Глав: 15 | Статей: 15
Оглавление
Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.
Максим Коломиецi / Семён Федосеевi / plowman

«РЕНО» FT ЗА ГРАНИЦЕЙ

«РЕНО» FT ЗА ГРАНИЦЕЙ


Трофейный "Рено» FT в составе бронедивизиона особого назначения при совете народных комиссаров Украины. Харьков, апрель 1919 года. Рядом стоит бронеавтомобиль «Пирлесс» (АСКМ).


Трофейный "Рено» FT (без вооружения) на заводе "Красное Сормово». Зима 1919 года. Хорошо видно положение механика-водителя в танке (РГАКФД).

После 1918 года «Рено» FT стал основной составляющей военного экспорта Франции. Эти танки имелись на вооружении армий более 20 стран.

США. Первой иностранной армией, принявшей «Рено» FT-17, стала американская -не успев до конца войны поставить собственное серийное производство, она начала с использования французских танков. В 1917 году четыре «Рено» FT французы направили за океан для подробного изучения, однако это не намного помогло в постановке собственного производства — далеко не все детали и узлы отвечали технологиям производства, имевшимся в США, миллиметровые размеры предстояло перевести в дюймовые, к тому же это были первые танки ручной сборки с доводкой и, соответственно, различием в деталях. Армия США в октябре 1918 года приняла только 31 машину, и только 10 машин попали во Францию, и то уже после перемирия. Зато армия США получила 514 французских «Рено» FT-17, став первой иностранной армией, принявшей эту машину на вооружение.

Собственная американская модификация «Рено» создавалась под обозначением «6-тонный специальный трактор». Упомянем отличия американского варианта, поскольку они не ограничиваются одним только переходом с «республиканской» метрической системы мер на «имперские» дюйм-фут-фунт.


«Русский Рено» на маневрах. Начало 1920-х годов. Хорошо видно смешанное пушечно-пулеметное вооружение танка (ЦМВС).


«Рено» FT из состава 1-го Амурского тяжелого танкового дивизиона Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Благовещенск, июнь 1920 года. Машины имеют двухцветный желто-зеленый камуфляж, дальний танк вооружен пулеметом «Максима» для защиты которого на башне установлен броневой кожух (АСКМ).

На «Рено» своего производства американцам пришлось устанавливать 4-цидиндровыи рядный бензиновый двигатель «Буда» мощностью 43 л.с. (при 1200 об/мин). Диаметр цилиндров двигателя — 108 мм, ход поршня — 140 мм. Выхлопная труба с глушителем, в отличие от французского прототипа, выводилась с левого борта. Силовая установка обеспечивала скорость хода — от 1,7 на пониженной до 10,4 км/ч на повышенной передаче (при увеличенных оборотах двигателя — до 12 км/ч). При большей емкости топливного бака запас хода был больше, чем у французских «Рено» FT.


Первый экземпляр «Русского Рено» — «Борец за свободу тов. Ленин». Завод «Красное Сормово», 1920 год. Танк вооружен 37-мм пушкой «Гочкиса», снятой с трофейной французской машины. Последующие образцы оснащались 37-мм орудием отечественного производства (АСКМ).


Погрузка «Рено» FT на железнодорожную платформу для отправки на маневры. Красная Армия, середина 1920-х годов. На правом борту танка закреплен металлический ящик, назначение которого неясно. Возможно это дополнительный бензобак (АСКМ).


Бойцы и командиры отдельной эскадры танков. Москва, 1924 год. На заднем плане стоят «Рено», из них второй слева — «Русский Рено», так как видно яблоко пулемета в борту башни (АСКМ).


Маневры частей Красной Армии по случаю приезда афганского принца Амманулы. Московский военный округ, 1928 год. Редкий случай, когда танк «Рено» FT действует без хвоста (РГАКФД). 

Вторым существенным отличием стала башня, точнее — установка вооружения. Пулеметные танки вооружались 7,62-мм пулеметом «Кольт-Марлин», затем — М1919 «Браунинг» (собственно, этот пулемет и разрабатывался для планируемой установки на танки); пулемет крепился на люльке в шаровой установке коробчатого лобового листа башни. К люльке установки снизу крепились патронная коробка и мешок-гильзосборник. По деталям эта установка была унифицирована с пулеметными установками американского тяжелого танка Mk VII1. Установка была модернизирована в 1920-е годы — ствол закрывался перфорированным бронекожухом, на который крепился щиток с загнутыми внутрь краями, защищавший установку от заклинивания пулями или мелкими осколками. В шаровой опоре устанавливалась в башне американского «Рено» и 37-мм пушка «Гочкис», только установка имела большие размеры шарового гнезда и иную форму бронекожуха, полностью закрывавшего ствол пушки и противооткатные устройства. Пушечная и пулеметная установки снабжались оптическим прицелом.

Восьмигранная башня собиралась на уголках заклепками и болтами. Ряд деталей танка упростили по сравнению с французским прототипом. Несколько изменился и корпус — уменьшились лобовые скулы, появились крюки-рымы для погрузки и разгрузки танка кранами при дальних перевозках.

На американских «Рено» ставили стальные направляющие колеса гусеничного хода и несколько упрошенный механизм регулировки натяжения гусеницы. Как и его прототип. Американский «Рено» из-за высоко расположенного центра легко опрокидывался при боковом крене и преодолении контрэскарпов. Для переброски по дорогам американцы, как и французы, пользовались стандартными грузовиками с несколько усиленным кузовом — в частности, «Мак» АС.

Правительство США выдало заказ на 4400 «6-тонных специальных тракторов». К производству привлекли «Ван Дорн Айрон Уоркс», «Максвелл Мотор Кар Компании», «СиЛ. Бест Трэктор Компани». «Ван Дорн Айрон Уоркс» изготовила первые танки только в октябре 1918 года, и к концу войны было собрано 64 машины. К концу 1918 года собрали 209 танков, а поскольку война закончилась, решили ограничиться сборкой 950 машин из уже изготовленных комплектов деталей и узлов. Эти 950 танков М1917 («Американский Рено» или «Буда») были закончены сборкой в 1919 году и составили основу немногочисленных танковых сил Армии США в 1920-30-е годы. Из них было 374 пушечных, 526 пулеметных, 50 танков связи.

В 1920 году, согласно решения конгресса, танковый корпус США расформировали, и организационно танки стали принадлежностью пехоты — четыре роты американских «Рено» придали пехотным дивизиям, часть машин вошла в смешанные роты «тяжелой танковой группы» (67-й танковый полк, в смешанной роте 9 тяжелых Мк VIII и 15 легких «Рено»), а несколько поступили в Танковую школу

В 1930 году танк М1917 попытались модернизировать установкой двигателя воздушного охлаждения «Франклин» мощностью сначала в 67, затем в 145 л.с. («танк модели 1917 А1» или М1917А1 с четырехскоростной коробкой передач). В последнем случае 6-цилиндровый двигатель потребовал удлинить кормовую часть корпуса, так что длина танка увеличилась до 5,27 м, зато скорость хода возросла до 15 км/ч, а запас хода до 80 км. Улучшенное направляющее колесо позволило уменьшить шумность хода. Всего в 1931 году переделали таким образом 6 танков. Делались попытки ставить на эти танки радиостанцию. Но артиллерийско-техническая служба по результатам испытаний на Абердинском полигоне не признала модернизированный танк «соответствующим ожиданиям», и модернизировать другие танки не стали. 6 переделанных танков передали в танковое подразделение «механизированных сил» в Форт-Эстис, штат Вирджиния.

В 1929 году американские военные решили отказаться от идеи модернизации устаревших «Рено» в пользу разработки новой машины. Эту работу задержал разразившийся экономический кризис, так что и в начале 1930-х на учениях армии США еще действовали танки «модели 1917». К тому времени из Франции вывезли в США 213 «Рено» FT.

«6-тонные танки модели 1917» обычно несли однотонную темно-оливковую окраску, на балках ходовой части указывалась принадлежность («US MARINES» в морской пехоте или «US ARMY» в армии). На лобовой части наносилась эмблема либо корпуса морской пехоты, либо Армии, в задней части бортов корпуса — номер машины.

Летом 1940 года, когда канадской армии срочно понадобились учебные танки, Соединенные Штаты продали канадскому правительству 229 устаревших танков по «номинальной остаточной стоимости» 240 долларов США за каждый — т.е. по иене металлолома, с учетом срока эксплуатации машин. Основную их массу составили 6-тонные. Еще 212 таких танков передали Великобритании также для обучения танковых экипажей. Канадцы использовали старые американские танки в учебном центре Кэмп Борден, пока там не набралось достаточного количества более современных машин. Таким образом, американский «Рено» на протяжении всей своей службы играл роль «учебной парты».


Бойцы и командиры эскадры танков у машины «Русский Рено». Москва, 1924 год. Хорошо видно смешанное пушечно-пулеметное вооружение, а также эмблема броневых частей Красной Армии на башне (АСКМ).

ИТАЛИЯ. В 1917 году Италия попыталась закупить во Франции 20 средних танков «Шнейдер» и 100 легких «Рено» FT-17 в расчете не только использовать их, но и изучить для последующего производства в Италии. Однако в связи с тем, что к этому времени выпуск «Шнейдеров» был прекращен, а «Рено» стали остро необходимы самим французам в связи с германским наступлением, в Италию удалось отправить один «Шнейдер» и три «Рено» FT-17, они прибыли в мае 1918 года. Испытания французских танков убедили командование дать заказ на производство в Италии танков «Рено» и задание на разработку тяжелого танка.

Программа строительства «Рено» в Италии (предполагалось заказать 1400 танков с завершением поставки в армию к маю 1919 года) была закрыта сразу после окончания войны, но на его базе совместными усилиями фирм «Фиат», «Ансальдо» и «Бреда» был разработан легкий танк с использованием итальянских узлов и агрегатов, получивший обозначение «Фиат-3000» (модель 1921 года). Он заметно отличался от прототипа и стал, пожалуй, лучшим развитием «Рено» FT

ПОЛЬША. Пожалуй, наиболее широко после мировой войны «Рено» FT-17 использовались в советско-польской войне, начавшейся 25 апреля 1920 года (собственно, и первое боевое применение советских автотанковых отрядов состоялось в июле на польском фронте). В июне 1919 года, когда т.н. «Польская армия генерала Халлера» вернулась из Франции на родину, Франция поспешила передать вновь образованной Польше 72 пушечных и 48 пулеметных «Рено» своего 505-го полка «штурмовой артиллерии». На этой основе в Лодзи сформировали 1-й польский танковый полк (первоначально со смешанными франко-польскими экипажами). Начиная с августа 1919 года подразделения танкового полка участвовали в боях с Красной армией.

В 1920 году польские «Рено» действовали под Бобруйском, на Украине, в ходе польского отступления — при обороне Лиды, Гродно и Ровно, под Варшавой, в составе «бронированной группы майора Новицкого» участвовали в атаках на Минск-Мазовецкий и Млаву.

В боях вместе с поляками участвовали и французы. Так, в сражении при Динабурге (Даугавпилс) 27-28 сентября 1919 года танками 2-й роты командовал французский капитан Ж. Дуфура. Но в 1920 году практически весь французский персонал вернулся во Францию.

Центральные автомобильные польские мастерские из узлов и деталей «Рено» FT собрали 25 учебных танков с корпусом и башней из неброневой стали, прозванный экипажами «Железняк». Всего за время советско-польской войны 8 танков было потеряно, а 12 повреждены и позже восстановлены. 7 танков стали трофеями Красной Армии, большая часть из них при взятии Гродно в июле 1920 года.

После войны Польша получила небольшое количество танков для восполнения потерь. Польский танковый полк включал два батальона (три роты «Рено» в каждом, организованные по французскому образцу), запасная рота, ремонтная мастерская. К середине 1930-х годов в польской армии имелось 174 «Рено» разных вариантов. Поляки опробовали установку на «Рено» тросовой гусеницы Кардацевича (одна из попыток облегчить ходовую часть танка), но безуспешно. Не слишком удачным был и опыт установки башни со смешанным вооружением — 37-мм пушка впереди и пулемет сзади. Но пулеметные танки все же перевооружили 7,92-мм пулеметами под патрон «маузер» (боекомплект такого танка — 4000 патронов). Поляки поставляли «Рено» FT в Испанию, в Китай.

 РОССИЯ И СССР В России танками «Рено» заинтересовались незадолго ло Октябрьской революции. Еще весной 1917 года на межсоюзнической конференции была заявлена потребность России в 390 танках. Первоначально планировали закупить средние СА-1 «Шнейдер», но в сентябре русскому военному агенту в Париже направили следующую депешу:

«Остановите приобретение тракторов Шнейдера среднего типа, которые по указанию Ставки оказались непригодными для службы на нашем фронте. Благоволите сообщить результаты испытаний танков легкого типа «Рено» с одним пулеметом» (в это время завод «Рено» только-только закончил постройкой первые серийные легкие танки). В документах обращалось внимание на проходимость танков, имевшую «огромное для русских условий значение». Однако ни французские, ни британские танки тогда не попали в Россию — союзники, сами лишь разворачивавшие выпуск нового боевого средства, не спешили делиться им с русской стороной. А тут еще и начавшаяся революция.


Танки проходят по Красной площади во время парада. Москва, 7 ноября 1924 года. На переднем плане «Рено» французский, перевооруженный 37-мм морской пушкой Гочкиса отечественного производства, справа от него — «Русский Рено» со смешанным пушечно-пулеметным вооружением (АСКМ),


«Рено» FT проходят по Красной площади во время парада. Москва, 7 ноября 1930 года. Слева виден итальянский танк «Фиат 3000», купленный на средства польских коммунистов. В Красной Армии эта машина получила собственное имя «Феликс Дзержинский», написанное на башне на польском и русском языках (РГАКФД). 


«Рено» FT на Красной площади. Москва, 1 мая 1925 года. Танк перевооружен 37-мм морской пушкой Гочкиса (АСКМ).

Зато в 1918 году танки союзников «добрались» в Россию для противодействий красным армиям, после чего в качестве трофеев все-таки стати первой материальной частью танковых сил, но уже Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

В 1918 — 1922 годах в составе красных и белых армий имелось (в разное время) 24 танка «Рено». Кроме того, 15 машин — копий французского танка было изготовлено на заводе «Красное Сормово».

КРАСНАЯ АРМИЯ. Первые «Рено» прибыли в Россию 12 декабря 1918 года, когда в Одессе вместе с французской и греческой пехотой высадилось 20 машин из состава 3-й роты 503-го полка штурмовой артиллерии. Еще осенью 1918 года эта рота была направлена на помощь Румынии и 4 октября выгрузилась в греческом порту Салоники, но в боевых действиях поучаствовать не успела. Вместе с французскими и греческими войсками ее отправили в Одессу — начиналась широкомасштабная интервенция на юге России.

18 марта 1919 гола несколько машин у станции Березовка, недалеко от Одессы, участвовали в бою против бригады Григорьева, входившей в состав 2-й Украинской советской армии. В отчете бригады об этом говорилось:

«Противник — греки, французы и добровольцы — был выбит с передовых позиций и растерявшись, бежал в полном беспорядке. В течение нескольких минут нам досталось много трофеев: около 100 пулеметов, четыре орудия, из них два дальнобойных, масса снаряжения, семь паровозов, пять эшелонов, бронированный поезд, четыре танка и два штаба — греческий и французский».

Один из танков бойцы отослали в Москву, в подарок В. Ленину. «Без оружия и без винтовок, — писали они в своем письме, — шел украинский пролетариат на усовершенствованные орудия современной техники, но, как видите, даже танки, эти современные чудища, порожденные последней войной, не устояли перед революционной войной, и сегодня 2-я Украинская советская армия имеет счастье преподнести Вам, дорогой учитель, одно из этих страшных орудий. Вам мы отправляем один из этих танков, который будет лучшим доказательством мощи пролетарской революции».

Оставшиеся 3 «Рено» были увезены в Харьков, в то время столицу советской Украины. Здесь на базе броневого отряда особого назначения и трофейных танков сформировали «Броневой дивизион особого назначения при Совете Народных Комиссаров Украины». Командиром дивизиона стал А. Селявкин.

В середине апреля 1919 года Ленин обратился к народному комиссару по военным и морским делам Украины с просьбой «прислать один танк для демонстрации его на первомайском параде в Москве». («Рено», присланный в подарок «вождю мирового пролетариата», оказался неисправным).

Второй танк был доставлен в Москву в один из дождливых дней последней недели апреля. Импровизированным механиком-водителем нового танка стал бывший авиатор Б. Российский, который с двумя помощниками в течение ночи разобрался с особенностями управления незнакомой боевой машины и I мая провел танк по Красной плошали в Москве.

 В мае 1919 года в районах Екатеринослава и Кременчуга танки «Рено» из состава бронедивизиона особого назначения участвовали в боях против войск Григорьева, выступившего против советской власти (а всего два месяца назад григорьевцы захватили эти самые танки).

В июне дивизион действовал против отрядов Н. Махно, освободив в ходе боев железную дорогу Мелитополь-Александровск, а затем танки перебросили под Новомосковск. Здесь 26 июня 1919 года «Рено» совместно с пехотой контратаковали наступающие части Добровольческой армии. В ходе боя часть пехоты красных в беспорядке отошла, а часть просто разбежалась. Оставшиеся без прикрытия броневики и танки были брошены своими экипажами и достались белым в качестве трофеев.

«Рено», прошедший по Красной площади, в середине мая 1919 года убыл на Южный фронт в составе автоброневого отряда имени Свердлова (кроме танка в отряде имелось два бронеавтомобиля «Остин»). Сведениями о дальнейшей судьбе этого «Рено» авторы не располагают, но, по некоторым данным, осенью 1919 года он попал в руки белых.


«Рено» FT на параде в Сирии. Начало 1930-х годов. Танки окрашены в однотонный цвет без каких-то обозначений (АСКМ). 


«Рено» FT испанской армии в Северном Марокко, осень 1925 года. На борту машины видна надпись «INFANTERIA № 3» — «пехотный № 3» (АСКМ). 


«Рено» FT испанской республиканской армии в бою под Мадридом. 1936 год. Из-за плохого технического состояния эти танки использовались лишь для патрулирования города или в качестве неподвижных огневых точек (АСКМ).


«Рено» FT из состава оперативного танкового отряда на параде по случаю взятия Харбина японскими войсками. Китай, 1933 год. Впереди идут «Рено» FT («Ко»), замыкает колонну NC-27 («Оцу»). На лобовом листе машин различима белая звезда (АСКМ).


Командиры Красной Армии осматривают трофейный финский «Рено» FT. Машина была захвачена частями 7-й армии в районе станции Перо. Карельский перешеек, февраль 1940 года (АСКМ).


Погрузка «Рено» FT (с клепаной башней) финской армии на прицеп трактора «Латиль» для перевозки. 1924 год. Танк окрашен во французский камуфляж (ЯМ).

В марте 1920 года американскими войсками было доставлено во Владивосток десять французских танков «Рено» FT 17. Они находились в закрытых вагонах под видом «помощи американского Красного Креста». С помощью железнодорожного машиниста и сцепщика вагонов, сочувствовавшим большевикам, вагоны с танками были заменены пустыми, а сами танки, замаскированные под эшелон с хлебом, отправились в Благовещенск к красным партизанам.

Все танки не имели вооружения, магнето и вентиляторных ремней. К лету 1920 года часть машин была приведена в порядок и вооружена 37-мм пушками или пулеметами. При этом экипаж каждого танка составлял три человека. Следует отметить, что для зашиты в бою стволов пулеметов от пуль и осколков, на башнях смонтировали броневые «щеки» довольно больших размеров, но при этом башни не имели кругового вращения, так как дополнительная бронировка цеплялась за крышу моторного отделения. В августе из этих «Рено» сформировали 1-й Амурский тяжелый танковый дивизион (пять взводов по два танка и хозяйственная команда), вошедший в состав Народно-революционной армии Дальневосточной республики (НРА ДВР). На 15 июня 1920 года в дивизион входили:

1-й взвод — танки № 9254 «Беспощадный» и№ 9141 «Интернационал»;

2-й взвод — танки № 4320 «Сивуч» и №9108 «Зоркий»;

3-й взвод — танки № 9446 «Лазо» и №? «Мухин»;

4-й взвод — танки № 9092 «Революционер» и№ 1871 «Гроза»;

5-й взвод — танки № 1930 «Амурец» и №9096 «Мститель».

20 сентября 1920 года командир дивизиона Н. Шамрай докладывал в штаб Амурского фронта ДВР о состоянии вверенной ему части (стиль и орфография документа сохранены):

«Доношу, что в настоящее время в Благовещенске находится шесть танок, из коих пять исправны и один находится в разобранном виде в ремонте. Но ввиду неимения в танках патентованных (то есть «фирменных» французских. — Прим. авторов) вентиляторных ремней и неполного вооружения танок, таковые не могут быть использованы в действии. Вооружение танок следующее:

1) Две танки во неимении вооружения совершенно не вооружены;

2) Две танки каждая вооружена одним 37 мм японским скорострельным орудием у коих нет боевых пружин. Заказ на пружины сделали в срочном виде на заводе Чевурина и по изготовлении таковых орудия могут быть приведены в действие.

3) Две танки каждая вооружена по одному пулемету: системы «Гочкис» и «Максим». К пулемету «Максим» нет запасных частей, как то ствола и замка. В настоящее время имеется: снарядов 350 штук, 5000 патрон к пулемету «Гочкис» и 250 патрон при одной только ленте к пулемету «Максим».

Летом — осенью 1920 года танки повзводно действовали против белых в составе войск Амурского фронта. При этом их действия были успешными во многом благодаря «моральному воздействию» на противника — ведь подобных «ст&чьных чудищ» никто в Забайкалье не видел. Например, 19 октября 1920 года части 5-й Амурской бригады ДВР при поддержке танков 3-го взвода атаковали белых на станции Урульга. Белые открыли сильный артиллерийско-пулеметный огонь, но появление танков произвело на них ошеломляющее впечатление и они в беспорядке отошли. Станция была взята пехотой ДВР без потерь.

Танки дивизиона использовались в боях в течение 1921 года, а к ноябрю все вышли из строя из-за отсутствия запасных частей и специального инструмента. Поэтому в декабре по решению военного совета НРА ДВР танки были отправлены для ремонта в Россию. Только 2-й взвод, «в силу сложившейся боевой обстановки», оставили на Дальнем Востоке. По донесению начальника бронечастей НРА состояние машин было следующим:

«В состав взвода входят два танка французского типа «Бабэ». «Зоркий» вооружен пулеметом «Гочкиса» с удлиненным кавалерийским прикладом (патроны в обоймах), «Сивуч» — пулеметом «Максима». Из инструмента для ремонта и разборки имеется только один французский ключ. Запасных частей нет совершенно».


«Рено» NC-27 («Оцу») танкового отряда пехотной школы Чиба направляется на учения. Япония, октябрь 1931 года. На переднем листе корпуса головного танка виден номер 301 (фото предоставил К. Сузуки).


«Рено» FT («Ко») танкового отряда пехотной школы Чиба. Япония, октябрь 1931 года. Машина вооружена японским станковым 6,5-мм пулеметом «Тип 3», на передних листах корпуса видны номер 104 и белая звезда — эмблема японской армии (фото предоставил К. Сузуки, Япония).

К 28 января 1922 года удалось отремонтировать только «Зоркий», который на следующий день убыл на фронт. 9 февраля танк направили под Волочаевку для штурма укреплений белых и на следующий день придали Особому амурскому полку. Из-за наступившей темноты и сильного пулеметного огня белых, полк отошел в исходное положение. «Зоркий» оставили у проволочного заграждения противника, чтобы утром он совместно с пехотой начал атаку. Ранним утром 11 февраля белые заметили танк и открыли но нему огонь с бронепоезда «Каппелевец». Один из снарядов разбил направляющее колесо танка, и он остановился. Другой снаряд пробил оба борта насквозь и едва не уничтожил экипаж. После этого водитель и пулеметчики бросили танк, взорвав гранатами бензобак. На этом невеселом эпизоде закончилась боевая служба танков амурских партизан.

«Русский Рено». Трофейные «Рено», захваченные под Одессой, подтолкнули советское правительство к решению о начале производства танков в РСФСР. 10 августа 1919 года совместным решением Совнаркома и Совета Военной промышленности заводу «Красное Сормово» поручили организовать выпуск танков по образцу захваченных машин.

В качестве образца решили использовать «Рено» подаренный Ленину бойцами 2-й Украинской армии. Однако к этому времени с танка, простоявшего в Москве несколько месяцев без охраны, были украдены многие детали.

29 сентября 1919 года «Рено» прибыл на «Красное Сормово» в трех крытых вагонах «в разобранном виде, без документов и спецификаций». Броню для танков должен был поставить Ижорский завод в Петрограде, а двигатели — завод АМО в Москве. Последний предложил использовать в качестве силовой установки «мотор «Фиат» переконструированный по типу танкового двигателя «Рено».

1 ноября 1919 года для решения «всех конструкторских вопросов, касающихся изготовления танков», была создана специальная комиссия при Совете военной промышленности. Помимо отечественных инженеров в нее вошли два французских специалиста — Дем и Розье, ранее занимавшиеся автомобильным производством на заводах «Рено» во Франции и сочувствовавших Советской власти. Причем Розье поручалось «изготовление всех чертежей и данных для нового танка».

Общее руководство работами по изготовлению танков осуществляло Броневое управление Главного военно-инженерного управления, одновременно являвшееся и заказчиком.

Сборка танков началась в декабре 1919 года и шла очень медленно и с большими трудностями — не хватало квалифицированных рабочих, материалов, сырья, продовольствия. Потому требуемой ритмичности работы достичь не удавалось.

31 августа 1920 года первый танк вышел на испытания, продлившиеся до 12 октября, после чего машина, названная «Борец за свободу тов. Ленин» была отправлена в Москву.


«Рено» NC-27 («Оцу») в ангаре пехотной школы Чиба. Япония, 1932 год. Танки в двухцветном камуфляже с черной разделительной полосой, на передних листах корпуса видны номера 305 и 303, вооружение на машинах отсутствует (фото предоставил К. Сузуки, Япония).


Танк NC-27 «Оцу» во время учений частей японской армии. 1-й танковый отряд, предположительно 1932 год. Машина вооружена 37-мм пехотной пушкой «образца 11 года», на борту видна укладка лопаты, лома и большой кирки-мотыги (АСКМ).

Согласно первоначальному плану, пять танков планировалось вооружить 37-мм оруднями а десять пулеметами. Но уже 31 октября 1919 года Бронеотдел ГВИУ обратился в Совет военной промышленности с письмом, в котором указывалось, что «вооружение танка одной 3-мм неавтоматической пушкой недостаточно для работы в условиях русского фронта, поэтому необходима еще и установка одного пулемета».

37-мм орудия «Гочкис» поставлялись с Путиловского завода, где их ремонтировали. Из Москвы поступали пулеметы «Гочкиса», снятые с захваченных у белых английских танков MK-V. Однако вооружения все равно не хватило: к 21 июня 1921 года, когда были сданы последние из заказанных танков, три имели пушки, восемь пушки и пулеметы, а для остальных ни пушек ни пулеметов не хватило.

В документах того времени танки, построенные на «Красном Сормове» именовались «Русский Рено» или «Рено русский», а иногда «танки «Фиат» — по марке установленного на них двигателя. Ни в каких боевых действиях гражданской войны они участия не принимали. От своего французского прототипа «Русские Рено» отличались несколько увеличенными размерами моторного отделения (двигатель «Фиат» по габаритам был несколько больше двигателя «Рено»), смешанным вооружением и более низким качеством изготовления. Все изготовленные машины получили имена: № I «Борец за свободу тов. Ленин», № 2 «Парижская Коммуна», № 3 «Карл Маркс», № 4 «Лев Троцкий», № 5 «Лейтенант Шмидт, № 6 «Карл Либкнехт», № 7 «Красный Борец», № 8 «Красная Звезда», № 9 «Пролетарий», № 10 «Свободная Россия», № 10 «Черноморец» (вооружения не имел), № 12 «???» (вооружения не имел), № 13 «Буря» (вооружения не имел), № 14 «Керчь», № 15 «Победа».

Белые армии. Служили «Рено» и в белых армиях, но масштабы их применения были еще скромнее, чем у красных. Как уже говорилось выше, в июне 1919 года два французских танка из состава броневого отряда особого назначения были захвачены частями Добровольческой армии. Машины направили в Крым на ремонт, который затянулся до конца года.

Весной 1920 года остатки белых частей, эвакуировавшихся в Крым, были реорганизованы в Русскую армию под командованием П. Врангеля. В ее составе имелся 1-й дивизион танков, созданный из машин, которые удалось спасти при разгроме Вооруженных сил на Юге России на Северном Кавказе и под Новороссийском. Дивизион состоял из четырех танковых отрядов (12 английских МК V и 8 МК А) и отдельного взвода французских танков — два «Рено» под названиями «Серый» и «Скромный», захваченные у красных еще в июне 1919 года.

7 июня 1920 года Русская армия начала наступление на части 13-й армии красных, прикрывавшей выход из Крыма. Действия белых активно поддерживали машины 1-го дивизиона танков. Взвод французских танков совместно с 3-м танковым отрядом наступал на Чонгарском перешейке совместно с кавалерией Сводного корпуса. Наступление началось в 2.25 ночи. Танки 3-го отряда при помощи якорей-кошек разрушили проволочные заграждения, расчистив проход кавалерии.

Эти бои были одними из немногих, в которых участвовали «Рено». Их техническое состояние было очень плохим, запасные части отсутствовали и поэтому танки большую часть времени чинились в тылу. Например, 2 июля 1920 года командир 1-го дивизиона танков полковник Бочаров докладывал:

«Танк «Серый» сегодня был в бою с двух часов дня до 12.30 ночи. Мотор перегрелся, стучат поршневые кольца, необходимо перебрать коробку скоростей, радиатор течет. Танк «Скромный» — лопнула клапанная пружина и поломан стержень клапана, радиатор течет».

После этой даты в документах не встречается упоминания об использовании французских танков в частях Русской армии Врангеля. Видимо, эти машины были поставлены на ремонт в котором находились до конца крымской компании. Один танк «Рено» был взят красными частями на станции Джанкой, один — в разобранном виде — в Севастополе (где размешалась база танкового дивизиона). Действовали «Рено» и под Петроградом в составе белой Северо-Западной армии генерала Юденича. Еще 6 августа 1919 года в Ревеле (современный Таллин) высалился британский танковый отряд из четырех танков МК V. Он прибыл для поддержки армии генерала Юденича. В октябре 1919 года эти танки участвовали в боях с красными под Ямбургом. Кроме английских танков, в этих боях участвовав три французских «Рено» FT Под давлением англичан и французов, они были доставлены из Финляндии, где французские инструкторы обучали финских танкистов. Эти танки, укомплектованные французскими экипажами под командованием лейтенанта д'Арчера, 17октября 1919 года прибыли в Ревельский порт, а 20-го своим ходом пришли в Нарву. 23 октября, пройдя своим ходом еще 130 км. «Рено» вступили в бой в составе ударной группы генерала Пермикина у деревни Кипень. В конце октября они приняли участие на стороне белых в нескольких боях под Гатчиной. В апреле 1920 года «Рено» FT вернулись в Финляндию.

Служба после войны. Летом 1920 года в Красной Армии началось формирование танковых отрядов из машин, захваченных у белых. Для этого в Москве при Запасной автоброневой бригаде создали учебный танковый дивизион. К 1 января 1921 года в РККА имелось десять танковых отрядов, часть из которых не имела матчасти. Максимальное число танковых отрядов — тринадцать — имелось в РККА по состоянию на 15 октября 1921 года, затем их число стаю уменьшаться. К этому времени танковый отряд состоял из пяти танков как правило одного типа — английских МК V, МК А, французских «Рено» и «Рено русских». В соответствии с принятым тогда правилом, они получили название по марке двигателей или по размеру: МК V — «Риккардо» или танк типа Б («большой»), МК А — «Тейлор», или типа С («средний») «Рено» — типа М («малый»).

В начале 1922 года, для помощи при вспашки полей в Поволжье, где свирепствовал голод, было решено отправить два танковых отряда — 6-й и 7-й. Их специально укомплектовали личным составом, знакомым с сельскохозяйственным трудом. Для выбора типов танков, пригодных для вспашки полей, было созвано специальное совещание представителей главного управления транспорта и бронесил. В протоколе совещания по этому вопросу говорилось:

«Приходится признать применение таких мощных силовых единиц как «Риккардо» и «Тейлор» нежелательным, ибо, принимая во внимание большой вес танков и, вследствие этого, малый процент производимой работы, расход горючего будет не пропорционален произведенной работе.

Что же касается танков меньшей мощности — «Рено» (40 HP) — то ввиду их относительного приближения к тракторам, производство ими полевых работ может быть признано более или менее целесообразным».


Танк «Рено» NC-2 (M24/25) из состава 1-го танкового батальона югославской армии, подбитый в боях с частями вермахта весной 1940 года. Скорее всего, машина сгорела (АСКМ).

В начале марта 1922 года отряды, получившие по пять танков (6-й отряд «Рено русские», 7-й отряд «Рено» французские), убыли в Поволжье.

Летом 1923 года самостоятельное Управление броневыми силами Красной Армии было упразднено, и его функции были переданы Главному артиллерийскому управлению. Приказом РВС СССР с I августа 1923 года штаты автотанковых отрядов типа Б и М, отдельной учебной автоброневой и танковой бригады отменялись и вводились штаты мирного времени: управления отдельной эскадры танков, тяжелой и легкой флотилий танков. Тяжелая флотилия включала 4 тяжелых дивизиона по 4 танка «Риккардо», легкую флотилию составляли три дивизиона: легкий маневренный (6 танков «Тейлор»), легкий истребительный (6 танков «Рено» пушечных, упоминались в штате как «танки типа И»), дивизион малых танков (6 танков «Рено» пулеметных, именовались также «танк типа М»). Отдельная эскадра танков являлась оперативно-тактическим резервом Главного командования РККА и подчинялась непосредственно председателю Реввоенсовета и наркому по военным и морским делам СССР. Легкие флотилии предназначались для поддержки пехоты в наступлении и борьбы с бронесилами противника, а тяжелая — средством усиления при прорыве сильно укрепленных оборонительных линий. Зампредседателя РВСР Э.М. Склянский в докладе о состоянии армии, направленном в ЦК РКП(б) 28 марта 1923 года, писал о состоянии бронесил:

«Современного типа танков нет ни одного. Имеющиеся же 59 танков, за исключением 16 недавнего изготовления, принадлежат к числу трофейных и изношенных до крайности. Имеющиеся 20 автобронеотрядов (186 машин, тоже в значительной части устаревших типов и крайне изношенных) недостаточны даже для снабжения конницы. В общем, бронесилы Красной Армии весьма далеки от нужных переделов и в весьма неудовлетворительном состоянии».


Польский «Рено» FT, брошенный своим экипажем при отступлении. Сентябрь 1939 года (фото предоставил М. Зимний).

В сентябре 1924 года эскадра была расформирована, а танковые части перевели на полковую организацию. В составе полка имелось 7 «Рено» — 5 в составе роты кадрового батальона и 2 в учебном батальоне.

В ходе эксплуатации «Рено» в Красной Армии на французских машинах заменяли пушки «Пюто» на 37-мм орудия «Гочкис», а двигатели «Рено» — на «Фиат». В 1929 году на одном из танков установили аппаратуру «Река-1», разработанную в Центральной лаборатории проводной связи (ЦЛПС). С помощью аппаратуры было возможно управлять машиной без экипажа по радио. В феврале 1930 года под Ленинградом прошло первое испытание танка «Рено» с аппаратурой «Река-1». Так начинались отечественные работы над телетанками.

«Рено» находились в войсках до конца 1920-х годов, после чего их заменили танки МС-1.

Согласно «Справке о наличии танков старых систем», на 30 января 1931 года в РККА имелось:

«Рено русский»:

1. Бронекомандные курсы -1 шт.,

2. Гражданские ВУЗы — 9 шт.,

3. 2-й танковый полк — I шт.,

4. Военно-техническая академия — 2 шт.,

5. Орловская танковая школа -1 шт.,

6. ЦЛПС-1 шт.

Всего — 15 шт., (с вооружения сняты). «Рено» французский:

1. Гражданские ВУЗы — 1 шт.,

2. Орловская танковая школа — 1 шт.,

3. Осоавиахим — 5 шт.,

4. 11-я авиабригада — 1 шт.,

5. Научно-испытательный полигон — 1 шт.,

6. Склад № 37 —3 шт. (из них один для обучения начсостава).

Всего — 13 шт. (с вооружения сняты).

Примечание. Из 3 шт. «Рено» французский, находящихся на складе № 37, необходимо выдать полигонам и частям 2 шт.»


Немецкие солдаты и офицеры у захваченной польской бронедрезины R с танком «Рено» FT. Сентябрь 1939 года (ЯМ).


Немецкий солдат у трофейных «Peно» FT (FT-31). Франция, июнь 1940 года. На левом танке установлены модернизированные ведущие колеса, на правом деревянные старые. На машинах камуфляж в виде широких продольных полос (фото предоставил М. Зимний).


Немецкий солдат у захваченного «Peно» FT (FT-31). Франция, июнь 1940 года. «Хвост» отсутствует, на кормовом листе различим заводской номер танка (фото предоставил М. Зимний).


Немецкие солдаты у захваченных «Peно» FT (FT-31). Франция, июнь 1940 года. Судя по всему, эти танки даже не успели вывести со склада (фото предоставил М. Зимний).

По состоянию на март 1938 года в РККА имелось всего 2 «Рено», находившиеся на складе № 37. 1 августа 1938 года председатель Совета труда и обороны В. Молотов подписал постановление о создании «в научно-исследовательском АБТ Полигоне АБТУ РККА музея боевых машин». Среди машин, передававшихся музею, числились и 2 «Рено».

БЕЛЬГИЯ. Уже в 1919 году эта страна приобрела 54 машины, находившиеся до 1934 года в составе танкового полка, подчинявшегося инспектору пехоты и включавшего три батальона по три роты, организованные по французскому образцу; затем «Рено» передали в мобильные отряды жандармерии, а в 1938 году их списали.

БРАЗИЛИЯ. Бразилия стала первым и крупнейшим покупателем «Рено» FT в Латинской Америке. В 1921 году в Рио-де-Жанейро из них сформировали танковую роту, а впоследствии еще две. Всего эта страна закупила 40 танков. Таким образом, с «Рено» FT начинались танковые силы как в Северной, так и в Южной Америке.

ГРЕЦИЯ И ТУРЦИЯ. Еще до возвращения роты AS 303 из России, французы направили роты AS 301 и 302 на Балканы, где также разворачивались революционные события. В начале 1919 года 301-ю роту послали в Венгрию для участия в боях против частей Бела Куна, но Венгерская советская республика пала прежде, чем рота прибыла на место. Ее отправили дальше — в Константинополь, как часть французских оккупационных сил в Турции.

В мае 1919 года Греция, торопившаяся отхватить обещанную ей союзниками-победителями Смирнскую зону Османской империи, ввела туда свои войска. Французский 5-й танковый батальон в конце 1919 года отправили на восток Средиземноморья для поддержки греческих войск на оккупированной ими после Мудросского договора территории Турции.

С мая 1920 года по март 1921 года танки приняли участие в боях с турецкими войсками на нескольких участках, включая сирийскую границу. Сообщалось, что турки захватили «Рено» FT одной роты под Анатолией в 1921 году. В действительности Франция просто поменяла приоритеты и для противодействия британским планам переделки бывшей Османской империи по секретному соглашению с Кемалем передала турецкой армии одну роту 5-го танкового полка. Эти «Рено» не без успеха действовали против греческих войск. В результате в греко-турецкой войне 1919-1922 годов «Рено» FT повоевали с обеих сторон.

ИСПАНИЯ. Совместные испано-французские действия в Марокко и тяжелое положение испанских сил, с трудом сдерживавших берберов Абд-эль-Керима в 1921 году, побудили Испанию закупить «Рено» FT и «Шнейдер» СА-1. Перые 12 танков (включая TSF) были проданы в январе 1922 года и составили «роту пехотных штурмовых машин «Рено». После недолгого курса обучения в Испании роту направили в Испанское Марокко, где уже 13 марта она приняла участие в атаках на позиции рифов у Амбара и Тунгунза. В ходе ожесточенного боя было сожжено два танка, погибло несколько танкистов. Еще в течение нескольких лет танки «Рено» FT применяли в Испанском Марокко для сопровождения транспортов, в патрулях и местных столкновениях. В 1925-м еще 6 танков доставили для замены вышедших из строя. После падения республики Риф испанцы вернули танки в метрополию.

В Испании танки перекрашивали в светлосерый цвет. При отправке в Марокко поверх этого цвета для получения деформирующего камуфляжа наносились широкие неправильные оливково-зеленые полосы. На бортах рисовался черный прямоугольник с белой окантовкой, внутри которого белым наносилась надпись «INFANTERIA» («пехота») и номер танка. Номер обычно ставился и на балке подвески.

К началу гражданской войны в июле 1936 года в армии Испании из 90 танков «Рено» FT только 10—12 оставалось в боеготовом состоянии. Они оказались с обеих сторон: республиканцам достался 1-й полк легких пехотных танков, дислоцировавшийся в Мадриде, франкистам — 2-й полк в Сарагосе (8 «Рено»). Каждый полк имел три батальона по три роты, рота соответствовала французскому взводу — три пушечных и два пулеметных танка. «Рено» FT 2-го полка мятежники попытались применить в районе Уэска, но плохое техническое состояние машин привело к их скорому выходу из строя. У республиканцев в Мадриде оказалось только 4 «Рено» и 6 танков «Шнейдер». Республиканцы использовали «Рено» в обороне Мадрида у Картахены и Аликанте.

В 1937 году Польша продала 16 своих «Рено», якобы, Уругваю, на самом деле они были доставлены в Испанию республиканцам. Входили «Рено» и в состав бронетанковой роты, которой командовал советский доброволец лейтенант Д. Погодин.


«Peно» FT (FT-31), брошенный при отступлении в кузове грузовика. Франция, июнь 1940 года. На переднем плане платформа со звукоулавливателями (ЯМ).

КИТАЙ. «Рено» FT, прибывшие во Владивосток в 1919 году, позднее перешли к маньчжурской армии мукденского военного губернатора Чан Цзолина. Вместе с еще 14 машинами, поставленными Маньчжурской армии в 1924—1925 годах, они использовались в боях с войсками, собранными другим «провинциальным милитаристом» У-Пейфу. После убийства Чан Цзолина японцами в 1928 году его «Рено» попали в гоминдановскую Национальную освободительную армию Китая. Здесь танки вошли в состав 1-й кавалерийской бригады и получили свои обозначения, причем использовались как геометрические и символические фигуры, так и латинские и арабские цифры.

Во время боев на КВЖД в 1929 году с советской стороны имелись легкие танки МС-1 (созданные в развитие концепции «Рено» FT), с китайской — сами «Рено» FT, хотя столкновений между ними не было.

СТРАНЫ ПРИБАЛТИКИ. Активное участие Франции в создании «санитарного кордона» вокруг Советской России вызвало передачу танков «Рено» FT на вооружение стран-«лимитрофов» — тем более что и сами эти новообразованные страны стремились обзавестись броневыми силами. В 1923 году 12 машин получила Литва. Их перевооружили германскими 7,92-мм пулеметами MG.08 системы «Максима» с водяным охлаждением в новой шаровой установке. Литовские «Рено» обычно окрашивались однотонно — темно-зеленым цветом, на лобовых скулах наносился герб (белый рыцарь на красном щите), а на бортах собственное имя танка: 1-я рота — Audra, Kovas, Pagiesa; 2-я -Drasutis, Grianslinas, Karzygis, Smugis и 3-я -Galiunas, Kerstas, Slibinas.

Эстония в 1924 году приобрела 4 пушечных и 8 пулеметных «Рено» FT — вместе с четырьмя британскими Mk Vohh вошли в две танковые роты автобронетанкового полка (в танковой роте — 2 тяжелых и 6 легких танков).

После присоединения Прибалтики к СССР эти танки достались РККА. На 22 июня 1941 года 202-я моторизованная дивизия 12-го механизированного корпуса имела, кроме советских танков, еще взятые в Прибалтике иностранные, включая шесть литовских «Рено» с пулеметами «Максима», правда все были неисправны.

Латвия оказалась единственной прибалтийской страной «санитарного кордона», не имевшей «Рено», но в 1930-х годах она приобрела шесть итальянских «Фиат»-3000 (так или иначе, но тоже потомок «Рено» в «первом поколении»).

ФИНЛЯНДИЯ. Еще в начале 1919 года переговоры о покупке «Рено» начала Финляндия.

В июне финское Министерство обороны приняло решение о формировании танкового полка, а в начале июля прибыло 32 машины — 14 пушечных и 18 пулеметных. Закупили и несколько тракторов «Латиль» с прицепами-платформами для транспортировки танков.

В августе эту матчасть передали полку на острове Сантахамина близ Хельсинки. Полк имел «артиллерийскую номенклатуру» и состоял из двух дивизионов по две батареи (аналогичных французскому танковому взводу), запасных машин, ремонтной мастерской. В октябре того же года по просьбе Юденича и под давлением Франции финны направили три «Рено» через Таллин в Нарву белой Северо-Западной армии, и в декабре они приняли участие в нескольких боях под Гатчиной, после чего опять же через руки эстонцев в плачевном состоянии вернулись в Финляндию. В 1920 году Франция «в компенсацию» поставила финнам еще два танка.

Летом 1937 года Финляндия заказала в Великобритании 32 танка «Виккерс 6-тонный» без вооружения и оптики. Однако по ряду причин выполнение заказа затянулось, и танки прибыли в Финляндию только в 1938-1939 годах. Для их вооружения со старых «Рено» сняли 37-мм пушки и пулеметы.

К началу советско-финляндской войны -30 ноября 1939 года — танковые части Финляндии состояли из отдельного танкового батальона (пять рот), из них 1-я и 2-я были укомплектованы «Рено». Еше в октябре эти роты перебросили на Карельский перешеек в район Тайпале, Кямаря и Перо. А так как боевая ценность «Рено» была практически нулевой, то два дивизиона получили приказ вкопать свои танки в качестве неподвижных огневых точек на участках «линии Маннергейма» в районе Няйки-ярва (озеро Лебединое) и Тайпале (река Бурная). В ходе боев 30 из 34 финских «Рено» были потеряны, а оставшиеся списали только в нюне 1943 года.

ЯПОНИЯ. Японская армия начала изучение «Рено» вместе с другими танками уже в 1919 году. Закупленные во Франции в 1922-м «Рено» FT с литыми башнями, получившие обозначение Тип 79 («Ко-Гата») вместе с британскими MkА «Уиппет» в 1925 году составили учебную танковую группу, затем поступили на вооружение 1-го танкового отряда в Курумэ (на острове Кюсю) и танкового отряда Пехотной школы в Чиба (префектура Токио). Последний имел в своем составе три МК-А «Уиппет» и пять «Рено». В 1929 году закупили также «Рено» NC-27, им дат и обозначение Тип 89 «Оцу».

В том же году из NC-27 сформировали танковую роту в составе Пехотной школы в Чиба. Хотя в конце 1920-х годов Япония перешла к развитию собственного танкостроения, «Рено» FT и NC-27, послужившие школьной партой для первых японских танкистов, оставались в строю вплоть до 1940 года. Танки перевооружили японскими 6,5-мм пулеметами Тип 3. для повышения подвижности часть Тип-89 «Оцу» переоснастили дизельными двигателями «Минубиси» мощностью 75 л.с. и гусеницами модели 1931 года с большими грунтозацепами (скорость танков составляла до 25 км/ч). На нескольких танках ходовую часть прикрыли фальшбортами.

После захвата Маньчжурии в 1931 году и боев в районе Харбина командование Квантунской армии попросило о присылке в Манчжурию дополнительных танков, и в 1932 году здесь была сформирована рота в составе двух взводов легких танков «Оцу», взвода средних Тип-89 и взвода бронеавтомобилей. В эту же роту включили доставшиеся японским войскам французские и китайские «Рено» FT в Маньчжурии.

1 августа 1933 года 1-й танковый отряд и отряд Пехотной школы переформировали в 1-й и 2-й танковые полки, которые в дальнейшем стали ядром японских танковых сил.

В составе этих подразделений «Рено» FT и NC-27 использовались как учебные машины.

В ходе Второй мировой устаревшие NC-27 нередко применяли в качестве неподвижных огневых точек на укрепленных позициях. «Рено» FT, как устаревшие, японцы передали армии контролируемого ими государства Маньчжоу-Го, где они использовались вплоть до 1945 года.

РУМЫНИЯ. В марте 1920 года танки «Рено» французских рот AS 301 и 302, оставшихся без боевого назначения, передали Румынии. К концу 1920-х годов общее их количество этих машин достигло 74. что позволило создать танковый батальон (60 танков) броневого полка румынской армии. 48 танков из этого числа были пушечными, остальные — пулеметными. Во время Второй мировой войны «Рено» в Румынии перевели в состав батальона охраны тыловой зоны (стратегические объекты в Бухаресте, Полешти, Сибиу, Резите), где они использовались до окончания боевых действий.

ГОЛЛАДДИЯ, ПЕРСИЯ, ЧЕХОСЛОВАКИЯ, ШВЕЙЦАРИЯ и ШВЕЦИЯ закупили по несколько «Рено» FT-17 для изучения. Швейцария приобрела две машины в 1922-м, а в 1939-м — еще три, уже по совсем бросовым ценам. В Голландии на 1940 год остались два FT-17 в резервных подразделениях. Чехословакия получила 7 танков «Рено» всех трех вариантов (шесть пушечных и пулеметных с литыми башнями и один «радиотанк») — в основном для практического изучения тактики применения танков и первоначального обучения. В 1922 году завод «Шкода» в Пльзене даже планировал начать выпуск модификации «Рено» FT, а завод «Прага» построил опытное шасси МТ N1 по типу «Рено», однако эти машины уже не удовлетворяли военных, и чешские танкостроители занялись созданием более современных проектов.

ЮГОСЛАВИЯ. В 1920-е годы страна приобрела 48 танков «Рено» моделей FT и NC-2 (NC-31). До самой оккупации в 1940 году все 48 «Рено» оставались на вооружении 1-го танкового батальона югославской армии.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.410. Запросов К БД/Cache: 3 / 1