Глав: 8 | Статей: 30
Оглавление
Бомбардировочной авиации люфтваффе, любимому детищу рейхсмаршала Геринга, отводилась ведущая роль в стратегии блицкрига. Она была самой многочисленной в ВВС нацистской Германии и всегда первой наносила удар по противнику. Между тем из большинства книг о люфтваффе складывается впечатление, что они занимались исключительно поддержкой наступающих войск и были «не способны осуществлять стратегические бомбардировки». Также «бомберам Гитлера» приписывается масса «террористических» налетов: Герника, Роттердам, Ковентри, Белград и т. д.

Данная книга предлагает совершенно новый взгляд на ход воздушной войны в Европе в 1939–1941 годах. В ней впервые приведен анализ наиболее важных стратегических операций люфтваффе в начальный период Второй мировой войны. Кроме того, читатели узнают ответы на вопросы: правда ли, что Германия не имела стратегических бомбардировщиков, что немецкая авиация была нацелена на выполнение чисто тактических задач, действительно ли советская ПВО оказалась сильнее английской и не дала немцам сровнять Москву с землей и не является ли мифом, что битва над Англией в 1940 году была проиграна люфтваффе.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Фрилансеры люфтваффе

Фрилансеры[143] люфтваффе

Уже во время битвы над Англией бомбардировочная авиация люфтваффе помимо массированных налетов и авиаударов небольшими группами начала практиковать стратегические рейды одиночных машин. Подобные операции зачастую приносили отличные результаты. Дело в том, что британская противовоздушная оборона была рассчитана на отражение массированных налетов, а полеты одиночных самолетов отследить и, главное, понять, какую цель они преследуют, было гораздо сложнее. Поэтому вся нагрузка в таких случаях, как правило, ложилась на объектовые ПВО, в первую очередь на зенитные батареи.

Экипажи для одиночных рейдов, получившие название «экипажи-разрушители», формировались на добровольной основе из наиболее опытных и заслуживающих доверия летчиков. При этом людям предлагали повышенную оплату, а точнее, надбавку в размере 400 марок в месяц, что было немалой суммой.

Планирование налетов «разрушителей» значительно отличалось от ударов в составе группы или эскадры.

Командир экипажа получал полную письменную информацию о целях, а также набор аэрофотоснимков. Выбор времени налета, маршрута полета к объекту, способов атаки также целиком оставался за летчиками. За выведение из строя целей, которые, как правило, имели важное стратегическое значение, они отвечали непосредственно перед штабом авиакорпуса, а не перед непосредственными командирами. Командир экипажа сам проводил оценку погодных условий и обстановки в воздухе и сам решал, когда и как выполнить порученное задание[144].

Один из первых подобных рейдов 23 августа выполнил доктор наук лейтенант Карл Шталь из KG51 «Эдельвайс». Целью операции было уничтожение авиационного испытательного центра в Фарнборо в 12 км западнее Гилфорда.

В тот день над аэродромом Виллькобле стояла пасмурная погода, и вся эскадра оставалась на земле. Взлетел только один Ju-88A «9K+IH» Шталя. Пробив облака, «Юнкере» поднялся на большую высоту и отправился в опасный полет. История эскадры «Эдельвайс» так описывает дальнейшие события: «Французское побережье осталось далеко позади немецкого самолета; скоро они должны были оказаться над Англией. Облака не позволяли им разглядеть землю, но они же не позволяли британским истребителям зайти в хвост «Юнкерсу», и это немного утешало.

Лейтенант Шталь смотрит на часы на приборной доске и разворачивает крупномасштабную карту Англии, чтобы взглянуть на нее немного поближе. Еще 10 минут, и мы будем там!

Напряжение растет. Будет ли начеку британская зенитная артиллерия? Обер-фельдфебель Шрётер, штурман и бортстрелок, бросает быстрый, но внимательный взгляд на механизм сброса бомб. Задний стрелок, обер-ефрейтор Мотес, напряженно согнулся над своим пулеметом. Теперь они готовы начать! Через промежуток в облаках «Ида Хенри»[145] ныряет вниз»[146].

Когда Ju-88 начал пикировать на цель, его уже поджидали поднятые в воздух сразу сорок «Спитфайров»! Затем открыла огонь и зенитная артиллерия. Однако перехватить стремительно пикирующий, а затем столь же быстро набирающий высоту самолет гораздо сложнее, чем атаковать растянутый строй бомбардировщиков в горизонтальном полете.

Невзирая на разрывы снарядов, «Юнкере» сбросил бомбы точно на цель, после чего вновь начал набор высоты. История эскадры сообщает: «Тем временем восемь «Спитфайров» пикируют на «Ида Хенри». Они приближаются с обеих сторон. Обер-фельдфебель Нёмейер выпускает по ним первые пулеметные очереди. Англичане стреляют – некоторые попадают. Пули и осколки стучат по машине. Вторая очередь просвистела прямо над обер-фельдфебелем Шрётером; к счастью, он все еще лежал на животе над бомбовым прицелом и избежал смерти. После британской атаки обер-фельдфебель Нёмейер легко ранен, но это не мешает ему ответить тем же самым «Спитфайру», который приблизился на 30 м. Попадание! «Спитфайр» вздрагивает и медленно отворачивает в сторону. Очередь обер-ефрейтора Мотеса довершает дело; с темным дымным шлейфом самолет ныряет вниз. Появляется другой истребитель – там вверху, с левого борта! Лейтенант Шталь видит, что собирается сделать противник и, резко прибавив газу, разворачивается прямо к нему. Не успев выстрелить, англичанин промелькнул приблизительно в пяти метрах от рулей немецкой машины».

Энергично маневрируя и отстреливаясь, бомбардировщик все-таки смог уйти от преследователей и скрыться в облаках. В кабине осталось несколько пулевых отверстий, электрооборудование было разбито пулями, рация вышла из строя. Ко всему прочему, вскоре возникла еще и вибрация в левом двигателе. Шталю пришлось отключить мотор и продолжать полет на одном оставшемся. В результате самолет шел зигзагами, медленно теряя высоту. А уже на подходе к французскому побережью у «Юнкерса» отказал и второй двигатель.

Тем не менее Шталь все же сумел совершить посадку на шасси в районе Кана. Стратегическое задание было выполнено[147].

Подобные операции затем проводились неоднократно и разными экипажами. Так, 28 сентября во время очередных налетов на Лондон, Портсмут и Саутгемптон одиночный Ju-88A обер-лейтенанта Фибига из I./KG77 направился к расположенному к северу от английской столицы небольшому городу Хатвилду. Там находился авиазавод фирмы «Де Хэвилленд». Подойдя к объекту на большой высоте, «Юнкере» выпустил воздушные тормоза и перешел в пикирование. Находившиеся возле завода зенитные батареи заметили противника слишком поздно и открыли огонь с опозданием. В результате все четыре бомбы SC250 попали в цель. Мощные взрывы разрушили один из цехов предприятия. Однако и самолет получил несколько попаданий, вследствие чего Фибигу пришлось совершить вынужденную посадку в непосредственной близости от только что разбомбленного объекта. Когда летчиков принимали в плен, они могли с удовлетворением наблюдать, как на авиазаводе разгорается большой пожар. Впрочем, у них в тот момент сохранялась надежда, что вермахт в скором времени захватит Британские острова и они вернутся в свою часть.

В результате бомбардировки сгорело 80 % материалов и заготовок, приготовленных для сборки нового самолета «Москито», был убит 21 рабочий, еще 70 получили ранения и контузии. Выпуск новой машины был сорван, и налет, таким образом, достиг стратегических результатов[148].

Аналогичные рейды нередко выполняли экипажи из экспериментально-боевой эскадры LG1. Одним из инициаторов распространения подобной тактики был командир 4-й эскадрильи гауптман Йоахим Хельбиг. После огромных потерь, понесенных подразделением в «черный четверг» 15 августа, когда 4./KG77 за один вылет лишилась восьми машин, а сам Хельбиг лишь чудом сумел спастись, он высказал предположение, что действия небольших групп и даже отдельных самолетов против точечных целей имеют гораздо больше шансов на успех, чем массированные налеты.

Вскоре для выполнения подобных вылетов в LG1 было отобрано несколько наиболее опытных экипажей, которые при этом дали добровольное письменное согласие.

Первый успешный рейд был выполнен 21 сентября, когда одиночный «Юнкере» сбросил четыре фугасные бомбы на завод «Хаукер» в Брукленде. Три из них взорвались рядом с корпусами предприятия, зато четвертая попала прямо в цех, где собирались истребители «Харрикейн». Это могло иметь для производства роковые последствия, однако боеприпас почему-то не взорвался сразу. Англичане успели оттащить бомбу в одну из воронок, и только после этого прогремел мощный взрыв.

2 октября аналогичный вылет выполнил сам Хельбиг. Его целью стал небольшой завод по производству авиационных винтов в Уоррингтоне возле Ливерпуля. Ju-88 поднялся в воздух на рассвете и незаметно для противника пересек Ла-Манш. Уже на пути к объекту атаки Хельбига попытался перехватить такой же одиночный истребитель, однако, опираясь на точные и своевременные сообщения бортрадиста Шлунда, пилот смог энергичными маневрами оторваться от преследователя. Англичане, видимо, подумали, что имеют дело с самолетом-разведчиком, поэтому не подняли на перехват большое число своих истребителей.

Пройдя недалеко от Ливерпуля и легко уклонившись от беспорядочного огня зенитных батарей, Хельбиг решил зайти на цель с севера на юг, то есть с курса, который казался оборонявшимся наименее угрожаемым. В результате «Юнкере» появился над заводом совершенно внезапно и с пикирования сбросил на него четыре бомбы SC250 – стандартный набор боеприпасов для таких рейдов. Все они попали точно в цель, а зенитная артиллерия открыла огонь, когда Ju-88 уже уходил в облака.

В результате авиаудара на предприятии была полностью разрушена котельная, вследствие чего оно на долгое время вышло из строя[149].

Следующей целью LG1 стал шлюз Истхем на канале, соединяющем Манчестер с Ирландским морем. Объект имел важное стратегическое значение, так как по нему в порт Манчестера проходили корабли с продовольствием и грузами для промышленных предприятий города. Канал защищали зенитные батареи и истребители ПВО.

Первый рейд, выполненный обер-фельдфебелем Шютте, оказался неудачным. Экипажу не удалось поразить ворота шлюза, при этом сам Ju-88 был поврежден зенитным огнем и едва дотянул до немецкой территории. Пилот бомбардировщика был ранен, а штурман погиб.

Через два дня аналогичное задание получил командир 4-й эскадрильи Йоахим Хельбиг. Последний подошел к планированию стратегического налета со всей тщательностью. Маршрут полета к цели был проложен над морем вдоль восточного побережья Англии. Достигнув района Халла, «Юнкере» повернул на запад, пересек остров с востока на запад и совершенно неожиданно для британской противовоздушной обороны появился над Манчестером. Англичане пришли в ужас, когда увидели Ju-88, отвесно пикирующий прямо на шлюз. Некоторые зенитки успели открыть огонь, но было поздно. Вскоре от брюха самолета отделились несколько черных точек, а сам он столь же стремительно взмыл обратно в небо. Взрывы разрушили ворота шлюза, и вода огромной волной покатилась по каналу в сторону океана[150].

Хельбиг же лег на обратный курс и после многочасового полета благополучно приземлился в Орлеане. Подобный рейд, в котором сам сброс бомб на цель был лишь короткой кульминацией, требовал от летчиков железной выдержки и хладнокровия.

Целью следующего рейда гауптмана Хельбига был учебный центр английской авиации на аэродроме Пенрос в районе Ливерпуля. Противовоздушная оборона данного объекта тоже была рассчитана на отражение массированных налетов: кольцо зениток и истребители на соседних аэродромах. Никто и не думал, что наибольшую опасность представляет как раз одиночный самолет.

Чтобы достичь эффекта внезапности, Ju-88A Хельбига взлетел еще ночью, а к цели вышел с первыми лучами солнца. Сделав круг над объектом, чтобы штурман смог точно идентифицировать здание центра, пилот выпустил воздушные тормоза и перевел машину в пикирование. Расчеты мелкокалиберных зенитных установок открыли швальный огонь и добились близких попаданий, но Хельбиг упорно вел сотрясающийся от разрывов самолет через завесу разрывов и сбросил две 250-килограммовые бомбы точно на здание. После этого «Юнкере» привычно взмыл вверх и лег на обратный курс. Несмотря на многочисленные пробоины от осколков, бомбардировщик благополучно приземлился в Орлеане. Продолжительность стратегического вылета составила около пяти часов.

Командование по достоинству оценило результаты боевой работы командира 8./LG1. 24 октября 1940 г. гауптман Хельбиг за 75 боевых вылетов, в том числе успешные стратегические рейды и потопленные корабли, был награжден Рыцарским крестом[151].

Дитрих Пёльц из эскадры KG77 также неоднократно выполнял аналогичные одиночные стратегические рейды. Вылетая преимущественно при плохих погодных условиях, даже при низкой облачности, его Ju-88A внезапно появлялся над железнодорожными станциями и промышленными объектами, после чего с пикирования поражал их. Результаты нередко превосходили достигнутые в ходе налетов целыми группами. Подобная тактика получила в люфтваффе широкое распространение и в последующие годы войны.

Тот же известный ас Дитрих Пёльц, действуя уже на Восточном фронте, неоднократно совершал одиночные дальние рейды на своем Ju-88A. В августе – сентябре 1941 г. одной из целей II./KG77 стали железная дорога Москва – Ленинград, а также гидротехнические сооружения Мариинской судоходной системы[152]. Действуя мелкими группами и одиночными машинами, внезапно атаковавшими важные объекты с пикирования, Пёльц и его подопечные добивались больших успехов, чем крупные соединения бомбардировщиков, использовавшие обычные способы бомбометания. В результате их успешных атак водное и железнодорожное сообщение на некоторых участках стратегических коммуникаций прерывалось на недели[153].

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.144. Запросов К БД/Cache: 0 / 0