Глав: 10 | Статей: 10
Оглавление
Полтысячи лет исход любой войны на море решало артиллерийское сражение — сначала парусных кораблей, затем броненосцев и, наконец, огромных линкоров. Но в годы Второй мировой в военно-морском деле произошел коренной переворот, настоящая революция, в результате которой бронированные исполины уступили первенство авианесущим кораблям. Когда в апреле 1945 года американским самолетам потребовалось всего полтора часа, чтобы пустить на дно самый большой линкор в мире, гордость японского флота «Ямато», даже скептикам стало окончательно ясно, что настала новая эра — отныне победа в морской войне зависит не от огня корабельной артиллерии, а от дуэлей авианосцев.

В этой книге ведущий историк флота дает глубокий анализ ВСЕХ авианосных сражений Второй мировой, ставших кульминацией войны на Тихом океане и превративших Его Величество Авианосец во Владыку морей.

Бастард, ставший королем

Бастард, ставший королем

В XX веке в области морской войны и военного кораблестроения произошли несколько революций. Одни классы кораблей ушли в небытие, не оставив после себя даже следа, другие из основы флота превратились в нечто вспомогательное и, по большому счету, совсем необязательное. Коренным образом изменились и морские сражения, ведь в годы Русско-японской войны никто даже в самых смелых фантазиях не мог себе представить, что когда-то противники будут обмениваться ударами, вообще не видя друг друга. Наверное, самая запутанная и причудливая биография принадлежит авианосцу. Этот класс кораблей существует чуть менее ста лет, но за это время успел побывать и в роли прислуги, и хозяином дома, чуть было не исчез вслед за своим извечным соперником-линкором, снова возродился и начал набирать утерянное было влияние. Звездным часом авианосца стали годы Второй мировой войны, когда, после робкого начала, он превратился во владыку океанских просторов, заслужив гордый титул «Его Величество король Авианосец». Именно бои авианосцев решали судьбу целых кампаний, причем не только на море, но и на суше.

Мы расскажем, как происходили эти жестокие схватки, и постараемся проанализировать их, потому что подоплека многих событий и последствия гораздо сложнее и глубже, чем может показаться на первый взгляд. Рассказ о развитии авианосцев как класса кораблей выходит за пределы наших интересов, так как мы будем вести речь лишь об их боевом применении. Однако некоторых ключевых моментов нам все-таки придется коснуться, потому что часто характеристики корабля определяли специфику его использования, хотя при этом основное внимание все-таки уделим изменению роли авианосца в составе флота.

С того момента, как в 1913 году первый авианосец вышел в море, корабельные самолеты развивались очень быстро. Они потеряли поплавки — первыми бортовыми самолетами были гидросамолеты, увеличили скорость и дальность и даже научились нести кое-какое оружие. Однако пока еще авианосец, хотя и прочно вошел в состав ведущих флотов, не приобрел серьезного значения и считался лишь дополнением (не всегда обязательным) к тяжелым орудиям линкоров. Впрочем, появилась уже первая ласточка, точнее кукушка — торпедоносец Сопвич «Cuckoo», с помощью которого адмирал Битти намеревался атаковать немецкий Флот Открытого Моря, который отстаивался в базах и категорически не желал выходить в море. Судя по всему, британские адмиралы взяли на заметку этот план, ведь он позволял выйти из тупика, в котором находился более сильный флот в эпоху артиллерийских кораблей, когда более слабый противник не желал выходить в море, но отлично пользовался преимуществами, которые давал «fleet in being». Хотя эта операция так и не была проведена, тем не менее англичане нанесли несколько ударов по базам немецких цеппелинов, показав, что в будущем авианосная авиация может превратиться в серьезную угрозу не только кораблям, но и наземным целям. Но все это еще оставалось в далеком будущем.

Пока же предстояло осмыслить опыт войны и сделать правильные выводы. И вот здесь начались проблемы, потому что выводы часто противоречили этому самому опыту. Во всяком случае, когда в феврале 1920 года контролер Адмиралтейства Уилмот Николсон подготовил меморандум, касавшийся и перспектив развития авианосцев, он предположил, что бортовые самолеты будут формировать разведывательную завесу и корректировать огонь линкоров. Атакующие возможности самолетов он ставил под вопрос, несмотря на успешные случаи боевого применения торпедоносцев. Николсон писал:

«В следующие несколько лет не удастся получить достаточное количество авианосцев для проведения каких-либо атак самолетами (торпедами или бомбами), поэтому указанные выше две функции самолетов считаются первостепенными… В случае, если авианосец будет использоваться для разведывательных целей, эффективное вооружение будет иметь величайшее значение, и предпочтительно называть этот корабль «разведывательным крейсером» и обычно будет действовать впереди линии крейсеров, поэтому он может подвергнуться атаке вражеских легких крейсеров… Благодаря высокой скорости (как минимум 30 узлов), которая позволит ему сохранить свое место в строю при проведении полетов, на нем можно будет установить торпедное вооружение… Подняв самолеты, эти корабли, благодаря своей скорости, смогут занять позицию для использования торпедных аппаратов и атаковать вражеский авангард. Идеальными кораблями для этого являются «Фьюриес», «Корейджес» и «Глориес»… Последние два корабля следует переоборудовать… Следует также обратить внимание на крейсера типа «Хокинс».

Трудно даже представить себе другой пример столь дикого заблуждения, высокопоставленный чиновник Адмиралтейства попал пальцем в небо. Впрочем, некоторое основание для таких заблуждений у Николсона имелось. Хотя с 1918 году в составе Королевского Флота числились целых 16 авианосцев, это были создания преудивительного вида, которые могли поднимать самолеты, но обратная посадка становилась почти неразрешимой проблемой.

Дело в том, что англичане, которые первыми построили авианосец и изобрели большинство технических новинок, использовавшихся на нем, в то же самое время совершили больше ошибок, чем все остальные страны, вместе взятые. Путь Королевского Флота к современному авианосцу оказался долгим и мучительным. Прежде всего, первые «истинные» авианосцы «Фьюриес» и «Винидиктив» имели раздельные взлетную (на носу корабля) и посадочную (на корме) палубы, их разделяли рубка и труба. Поэтому каждая посадка превращалась в смертельно опасный цирковой номер, так как вихревые потоки воздуха швыряли утлый самолетик, как сухой листок. Появление в самом конце Первой мировой войны гладкопалубного авианосца «Аргус» проблему до конца не решило, так как англичанам не удалось создать надежный аэрофинишер, и палубной команде приходилось ловить садящийся самолет руками.

Вопросы боя авианосцев пока даже не рассматривались, так как авианосцы имел только английский флот, но, с учетом существовавших доктрин, вполне вероятной считалась артиллерийская дуэль двух авианосцев, находящихся в составе разведывательных завес. В это же время теоретики всерьез решили, что авианосцу все-таки нужны истребители. Оцените! Зачем нужны? Истреблять вражеские самолеты-разведчики и защищать свои разведчики от вражеских истребителей. Однако одноместные самолеты наверняка столкнулись бы с проблемами навигации, ведь им пришлось бы действовать за пределами видимости собственного корабля, и тогда англичане сделали первый шаг в неверном направлении, решив совместить в одном самолете функции истребителя и разведчика, для чего пришлось ввести второго члена экипажа.

Королевский Флот всегда был законодателем мод в военном кораблестроении, поэтому другие флоты старались перенимать английские новинки, и появления авианосцев в других флотах долго ждать не пришлось. Однако американцы и японцы, первыми пошедшие по этому пути, повторили и кое-какие ошибки, допущенные англичанами, ухитрившись их усугубить.

Первые авианосцы во всех флотах были, так сказать, плодом шашней благородного линейного корабля с простушкой-авиацией, незаконнорожденным дитятей откровенного мезальянса. Потомство получилось довольно многочисленное и весьма разнообразное с вида: «Лексингтон» ничуть не напоминал «Акаги», а «Корейджес» не имел ничего общего с «Беарном». Хотя кое-какие общие черты у этих бастардов имелись. Например, некоторое время считалось, что для ускорения взлета авиагруппы истребители, которым требовался не такой длинный разбег, можно поднимать со второй палубы прямо из ангара. Первыми додумались до этого англичане — смотри, скажем, «Корейджес». Японцы творчески развили идею, ухитрившись воткнуть короткие взлетные палубы на оба уровня ангара, после чего авианосец «Акаги» стал выглядеть довольно своеобразно; Еще большее своеобразие ему придавали башни 203-мм орудий, установленные на второй полетной палубе по бортам. Помните? Авианосец должен при случае отразить атаку легкого крейсера. Но дальше японцев в этом направлении пошли американцы, так как «Лексингтон» имел целых четыре таких башни, установленные по классической линейно-возвышенной схеме, в результате чего издали его вполне можно принять за нормальный тяжелый крейсер, только с о-о-очень высоким бортом.


Японский авианосец «Акаги»

Кстати, именно потому что дуэль авианосца с приблудным легким крейсером считалась совершенно реальной, была сверстана статья Вашингтонского договора, которая ограничивала калибр артиллерии авианосцев 203 мм. Именно то, что требуется в данном случае, не больше и не меньше. При подготовке проекта переоборудования «Корейджеса» начальник отдела кораблестроения британского Адмиралтейства пишет: «Способность авианосца защитить себя от вражеского легкого крейсера с помощью собственных самолетов приводит к заключению, что защитить себя даже от одиночного легкого крейсера с помощью самолетов-торпедоносцев он не сможет. Необходима либо высокая скорость, чтобы уйти от атаки, либо сильный эскорт». И тем не менее англичане, рассмотрев все возможности, сначала отказываются от установки на корабли 203-мм орудий, а потом и 140-мм, и уже в марте 1924 года принимают решение вооружить корабль исключительно универсальной артиллерией. И это в то время, когда американцы и японцы состязались: кто даст своим авианосцам более тяжелый бортовой залп? Но всех перещеголяли немцы, которые даже 10 лет спустя попытались вооружить свой авианосец «Граф Цеппелин» башенной 150-мм артиллерией. Отказавшись от башен, они перешли к еще более экстравагантному варианту: казематным спаренным установкам, каких мир не видел ни до, ни после того.

Впрочем, англичане, сделав первый шаг в правильном направлении, на том и остановились. В межвоенный период стало окончательно ясно: авианосец хорош настолько, насколько хороши его самолеты, и вот с этим у англичан обстояло не просто плохо, а исключительно плохо. Характеристики их самолетов не позволяли рассчитывать на что-либо серьезное, а ошибки в тактических доктринах привели к тому, что предполагались атаки мелкими группами самолетов (не более 24 машин) на ограниченном расстоянии. Британский авианосец как был, так и остался вспомогательным кораблем. Да и о чем здесь можно говорить, если все британские авианосцы, вместе взятые, несли самолетов меньше, чем «Саратога» и «Лексингтон»? Американцы сразу пошли другим путем, начав отрабатывать массированные атаки. Для этого им пришлось создать методы максимально быстрого старта и посадки самолетов, что привело к вынужденному использованию палубных стоянок, которые впоследствии стали характерной чертой американских авианосцев. И это преимущество более чем компенсировало ребяческое увлечение тяжелыми орудиями.

Но помимо коллекции разномастных линкорных бастардов в 1920-х годах появились на свет и два чистокровных авианосца — британский «Гермес» и японский «Хосё». При этом странным образом повторилась история строительства первого дредноута. Англичане спроектировали и заложили первый авианосец специальной постройки раньше японцев, но после окончания войны работы велись такими вялыми темпами, что «Хосё» вошел в строй первым, что дало японцам основания предъявить претензии на первенство. Это были маленькие экспериментальные корабли, имевшие множество недостатков, однако «Гермес» выглядел уменьшенной, но достаточно точной копией всех будущих классических авианосцев, хотя он все еще нес артиллерию крейсерского калибра. Ну, примерно как маленькая ящерка напоминает своего гигантского родича крокодила. А в середине 1930-х годов начали появляться и сами крокодилы. Глядя на новые авианосцы, уже никто не решался утверждать, что они являются вспомогательными кораблями, хотя пока еще они оставались приложением к линейным флотам. Именно эти корабли сыграли главную роль в морских сражениях первого периода новой мировой войны, но при этом пути развития авианосцев трех ведущих морских держав расходятся еще больше.


Американский авианосец «Саратога»

Англичане построили знаменитый «Арк Ройял», который очень походил на большой и быстроходный «Гермес». «Арк Ройял» тоже можно считать определенной вехой в развитии авианосцев, так как он имел двухуровневый ангар и полетную палубу, вписанные в обводы корпуса. Позднее эти черты стали стандартными для всех будущих авианосцев. Однако после этого англичане вдруг резко шарахнулись в сторону, заложив серию бронированных авианосцев типа «Илластриес». Объяснения, которые приводят все английские источники, звучат довольно странно. Прежде всего, появление бронированной палубы объяснялось тем, что авианосцу предстояло действовать во внутренних морях, где он мог подвергнуться мощным атакам базовых бомбардировщиков. То есть создавался корабль для действий в Северном и Средиземном морях, но не для войны в открытом океане. Можно предположить, что на английское Адмиралтейство оказали слишком большое влияние теории Билли Митчелла, и оно создало нечто вроде антимитчелловского авианосца, совершенно игнорируя появление такого типа самолетов, как торпедоносец. Дальше — хуже. Если мы посмотрим на систему бронирования, то увидим, что стены ангара имели толщину 114 мм против 76 мм палубы, и такой уважаемый историк кораблестроения, как Дэвид Браун, объясняет это тем, что ангар должен был противостоять 152-мм снарядам. Неужели англичане снова шарахнулись к давней теории боев авианосцев с легкими крейсерами противника, да еще «во внутренних морях Европы»?! Внятных объяснений этому не дает ни один источник, кстати, и сам Браун тоже, он просто констатирует факт. Ценой за это бронирование стало резкое сокращение численности авиагруппы — с 60 самолетов «Арк Ройяла» до 36 самолетов «Илластриеса». Словом, британские авианосцы опять превратились в сверхдальнобойные торпедные аппараты при линейных эскадрах. Кстати, англичане именно так их и старались использовать. Если же мы примем во внимание жалкие характеристики английских авианосных самолетов, которые до самого начала Второй мировой войны в большинстве своем оставались полотняными бипланами, то уже не будем удивляться странной команде, которая звучала на английских кораблях: «Замечены вражеские самолеты! Спустить истребители в ангар!» То, что лучшей корабельной зениткой является истребитель, британские адмиралы сумели понять лишь к самому концу войны.

Как мы уже говорили, американцы пошли совершенно иным путем. Знаменитая троица авианосцев «Энтерпрайз» — «Йорктаун» — «Хорнет» была построена, исходя из совершенно иных принципов. Максимальная самолетовместимость и высокая скорость — вот на что делали ставку американские конструкторы. Когда в 1942 году адмирал Нимиц начал формировать оперативные соединения из авианосцев, крейсеров и эсминцев, исключив из них линкоры, это объявили следствием погрома в Пёрл-Харборе, но уж пару линкоров, чтобы включить в состав соединений, он наверняка мог найти. Скажем, линкор «Колорадо» вообще отсутствовал в Пёрл-Харборе 7 декабря, а повреждения, полученные «Пенсильванией», совсем не мешали ей участвовать в операциях. Однако еще в конце 1920-х годов во время маневров американские авианосцы действовали совершенно отдельно от тихоходных линкоров, и никто из американских адмиралов не собирался привязывать к ногам авианосцев пушечное ядро в виде старого линкора, хотя японцы долгое время ждали именно этого. Кстати, уже в то время американцы заложили основы будущих методов использования авианосцев, отрабатывая нанесение массированных ударов. Как писал адмирал Уайли: «Взлет 83 самолетов с палубы «Саратоги» навсегда останется в истории авиации как одно из знаменательных событий. Ни одна операция, проведенная когда-либо с плавучей авиабазы, не говорила так красноречиво в пользу авианосца, как составляющей части флота». Именно во время этих маневров впервые перед авианосцем была поставлена задача «уничтожить» авианосец условного противника и лишь после этого начинать охоту на линкоры».


Американский авианосец «Энтерпрайз»

Путь развития японских авианосцев был гораздо более извилистым и причудливым, чем представляется на первый взгляд, все это в полной мере относится и к доктринам их использования. Нет ничего удивительного в том, что конструкция корабля в определенной степени зависит от предполагаемой тактики боя. Например, линейное расположение башен на артиллерийских кораблях было продиктовано канонами линейного боя. Однако японцы пошли дальше всех, когда приступили к созданию своего авианосного флота. Наверное, вы обратили внимание на более чем экстравагантное расположение островных надстроек на японских авианосцах? «Кага» и «Сорю» имели их на правом борту, как и в других флотах, зато «Акаги» и «Хирю» — на левом, что совершенно нетипично. Объяснение приводится логичное: японцы предполагали использовать свои авианосцы в компактном строю «коробочкой», когда все островные надстройки окажутся внутри строя, облегчая связь между кораблями, ведь в начале 1930-х годов они полагались исключительно на визуальные средства связи, не имея УКВ-станций. Логично. Но почему-то никто не обращает внимания на следствие из этого объяснения. А оно очень простое: японцы с самого начала предполагали использовать свои авианосцы совместно, большой группой. То есть заявления, будто отцом теории массированного использования авианосцев является Минору Гэнда, мы должны воспринимать как обычный журналистский пиар, не более того. Или кто-то будет всерьез утверждать, что свежеиспеченный выпускник академии, занимавшийся отработкой фигур высшего пилотажа и комплектованием знаменитого «цирка Гэнды», уже начал диктовать адмиралу Хираге принципы проектирования авианосцев? Или это сделал кто-то другой? Вообще-то, по не вполне достоверным сведениям, первым предложил использовать авианосцы группами адмирал Дзисабуро Одзава, который позднее вполне заслуженно считался самым лучшим командиром авианосных соединений.

Перед самым началом войны авианосцы «Акаги» и «Кага» прошли капитальную модернизацию. Они лишились своей самой экстравагантной черты — трех полетных палуб, но сохранили другую, типичную для 1920-х годов, но совершенно неуместную в конце 1930-х. Я говорю, разумеется, о батарее 203-мм орудий. Неужели японцы всерьез рассчитывали на участие авианосцев в артиллерийском бою? Тем более что калибр 203 мм всегда считался нацеленным на борьбу с крейсерами, а не на отражение атаки вражеских миноносцев. И если в годы юности авианосцев случайное столкновение с вражескими крейсерами вполне считалось допустимым, то теперь… Ладно, Герберт Уэллс в 1930 году в романе «Самовластье мистера Парэма», описывая Вторую мировую войну, поставил авианосцы в одну боевую линию с линкорами. Он там вообще много чего написал, например, изобразил эффектную сцену потопления «Теннеси» таранным ударом «Ройял Оука». Поэтому нужно снисходительно относиться к тому, что «огромный американский авианосец «Саратога» тоже был вовлечен в эту мрачную и зловещую пляску смерти; его восьмидюймовые орудия били по врагу так метко и неутомимо, что он единственный уцелел в этой схватке». Неужели японские адмиралы всерьез рассчитывали на что-то подобное, когда не только сохранили имевшиеся на авианосцах орудия батарейной палубы, но на «Каге» даже перенесли туда орудия из снятых башен?! И это при том, что орудия были расположены так низко, что их можно было использовать лишь в полный штиль.


Японский авианосец «Сорю»

До сих пор идут споры относительно того, когда же именно началась Вторая мировая война? Считать этим роковым днем 1 сентября 1939 года, когда Германия напала на Польшу, или все-таки 7 июля 1937 года, когда вялотекущий японокитайский конфликт стремительно превратился в полномасштабную войну. Поэтому не вполне понятно, чьи же авианосцы первыми открыли боевые действия: английские или японские? Предположим, что все-таки японские, хотя они только поддерживали действия своей армии, зато английские сразу же попытались бороться с кораблями немецкого флота, что закончилось для них скверно — уже 17 сентября подводная лодка U-29 отправила на дно «Корейджес». Своего первого реального успеха авианосной авиации пришлось ждать довольно долго. Только 10 апреля 1940 года пикирующие бомбардировщики «Арк Ройяла» потопили немецкий легкий крейсер «Кенигсберг» в порту Бергена. Правда, юмор ситуации заключался в том, что сам авианосец в этой атаке не участвовал — его самолеты взлетели с берегового аэродрома.

Далее война в европейских водах продолжалась примерно так же. Редкие атаки британских «Суордфишей» проводились почти в полигонных условиях, так как ни Германия, ни Италия авианосцев не имели, а истребители с береговых баз регулярно опаздывали к месту событий. Именно старые «авоськи» своими торпедами остановили «Бисмарк», они же принесли адмиралу Каннингхэму блестящую победу при Матапане, то есть сработали именно так, как предусматривала английская доктрина. Но самым замечательным успехом британских авианосцев стала атака итальянского флота в Таранто, после которой английский флот захватил безоговорочное господство на Средиземном море. Впрочем, британские авианосцы оказывали самое серьезное влияние на ход военных действий не только в теплых водах Средиземноморья, но и в ледяной Арктике. Знаменитый немецкий линкор «Тирпиц» приковал к месту крупные силы британского флота, который был вынужден считаться с постоянной угрозой атаки северных конвоев. Но в таком же сложном положении оказались и немцы, ведь наличие авианосца в составе охранения конвоя могло стать смертным приговором «Тирпицу» точно так же, как это произошло с «Бисмарком».

Зато японские авианосцы занимались совсем не тем, ради чего их создавали, и вполне можно предположить, что война в Китае сослужила им дурную службу. Слабый китайский флот был уничтожен очень быстро, и все операции японских авианосцев свелись к поддержке своих войск, действующих далеко от береговой черты. Если пилоты приобрели боевой опыт, то о моряках этого сказать нельзя. Авианосцы действовали совершенно спокойно, китайская авиация им не угрожала, поэтому опыта организации ПВО соединения японцы так и не получили, а о создании системы наведения истребителей японцы, кажется, так и не задумались до самого конца войны. Может, именно там у японских адмиралов и родилась идея минимального сопровождения своих авианосцев.

Некоторые историки высокомерно заявляют, что нельзя верить мемуарам лучшего японского аса Сабуро Сакаи на том основании, что простой старшина флота не в курсе тонкостей высокой стратегии. И рации со своего знаменитого истребителя «Зеро» японцы, мол, снимали далеко не всегда и не везде. Ведь истребитель без рации теряет половину своего потенциала, дескать, нельзя считать японцев такими глупыми. Наверное, в чем-то они правы, и мемуары Сакаи грешат неточностями, как всякие другие мемуары. Но я предлагаю обратиться к воспоминаниям американских, советских, английских, немецких летчиков-истребителей. Все они пестрят эпизодами, в которых описывается трескотня в эфире — приказы командиров, болтовня и матерщина. Но попытайтесь отыскать хоть одно упоминание о переговорах японских пилотов. Они давали обет молчания или просто не имели раций?


Японский палубный истребитель Мицубиси A6M «Zero»


Японский палубный пикирующий бомбардировщик Аичи D3A «Val»

И все-таки к началу войны японцы сумели совершить небольшую революцию в боевой организации флота, сформировав Дай-ити Коку Кантай — Первый воздушный флот, в состав которого вошли все 6 эскадренных авианосцев, 4 гидроавиатранспорта и 10 эсминцев, чему тоже помог опыт боевых действий в Китае. Японцы очень быстро поняли: их самолеты имеют ограниченные возможности. Например, хваленый пикировщик D3A, он же «Вэл», мог нести только 250-кг бомбу, тогда как американский «Доунтлесс», который к началу войны считался устаревшим, нес 500-кг. Нужно было что-то делать, но японцы пошли по тупиковому пути механического наращивания количества самолетов, не уделив внимания оптимизации летных операций и улучшению характеристик. Когда появился D4Y, который мог нести 500-кг бомбу, американцы ответили «Хеллдайвером», способным поднимать более тонны бомб.

В первые месяцы войны японские авианосцы ураганом пронеслись по Тихому и Индийскому океанам, оставив позади себя разрушения и пожары. Началась Тихоокеанская война ударом японцев по Пёрл-Харбору, во многом повторившим налет на Таранто. Но если англичане использовали два десятка старых бипланов, то японцы — более трех сотен современных самолетов, результаты оказались соответствующими. Так, совершенно неожиданно для обеих сторон, авианосцы стали превращаться в главную ударную силу флота. Но линкорные адмиралы не замечали, что трон под их владыкой закачался, и самое странное, что не видели этого главные творцы революции — японцы, они по-прежнему планировали операции, исходя из веса артиллерийского залпа. Ставка на авианосцы делалась лишь там, где обойтись без них было невозможно. Ну, а у американцев просто не оставалось иного выбора, ведь пока что их линейный флот был намного слабее японского.


Американский пикировщик SBD «Доунтлесс»


Японский палубный разведчик Йокосука D4Y «Judy»

Поэтому ждать первых дуэлей авианосцев пришлось не слишком долго. Как мы уже упомянули, в апреле 1942 года авианосцы адмирала Нагумо мимоходом прикончили несчастный «Гермес», хотя дуэлью это назвать нельзя. Ведь на маленьком стареньком «Гермесе» в тот момент базировалась только. 814-я эскадрилья из 12 «Суордфишей», однако и они в момент атаки стояли на береговом аэродроме. В составе британского Восточного флота имелись авианосцы «Индомитебл» и «Формидебл», хотя англичане должны были радоваться, что дуэль не состоялась, ведь только чудо могло спасти их авианосцы от верной гибели. Состязаться с японскими в честной схватке они были неспособны на том простом основании, что английские самолеты не могли противостоять японским ни при каких условиях. Чем мог закончиться бой «Зеро» с «Си Харрикейнами», любой представит без труда. Наверное, есть некий символизм в том, что первым авианосцем, потопленным авианосными самолетами, стал первый авианосец специальной постройки — «Гермес».

А в начале мая 1942 года наконец-то состоялась первая настоящая дуэль авианосцев. Бой в Коралловом море стал первым в истории морским сражением, когда корабли противников даже не видели друг друга. И первый же бой авианосцев имел важнейшие стратегические последствия, японское продвижение на юг было остановлено. Еще большее значение имел состоявшийся месяц спустя бой у атолла Мидуэй. Наши историки лезут из кожи вон, чтобы доказать, что это было рядовое столкновение, никак не повлиявшее на общую стратегическую обстановку. Чего здесь больше — политического заказа или элементарной глупости, судить не берусь. Бой при Мидуэе имел такое же значение для Тихоокеанского театра, как битва под Москвой зимой 1941 года для Восточного фронта. Японцы еще могли проводить какие-то локальные наступательные операции, однако стратегическую инициативу они потеряли полностью и окончательно. И самое главное, 5 июня состоялся дворцовый переворот в военно-морском искусстве. Дерзкий выскочка-авианосец сместил с трона одряхлевший линкор, что засвидетельствовали действия адмирала Ямамото, который, сохранив в целости все свои линкоры, не рискнул преследовать американскую эскадру, состоявшую только из крейсеров и авианосцев.


Американский пикировщик SB2C «Хеллдайвер»

Дальнейшие сражения лишь подтвердили истину, ставшую очевидной. Все попытки японцев использовать свои линкоры в морских боях не принесли им никакой пользы. Сражения у Восточных Соломоновых островов и островов Санта-Крус еще можно назвать дуэлями, потому что силы противников были примерно равны, но к лету 1944 года меч- кладенец перешел в руки американцев. Разгромленный при Мидуэе Коку Кантай был расформирован, зато на свет появилось американское Быстроходное авианосное соединение (ОС 38/58). В июне 1944 года возле Марианских островов произошло крупнейшее авианосное сражение войны, которое завершилось поражением японцев. Собственно, ожидать чего-то иного было трудно, ведь 473 японским самолетам противостояли 956 американских, одних только истребителей у адмирала Митчера было больше, чем всех самолетов вместе взятых у адмирала Одзавы.

А в октябре 1944 года после высадки американцев на острове Лейте произошло последнее грандиозное морское сражение, причем это относится не только ко Второй мировой войне, но и к истории войн в целом. Именно здесь новый класс кораблей окончательно подтвердил свой гордый титул — Его Величество король Авианосец. Японские линейные эскадры были разгромлены, и только грубейшие ошибки американских адмиралов позволили им избежать полного уничтожения. А что японские авианосцы, спросите вы? Они тоже участвовали в операции, но теперь им была отведена унизительная роль приманки, которая должна была отвлечь на себя американские авианосцы, что позволило бы японским линкорам прорваться к транспортам с войсками. Таков был путь, который проделал Коку Кантай всего за 3 года войны… Ну, а точку в споре линкора и авианосца поставила операция «Тэн Го» — попытка японского флота помешать высадке американцев на Окинаву. Крупнейший в мире линкор «Ямато» и часть кораблей сопровождения были безжалостно перебиты (иначе здесь не скажешь) самолетами ОС 58, причем американцы потеряли всего 10 самолетов.

Вы вправе спросить: чем же в это время занимались англичане? Ответить на этот вопрос весьма сложно, потому что Королевский Флот, имея некоторое число авианосцев, полноценное авианосное соединение так и не сумел создать, причем не только по причине отсутствия нормальных самолетов. Собственно, если бы не поставки американских самолетов, на британские авианосцы вообще можно было бы не обращать никакого внимания. Но, даже получив «Хеллкэты», «Корсары» и «Авенджеры», англичане не сумели добиться ничего серьезного ни в Атлантике, ни на Тихом океане. Увы, слава Королевского Флота померкла вместе с закатом линейного корабля.

История авианосца не завершилась 2 сентября 1945 года с подписанием акта о капитуляции Японии, она и дальше читается, как увлекательный детективный роман. Появление реактивных самолетов и атомной бомбы вызвало ответную реакцию флота, и в попытке приспособиться к изменившимся реалиям кораблестроители начали вынашивать планы создания новых химер, вроде американского CVA-58 или британского CVA-01. Не остался в стороне и советский флот, который создал нечто, сильно похожее на авианосец — корабли проекта 1143. Снова разгорелся спор между летчиками, которые в очередной раз объявили корабли морально устаревшими, и моряками, которые говорили, что флот еще себя покажет. Летчики дважды объявляли военно-морской флот покойником — после появления атомных бомб и после появления нового поколения действительно управляемых ракет. Однако они поторопились, и их победа в этом споре была временной, так как достаточно быстро выяснилось, что современная война — это не просто обмен мегатонными боеголовками, а в обычной войне авианосец действительно и сегодня играет очень важную роль. Слухи о смерти авианосца оказались сильно преувеличенными, вот только авианосные дуэли остались в прошлом.

Оглавление книги


Генерация: 0.180. Запросов К БД/Cache: 0 / 0