Глав: 15 | Статей: 15
Оглавление
Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.
Максим Коломиецi / Семён Федосеевi / plowman

РОЖДЕНИЕ ТАНКА

РОЖДЕНИЕ ТАНКА


Прототип танка «Рено» FT, вид спереди. Бийанкур, весна 1917 года. Машина имеет лобовую часть корпуса, частично собранную из литых деталей, и литую башню (ЯМ).

В апреле 1916 года Военное министерство и Генеральный штаб Франции приняли решение о формировании первых танковых частей. Своим появлением эти части в значительной мере были обязаны полковнику артиллерии Жану-Батисту Этьенну. Еще до войны он стал известен во французской армии как один из инициаторов применения во французской армии стрельбы с закрытых позиций, в связи с чем им был разработан ряд артиллерийских приборов, проведены работы по внедрению телефона для управления огнем батарей. Как артиллерист он стал и одним из организаторов французской авиации, использовавшейся для корректировки артиллерийского огня, а также большим энтузиастом внедрения мотора в армию. Мощь огня германской артиллерии и пулеметов, о которые разбился «наступательный дух» французской пехоты в первые же месяцы войны, установившийся позиционный фронт и неожиданно большие потери, которых стоило даже ничтожное продвижение вперед, заставили Этьенна задуматься о способе продвигать полевые пушки вместе с пехотой по полю боя и через траншеи для прорыва обороны противника на всю глубину. В августе 1915 года он присутствовал на испытаниях американского гусеничного трактора «Холт» в заболоченных районах Соммы. Проходимость и сила тяги трактора натолкнули его на мысль создать боевую машину на его шасси. В докладной записке от I декабря 1915 года Этьенн изложил основные характеристики «наземного броненосца».


Продольный разрез и разрез в плане первого варианта «Рено» FT, взятый из руководства по эксплуатации танка издания 1918 года.

И хотя подобная инициатива во французской армии была ни единственной, ни первой, именно Этьенн не только вовремя и правильно оценил назначение будущей боевой машины, но и детально обосновал принципы ее боевого применения, да к тому же проявил незаурядную настойчивость в «пробивании» своего детища в среде высшего командования. 12 декабря в Шантильи Этьенн лично доложил свои предложения генералу для поручений при главнокомандующем Жанену. Авторитет и энтузиазм полковника вкупе с фактической бесплодностью медленных «грызущих операций» на фронте помогли преодолеть сомнения и недоверие генералитета, заручиться поддержкой главнокомандующего генерала Ж. Жоффра.

В июне 1916 года Этьенна во главе специальной миссии отправили в Англию, где он ознакомился с британскими разработками «сухопутных кораблей» и даже пытался убедить союзников не пускать их в бой, пока не будут готовы французские машины (союзники эту просьбу проигнорировали). По возвращении ему поручили лично заняться формированием танковых частей. В отличие от английского «tank» («танк»), у французов для новых машин нашелся свой термин — они получили название «штурмовой артиллерии» (l’artillerie d'assaut) или «специальной артиллерии» (I'artillerie speciale).

Создававшимся в это время средним французским танкам «Шнейдер» и «Сен-Шамон», собственно, и отводилась роль артиллерии сопровождения пехоты. 30 сентября 1916 года Этьенна назначили командующим «штурмовой артиллерией».


Схематические виды первого варианта «Рено» FT, заимствованные из руководства по эксплуатации танка издания 1918 года. Хорошо видно, что форма башни заметно отличается от серийных машин.

Планы «отца танков» (как позже стали назвать Этьенна во Франции) были шире, чем у военного руководства. Став командующим «штурмовой артиллерии», он со своими новыми сотрудниками, разработал тактику действий, основанную на разделении задач между эшелонами танков. «Шнейдер» и «Сен-Шамон» ни по своим возможностям, ни по назначению, полковника уже не устраивали. А планируя взаимодействие различных типов танков, он пришел к выводу, что машины среднего класса и тем более тяжелые, имевшиеся тогда у британцев (им отводилась роль «пехотного тарана»), необходимо дополнить многочисленными легкими боевыми машинами для непосредственного сопровождения пехоты и действий в ее боевых порядках. К тому времени во французской армии была отработана тактика «подвижного пехотного огня» — во время атаки непосредственно в цепях пехоты двигались расчеты ручных пулеметов, огнем прижимающие противника к земле и подавляющие его огневые точки, что снижало потери атакующих. Роль «бронированного застрельщика» и должен был принять на себя легкий танк.

Идея создания легкого танка имела в условиях военного времени и немаловажные производственно-экономические и эксплуатационные обоснования. Затянувшаяся разработка первых средних танков показала, с каким трудом французская промышленность в условиях войны и потери ряда промышленных и сырьевых центров изыскивает материалы, мощности и рабочую силу для выполнения таких заказов, а машина грозила оказаться сложной в эксплуатации и транспортировке. Двигателей большой мощности также было мало. Ситуация с личным составом была еще неясна — ресурс живой силы пожирало сражение под Верденом. Принятие легких машин с упрощенной конструкцией, автомобильным двигателем и небольшой численностью экипажа обещало решение этих проблем и массовый выпуск нового боевого средства.


«Рено» FT с клепаной башней, вид сбоку. На этом снимке хорошо видна работа подвески при преодолении насыпи (АСКМ). 

Уже в июле в отеле «Клариж» состоялась встреча Этьенна с известным конструктором и промышленником Луи или Людовиком Рено. Фирма «Рено», основанная в 1898 году, к тому времени успела стать одной из ведущих в авто и моторостроении с филиалами за рубежом, а сам Луи Рено зарекомендовал себя как отличный конструктор. После истории с «Марнским такси», когда 6—8 сентября 1914 года 600 парижских такси «Рено» AG 1910 перебросили к линии фронта у реки Марна более 5000 солдат и этим помогли «спасти Париж» от германского наступления, Рено стал почти национальным героем и сотрудничал с военным ведомством весьма успешно.

Кстати сказать, это была не первая встреча артиллериста и конструктора, которым суждено будет сыграть выдающуюся роль в истории танкостроения. Еше в декабре 1915 года Этьенн от имени Жоффра обращался к Рено за помощью в разработке задуманного им «сухопутного броненосца». Но тогда Рено, загруженный заказами военного министерства и, видимо, не желавший рисковать в новом и неясном деле, отказался, сославшись на отсутствие опыта в создании гусеничных машин. За разработку первого французского танка взялся его давний конкурент, главный конструктор фирмы «Шнейдер — ле Крезо» Э. Брийе. Теперь Этьенн убеждал Рено начать проектирование легкого танка, работы над которым уже шли на официальном уровне, и пообещал первый заказ на 150 машин. Практичный Рено принял предложение разработать «бронированный футляр для мотора и двух человек».

Первый деревянный макет «пулеметной машины» (char mitrailleur) был готов уже к октябрю. Взяв за прототип разрабатывавшийся на «Шнейдер-ле Крезо» средний танк СА-2. фирма «Рено» рассчитывала построить машину проектной массой до 6 т, с упругой подвеской ходовой части, максимальной скоростью 9.6 км/ч и вооруженную пулеметом.


«Рено» FT с литой башней (пушечный вариант) преодолевает канаву. Хорошо видна крыша моторного отделения и крепление хвоста к корпусу танка (АСКМ).


«Рено» FT с клепаной башней (пулеметный вариант) преодолевает траншею на учениях. Хорошо видно, что при этом танк упирается на хвост. Машина имеет трехцветный камуфляж, а судя по тактическим обозначениям принадлежала 1-му взводу 1-й роты 1-го или 2-го батальона (фото предоставил М. Зимний). 

Этьенн был доволен проектом, но убедить в необходимости изготовления подобных машин начальника автомобильной службы генерала Муре не удалось. Рено и Этьенн, ставший к тому времени бригадным генералом, обратились к главнокомандующему маршалу Жоффру, старому другу Этьенна, с предложением о постройке танков массой около 4 т в количестве до 1000 единиц. В письме главнокомандующему от 27 ноября 1916 года Этьенн изложил основные особенности проектируемой машины:

«Я считаю возможным построить очень легкий танк. Благодаря своей относительной мощности и расположению гусениц на колесах довольно большого диаметра, выдающихся вперед за шасси, пулеметный танк сможет проходить по очень тяжелой почве».

После раскрытия секрета танков британцами на Сомме главным их противником стала артиллерия, и небольшие, применяющиеся к местности машины, действующие в большем количестве, имели больше шансов на успех и выживание на поле боя, чем немногочисленные средние или тяжелые. К достоинствам танка относилась и возможность быстрой переброски по обычным дорогам на тяжелых 7-тонных грузовиках (как уже перевозилась артиллерия) — даже небольшой британский опыт боевого применения танков уже вывел проблему их оперативной подвижности в число основных.

Надо отметить, что вопросами оснащения танковых сил во Франции к этому времени уже занялись несколько инстанций. Так, честолюбивый депутат-социалист Альбер Тома, еще будучи вицесекретарем артиллерии, пытался сам определять необходимые армии модели танков. В ноябре 1916 года дело перешло в ведение министерства вооружений («военного снабжения»), где действовал тот же Тома, уже видевший себя создателем «штурмовой артиллерии». Жоффр, согласившись с доводами Этьенна, уже 30 ноября направил Тома соответствующее письмо, но тот ответил только 12 декабря, сопроводив свое согласие целым рядом оговорок. В результате требования к танку были сформулированы лишь в марте 1917-го. Руководитель вицесекретариата изобретений, также депутат парламента Ж. Бретон, поспешил организовать Консультативный комитет по специальной артиллерии под своим председательством. Этьенн как командующий «штурмовой артиллерией» официально был прикомандирован к главнокомандующему, но все вопросы организации и оснащения новых частей продолжат курировать вицесекретариат артиллерии. И в полезности новой разработки приходилось убеждать и министерство, и вицесекретариат, и Консультативный комитет. Рено и инженер Серре продолжали работать над проектом, не дожидаясь официальных решений. 30 декабря 1916 года Рено сам представил доработанный полномасштабный деревянный макет танка Консультативному комитету. Новинка не понравилась как раз тем, что ее создатели считали главными достоинствами. Возражения генерала Муре включали, например, слишком большое смешение назад центра тяжести и небольшой вес танка — ведь это снижало его способность «затаптывать препятствия» (ударное действие еще многие годы, не без основания, значилось среди главных характеристик танка). Другой член комитета указал на плохую вентиляцию (эта проблема первых танков была уже хорошо знакома). Один армейский офицер назвал танк «изящной игрушкой», не более. Пулеметное вооружение сочли недостаточным, критиковали малые размеры машины, из-за которых она якобы не сможет преодолевать рвы и окопы. Однако семью голосами против трех Комитет поддержал проект и согласился на заказ первой партии в 100 машин.

Первый прототип пулеметного танка был готов в конце января 1917 года и прошел испытания на заводе «Рено» в Бийанкуре (предместье Парижа). Этьенн. понимая, что бюрократические проволочки и «политические обстоятельства» могут легко погубить проект, торопился испытать прототип в Шамплие (здесь с декабря 1916 года действовал учебный лагерь «штурмовой артиллерии»), дабы успеть исправить все недочеты до официальных испытаний в апреле. Опасения Этьенна были обоснованны. Замена 26 декабря Жоффра на посту главнокомандующего генералом Нивелем лишила «отца танков» высокой поддержки. Нивель, сам вышедший из среды артиллерийских офицеров, был приверженцем классических форм «бога войны» и считан более важным заказ тракторов-тягачей для тяжелых орудий. Действительно, быстрое развитие французской тяжелой артиллерии требовало все больше механических тягачей, а легкий танк мало отвечал новой концепции французского командования: «Артиллерия захватывает, пехота занимает». Против легкого танка продолжал выступать и генерал Муре.

Тома, ставший к тому времени министром вооружения, разделял взгляд Нивеля, и, опасаясь перерасхода средств и отвлечения промышленных мощностей, сообщил Рено, что приоритет отдается заказу тягачей, а не танков. Тем не менее, Этьенну и Рено удалось убедить членов Консультативного комитета не только не отказываться от заказа, но и увеличить его до 150 машин.


Первый образец радиотанка «Рено» TSF, вид сбоку. На хвосте закреплена опора для укладки антенны в походном положении.

Испытания 9 апреля завершились успехом, и комитет, учтя мнение вицесекретариата изобретений, поддержал план Этьенна на производство 1000 машин, а уже 13 апреля приоритет танкам отдал и Нивель. В мае общий заказ на 1150 танков был утвержден. Официальные испытания легкого «Рено» прошли 21-22 апреля в Марли. Танк показал явное превосходство над моделями «Шнейдер» и «Сен-Шамон».

Но уже через неделю министр вооружения Тома на основании доклада командира учебного центра Марли (где в это время проходили начальное обучение и сколачивание первые подразделения средних танков), снова попытался притормозить выдачу заказа. Среди приводимых им доводов значились необходимость увеличения внутреннего объема, размещение в башне вместе с пулеметчиком и его помощника, рост возимого боекомплекта до 10 000 патронов. При этом не учитывалось, что функции помощника пулеметчика и подносчика боеприпасов будет выполнять сама машина. Что касается одноместной башни, то она имела другой недостаток, выявившийся много позже — размещенному в ней единственному члену экипажа приходилось решать и задачи наблюдения, и выбора целей и наведения оружия.

Неудачное применение танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон» в ходе наступления на Шмен-де-Дам 16 апреля 1917 года породило новые сомнения командования, Этьенн же в очередной раз убедился в необходимости массированного использования танков. И когда Тома с миссией отправился в Россию (дабы убедить пришедшее к власти Временное правительство воевать «активнее» во имя интересов Франции), Этьенн провел еще несколько испытаний специально для офицеров «штурмовой артиллерии». Эти испытания убедили даже генерала Муре.

Фронтовые офицеры требовали придать частям танки в большом количестве, менять проект было поздно, да и главнокомандующий Нивель склонился в пользу заказа, в первую очередь, легких боевых машин. Этьенн предложил 500 танков из 1150 заказанных вооружить 8-мм пулеметом, а 650 -37-мм пушкой, причем без существенной переделки башни. Введение легких короткоствольных 37-мм пушек в цепи пехоты к этому времени вошло в практику, а легкий танк выглядел для них отличным носителем.

Вскоре генерал озвучил очередную цифру -2500 танков; сюда должны были войти так называемые «радиотанки» в качестве командирских машин и для связи между танками, пехотой и артиллерией. По мнению Этьенна, каждый десятый «Рено» следовало изготавливать как «радиотанк».


«Рено» TSF (радиотанк) из состава французских танковых частей. 1919 год. Машина имеет коричнево-зеленый камуфляж с широкими разделительными полосами черного цвета, на борту нанесен четырехзначный военный номер танка, а на балке ходовой части — заводской номер.

1 мая после полного провала наступления и серии мятежей в армии Нивеля сменил генерал Петен, воспринявший идею танков более благосклонно. 20 июня он распорядился увеличить заказ с 1150 до 3500 единиц, причем потребовал их поставки к марту 1918 года. Заметим, что параллельно проект легкого танка разрабатывала фирма «Пежо» (с установкой одновременно 37-мм пушки и пулемета в неподвижной рубке, а двигателя в передней части корпуса).

Легкий танк получил официальное название «Char leger Renault FT modele 1917», сокращенно «Renault» FT-17. Индекс FT дала сама фирма, о его расшифровке в литературе существует ряд версий — например, fabile tonnage («легкий вес»), franchisseur de tranchees («преодолевающий траншеи»). Но дело обстояло проще. Фирма «Рено», выполнявшая различные заказы военного ведомства, использовала двухбуквенные индексы для обозначения групп продукции: AG — легковые автомобили, EG — артиллерийские тягачи, FU — тяжелые грузовики и т.п. В этом ряду FT выглядит вполне логично.

Оглавление книги


Генерация: 0.132. Запросов К БД/Cache: 0 / 0