Глав: 8 | Статей: 30
Оглавление
Бомбардировочной авиации люфтваффе, любимому детищу рейхсмаршала Геринга, отводилась ведущая роль в стратегии блицкрига. Она была самой многочисленной в ВВС нацистской Германии и всегда первой наносила удар по противнику. Между тем из большинства книг о люфтваффе складывается впечатление, что они занимались исключительно поддержкой наступающих войск и были «не способны осуществлять стратегические бомбардировки». Также «бомберам Гитлера» приписывается масса «террористических» налетов: Герника, Роттердам, Ковентри, Белград и т. д.

Данная книга предлагает совершенно новый взгляд на ход воздушной войны в Европе в 1939–1941 годах. В ней впервые приведен анализ наиболее важных стратегических операций люфтваффе в начальный период Второй мировой войны. Кроме того, читатели узнают ответы на вопросы: правда ли, что Германия не имела стратегических бомбардировщиков, что немецкая авиация была нацелена на выполнение чисто тактических задач, действительно ли советская ПВО оказалась сильнее английской и не дала немцам сровнять Москву с землей и не является ли мифом, что битва над Англией в 1940 году была проиграна люфтваффе.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

«Сегодня мы уничтожим вражеские аэродромы»

«Сегодня мы уничтожим вражеские аэродромы»

Днем 16 августа пополненная новыми экипажами и самолетами KG51 «Эдельвайс» под прикрытием тяжелых истребителей Bf-110 из ZG26 наносила удар по английским аэродромам. Первая группа атаковала Редхилл, вторая – Бруклендз, третья – Гатуик. В этом вылете «Юнкерсы» впервые использовали 250-килограммовые фугасные бомбы с взрывателями замедленного действия, а также новые тяжелые зажигательные бомбы Flam 250. На сей раз налет прошел более удачно, чем операция четырехдневной давности. Два из трех аэродромов были серьезно повреждены, только Гатуик уцелел благодаря плохой погоде над целью. При этом все Ju-88 благополучно вернулись на свои базы[16]. Столь же успешен был и налет III./KG76 на авиабазу Уэст-Мэллинг, которая в результате полностью вышла из строя на пять суток. Другие четыре аэродрома уцелели только благодаря плохой погоде, стоявшей над ними.

Несколько менее успешным оказался рейд «Хейнкелей» из KG27 «Бёльке» на аэродром Биггин-Хилл. Самолеты сбросили бомбы и повернули обратно, как только их атаковали «Харрикейны» и «Спитфайры» сразу из девяти эскадрилий RAF. В данном случае англичанам удалось добиться высокой концентрации истребителей в нужном месте. Не-111 прикрывали тяжелые истребители Bf-11 °C, поэтому завязалась упорная схватка. По ее итогам британцы записали на свой счет 22 победы, что минимум втрое превышало их реальные достижения. В то же время бортстрелками «Хейнкелей» были подбиты три «Харрикейна», а «Мессершмиттами» – еще два.

К авиаударам по аэродромам были привлечены и подразделения штурмовиков Ju-87. Около полудня 16 августа над Ла-Маншем в сопровождении «Мессершмитгов» появились 40 «Штук» из StG2 «Иммельман». Достигнув восточной оконечности острова Уайт, «Юнкерсы» разделились. Пять самолетов атаковали РЛС, расположенную возле поселка Вентнор, и прямыми попаданиями вывели ее из строя на неделю.

Остальные 35 Ju-87 направились к аэродрому Тангмер. Сделав круг над целью, «Штуки» одна за другой срывались в пике и почти под прямым углом неслись на свои цели. Затем землю сотряс грохот разрывов. Точность попаданий была невероятной. На авиабазе были уничтожены все ангары, мастерские, автопарк, офицерская столовая и лазарет, а также все до единого самолеты! А это семь «Бленхеймов», 11 «Харрикейнов» и три «Спитфайра» – всего 22 машины. 20 человек погибло, еще 41 получил ранения.

Это был блестящий успех, наглядно продемонстрировавший боевые возможности Ju-87. Однако этот же налет показал и явные слабости. Весьма тихоходные штурмовики на большом удалении от своей базы являлись легкой мишенью для истребителей. Когда «Штуки» собирались в боевой порядок и взяли курс на Францию, их атаковали «Харрикейны» и «Спитфайры», взлетевшие по тревоге с другого аэродрома. В результате англичанам удалось поквитаться за уничтожение Тангмера, сбив девять Ju-87. Еще шесть получили сильные повреждения, но все же смогли дотянуть до своего аэродрома, некоторые – с мертвыми бортстрелками в задней кабине.

Впрочем, и «Юнкерсы», отстреливаясь, смогли сбить четыре «Харрикейна».

18 августа большого успеха добились экипажи Do-17 из KG76 генерала Фрелиха. Им удалось не только поразить английские авиабазы Кинли и Биггин-Хилл, но и уничтожить командный пункт истребительных сил. На Кинли было сброшено свыше 100 фугасных и осколочных бомб, из которых двадцать четыре были оснащены взрывателями замедленного действия. В результате были разрушены три ангара, склад с запчастями и восемь «Харрикейнов». Были выведены из строя водопровод и газопровод. Погибли 12 человек, еще 20 получили ранения. Столб черного дыма, поднявшийся над Кинли, достиг высоты нескольких километров.

Успевшие же подняться в воздух «Харрикейны» так и не смогли добраться до «Дорнье», так как были немедленно атакованы и сбиты Bf-109E из I./JG53[17]. Тем не менее III./KG76 потеряла во время этих налетов четыре Do-17Z.

После полудня того же дня за дело снова взялись «Штуки». 28 Ju-87B из I./StG77 гауптмана Майселя атаковали аэродром морской авиации Торни-Исланд в районе Портсмута. Им удалось уничтожить два ангара, несколько других построек и три самолета. Однако «Харрикейнами» из 43 и 601 Sqdn. FAA на сей раз были сбиты десять машин, еще шесть получили серьезные повреждения, одна из которых потерпела аварию при посадке. Немцы потеряли 23 летчика, в том числе семнадцать погибло, включая и командира группы гауптмана Майселя.

Этот налет показал, что «Юнкерсы-87» не годятся для ударов по Англии. Далее авиаудары наносились только двухмоторными бомбардировщиками и истребителями-бомбардировщиками.

В этот же день на бомбардировку британских аэродромов вылетал и Не-111 Готфрида Леске. Сам он так описывал свои впечатления в дневнике: «Несколько коротких приказов, и мы знаем свою задачу. На этот раз бомбим аэродромы вокруг Лондона. Поднимаемся в самолет, Ледерер первый, потом Ломмель, потом Зольнер, потом я, а потом обер-лейтенант. Убираем внутрь трап. Нас двадцать. Впереди и позади идут плотные группы самолетов сопровождения. На 3000 м моросит дождь, но на подходе к Каналу погода улучшается. Настроение у всех приподнятое. Мы знаем, что сегодняшний день ознаменует начало конца. Долгожданное решительное нападение на сердце Британской империи началось. Сегодня мы уничтожим вражеские аэродромы, заводы, самолетные укрытия, военные склады, запасы топлива… Сегодня мы должны уничтожить английскую оборону.

Высоко над нами летят наши маленькие крепыши «Мессершмитты». Мы уже над Каналом, а немного спустя над целью. Сверху она имеет форму сердца и расположена недалеко от большого шоссе, мы это уже знаем. «Юнкере»[18] впереди нас уже положил свои яйца. Кажется, попали в один из ангаров, но все равно бросили не слишком удачно.

Но в этот момент на нас спикировали «Харрикейны» и «Спитфайры». На какое-то время они, как собаки, сцепились с нашими истребителями, и если бы нам самим не нужно было доделывать свою работу, а также беречь от них свой собственный хвост, то зрелище было бы захватывающим. Было бы здорово купить билет на привязной аэростат поболеть за противников. Но вместо этого надо заботиться о собственной колымаге.

Зольнер и Ломмель раз за разом предупреждают меня, что «Харрикейн» или «Спитфайр» пытается нас достать. Поэтому я выделываю всякие виражи и трюки. Нет ни малейшей возможности донести бомбовую нагрузку до цели. Покрутились на месте и потом нырнули в облако. Но надо выполнять задание. Когда вынырнули в направлении цели, обнаружили себя в самой гуще такой драки, какой я в жизни никогда не видел. Буквально каждую минуту к нам цеплялся какой-нибудь из «Харрикейнов».

Их было ужасно много. Я не думаю, что самолетов у них больше, чем у нас, пожалуй что нет, во всяком случае, почти столько же. Но у них было то преимущество, что они в любой момент могли приземлиться для заправки и тут же вернуться назад, тогда как наши ребята не могли оставаться постоянно, потому что нужно было надолго уходить за бензином. Наши «Мессершмитты» кружились в воздухе как осы, и я сам несколько раз видел, как отвесно падает «Харрикейн», оставляя за собой столб дыма.

Нам, наконец, удалось сбросить боезапас. Но Зольнер сказал, что мы вряд ли точно попали. Скорее всего, сделали несколько больших дырок в летном поле. Ладно, все равно лучше, чем ничего. Поворачиваем назад и пересекаем Канал. Большинство «Юнкерсов» ушли домой раньше нас, с нами летят многие из наших «Мессершмиттов». Но мы ошиблись, решив, что уже избавились от этих чертовых томми. Пока нет. Над Булонью неожиданно нарвались на «Харрикейны», их где-то от пятидесяти до ста. Очевидно, они рассчитывали захватить нас, бомбардировщиков, одних. Наверное, они сильно расстроились, что все сопровождение идет с нами. Опять закручивается ужасная свара. Каждую секунду или около того мы видим, как они опрокидываются на спину, сваливаются на крыло или клюют носом, пламя вырывается длинными языками и черная лента дыма сопровождает их падение. Мы прорвались нормально, а на подлете к дому увидели почти всех наших, как они кружат над нашим полем»[19].

Подразделения Do-17 зачастую подходили к своим целям на малой высоте или вообще на бреющем полете. Это затрудняло работу радиолокационных станций, и самолеты зачастую обнаруживались силами ПВО слишком поздно. Так, 19 августа над аэродромом Дебден, на который только что перебазировались с разгромленного Тангмера «Харрикейны» 601 Sqdn. RAF, внезапно появились 30 «Дорнье», которых сами немцы за узкий длинный фюзеляж называли «летающими карандашами». Зенитная артиллерия попросту не успела открыть огонь, и немцы беспрепятственно вывалили из своих люков десятки фугасных и осколочных бомб. В результате были серьезно повреждены четыре истребителя, несколько ангаров и других строений, погибли 18 человек из наземного персонала[20].

25 августа люфтваффе произвели массированный налет на южное побережье Англии. Это был один из классических дневных авиаударов, когда большие группы бомбардировщиков прикрывались мощным истребительным эскортом. Всего в налете участвовало 130 самолетов, которых сопровождали 170 Bf-109 и Bf-110, – в общей сложности 300 машин!

Бомбардировщики летели тремя волнами, каждая из которых должна была атаковать свою цель. Первая группа из 40 Не-111 из KG55 шла на Портленд. На подходе к цели их пытались атаковать 12 «Харрикейнов» из 609 Sqdn. RAF, но «Мессершмитты» эскорта не дали им сделать этого. В результате все «Хейнкели» прошли над городом ровным строем и сбросили бомбы точно на портовые сооружения.

Через несколько минут в районе Портленда появилась вторая группа немецких самолетов. Это были Ju-88 из II./KG51, летевшие на бомбардировку аэродрома Уормуэлл в районе Дорчестера. Вслед за ними шли «Юнкерсы» II./KG54, целью коих являлись корабли в заливе Уэймаут-Бей. Навстречу им с разных сторон показались десятки «Спитфайров» и «Харрикейнов». На сравнительно небольшом пространстве неба одновременно оказались сотни ревущих моторами машин. Началась настоящая карусель, в ходе которой одни и те же самолеты многократно обстреливались разными пилотами и бортстрелками, каждый из которых впоследствии заявил о множестве побед.

Англичане претендовали на 49 сбитых самолетов, немцы (только истребители) – на 34. В действительности обе стороны переоценили свои достижения. Люфтваффе потеряли 19 машин, в том числе 4 бомбардировщика. Среди них оказался и Do-17Z из 3-й эскадрильи KG76, возвращавшийся после налета на аэродром Кройдон и случайно оказавшийся в районе боя. Этот успех стоил британцам 15 истребителей[21].

В ночь на 26 августа был нанесен массированный удар по предприятиям авиационной промышленности в Бирмингеме, Кингстоне и Ковентри. Благодаря отсутствию у англичан ночных истребителей рейд прошел без потерь. Впрочем, и точность попаданий при ночных налетах тогда еще была не очень высока.

Следующий день стал не очень удачным для KG55 «Грайф», вернувшейся с предыдущего задания без потерь. Во время налета на Портсмут английскими истребителями были сбиты 3 Не-111. При этом из 15 членов их экипажей пять человек погибли, девять попали в плен и только один – фельдфебель Алоиз Шрек – сумел вернуться обратно в свое подразделение. Еще 2 «Хейнкеля» получили серьезные повреждения, но все же смогли дотянуть до своей территории[22].

28 и 30 августа эскадра совершила два дневных налета на Ливерпуль. В каждом из них было потеряно по одному бомбардировщику.

Пик войны с аэродромами пришелся на конец августа. Англичане, устав от непрерывных и каждодневных ударов, уже попросту не успевали поднимать свои истребители в воздух и ремонтировать взлетно-посадочные полосы. Так, 30 августа I./KG53 нанесла удар по аэродрому Лутон, расположенному в 40 км от Лондона. Обер-фельдфебель Штихт, летевший штурманом на Не-111 Вилли Хауга, так описывал происходящее: «Командир оберст-лейтенант Кауфманн, как всегда, напутствовал нас: «Сломайте себе шеи и ноги»[23]. Мы все осознаем важность выполняемого задания и знаем, что некоторые из нас могут не вернуться с него. Это война, а мы солдаты. В 15:36 взлетает первая волна. Мы также занимаем свое место в строю.

Мы летим курсом 305° – в сторону мыса Грис-Нез, где должно состояться рандеву с нашими истребителями. Мы вышли к Грис-Незу на высоте 4800 м, и уже видим Me-110, тяжелые истребители из «акульей эскадрильи»-[24]Наша 1-я группа собирается в плотный боевой порядок, и летим над каналом. Внизу блестят белые скалы Дувра».

Вскоре соединение стало подвергаться разрозненным атакам «Спитфайров». Летчики отчетливо видели из кабины своего «Хейнкеля» воздушные бои, происходящие снизу и сверху. Периодически немецкие истребители вываливались из облаков, потом исчезали обратно. Эскорт в этот раз оказался надежен, а английские атаки немногочисленны. В итоге бомбардировщикам удалось без проблем добраться до пункта назначения. Штихт продолжал свой рассказ: «Теперь мы, наконец, над нашей целью. Я во все горло кричу в микрофон: «Внимание! Бомбы пошли!» В этот момент 36 фугасных и осколочных бомб и одна 250-килограммовая бомба отцепляются от машины. Другие самолеты также сбрасывают бомбы. Вскоре я вижу воздействие и эффективность попаданий бомб. Поднимаются дым и столбы огня. Высокий ангар, припаркованные самолеты и взлетно-посадочные полосы – вся цель поражена бомбами. Стрельба английских пушек продолжается. Теперь мы ложимся на обратный курс».

Между тем истребители Bf-109 из-за малого запаса топлива уже оставили группу, и теперь сопровождение полностью легло на сто десятые. Последние успешно справились с задачей. Только один «Хейнкель» был подбит «Спитфайрами» и уходил в сторону французского побережья в сопровождении группы Bf-110. Штихт писал: «Акулы-истребители проводили нас до Сент-Омера. Мы благодарим их за сопровождение над целью, без вас у нас были бы низкие шансы уцелеть. После приземления мы увидели, что наша машина тоже получила повреждения, мы насчитали в ней более ста отверстий от пуль. Одна машина из 1-й эскадрильи вернулась с мертвым членом экипажа на борту. Он, уже будучи раненным, до последнего отражал английские атаки, стреляя из пулемета, до тех пор пока не потерял сознание. Это был обер-фельдфебель Макс Цийрингер… Его похоронили с воинскими почестями на военном кладбище в Аррасе, где многие наши товарищи нашли последнее упокоение. Его смерть стала особенно чувствительной для меня, потому что мы были старыми друзьями. Он был механиком, а я штурманом. Мы летали рядом в Польше, Франции и теперь Англии, до тех пор пока его смерть навсегда не разделила нас после примерно шести лет тесных отношений и товарищества»[25].

Между тем налеты продолжались.

Днем 31 августа на аэродроме Хорнчерн сигнал воздушной тревоги был подан лишь в момент, когда немецкие бомбардировщики «Дорнье» уже заходили для атаки. Несколько «Спитфайров», несмотря на разрывы бомб, все же попытались взлететь, но это им не удалось. Авиабаза Биггин-Хилл в течение дня подверглась сразу трем авиаударам, наиболее разрушительным из которых оказался налет 8 Do-17Z из III./KG76. Прямыми попаданиями 500-килограммовых бомб были разрушены ангары, мастерские и казармы личного состава, системы электоро-, водо– и газоснабжения. Погибли около 60 человек из наземного персонала[26].

Люфтваффе продолжали наносить беспрерывные удары по Англии. Ежедневно сотни самолетов со свастикой пролетали над Ла-Маншем в сторону Туманного Альбиона. Англичане стали терять все больше и не успевали ремонтировать аэродромы. В то же время немцы не бомбили жилые кварталы английских городов, и английская авиация, соблюдая «правила игры», не трогала немецкие города.

Но это вовсе не означает, что гражданское население не страдало от бомбардировок. При налетах на промышленные объекты часть бомб неизбежно попадала в расположенные поблизости жилые дома и гражданские объекты. Так, в ночь на 29 августа 150 Не-111 нанесли авиаудар по Ливерпулю – крупному центру военной, в первую очередь судостроительной, промышленности, расположенному на западе Англии. Уже сам налет в темное время суток гарантировал большие человеческие жертвы. Экипажам «Хейнкелей» требовалось после долгого полета выйти на цель, обнаружить и осветить ее, после чего атаковать. Бомбы сбрасывались на доки и цеха заводов, расположенные на берегу океана, однако значительная их часть упала мимо цели, в том числе на улицы города. Ливерпульские судостроительные верфи возникли еще в XVI в., поэтому исторический центр города сформировался всего в нескольких сотнях метров от них. В отличие от индустриальных центров более позднего времени, жилые кварталы здесь непосредственно соседствовали с цехами. Понятно, что ни о какой точечной бомбардировке в таких условиях не могло быть и речи.

Особенно тяжело пришлось экипажам последней волны бомбардировщиков, поскольку объекты атаки уже были охвачены пламенем и закрыты столбами дыма. В таких случаях самым надежным способом было выбирать точку прицеливания в центре очага пожара. Но лишь часть боеприпасов попадала в цель. В результате налета в прибрежных районах Ливерпуля были разрушены десятки жилых домов, погибло 470 мирных жителей, а еще несколько сотен получили ранения и контузии. Формально налет носил чисто военный характер, однако его результаты оказались частично террористическими.

В эту же ночь бомбардировкам подверглись Бирмингем, Бристоль, Ковентри, Манчестер и другие цели в центральной Англии. Каждый налет сопровождался предварительным сбросом осветительных и зажигательных бомб, однако это не гарантировало стопроцентной точности. Всего в эту ночь жертвами авиаударов в британских городах стали свыше 1000 человек.

Через сутки люфтваффе произвели второй массированный ночной налет на промышленные объекты в Бирмингеме, Саутгемптоне, Бристоле и Ливерпуле. По последнему отбомбились в общей сложности 130 Не-111.

Британская ПВО оказалась совершенно не готова к отражению ночных налетов. Поэтому немецкие самолеты действовали практически безнаказанно. Только один «Хейнкель» из 55-й бомбардировочной эскадры был все-таки поврежден зенитным огнем. Это был самолет Альберта Кенига из 8-й эскадрильи. Пилот смог дотянуть не только до континента, но и почти до аэродрома KG55, однако при попытке выполнить вынужденную посадку Не-111 потерял управление и разбился в районе Версаля[27].

К началу сентября люфтваффе завоевали господство в воздухе над Англией. Этот факт лишний раз говорит о том, что ни одна страна в Европе в 1940 г. не была в состоянии противостоять Германии. Несмотря на героическое сопротивление британских летчиков, сумевших нанести противнику существенные потери, немцы все же добились своего.

В общей сложности с 5 августа по 1 сентября 1940 г. германские бомбардировщики выполнили 6000 самолето-вылетов против Англии, в том числе 3850 дневных и 2150 ночных. При этом было потеряно 269 машин[28].

«Небольшое число истребителей ПВО было быстро подавлено самолетами сопровождения», – сообщалось в донесении II./KG1 «Гинденбург», выполнявшей 1 сентября задание по бомбардировке Тил бери на Темзе. И это неудивительно: «Мессершмитты» сразу из трех эскадр сопровождали 19 Не-111 на пути к цели! На следующий день уже «Хейнкели» из KG53 беспрепятственно сбросили бомбы на аэродром Истчерч. «У англичан все замерло», – докладывал командир ZG76 майор Грабман, чье подразделение сопровождало бомбардировщики[29].

Таким образом, соединения RAF были подавлены и разгромлены, можно было смело начинать высадку десанта на Британские острова.

В портах Северной Франции к этому моменту были собраны сотни десантных судов: 155 пароходов, 471 буксир, 1160 моторных лодок и 1722 плоскодонные баржи. Пехотные и танковые дивизии, дислоцировавшиеся у побережья, ожидали лишь сигнала к погрузке. 450 так называемых паромов Зибеля, способных зараз переправить через Ла-Манш две дивизии, также находились в полной боевой готовности к началу сентября.

Однако приказ все не поступал. Гитлер находился в растерянности: начинать операцию «Морской лев» или нет. Кроме прочих причин неуверенности и нерешительности фюрера, многократно упоминавшихся в различных трудах, следует отметить еще одну. Ежедневные бомбардировки Англии приносили все больше результатов, и в начале сентября могло сложиться впечатление, что ее удастся склонить к миру и без рискованной высадки десанта. Гитлер попросту решил пойти путем наименьшего риска. А именно – продолжать авиаудары в надежде, что Черчилль в конце концов сдастся.

И действительно, в первые дни сентября казалось, что RAF вот-вот рухнут. Впрочем, в отдельных случаях англичане все еще оказывали упорное сопротивление. Так, 4 сентября Bf-11 °C из Erpr.Gr.210 совершили налет на авиазавод фирмы «Виккерс-Армстронг» в Вейбридже. Шесть 500-килограммовых бомб упали на заводские цеха, а несколько других на расположенные рядом жилые кварталы. В результате 88 человек погибли и около шестисот получили ранения и контузии.

Над побережьем Ла-Манша, в районе Уэртинга, возвращавшиеся истребители-бомбардировщики были атакованы «Харрикейнами» и «Спитфайрами». Англичанам удалось сбить пять Bf-110, в том числе два из группы сопровождения. Две машины упали в пролив, и их экипажи погибли. Немцам удалось подбить только «Харрикейн» флаинг-офицера Ежи Янкевича, который совершил вынужденную посадку на брюхо[30].

Утром 6 сентября бомбардировщики из II./KG26 и III./KG4 нанесли авиаудары по аэродромам Кинли и Дерби. В районе Ашфорда группу, которую сопровождали «Мессершмитты» Bf-109, атаковали 40 «Харрикейнов» из 43, 79, 111 и 249 Sqdn. RAF. По итогам боя англичане записали на свой счет семь побед, что было близко к действительности. Наибольший урон понесла эскадра «Лёвен», лишившаяся пяти Не-111, правда, один из них был по ошибке сбит немецкой зенитной артиллерией уже над территорией Франции. Эскорт потерял два истребителя. Этот успех стоил оборонявшимся трех истребителей[31].

Оглавление книги


Генерация: 0.186. Запросов К БД/Cache: 3 / 1