Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Халхин-Гол, Монголия

Халхин-Гол, Монголия

Май – сентябрь 1939 года

В начале 1930-х годов в Англии продолжалось развитие тактики, основывавшейся на применении более скоростных танков. Из-за мирового финансового кризиса, который привел к сокращению ассигнований на вооружение, были приложены усилия к налаживанию по возможности наименее затратного производства бронированных машин, чтобы обеспечить наибольшее их количество для экспериментов и тренировок. К такому типу машин относились танкетки «Виккерс-Карден-Ллойд», использовавшиеся в Гран-Чако, и их продолжали совершенствовать в Англии. Это усовершенствование шло по двум направлениям. Одно направление вело к новому типу легкого танка, а другое – к преобразованию танкетки в пулеметный транспортер, экипаж которого обычно высаживался со своим пулеметом, чтобы занять огневую позицию, хотя было предусмотрено и ведение огня прямо из танкетки.

Влияние «Карден-Ллойда» распространилось за пределами Англии на ряд других стран, включая Италию, где похожая машина была приспособлена для использования в итальянских бронетанковых войсках. Это был первый танк «Фиат– Ансальдо Си-Ви»-3/33 и -3/35, которые использовались во время итальянского вторжения в Эфиопию в 1935 и 1936 годах, в итальянском вмешательстве в Гражданской войне в Испании в 1937 и 1938 годах и в Албании и Греции в начале Второй мировой войны. Германский «добровольческий» легион «Кондор» в Гражданской войне в Испании использовал свои собственные легкие танки Pz I, а также легкие танки Т-26, захваченные у советских добровольцев, воевавших на стороне республиканцев. Т-26 был модификацией 6-тонного танка «Виккерс», образцы которого были закуплены в Англии. (Т-26 образца 1935 года весил 10,28 т, имел 45-мм пушку, толщину брони 15 мм (лоб и борт, на башне 6—15 мм), т. е. был тяжелее и лучше бронирован, чем «Виккерс». – Ред.) Русские в Испании также использовали танки БТ, которые были копией американского танка «Кристи», образцы которого русские закупили у Дж. Уолтера Кристи. (Танки БТ были созданы на базе шасси танка (который был поставлен из вооружения), закупленного у Кристи. – Ред.)

Тенденция к усовершенствованию в дальнейшем конструкции танков в Советском Союзе часто приписывается опыту, полученному с применением русской бронетехники во время Гражданской войны в Испании. Но опыт русских на Дальнем Востоке имел в этом отношении гораздо большее значение. К тому же этот опыт заложил основы тактики действий бронетанковых войск и взаимодействия различных родов войск, которые русские применят во время Второй мировой войны.

Пограничные инциденты между Советским Союзом и Японией на Дальнем Востоке после 1932 года происходили часто. После 1937 года они переросли в полномасштабные сражения с участием нескольких дивизий. Японское вторжение в Китай в конце концов застопорилось, и вслед за этим японцы сосредоточились на укреплении своих позиций в Маньчжурии (захваченной еще в сентябре 1931 – январе 1932 года. – Ред.). При этом они считали не лишним время от времени испытывать силы Красной армии на Дальнем Востоке. Одно крупное столкновение произошло неподалеку от озера Хасан к юго-западу от Владивостока в июле – августе 1938 года. Еще одному суждено было произойти годом позднее на восточной границе Монголии (Монгольской Народной Республики), буферного государства (с 1921 года), прикрывавшего район советского Забайкалья. Это было сражение у Халхин-Гола. Несмотря на его победоносность и на то, что прошло уже много лет, русские опубликовали не так много подробностей этих боевых действий, да и те носят противоречивый характер. И все же есть достаточно информации для того, чтобы воспроизвести главные события.

Японцы претендовали на территорию вдоль восточного берега реки Халхин-Гол, которая находилась в 10–18 км к западу от общепризнанной границы. На переговорах с монгольским правительством вопрос урегулировать не удалось. Несколько пробных атак было предпринято японцами, за которыми последовали ответные рейды монголов, а кульминацией этого стало крупное наступление японцев 11 мая (28 мая. – Ред.) 1939 года, в ходе которого они оттеснили монгольских пограничников. Монгольское правительство обратилось к Советскому Союзу за военной поддержкой на основании договора о взаимопомощи (1936 года. – Ред.).

Территория к западу от реки Халхин-Гол в основном представляла собой ровную пустынную местность, хорошо обозреваемую с небольших песчаных холмов на восточной стороне. Не было никаких поселений. Водные источники были редкостью. Реку можно было перейти вброд, и значительная часть обоих берегов была болотистой. Кроме основных холмов на восточной стороне, существовало много небольших подъемов местности и крутых склонов. Ближайшая советская железнодорожная станция была почти в 800 км. Сеть железных и автомобильных дорог с японской стороны (Маньчжурия) была значительно лучше.

Для поддержки 6-й монгольской кавалерийской дивизии у русских была наготове 11-я танковая бригада. В то время русские танковые бригады состояли из трех танковых батальонов из 35 танков каждый плюс небольшой пехотной части. Когда активность японцев возросла, русские подтянули несколько мотострелковых полков и, при поддержке танков, встретили 28 мая наступавших в направлении горы Баин-Цаган японцев контратакой и к исходу 29 мая заставили их отступить к прежней границе.


ХАЛХИН-ГОЛ Май – сентябрь 1939 г.

2 июля японцы предприняли еще одну более мощную пробную атаку тремя дивизиями (38 тыс. человек, 310 орудий, 135 танков, 225 самолетов. – Ред.). Их целью было форсировать реку и, захватив гору Баин-Цаган, ударить в тыл группировке Красной армии и окружить ее. Русские (а также монголы) имели недостаточную численность (12,5 тыс. человек, 109 орудий, 266 бронемашин, 186 танков, 82 самолета. – Ред.), но контратакой 11-й танковой бригады и 24-го стрелкового полка высота была отбита и японцев вынудили отступить за реку.

Обе стороны подтянули подкрепления. Японцы бросили свои силы в этом районе, представленные 6-й японской армией. Она насчитывала около 75 тыс. солдат, 500 единиц артиллерии, 182 танка и 500 самолетов. Русские также увеличили боевой состав своих войск, по оценкам, до 100 тыс. солдат (57 тыс. – Ред.), 542 единиц артиллерии, 498 танков и 385 бронеавтомобилей и 515 самолетов.

У русских на вооружении был танк БТ, один из серии танков, созданных на базе оригинальной конструкции танка, купленного (без вооружения. – Ред.) у Дж. Уолтера Кристи в Соединенных Штатах в 1932 году и значительно улучшенного по сравнению с теми танками, которые применялись во время Гражданской войны в Испании. БТ были машинами с экипажем из трех человек с низкосидящим корпусом и башней впереди с установленной в ней 45-мм пушкой и соосным пулеметом. Максимальная толщина брони составляла 22 мм (лоб), борт 13 мм, башня 15 мм. Подвеска опиралась на 4 больших опорных катка (впереди ленивец меньшего диаметра, сзади ведущее колесо, также меньшего диаметра). Одним из достоинств этого типа подвески было то, что она давала танку способность двигаться по пересеченной местности на довольно высокой скорости. На ровной поверхности скорость БТ на гусеницах составляла 53 км/ч, на колесах (по дороге, со снятыми гусеницами) 73 км/ч.

Японцы столкнулись с русскими танками раньше, когда бросили против них свои средние (фактически легкие. – Ред.) танки типов от 2589 «Чи-Ро» до 2595 («Ха-Го»), которые можно рассматривать как модифицированные «Рено». Этот опыт, а также знания об усовершенствованиях, осуществленных где-либо еще, привели к совершенно новой концепции применительно к их среднему танку – 2597, что по китайскому календарю обозначает год, соответствующий 1937 году – по европейскому. Он отдаленно напоминал русский танк, но в подвеске было шесть опорных катков (не считая ленивца и ведущего колеса), и башня на корпусе была больше отодвинута назад. Экипаж состоял из четырех человек. Максимальная толщина брони достигала 30 мм, что превышало толщину брони у его русского собрата, но его скорость была всего 38 км/ч. Танк 2597, или «Чи-Ха», был основным танком, с которым позднее столкнулись силы союзной коалиции во время Второй мировой войны.

Силы русских у Халхин-Гола разбились на три группировки. Северная группировка состояла из 7-й механизированной бронебригады, 11-й танковой бригады (без двух батальонов), 6-й монгольской кавалерийской дивизии, 601-го стрелкового полка и 82-го гаубично-артиллерийского полка. Центральная группировка состояла из 82-й стрелковой дивизии (без 6-го полка), 36-й мотострелковой дивизии и нескольких артиллерийских полков. Южная группировка состояла из 8-й механизированной бронебригады, 6-й танковой бригады, 2 батальонов 11-й танковой бригады, 57-й стрелковой дивизии, 8-й и 5-й кавалерийских монгольских дивизий. Резерв состоял из 9-й механизированной бронебригады, 4-й танковой бригады и др. Русская механизированная бронебригада в то время почти не отличалась от танковой бригады, но имела дополнительный мотострелковый батальон.

Советские войска планировали атаковать японцев, используя центральную группировку, чтобы прижать их фронтальным штурмом по оси реки Хайластын-Гол – притока Халхин-Гола. Северная и южная группировки при поддержке танков должны были совершить обходной маневр. Вслед за этим должны были быть совершены круговые охваты силами 11-й танковой бригады и 7-й механизированной бронебригады на севере и 6-й танковой бригады и 8-й механизированной бронебригады на юге. Южная группировка была усилена двумя батальонами 11-й танковой бригады. Подобный тип двойного охвата стал излюбленной тактикой русских (а также немцев. – Ред.) во время Второй мировой войны. Японцы должны были быть загнаны в район к юго-западу от горы Номон-Хан-Бурд-Обо и беспощадно уничтожены. Кроме того, небольшие русские группы просочились за японские позиции и, скрытно расположившись, должны были ждать подходящего момента для оказания поддержки наступающим.

Наступление советских войск началось 20 августа, предупреждая наступление японцев, запланированное на 24 августа. Оно началось с бомбардировки с воздуха японских передовых позиций вдоль реки и их ближних резервов и артиллерийских позиций. За этим последовал артиллерийский обстрел всех известных японских позиций. Когда он прекратился, снова ударили советские бомбардировщики. Затем советская артиллерия открыла огонь по передовым позициям японцев. Судя по одному из русских докладов, японцы были настолько ошеломлены бомбардировкой и обстрелом, что более часа не могли прийти в себя, после того как русские прекратили огонь.

Танки северной группировки сопровождали пехоту, форсировав реку по мостам к северу горы Баин-Цаган, чтобы атаковать в направлении на восток, а затем юго-восток, беря японцев в клещи между своими силами и теми отрядами, которые просочились ранее, несмотря на усилия резерва правого фланга японцев отразить этот натиск. Еще одна атака советской пехоты при поддержке танков шла в направлении прямо на север из района южной группировки. Смяв позиции японцев, часть этих сил повернула на запад, чтобы выполнить малый двойной охват в отношении японского резерва южного фланга, который выдвинулся, чтобы атаковать просочившиеся в этот район силы советских войск.

Японцы откатились назад, на подготовленные вдоль линии фронта опорные пункты. Каждую свою позицию японцы упорно обороняли, но натиск советских войск был мощным. Постепенно все эти опорные пункты были окружены и атакованы со всех сторон.

На третий день русские ввели в бой свои главные танковые силы в спланированном двойном охвате. На северном фронте танковые части вклинились между правым флангом японцев и их главными силами. Здесь 23 августа в районе высоты Палец (Фуй) была уничтожена группировка японцев, после чего русские части повернули в юго-восточном направлении к горе Номон-Хан-Бурд-Обо. Танковые части южной группировки форсировали реку по мосту на крайнем правом фланге русских, вклинились между левым флангом и главными силами японцев, двинулись на север, а затем повернули на запад к последней японской позиции. Советские танковые части и подразделения не останавливались, чтобы подавить сопротивление японцев, оставляя зачистку территории от противника пехоте и приданным ей танкам и орудиям.

Резерв японцев на северном фланге попытался выдвинуться к западу, чтобы усилить силы северного фланга, но советские танки вынудили его отступить за прежнюю разграничительную линию. Главный резерв японцев, включая танковые части, не был введен в бой. При попытке выдвижения по нему был нанесен удар с воздуха советской авиацией. Не попавшие в кольцо окружения японские войска на флангах также отошли за линию границы.

Для нанесения решающего удара советское командование ввело в бой 4-ю танковую бригаду и 9-ю механизированную бригаду из своего резерва. Она последовала по пути, проторенному танками, совершавшими рейд с севера на юго-восток. Японцы на высоте Ремизова (а также высоте Зеленая и сопке Песчаная. – Ред.) были окружены и уничтожены. Завершающая атака высоты Номон-Хан-Бурд-Обо велась объединенными силами танков, огнеметных танков и пехоты, и никому из японцев не удалось спастись бегством. Немногие японские войска, которым удалось спастись в других местах, перебрались через границу, пересекать которую советские войска, очевидно, не собирались.

К утру 31 августа хребет 6-й японской армии был сломан. Храбрость японских солдат не могла компенсировать просчеты японского генералитета. Японская доктрина танковой войны была скопирована с французской (в том, что танки в наступлении должны были быть использованы в качестве сопровождения пехоты). При отсутствии необходимости в танках их вначале держали в резерве. Когда появилась возможность для массированной контратаки, главный резерв, в том числе танки, не был введен в бой. Русские, напротив, провели блестящую атаку, используя свою бронетехнику не в обычной роли сопровождения пехоты, а в серии успешных ударов со свежими войсками и танками с нескольких направлений, которые быстро растерзали оборону японцев.

Потери японцев были значительны, но, вероятно, не настолько, чтобы составить две трети от общего боевого состава, как утверждали русские. Японцы признавали потерю 18 тыс. солдат. Русские допускали, что потеряли 9800 человек личного состава. (Японцы потеряли 61 тыс. человек, в т. ч. 25 тыс. убитыми, остальные – раненые и пленные; советско– монгольские войска потеряли около 7 тыс. убитыми и умершими на этапе санитарной эвакуации, 17 500 – ранеными и заболевшими. – Ред.) Утверждения русских об уничтожении ими почти 800 японских самолетов (660. – Ред.) выглядят преувеличением, имея в виду хотя бы их собственные данные о том, что у японцев было только 500 самолетов. (Дело в том, что в сентябре японцы попытались взять реванш в воздухе, подтянув большие силы авиации. Произошли крупные воздушные бои 2, 4, 14 и 15 сентября, выигранные советской авиацией, которая также подтянула лучшие силы и летчиков. – Ред.) Русские признают потерю 200 (207. – Ред.) своих собственных самолетов. Ни одна из сторон не называла своих потерь в танках.

Япония обратилась к советскому правительству с просьбой о перемирии, и 16 сентября боевые действия были прекращены.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.314. Запросов К БД/Cache: 3 / 1