Глав: 8 | Статей: 30
Оглавление
Бомбардировочной авиации люфтваффе, любимому детищу рейхсмаршала Геринга, отводилась ведущая роль в стратегии блицкрига. Она была самой многочисленной в ВВС нацистской Германии и всегда первой наносила удар по противнику. Между тем из большинства книг о люфтваффе складывается впечатление, что они занимались исключительно поддержкой наступающих войск и были «не способны осуществлять стратегические бомбардировки». Также «бомберам Гитлера» приписывается масса «террористических» налетов: Герника, Роттердам, Ковентри, Белград и т. д.

Данная книга предлагает совершенно новый взгляд на ход воздушной войны в Европе в 1939–1941 годах. В ней впервые приведен анализ наиболее важных стратегических операций люфтваффе в начальный период Второй мировой войны. Кроме того, читатели узнают ответы на вопросы: правда ли, что Германия не имела стратегических бомбардировщиков, что немецкая авиация была нацелена на выполнение чисто тактических задач, действительно ли советская ПВО оказалась сильнее английской и не дала немцам сровнять Москву с землей и не является ли мифом, что битва над Англией в 1940 году была проиграна люфтваффе.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Тень KGr.806 над Балтикой

Тень KGr.806 над Балтикой

К началу операции «Барбаросса» германская бомбардировочная авиация уже имела богатый опыт борьбы с вражеским военно-морским и торговым флотом. Теперь появилась возможность использовать его на новых театрах, в первую очередь на Балтийском море.

1 апреля 1941 г. в рамках подготовки к операции «Барбаросса» в составе 1-го воздушного флота люфтваффе и было образовано авиационное командование «Остзее». Его будущей главной задачей должна была стать охота за советскими боевыми кораблями и транспортными судами на Балтике. Возглавил новое командование оберст Вольфганг фон Вилд.

К началу войны на Восточном фронте в состав командования «Остзее» входили:

– 806-я бомбардировочная авиагруппа (KGr.806) оберст-лейтенанта Ханса Эмига, оснащенная бомбардировщиками Ju-88A;

– 1-й эскадрилья из учебно-боевой группы 54-й истребительной эскадры «Грюнхерц» (Erg.Gr./JG54) обер-лейтенанта Эггерса, имевшая на вооружении истребители Bf-109E;

– 125-я морская разведывательная группа (Aufkl.Gr. 125) оберст-лейтенанта Герхарда Кольбе, в которой имелись гидросамолеты Не-114, Не-60 и Аг-95А;

– 9-я морская поисково-спасательная эскадрилья (9.Seenot-staffel), располагавшая летающими лодками Do-23 и гидросамолетами Не-59В.

Советский краснознаменный Балтийский флот (КБФ) под командованием вице-адмирала В.Ф. Трибуца был самым мощным в СССР. В его составе насчитывалось 2 линкора, 2 легких крейсера, 2 лидера, 19 эсминцев, 2 сторожевых кораблей, 4 минных заградителя, 24 тральщика, 2 канонерские лодки и 65 подводных лодок. Уже после начала войны в его состав вошло еще несколько субмарин, множество разнотипных тральщиков и канонерок. Фактически это была смесь модернизированных кораблей еще царского флота и кораблей, построенных уже при советской власти[116].

Первой жертвой самолетов люфтваффе на Балтике стал ледокольный буксир Клайпедского порта «Перкунас», потопленный утром 22 июня в районе Швентойи. Затем немецкие самолеты атаковали суда и корабли, осуществлявшие эвакуацию Лиепаи 26–27 июля 1941 г. В 3:30 27 июня два торпедных катера № 17 и 47, на борту которых находились командир и штаб уже бывшей Либавской ВМБ, вышли в море и взяли курс на Вентспилс. Последним порт покинул грузопассажирский пароход «Виениба» тоннажем 288 брт с ранеными и гражданскими лицами. Над палубой был поднят флаг Красного Креста. Судно сопровождали торпедные катера № 27, 37 и 67. Около 6:00, когда «Виениба» шла курсом на север, внезапно появились германские самолеты, которые сбросили на судно бомбы и обстреляли из пулеметов. Поняв, что корабль тонет, капитан резко повернул к берегу, но, не дойдя до него несколько миль, «Виениба» повалилась на борт и ушла под воду. Успевших выпрыгнуть за борт немецкие самолеты нещадно расстреливали из пулеметов до тех пор, пока у них, вероятно, не кончился боезапас. В итоге уцелела только одна шлюпка с 15 моряками. Торпедный катер № 27 до последнего вел огонь по противнику, пока сам не был потоплен.

14 июля шесть советских эсминцев вышли в Рижский залив, по которому, по данным штаба КБФ, следовали крупные германские конвои. В итоге ни одного транспорта обнаружить не удалось, зато утром следующего дня корабли, стоявшие на якорях в бухте Кейгусти, на острове Рухну, сами были обнаружены немецким самолетом-разведчиком. Вскоре из облаков вывалились четыре Ju-88A и начали пикировать. Их заметили слишком поздно, и ни один из кораблей даже не успел сняться с якоря. Три бомбы разорвались непосредственно у борта эсминца «Страшный» капитана 3-го ранга Е.П. Збрицкого. От сотрясения на нем вышли из строя два котла и турбогенератор. Кроме того, от попавшего осколка бомбы загорелись заряды в 4-м артиллерийском погребе, но команда успела затопить его, избежав подрыва боезапаса. Погибли семь человек, и еще 22 были ранены.

Поврежденный эсминец отправился на ремонт в Таллин. Однако в 4:51 16 июля на входе в Финский залив, в 5 милях от острова Пакри, «Страшный» подорвался на мине. Носовая часть корпуса до 41-го шпангоута была полностью разрушена, просела и держалась лишь на одних листах обшивки. В корме образовались гофры по всему поперечному сечению корпуса. Носовые отсеки до 58-го шпангоута были затоплены, образовалась сильная течь в погребе № 7 и отсеке под румпельным отделением. В погребе № 4 от короткого замыкания вспыхнул пожар. Погибли 11 человек, и еще семь получили ранения. Для выравнивания дифферента пришлось затопить два кормовых погреба и правую бортовую цистерну. «Страшный» развернулся и около двух часов шел задним ходом с креном 11° и дифферентом на нос почти 3 м. Потом он был взят на буксир и приведен сначала в Таллин, а потом 31 июля – в Кронштадт.

Тем временем остальные корабли 0J1C контр-адмирала Дрозда вернулись на рейд Куйвасте. А германская авиация продолжала каждый день атаковать их. Только в течение 17 июля один эсминец «Сердитый» капитан-лейтенанта А.Г. Письменного двенадцать раз подвергался нападению с воздуха, вокруг корабля взорвалось около 100 бомб, но ни одна не попала в него. На следующий день люфтваффе выполнили 14 налетов на рейд Куйвасте. Однако добиться прямых попаданий снова не удалось[117].

В ночь на 18 июля «Сердитый» вместе со «Стерегущим» прикрывали сторожевые корабли «Туча» и «Снег», проводившие постановку мин. Днем оба эсминца из-за несогласованности действий флота и ВВС КБФ подверглись атаке своей же авиации. И если восемь бомб, сброшенных в 15:31 на «Стерегущий», не причинили вреда, то четыре бомбы с бомбардировщика СБ взорвались у самого борта «Сердитого». Осколки пробили борт, вывели из строя один котел, два дальномера, убили одного и ранили трех моряков.

Постоянные упражнения в бомбометании не прошли даром и для немецких пилотов, и следующий день стал последним для «Сердитого». Вечером 19 июля эсминец стоял на якоре на рейде Хельтер-Маа у острова Хиума. В 17:40 по московскому времени его атаковали четыре Ju-88A из KGr.806. Корабль успел открыть огонь, поднять якорь, дать малый ход и положить руль на левый борт, но было уже поздно, и он получил два прямых попадания.

Одна бомба попала в нос эсминца. Она пробила мостик, полубак, верхнюю палубу и взорвалась на 2-й жилой палубе в районе 52—55-го шпангоутов. Силой взрыва разрушило 1-е котельное отделение, от сотрясения из гнезд вылетели автоматические предохранители и аккумуляторы аварийного освещения, из-за чего все внутренние помещения погрузились в темноту.

Вторая бомба взорвалась рядом с левым бортом, из-за чего в обшивке между 50-м и 58-м шпангоутами образовалась пробоина размером 4 на 5 м. Давление забортной воды вытеснило из цистерн мазут, тот загорелся, и пожар быстро охватил всю носовую надстройку и оба котельных отделения. Но самое худшее заключалось в том, что в зоне действия огня оказался артиллерийский погреб со 130-мм снарядами.

Более часа команда «Сердитого» самоотверженно боролась с пожаром, но, несмотря на помощь подошедшего к борту эсминца «Гордый», локализовать его не удалось. Огонь распространялся на корму, и тогда контр-адмирал

Дрозд отдал приказ покинуть корабль. Матросы перешли на «Гордый», и едва тот успел отойти, как в 19:02 на корме «Сердитого» начали взрываться сначала снаряды в кранцах первых выстрелов орудий, а затем и глубинные бомбы в бомбосбрасывателях. Вся корма от 180-го шпангоута была полностью разрушена, и эсминец начал быстро валиться на правый борт. В 19:07 «Сердитый» затонул на глубине 7 м, при этом его левый борт остался над водой.

24 июля в Рижском заливе близкими разрывами бомб был поврежден эсминец «Суровый», который осуществлял огневую поддержку частей 8-й армии. На следующий день истребителями Bf-109 из Erg.Gr./JG54 был обстрелян эсминец «Артем», и в результате на палубах погибли шесть матросов.

Первый месяц войны на Балтике показал очевидную слабость флотской ПВО. Корабли и многочисленные военно-морские базы обеспечивались новой техникой по остаточному принципу. Поэтому постепенно наметилось отставание флотских наземных средств противовоздушной обороны от армейских.

К середине 1941 г. на вооружении боевых кораблей и береговых батарей состояло несколько разнотипных орудий. Наиболее широкое распространение получили так называемые сорокапятки, то есть 45-мм универсальные пушки. Собственно, «универсализм» заключался в том, что из них можно было стрелять как по надводным, наземным, так и по воздушным целям. Фактически это означало, что эффективно стрелять нельзя было ни по тем ни по другим. 45-мм калибр был слишком большим для стрельбы по целям, летящим на малой высоте, и слишком малым для стрельбы по высоколетящим самолетам. Огонь же по пикирующим машинам в силу низкой скорострельности и малого угла возвышения был крайне затруднен. В то же время для поражения даже небольших кораблей снаряда весом менее 1,5 кг тоже было мало, а для пальбы по моторным лодкам и сторожевым катерам, наоборот, много. Одним словом, флотская сорокапятка, как и ее сухопутный аналог пушка 53-К, оказалась тупиковой ветвью в развитии советской артиллерии.

Самыми мощными флотскими зенитками были 100-мм орудия Б-34, созданные накануне войны и стрелявшие 15-килограммовыми снарядами на высоту до 10 тысяч м. При этом для управления огнем использовались новейшие приборы наведения и лучшая в СССР оптика. Однако установить эти орудия успели лишь на новых легких крейсерах.

В результате среди кораблей Балтийского флота наиболее сильное зенитное вооружение имели легкие крейсера. В частности, на «Кирове» стояли 6 100-мм зенитных орудий Б-34, 5 37-мм зенитных автоматов 70-К и 5 крупнокалиберных пулеметов ДШК. В то же время линейный корабль «Марат» имел 10 устаревших 76-мм орудий и 6 37-мм автоматов. Лидеры «Минск» и «Ленинград» были защищены с воздуха куда хуже. Так, на последнем для стрельбы по самолетам имелись только 2 76-мм пушки 34-К, 2 45-мм орудия 21-К и 4 пулемета. На эскадренных миноносцах «проекта 7» стояли по 5 зениток: 2 пушки 34-К и 3 21-К, а также 4 пулемета. На ветеранах Балтики, доставшихся от царского флота, то есть эсминцах типа «Новик», с ПВО дело обстояло совсем худо – они располагали только 2 37-мм автоматами и 4 пулеметами. Такой защитой трудно было отпугнуть даже самых неопытных пилотов бомбардировщиков. «Про-тивосамолетное» вооружение остальных кораблей: канонерских лодок, сторожевиков, минных заградителей, тральщиков и т. п. – обычно состояло из одной или двух сорокапяток и пары пулеметов, чего было совершенно недостаточно[118].

Отдельную проблему представляла собой противовоздушная оборона многочисленных военно-морских баз (ВМБ). На Балтике таковых насчитывалось больше десятка: Кронштадт, Ханко, Таллин, Палдиски, Рига, Вентспилс, Лиепая и еще несколько мелких. Количество сил и средств для их ПВО определялось в зависимости от размеров самой базы, ее географического положения, важности и количества обороняемых объектов. Главную базу Балтфлота, которая тогда была в гавани Таллина, прикрывали два зенитно-артиллерийских полка, Кронштадт и Палдиски – по одному, а остальные защищали отдельные зенитно-артиллерийские дивизионы (ОЗАД). Всего к июню 1941 г. в составе войск ПВО КБФ насчитывалось 93 зенитные батареи, имевшие 370 орудий всех калибров и 327 пулеметов.

24 июля около 10:00 немецкие бомбардировщики атаковали эсминец «Статный», стоявший на рейде Рогекюль в Моонзундском проливе. Корабль поднял якорь и начал маневрировать в пределах рейда, но через 15 минут подорвался на немецкой донной мине. Носовая часть корпуса до 40-го шпангоута оторвалась и, продержавшись затем на воде около 10 минут, затонула. Почти мгновенно были затоплены носовые отсеки и 1-е котельное отделение эсминца. Затем в течение двух минут заполнились водой и 2-е котельное и 1-е машинное отделения, поскольку моряки, поспешно покидая их, не успели задраить входные люки. При взрыве погибли все, кто находился в носовой части, в том числе командир эсминца капитан 3-го ранга H.H. Алексеев.

Из-за сильного дифферента на нос волны в районе миделя перекатывались через верхнюю палубу. Попытка дать задний ход не удалась, и «Статный» сел носовой частью на грунт, благо глубина в этом месте около 8 м. В 12:00 к нему подошел спасатель «Сатурн», чтобы попытаться откачать воду из затопленных отсеков, но из-за нового налета вынужден был прервать работу до наступления темноты.

За ночь насосы «Сатурна» осушили отсеки эсминца, но затем на следующий день, когда спасатель из-за угрозы новых авиаударов был вынужден снова отойти, вода вновь затопила их. И так продолжалось двое суток. Ситуацию ухудшила еще и погода: к вечеру 19 августа сила ветра достигла 6 баллов, а 22 августа вообще разыгрался 11-балльный шторм. Поврежденный корабль пришлось оставить, и около 14:00 22 августа «Статный» лег на левый борт и затонул.

2 августа командование «Остзее» понесло первую боевую потерю. Над Рижским заливом в результате атаки истребителя был сбит Ar-196 W.Nr. 0093 из 2-й эскадрильи SAGr.125. На следующий день уже по техническим причинам (повреждение поплавков) потерпел аварию гидросамолет Ar-95 W.Nr. 2345 из 3-й эскадрильи той же группы. В этот же день в районе Риги совершил вынужденную посадку на брюхо из-за повреждения двигателя Ju-88A W.Nr. 6507 из KGr.806.

Следующей жертвой самолетов командования «Остзее» стал эсминец «Энгельс». Вечером 7 августа корабль принимал топливо на рейде Рогекюля в бухте Мухувэйн. Мазут подавался с нефтеналивной баржи «Спиноза». В 18:50 сигнальщики «Энгельса» сообщили об обнаружении трех немецких самолетов. На эсминце сразу же объявили тревогу, с грохотом поползла вверх якорная цепь. Матросы спешно сбрасывали швартовочные канаты, а те, что не успели, просто обрубили. Васильев приказал дать 12 узлов, однако было уже поздно.

Зайдя со стороны солнца, Ju-88A уже пикировали на эсминец. Вскоре в 10 м за кормой прогремели два мощных взрыва, вздыбившие огромные столбы воды. Третья бомба упала рядом с бортом, а четвертая попала в «Спинозу». В результате сильного сотрясения корпус эсминца между машинным и котельным отделениями переломился, вышла из строя правая турбина, кормовые орудия сместились с фундаментов, получили повреждения машинный телеграф, привод рулевой машины и магнитные компасы. Чудом никто не погиб, хотя несколько матросов вылетели за борт.

После этого поврежденный эсминец ушел в Таллин и встал в док. Ремонт «Энгельса» произвели на скорую руку: кое-как заделали палубу, переломленный корпус закрепили, приварив с каждого борта по три рельса. В итоге уже 18 августа эсминец вернулся в строй.

8 августа в 13:55 по московскому времени четыре Ju-88A из KGr.806 атаковали и добились прямых попаданий в эсминец «Карл Маркс», находившийся в бухте Хара-Лахт, около эстонского города Локса. Сброшенные ими бомбы попали в машинное и котельное отделения, взрывы пробили корпус, и, приняв большое количество воды, корабль лег на грунт. Погибли 38 матросов, и еще 47 получили ранения. Это был уже второй крупный боевой корабль Балтфлота, уничтоженный пилотами этой авиагруппы. Попутно с эсминцем затонул еще и катер МО-229. Кроме того, в этот же день ударами с воздуха были потоплены катер МО-410 и тральщик ТЩ-76 «Вал»[119].

10 августа во время стоянки около острова Сааремаа был потоплен грузовой пароход «Бартава» тоннажем 768 брт, груженный углем. Погибли шесть человек из команды. В этот день в воздушном бою в районе Балтийского моря был поврежден Bf-109E-7 W.Nr. 3232 из Erg.Gr./JG54. Однако истребитель сумел благополучно вернуться на свою базу.

11 августа в Моонзундском проливе, в районе Куйвасте, «Юнкерсы» потопили минный заградитель «Суроп» и судно обеспечения «Вал». В этот же день в районе острова Вормси в результате атаки с воздуха потонул транспорт «Алтай» тоннажем 560 брт. 17 августа в результате авиаудара было тяжело повреждено гидрографическое судно «Норд».

Немцы тоже несли некоторые потери. 13 августа в районе Моонзундских островов зенитной артиллерией был поврежден Ju-88A-5 W.Nr. 1222 из KGr.806. При этом один член экипажа погиб, второй получил ранения. Бомбардировщик смог вернуться на аэродром.

После всех этих потерь, а также с учетом общего ухудшения обстановки на сухопутном фронте командование

Балтийского флота приняло решение полностью отвести свои корабли из Моонзундского пролива. Последними его 27 августа покинули эсминцы «Суровый» и «Артем», пять тральщиков, три сторожевых катера и один ледокол. Все корабли ушли в сторону Таллина, но гарнизоны островов Сааремаа, Хиума и Муху еще продолжали обороняться.

Быстрое продвижение немецкой группы армий «Норд» привело к тому, что советский Балтийский флот стремительно потерял многочисленные базы на побережье Прибалтики. Корабли, вспомогательные суда и тыловые службы в беспорядке отступали к эстонской столице. Только в последний момент благодаря отчаянному сопротивлению бригад морской пехоты, стрельбе крейсеров и эсминцев, а также импровизированным укреплениям удалось остановить противника на подступах к городу. Однако ситуация была критической. Подтянув артиллерию и авиацию, немцы стали планомерно теснить русских к морю. Бомбардировщики время от времени совершали налеты на порт и рейд, где наблюдалось целое скопище кораблей.

14 августа оборона Таллина была возложена на Военный совет КБФ, который возглавляли вице-адмирал В.Ф. Трибуц и его заместитель по сухопутной обороне командир 10-го стрелкового корпуса генерал-майор И.Ф. Николаев. Они пытались укрепить оборону, но все прекрасно понимали, что нет никакого смысла оборонять город, в то время как немцы уже вышли на подступы к Ленинграду. Оставалось только одно – спешно готовить эвакуацию.

Между тем обстановка в самом Таллине ухудшалась с каждым днем. 20 августа немецкие танки и мотопехота вышли к главному рубежу обороны города, и корабли Балтфлота начали вести огонь по наступающим. Первым в 20:25 22 августа из своих 180-мм орудий открыл огонь легкий крейсер «Киров». На прямую наводку на рубеже обороны поставили 64 зенитки среднего и 12 малого калибра, а также счетверенные «Максимы».

Каждый день по расписанию рейд и порт, где скопилось свыше 200 кораблей всех типов, атаковали мелкие группы бомбардировщиков. Главным образом это были Ju-88A из KGr.806, которым иногда помогали коллеги из II./KG1 «Гинденбург». При каждом налете катера «МО» сразу ставили дымовую завесу, а зенитчики многочисленных кораблей вели заградительный огонь. Начальник штаба КБФ контр-адмирал Ю.А. Пантелеев затем вспоминал: «К сожалению, зенитные пушки на эсминцах и лидерах с низким потолком и малой скорострельностью… В лучшем положении крейсер «Киров», у него кроме зенитных орудий есть еще зенитные автоматы, а также современные приборы управления огнем». Однако бешеная стрельба, создававшая над гаванью десятки и сотни разрывов, все же затрудняла прицельное бомбометание.

С берега огонь по самолетам вели 18 батарей 76-мм орудий 3-го зенитного артполка капитана Н.И. Полунина и 4-го зенап майора Н.Ф. Рыженко. Наблюдение воздухом осуществляли 42 поста ВНОС, расположенных к юго-востоку и юго-западу от города. Контроль за воздушным пространством со стороны моря осуществляли 10 небольших кораблей с наблюдателями. Также в систему ПВО главной базы флота входил 13-й иап ВВС КБФ, вооруженный истребителями И-16ИИ-153[120].

21 августа во время налета на Таллин был сбит Ju-88A-4 W.Nr. 3513 из 1-й эскадрильи KGr.806. Еще один бомбардировщик получил небольшие повреждения от близких разрывов снарядов. Через два дня там же был подбит Ju-88A-5 W.Nr. 7057 из 6-й эскадрильи KG1. Самолет совершил вынужденную посадку на брюхо в расположении немецких войск, при этом получили ранения два члена экипажа.

25 августа крейсер «Киров» семь раз подвергался ударам авиации, но ни одна из 55 сброшенных бомб так и не попала в него. Однако в его корму угодил 152-мм артиллерийский снаряд. В палубе образовалась пробоина площадью 1,5 квадратного метра, были повреждены трубопроводы забортной воды и отопления, возник пожар в кубрике № 12, на юте загорелись шесть больших глубинных бомб. Были убиты девять моряков и еще тридцать ранены. При этом немцы потеряли один Ju-88A-4 W.Nr. 3509 из 3./KGr.806, весь экипаж которого пропал без вести.

26 августа налеты на корабли продолжились. В 6:38 фугасная бомба SC50 попала в эсминец «Славный». Взорвавшись при ударе о щитовое покрытие кормового орудия главного калибра, она засыпала все вокруг осколками. Еще четыре бомбы рванули под водой в 5—10 м от правого борта эсминца, подняв тонны воды и ила. Водяные столбы с грохотом обрушились на борт, залив через дымовые трубы топки котлов № 3 и 4 и машинное отделение. Находившиеся там матросы решили, что эсминец тонет, и в панике ринулись на верхнюю палубу, давя друг друга.

В 9:50 самолеты люфтваффе снова появились над рейдом, сбросив еще 24 фугасные бомбы. Затем в период с 16:30 до 18:12 немцы произвели еще три налета на русские корабли, сбросив около 100 бомб. Одна осколочная бомба SD10 попала в кормовую часть лидера «Минск» и разорвалась на палубе, но не пробила ее, а только повредила настил. Осколками был ранен один из матросов и разбит прицел 45-мм зенитного орудия. Возник пожар, который вскоре был потушен.

Ближе к вечеру немецкие пилоты из 806-й группы, изрядно поупражнявшись, наконец, добились крупного успеха, потопив в бухте Копли-Лахт грузовой пароход «Луначарский» тоннажем 3618 брт, стоявший там в ожидании погрузки эвакуируемых. В этот раз вылет закончился для экипажей бомбардировщиков благополучно.

На следующий день авиацией был потоплен плавучий док и разрушены склады в торговом порту Таллина. 831-я зенитная батарея лейтенанта А.Д. Давыдова вела огонь прямо с пирса, при этом бойцы в горячке боя заявили, что сбили торпедоносец, якобы заходивший для атаки! В то время как таковых в составе люфтваффе на Балтике просто не было. В действительности зенитчиками был сбит Ju-88A-4 W.Nr. 3513 из все той же KGr.806, который рухнул в воду недалеко от рейда[121].

Оглавление книги


Генерация: 0.204. Запросов К БД/Cache: 0 / 0