Глав: 8 | Статей: 8
Оглавление
Английские линкоры "Нельсон" и "Родней" занимают в военной истории особое место. При их создании, впервые в мировой практике, конструкторы стремились вместить в ограниченное водоизмещение колоссальные боевые возможности. Сам по себе любой боевой корабль является компромиссом между попытками его создателей обеспечить заданные характеристики в рамках определенного водоизмещения, обусловленного прежде всего оперативно-тактической целесообразностью, и уровнем техники и финансами. "Нельсон" и "Родней", построенные по условиям Вашингтонской конференции 1922 г., еще в период проектирования признавались как посредственные корабли, не отвечавшие требованиям, предъявляемым к полноценному линейному кораблю начала 20-х годов. Многие специалисты относились к ним весьма скептически, особенно в преддверии окончания "линкорных каникул", когда 5 стран — участниц этой конференции должны были приступить к постройке линкоров нового поколения. Однако после начала 2-ой мировой войны оба корабля оказались самыми мощными и боеспособными линкорами английского флота и до конца 1940 г. несли на себе основную тяжесть борьбы с германскими рейдерами. Даже после вступления в строй кораблей типа "Кинг Джордж V" они продолжали оставаться в водах Метрополии, являвшихся для английского флота приоритетным театром военных действий.

Опыт войны

Опыт войны


Английские линкоры "Нельсон" и "Родней" занимают в военной истории особое место. При их создании, впервые в мировой практике, конструкторы стремились вместить в ограниченное водоизмещение колоссальные боевые возможности. Сам по себе любой боевой корабль является компромиссом между попытками его создателей обеспечить заданные характеристики в рамках определенного водоизмещения, обусловленного прежде всего оперативно-тактической целесообразностью, и уровнем техники и финансами. "Нельсон" и "Родней", построенные по условиям Вашингтонской конференции 1922 г., еще в период проектирования признавались как посредственные корабли, не отвечавшие требованиям, предъявляемым к полноценному линейному кораблю начала 20-х годов. Многие специалисты относились к ним весьма скептически, особенно в преддверии окончания "линкорных каникул", когда 5 стран — участниц этой конференции должны были приступить к постройке линкоров нового поколения. Однако после начала 2-ой мировой войны оба корабля оказались самыми мощными и боеспособными линкорами английского флота и до конца 1940 г. несли на себе основную тяжесть борьбы с германскими рейдерами. Даже после вступления в строй кораблей типа "Кинг Джордж V" они продолжали оставаться в водах Метрополии, являвшихся для английского флота приоритетным театром военных действий.

Но вернемся в 1916 год, когда еще только создавались предпосылки для проектирования столь необычных кораблей. В конце мая этого года произошло знаменитое Ютландское сражение (в иностранной литературе оно больше известно как бой в Скагерраке), в результате которого, при весьма трагичных обстоятельствах, английский флот лишился трех линейных крейсеров, и тем самым был положен конец опытам бывшего 1-го Морского Лорда Джона Фишера в области военного кораблестроения. Однако незадолго до своей второй отставки, в мае 1915 г., Фишер сумел "протащить" через парламент ассигнования на постройку четырех 36 300 т линейных крейсеров. Это удалось осуществить при непосредственном участии морского министра Уинстона Черчилля.

Хотя на чертежах эти корабли выглядели великолепно с их 381-мм орудиями и скоростью хода свыше 30 узлов, на деле они должны были оказаться очередными "белыми слонами" английского флота (по легенде, король Сиама дарил священного белого слона тому придворному, которого хотел разорить). Линейные крейсера имели настолько ослабленное бронирование, что как боевые корабли никуда не годились. Тем не менее весь 1915 г. интенсивно готовились к их постройке. Кораблям присвоили названия: "Худ", "Ансон", "Хове" и "Родней". Эта кораблестроительная программа вызывала удивление, так как в тот период шла острая полемика о целесообразности существования линейных крейсеров как таковых и уже предлагалось перейти к постройке скоростных линейных кораблей.

События конца мая 1916 г. заставили пересмотреть проект этих кораблей, прежде всего в отношении их броневой защиты, что повлекло за собой срыв их закладки на неопределенный срок (первоначально планировалась на март 1916 г., затем на середину июня того же года). Одновременно в Адмиралтействе создали специальный комитет, призванный разработать требования к линейному кораблю нового поколения исходя из имеющегося боевого опыта. Скандал, связанный с гибелью трех линейных крейсеров в Ютландском бою, и общее недоверие офицеров действующего флота к кораблям этого типа привели к отказу от постройки четырех крейсеров с 8381-мм орудиями, но Адмиралтейство, не желая понапрасну отказываться от выделенных и частью уже истраченных средств (за одну только судостроительную сталь по этой программе было выплачено к марту 1916 г. свыше 800 000 ф. ст.), решило все же заложить один корабль по переработанному проекту, не дожидаясь результатов работы специального комитета. При этом планировавшуюся скорость хода в 33 узла ограничили 31 узлом, благодаря чему усилили толщину главного броневого пояса (до 279-мм) и барбетов башен главного калибра. Кроме того, увеличили толщину броневых палуб, особенно в районе машинных и котельных отделений. В конечном итоге водоизмещение первоначального проекта возросло более чем на 5000 т и достигло 42 100 т. На период закладки крейсера, 6 сентября 1916 г., он оказался самым крупным из когда-либо построенных кораблей в мире. Но это был не предел.

В конце 1917 г. специальный комитет наконец-то выдал требования, предъявляемые к новому линейному кораблю. По подсчетам специалистов Адмиралтейства, для обеспечения надежной броневой и конструктивной защиты при вооружении, например, из 10 406-мм орудий и скорости в 25—27 узлов требовалось водоизмещение не менее 50 000 т. Кроме того, комитет призвал отказаться от постройки линейных крейсеров и приступить к созданию скоростных линкоров. Выводы комитета были для Адмиралтейства крайне неутешительны — вся армада линейного английского флота (к октябрю 1918 г. 33 линкора и 12 линейных крейсеров), самый старший из кораблей которой — Dreadnought — "прожил" чуть больше 10 лет, могла в одночасье потерять все свое боевое значение. Результаты работы комитета решили скрыть от общественности, одновременно отдав распоряжение о проектировании линкоров, вооруженных 9 406-мм орудиями и скоростью хода порядка 31—32 узлов.

По политическим соображениям их классифицировали как линейные крейсера.

Водоизмещение этих кораблей ограничили габаритами, допускавшими прохождение через Панамский и Суэцкий каналы, а также использование доков в Розайте и Портсмуте. По расчетам, при максимальных длине корпуса 260,7 м и ширине 32,2 м оно должно было составить 46 600 т в нормальном грузу, что, при установленном составе артиллерии главного калибра, вполне позволяло обеспечить кораблю ход не менее 30 узлов и основательное бронирование. Последнему конструкторы уделили особое внимание. За основу броневой схемы взяли наиболее удачные линкоры типа "Куин Элизабет" и их развитие — линкоры типа "Ривендж", известные среди кораблей английского флота своей наиболее рациональной и мощной броневой защитой. Одновременно был использован опыт создания линейного крейсера "Худ" и, в частности, наклонный броневой пояс, имевший повышенную прочность при больших дистанциях боя. С целью обеспечить максимальную защиту артиллерии главного калибра ее решили сосредоточить в районе носовой оконечности. Причем две 3-х орудийные башни разместили перед носовой надстройкой, а третью — сразу за ней.




Проекты английских линейных кораблей, предполагаемых к постройке в 20-х гг. с учетом опыта первой мировой войны.

Машины и котлы расположили ближе к корме. Главный броневой пояс состоял из 2-х частей. В районе башен главного калибра, их погребов и носовой надстройки его толщина достигала 356 мм, а угол наклона верхней кромкой наружу 18° к ДП корабля. На протяжении машинных и котельных отделений его толщина не превышала 305 мм. В оконечностях линкора он утоньшался до 254—102 мм. Район башен с 406-мм орудиями и механизмами сверху прикрывался броневой палубой, толщина которой колебалась от 229 мм — в районе погребов до 102 мм — в районе турбинных отделений. Кроме того, имелась и верхняя 25-мм палуба. В оконечностях горизонтальное бронирование было менее внушительным и составляло 76 мм. Хорошей защитой отличались башни главного калибра и их погреба. Так, барбеты имели толщину 356 мм, лобовые части башен 432 мм, а их борта — 356 мм. Все орудия в башнях разделяли броневые переборки.

В целом, броневая защита проектируемых линкоров являлась наиболее мощной и совершенной среди дредноутов английского флота того периода.

Что же касается артиллерии, то во всех отношениях она была шагом вперед не только в английском флоте, но и в практике мирового кораблестроения. И главным образом это касается противоминной артиллерии. Ее сосредоточение в башнях бесспорно можно считать прогрессом в конструкторской мысли начала 20-х годов. Всего на корабле предполагалось установить 8 башен с двумя 152-мм орудиями в каждой. Эти башни были разбиты на 4 группы, каждая из которых имела свой дальномерный пост. Нельзя признать в проекте удачным размещение носовых групп слева и справа от носовой надстройки, в непосредственной близости от 2-ой башни главного калибра. Тем не менее такое расположение вспомогательной артиллерии позволяло отражать атаки эсминцев противника практически на всех курсовых углах, и в той или иной степени оно было повторено на линейных кораблях более поздней постройки.

Другой, не менее важной новацией, стало использование зубчатой передачи, что значительно повышало эффективность всей машинной установки. Она состояла из 4 турбинных агрегатов суммарной мощностью на валах 160 000 л. с. Их обеспечивали паром 12 котлов Адмиралтейского типа в 6 котельных отделениях. Благодаря нахождению 406-мм артиллерии в носовой оконечности корабля, всю машинно-котельную установку сместили ближе к корме. За 6-ю котельными отделениями располагались 4 машинных, и благодаря этому линии валов имели сравнительно небольшую длину, что упрощало их конструкцию и защиту. Сама по себе архитектура корабля позволяла создать наиболее благоприятные условия для использования артиллерии и приборов управления огнем. Две дымовые трубы, смонтированные позади 3-ей 406-мм башни отбрасывали дым и газы из котельных отделений в корму, занятую лишь противоминной артиллерией. Это создавало благоприятные условия для работы дальномерных и визирных постов, расположенных как на самих башнях главного калибра, так и на башенноподобной носовой надстройке.

Несмотря на очевидные преимущества, общая схема компоновки корабля вызвала немало критики и прежде всего из-за невозможности вести огонь из 406-мм орудий на кормовых курсовых углах. Однако Адмиралтейство исходило из того, что проектируемый корабль был прежде всего линейным и в первую очередь стоило обеспечить возможность вести бой всеми орудиями главного калибра на траверзных курсовых углах. В случае, если бы линкор вел бой самостоятельно, то преимущество в скорости над противником давало ему возможность выбрать такие позиции и дистанции, которые позволяли задействовать все 406-мм орудия.

Любопытно сравнить этот корабль с дредноутами, находившимися в начале 20-х годов либо в постройке, либо планировавшимися к закладке. Так, например, германский линейный крейсер "Макензен", заложенный в январе 1915 г. и спущенный на воду в апреле 1917 г., при водоизмещении в нормальном грузу 30 510 тонн нес на себе 8 350-мм орудий, имел пояс толщиной 300 мм и мог развить ход (теоретический) в 27 узлов. Дальнейшее его развитие — линейный крейсер "Ersatz Yorck" (название проекта условно), заложенный в 1916 году, планировали вооружить уже 8 380-мм орудиями при такой же броневой защите и скорости хода.

Именно против этих кораблей (во всяком случае на начальном этапе проектных работ) англичане создавали свои линейные крейсера с 406-мм орудиями. Их детище, имея бесспорное преимущество над соперниками в огневой мощи и скорости хода, обладало более совершенной системой конструктивной и броневой защиты. Правда, ради достижения этих преимуществ пришлось увеличить, по сравнению с тем же "Макензеном", почти в 1,5 раза водоизмещение, что не могло не сказаться на стоимости английского корабля.

Не менее интересно сравнение его с американскими линкорами типа "Саут Дакота" (ВВ 49), заложенными в 1920 г. Они имели с английскими линейными крейсерами примерно одинаковое водоизмещение — 43 200 т (в нормальном грузу) и вооружались 12 406-мм орудиями (в 4-х башнях) при относительном равенстве толщины главного броневого пояса — 343 мм против 356 мм. Но "Саут Дакота" мог развить проектный ход лишь в 23 узла и имел довольно несовершенную схему бронирования, что делало его морально устаревшим кораблем еще в период закладки.

Оглавление книги


Генерация: 0.109. Запросов К БД/Cache: 3 / 0