Глав: 8 | Статей: 30
Оглавление
Бомбардировочной авиации люфтваффе, любимому детищу рейхсмаршала Геринга, отводилась ведущая роль в стратегии блицкрига. Она была самой многочисленной в ВВС нацистской Германии и всегда первой наносила удар по противнику. Между тем из большинства книг о люфтваффе складывается впечатление, что они занимались исключительно поддержкой наступающих войск и были «не способны осуществлять стратегические бомбардировки». Также «бомберам Гитлера» приписывается масса «террористических» налетов: Герника, Роттердам, Ковентри, Белград и т. д.

Данная книга предлагает совершенно новый взгляд на ход воздушной войны в Европе в 1939–1941 годах. В ней впервые приведен анализ наиболее важных стратегических операций люфтваффе в начальный период Второй мировой войны. Кроме того, читатели узнают ответы на вопросы: правда ли, что Германия не имела стратегических бомбардировщиков, что немецкая авиация была нацелена на выполнение чисто тактических задач, действительно ли советская ПВО оказалась сильнее английской и не дала немцам сровнять Москву с землей и не является ли мифом, что битва над Англией в 1940 году была проиграна люфтваффе.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

В прицеле – авиазаводы

В прицеле – авиазаводы

В конце сентября наиболее интенсивным ударам стали подвергаться британские авиазаводы. Тем самым решались сразу две стратегические задачи. Во-первых, выведение из строя предприятий сокращало поступление новых самолетов в RAF, во-вторых, все эти объекты, как правило, находились в крупных городах, и во время налетов на них оказывалось устрашающее воздействие и на мирное население.

Днем 25 сентября люфтваффе нанесли авиаудар по авиазаводу фирмы «Бристоль» в Филтоне, сбросив на него 100 т бомб, в том числе 24 тяжелые зажигалки, начиненные смесью бензина, каучука и фосфора. Предприятие было выведено из строя, а в его цехах погибло 20 новеньких «Бофортов» и «Бленхеймов». Во время бомбежки погибло 82 человека, еще 170 получили ранения. В налете участвовала и эскадра KG55 «Грайф». На пути к цели пятьдесят восемь ее экипажей не встретили серьезного противодействия со стороны ПВО, так как британские истребители ошиблись с определением цели налета. Зато над самим Филтоном бомбардировщиков встретил плотный зенитный огонь. Не-111Р «G1+DN» обер-лейтенанта Вайгера получил прямое попадание и упал, однако весь его экипаж успел выпрыгнуть на парашютах. На обратном пути к Ла-Маншу в небе, наконец, появились «Спитфайры». В бой с ними вступили многочисленные истребители эскорта – порядка 100 Bf-110 из ZG26, однако некоторым отчаянным англичанам все же удалось атаковать отдельные группы «Хейнкелей». Бортстрелки вели ответный огонь, но отнюдь не всегда он оказывался спасительным. Несмотря ни на что, вражеские самолеты, даже получив множество попаданий, шли на цель и в упор расстреливали бомбардировщики. В результате 6-я и 7-я эскадрильи потеряли еще по одному Не-111. Причем из каждого из них смогли выпрыгнуть с парашютом только по одному члену экипажа. В первом случае это был командир, во втором – бортрадист[49].

Уже следующим вечером первая и вторая группы KG55 в составе 59 Не-111 участвуют в налете на авиазавод «Супермарине» в Вулстоне. Поскольку одновременно с другими подразделениями также проводились операции над островом, а английские истребители понесли большие потери, они снова не смогли встретить противника на дальних подступах. Только когда 59 «Хейнкелей» уже заходили на цель, поблизости появились несколько десятков «Харрикейнов» и «Спитфайров». Однако им навстречу тут же ринулись 70 двухмоторных истребителей сопровождения Bf-110 из ZG26 «Хорст Вессель». В результате немецким самолетам удалось беспрепятственно поразить объекты. Всего на завод было сброшено 280 фугасных бомб SC250, было разрушено несколько цехов и убито 37 рабочих. Двадцать три недавно собранных «Спитфайра» уже не могли пополнить потрепанные эскадрильи. Предприятие было выведено из строя.

В данном случае истребители эскорта справились с поставленной задачей: почти все бомбардировщики благополучно вернулись обратно. Лишь Не-111Н «G1+GK» обер-лейтенанта Швайница из 2-й эскадрильи на обратном пути был сбит и упал в воду в районе острова Уайт[50]. В то же время, отстреливаясь из бортовых пулеметов, экипажи «Хейнкелей» подбили несколько вражеских истребителей, в том числе и «Спитфайр» Мк.1 Альфреда Огилви. Сам он так описал произошедшее в своем рапорте: «Я атаковал «Хейнкель-111» сзади сбоку, открыв огонь с дистанции 200 м и прекратив его на дистанции 50 м. Был сильный и умелый ответный огонь. Я получил попадание в крыло, в котором был поврежден главный лонжерон. «Хейнкель», казалось, впитывал огонь, который, совершенно очевидно, попадал в него. Мы были уже далеко над морем и получили приказ прекратить атаку и вернуться». В результате полученных повреждений Огилви лишь с большим трудом удалось вернуться на свой аэродром Миддл-Уоллоп[51].

Боевая работа английских летчиков была очень напряженной, вылеты следовали каждый день, а иногда и по нескольку раз в сутки. Уже наутро 27 сентября эскадрилья того же Огилви была снова поднята на перехват немецких бомбардировщиков. На сей раз это были 10 Bf-11 °C из Erpr.Gr.210 гауптмана Лутца, которые бомбили завод фирмы «Пэрнелл Эйркрафт» в пригороде Бристоля Ятэ, на котором собирались стрелковые башни для бомбардировщиков.

Огилви[52] так описал произошедший бой: «Я летел как «Желтый-3». На высоте 7300 м мы встретились с Me-110, выстроившимися в оборонительный круг. Следуя за «Желтым-1», мы атаковали круг, каждый отдельный самолет. Круг развалился, и я видел, как Ме-110 повернул к «Желтому-1». Они столкнулись лоб в лоб, и оба самолета были разрушены потрясающим взрывом. Я атаковал один сто-десятый почти в лоб, затем набрал высоту и почти вертикально спикировал на него. Он пошел прямо вниз, оба его двигателя были в огне. Это видели другие пилоты. Я также видел, по крайней мере, еще три падавших горящих сто десятых, один упал в море, другой на землю около Портленда».

Налет на завод в Ятэ стоил экспериментальной боевой группе Erpr.Gr.210 четырех Bf-110C. Причем погибли командир подразделения, а также командир 2-й эскадрильи обер-лейтенант Рессигер. Еще шесть машин потеряла сопровождавшая ее ZG26 «Хорст Вессель»[53].

Вечером 29 сентября экипажам III./KG55 пришлось пережить немало неприятных минут. В этот раз их целью был авиазавод в Глостере. Этот город расположен в самом острие залива Кардифф, врезающегося острым клином в юго-западное побережье Англии. Поэтому маршрут полета к цели был выбран именно над этой огромной бухтой, постепенно сужающиеся берега которой служили хорошим ориентиром. Кроме того, полет над морем затруднял обнаружение самолетов и действия ПВО. В то же время вылет проходил без истребительного прикрытия из-за большой протяженности маршрута.

Однако достичь берега незамеченными «Хейнкелям» все же не удалось. В 18:00 со стороны заходящего на западе солнца показались 12 «Харрикейнов». От командира группы тотчас поступил приказ укрыться в облаках. Большинству удалось сделать это, и только 9-я эскадрилья, шедшая последней в строю, приняла на себя весь удар англичан. Бомбардировщики сомкнулись в плотный боевой порядок и начали заградительный огонь. Следует отметить, что восьмерка Не-111 представляла собой грозную силу, и вышедшие в атаку «Харрикейны» попали под очереди одновременно из 20–25 крупнокалиберных пулеметов. В результате схватка закончилась в пользу немцев! Были сбиты три истребителя, из которых два упали в воду, а один совершил вынужденную посадку в Ирландии. Потери люфтваффе составили один Не-111Р обер-лейтенанта Кехлера, весь экипаж которого погиб. Еще один «Хейнкель» получил повреждения и, развернувшись, смог дотянуть до Нормандии[54].

Этот факт показал, что бомбардировщики вполне способны совершать дневные налеты и без истребительного сопровождения. Оставшиеся же 23 самолета достигли цели, сбросив на нее мины ВМ-1000. Последняя представляла собой универсальный боеприпас. Будучи начиненной почти 700 кг взрывчатки, она могла оснащаться как магнитным или акустическим, так и обычным ударным взрывателем. Поэтому ее использовали и как мину для установки на речных и морских фарватерах, а также как бомбу для уничтожения хорошо защищенных оборонительных укреплений, промышленных объектов в тылу и других целей. У экипажей бомбардировщиков ВМ-1000 получила шутливое прозвище «Моника».

30 сентября KG55 постигла неудача. Первая и вторая группы должны были совершить налет на авиазавод в Йовиле. Однако цель была полностью закрыта облаками, и самолеты сбросили бомбы на запасные цели в районе Шерборна. Уже на обратном пути 40 «Хейнкелей» были атакованы армадой из 75 «Спитфайров» и «Харрикейнов». И хотя группу прикрывали сразу 92 истребителя Bf-109 и Bf-110, англичанам все же удалось сбить три бомбардировщика. Среди них был и Не-1 IIP «G1+JA» из штабной эскадрильи, в котором летел офицер оперативного планирования эскадры 53-летний майор Эрнст Кюль.

Последний был весьма незаурядной личностью. Будучи доктором наук, он в 44 года получил диплом пилота, затем участвовал во множестве соревнований, а в 1939 г. вступил в люфтваффе. Это был один из самых возрастных и разносторонне развитых летчиков. В начале 1940 г. командир KG55 генерал Сюссманн перевел его в свой штаб в качестве офицера оперативного планирования. Майор Кюль отличался тщательной подготовкой боевых вылетов и постоянным поиском способов улучшения тактики бомбометания. Именно на таких личностях держалась мощь германской авиации. Кюль, который позднее участвовал во многих стратегических налетах, лично совершал боевые вылеты в штабном звене[55].

В этот раз Кюлю повезло. Пилот «Хейнкеля» унтер-офицер Барабас сумел посадить самолет на воду в проливе Ла-Манш. Экипаж провел в резиновой шлюпке несколько часов, пока не был подобран спасательным гидросамолетом.

Насколько интенсивной была боевая деятельность бомбардировочных эскадр люфтваффе, можно представить на примере I./KG53. Днем 23 сентября 11 самолетов из ее состава участвовали в налете на Лондон. На следующий день в то же время в том же составе и снова над британской столицей. В ночь на 24 сентября четыре машины снова бомбят Лондон. Затем из-за плохой погоды группа получила небольшую передышку.

27 сентября одиночный Не-111 «А1+НН» обер-лейтенанта Леонхарди совершает уже второй за неделю рейд на Бирмингем, сбросив на завод компании «Моррис» бомбу SC1000. На следующую ночь пять бомбардировщиков нанесли очередной авиаудар по Лондону и цели № 7319 – городу Дерби. Через сутки налет был повторен. Семь «Хейнкелей» участвовали в массированном налете на британскую столицу, а Не-111 «A1+FH» обер-лейтенанта фон Буттлара снова сбросил бомбы на завод «Роллс-ройс» в Дерби. Самолету удалось подойти к цели незамеченным и беспрепятственно сбросить бомбу с высоты 600 м. Экипаж фон Буттлара в группе выполнял функцию «разрушителя». Подробнее об их действиях будет рассказано ниже.

В ночь на 30 сентября и на 1 октября соответственно шесть и восемь самолетов в очередной раз появлялись над Лондоном. В то же время «экипаж-разрушитель» «А1+НН» снова бомбил Бирмингем. Однако на сей раз появившиеся здесь аэростаты заграждения помешали Леонхарди поразить цель.

Вечером 2 октября одиночный Не-111 «А1+СН» снова сбрасывает бомбы на Бирмингем, на сей раз с большей высоты, чем это делали другие экипажи до этого. А вот ночной налет на Лондон был отменен из-за плохой погоды. То же самое произошло и в последующие двое суток. Подобные передышки позволяли летчикам расслабиться и отдохнуть от тяжелой боевой работы.

В ходе групповых налетов и атак одиночными машинами I./KG53 обер-лейтенанта Эриха Кауфманна добилась высоких результатов в точности поражения целей. Поэтому ей было поручено нанести авиаудар по правительственному кварталу Лондона. Первый вылет был произведен в ночь на 7 октября. Через сутки в 04:12–04:23 три Не-111 снова атаковали ту же цель. По донесениям экипажей бомбы легли точно на комплекс правительственных зданий, среди которых наблюдались мощные взрывы[56].

В ночь на 9 октября I./KG53 вместе с самолетами из других эскадр впервые выполнила бомбометание с помощью радионавигации.

Система, сконструированная германскими инженерами еще до войны, была довольно простой. На северо-западном и северном побережье Франции были установлены мощные радиопередатчики, посылавшие узконаправленные сигналы в направлении Ковентри. Всего три луча. Несколько Не-111 из отдельной специальной авиагруппы KGr.100 были оборудованы высокочувствительной аппаратурой системы «X», которая позволяла «Хейнкелям» держаться точно в створе сигнала. Они выполняли роль цельфиндеров, то есть должны были только обозначить цель осветительными и зажигательными бомбами. Следуя по радиолучу, самолеты гарантированно выходили на самую середину объекта атаки.

За 20 км до цели находилось первое пересечению лучей, после прохождения которого бортрадист запускал таймер и начинал отсчет времени. Следующие 10 км – измерительный отрезок, на котором устанавливалась точная величина скорости бомбардировщика. При пролете отрезка, когда до цели оставалось 10 км, бортрадист снова нажимал на таймер. Первая его стрелка вставала, вторая начинала двигаться. Пилотам же оставалось лишь точно выдерживать курс[57]. Далее все выполняла автоматика…

От пилотов KG53 в данном случае требовалось лишь вовремя прибыть в район предварительно освещенной цели и сбросить бомбы. В 3:30 пять Не-111, используя целеуказание, сбросили на военные объекты Лондона пять 1000-килограммовых фугасных бомб. Таким образом, аппаратура X-geraet была впервые применена еще в начале октября, а не во время последующего налета на Ковентри, как это утверждается во многих источниках!

Последующий переход преимущественно к ночным бомбардировкам (хотя и дневные тоже продолжались потом до весны 1941 г.) сами англичане, как и многие послевоенные историки, трактовали не иначе как поражение люфтваффе. Мол, поняли, что днем бомбить больше невозможно. Однако на самом деле этот переход лишь ознаменовал изменение тактики бомбометания на более эффективную. Задача бомбардировщика – это поразить обозначенную цель с наибольшей точностью и наименьшими потерями. Разработка новой системы наведения X и появление авиагрупп цельфиндеров позволяли добиваться ночью почти такой же точности, как и днем. В то же время при налетах в темное время суток значительно снижалась эффективность вражеской ПВО и не требовалось истребительного сопровождения. Это значительно упрощало планирование операции и одновременно экономило силы истребительных эскадр.

Авиаудары по британской столице привели к значительным жертвам среди мирного населения (только за сентябрь погибло около 7000 человек). Гитлер достиг своей цели отомстить Черчиллю за бомбардировки Берлина, однако сломить волю британцев к сопротивлению пока не удавалось.

Оглавление книги


Генерация: 0.138. Запросов К БД/Cache: 0 / 0