте Европы после нашей победы, но пока ее нельзя было спасти. Наша основная стратегия оставалась без изменения и заключалась в том, чтобы собрать силы, приобрести союзников, сдерживать наступление немцев, захватить итальянские колонии, разгромить Италию и, наконец, обрушиться на Германию.

С обострением международной обстановки Англия и Франция удвоили усилия, направленные на приобретение союзников. Однако наше предложение провести переговоры между представителями генеральных штабов Англии, Франции и Бельгии было отклонено бельгийским королем, питавшим надежду на нейтралитет; а раз бельгийцы отказались от сотрудничества, то, по-видимому, не было смысла добиваться по этому вопросу контактов с голландцами. Что касается наших отношений с Турцией, то к июню 1939 года с ней было заключено политическое соглашение и начаты военные переговоры. В то же время все наши усилия заключить соглашение с Россией, которое имело для нас большое значение, окончились неудачей. По причинам, которые лучше всего были известны самой Москве, но которые, конечно, были связаны с нежеланием поляков разрешить пребывание русской армии на их земле, наши переговоры с Россией успеха не имели.

21 августа было объявлено о готовящемся заключении русско-германского пакта[32]. 22 августа Гитлер собрал в Оберзальцберге главнокомандующих видами вооруженных сил и командующих армиями и сообщил им, что наступление немецких армий на Польшу начнется в ближайшую субботу — 25 августа.

23 августа английское правительство приняло решение ввести в действие секретные мероприятия, запланированные на случай войны. Вечером этого же дня командование английских ВВС получило приказ провести укомплектование всех частей согласно штатам военного времени. 25 августа английские гарантии Польше были скреплены заключением союза между Англией и Польшей. Таким образом, было абсолютно ясно даже для Риббентропа, что нападение Германии на Польшу будет означать начало всеобщей войны в Европе. Гитлер понимал, что в такой войне он не может рассчитывать на получение помощи от такого плохо подготовленного союзника, каким была Италия. Поэтому начало военных действий против Польши было отсрочено на несколько дней, в течение которых Гитлер стремился добиться победы, не прибегая к оружию. Все его попытки окончились неудачей, и 31 августа он отдал приказ начать наступление на Польшу утром 1 сентября.

Поскольку нам был выгоден нейтралитет Италии, командованию английских вооруженных сил в заморских владениях Англии было приказано избегать всяких действий, которые могли бы вызвать конфликт с Италией. Командование английских ВВС получило указания наносить бомбардировочные удары только по военным объектам. Кроме того, было решено выступить с совместной англо-французской декларацией о том, что союзники намерены выполнять правила международных конвенций о запрещении применения отравляющих веществ и использования подводных лодок и авиации для нанесения ударов по торговому судоходству. Это исходило не только из нашего искреннего желания избежать всех ужасов войны, но и решения ограничиться проведением оборонительных действий до тех пор, пока мы не накопим достаточных сил для перехода в наступление.

1 сентября немецкие войска вторглись в Польшу, и в Англии немедленно была объявлена всеобщая мобилизация. Мобилизация английских ВВС к этому времени была, по существу, завершена. Соединения и части как в военно-воздушных силах метрополии, так и в заморских ВВС были приведены в боевую готовность. Были укомплектованы и приведены в боевую готовность части противовоздушной обороны. Самолеты Берегового командования непрерывно патрулировали в Северном море. Днем 2 сентября десять боевых эскадрилий английских ВВС перелетели из Англии во Францию. Когда на следующее утро английский премьер-министр объявил, что Англия находится в состоянии войны с Германией, то английские ВВС, хотя они и не успели полностью подготовиться к войне, находились в боевой готовности и жаждали вступить в бой с врагом.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.428. Запросов К БД/Cache: 3 / 1