Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Тарава (Операция «Лонгсьют»), западная часть Тихого Океана (Микронезия)

Тарава (Операция «Лонгсьют»), западная часть Тихого Океана (Микронезия)

20–28 ноября 1943 года

Силы союзной коалиции высадились на Сицилии 10 июля, 3 сентября переправились через Мессинский пролив, а в ночь на 9 сентября высадились у Салерно. К октябрю они достигли реки Волтурно в Италии. Русские развернули еще одно наступление 3 августа на юге в направлении Белгорода и с 7 августа на Западном фронте в направлении Смоленска. Немцы пытались удерживать свои позиции. С 13 августа русские развернули наступление на Южном фронте (на реке Миус и в Донбассе). Смоленск был взят 25 сентября. Много мелких групп русских успешно форсировали Днепр на маленьких лодках и плотах, но большинство из них были уничтожены. Однако небольшим противотанковым частям удалось закрепиться на крохотных плацдармах. Организованные ночью переправы использовались, чтобы бронетехника могла форсировать реки для расширения этих плацдармов. За этим следовало наведение более серьезных мостов для переправы других войск.

К октябрю Днепр был форсирован на большом протяжении, но на севере русские вели тяжелые бои у Орши, Могилева, Витебска, Великих Лук и Невеля. Киев был взят русскими 5–6 ноября. В ноябре немцы здесь пытались контратаковать, отбив Житомир, но были остановлены. В Италии союзники в ноябре достигли рубежа линии Густав (или Зимней линии). Кампания на Тихом океане была отмечена высадкой американцев на островах Гилберта на атоллы Макин (Бутаритари) и Тарава, известной под названием «операция «Гальваник».

Сама операция на атолл Тарава получила название «операция «Лонгсьют». Она знаменовала первую операцию с высадкой морского десанта на Тихом океане, в которой тактически были использованы гусеничные амфибии. Несмотря на то что это была достаточно кровавая для американцев операция (погибло более 3 тыс. американцев; 6 тыс. японцев почти поголовно пали в боях, в плен попало только 250 человек), полученные в результате уроки дали возможность выстроить модель для всех будущих американских высадок морского десанта. Но она была очень близка к тому, чтобы стать провальной.

Стратегические соображения требовали неожиданных действий, которые в случае удачи могли открыть путь через Тихий океан. Лишь сравнительно небольшие силы из опытных морских пехотинцев были выделены для операции – 2-я дивизия морской пехоты (МП). Это соединение лишилось многих солдат, которые были комиссованы из-за приступов хронической малярии в результате несения службы на острове Гуадалканал, где было необходимо исключить диверсионные высадки японцев. Тогда 2-я дивизия морской пехоты была усилена 8-м полком морской пехоты. Десант 2-го полка морской пехоты был усилен двумя батальонами 8-го полка МП, в то время как другие два батальона 8-го полка МП составили резерв 2-й дивизии, а 6-й полк МП сформировал общий резерв.

Четыре усиленных стрелковых батальона, одна рота средних танков, специальная оружейная группа, один батальон артиллерии, саперы и команда береговых саперов, медицинские части и части поддержки должны были совершать десантирование. Легкие танки были наготове в резерве плавающих танков. Остров Бетио обороняли 2619 японских военнослужащих личного состава ВМС 1-го класса плюс рабочие-корейцы.


о. БЕТИО

20 ноября 1943 г.

Тарава – один из коралловых атоллов островов Гилберта. Это атолл примерно треугольной формы, состоящий из цепочки островов, тянущейся по обе стороны треугольника, и барьерного кораллового рифа на третьей стороне, на протяжении около 30 км с одной стороны и около 20 км с каждой из двух других. Остров Бетио находился в юго-западном углу треугольника, и именно на нем японцы сосредоточили большую часть своих сил. Остров был плоским, на нем росли пальмы и более мелкие деревья и кустарники. Он был свыше 700 м шириной на своей западной оконечности, сужаясь к противоположному концу.

План обороны японцев предусматривал наличие ряда опорных пунктов, ведущих огонь по перекрывающим участкам с использованием различного оружия – от пулеметов до 203,2-мм морских орудий. Было оборудовано много огневых позиций и долговременных огневых сооружений плюс колючая проволока, а на берегу нагромождения коралловых рифов, противопехотные мины, бетонные четырехугольники, преграды из бревен кокосовых деревьев и другие приспособления в качестве береговых заграждений и противолодочных препятствий в дополнение к огнестрельному оружию и противотанковым минам на рифе. Траншеи располагались вне северо-западной и северо-восточной рулежных дорожек аэродрома, а противотанковые рвы размещались в юго-западном углу острова, а также пересекали остров у восточного конца аэродрома. Командный пункт, полевые склады и склады боеприпасов были построены с особо прочными крышами из бетона в 2 м толщиной.

Для того чтобы обмануть японцев относительно главной цели, несколько островов из группы островов Гилберта в дополнение к атоллу Тарава подверглись бомбардировке с воздуха – как морской, так и армейской авиацией. Армейскую авиацию попросили подключиться к бомбардировкам во время высадки, но эта поддержка так и не была реализована. Береговые сооружения предварительной бомбардировкой уничтожены не были, хотя считалось, что это было сделано. О протяженности подводных преград не было представления, о существовании прибрежного течения не было известно, а глубины при различных приливах и отливах не были в полной мере определены.

Для атаки у американцев было три линкора, два тяжелых и три легких крейсера, девять эсминцев, пять небольших эскортных авианосцев и только в первый день еще два дополнительных тяжелых и один легкий эскортный авианосец. Войска для штурма перевозились на тринадцати транспортных судах и кораблях поддержки и семи эсминцах. Из-за того что рифы задержали бы десантные корабли, было запланировано использовать десантные плавающие гусеничные транспортеры LVT. В распоряжении было 100 таких машин, но лишь 75 были в хорошем состоянии. 25 других оставались в дивизионном резерве. В качестве брони у всех у них был установлен лист котельной стали и добавлены пулеметы. Их оказалось достаточно вместе с 50 машинами более новых моделей, полученными в день, когда войска уже вступили в бой в трех первых эшелонах (то есть примерно половиной сил боевого состава десанта). Последующие эшелоны шли на катерах LCM и LCVP. Машины новых моделей также были получены слишком поздно для того, чтобы их испытать, и, хотя тренировки проводились, они были краткими, и в наличии к тому времени было недостаточное количество машин. Последний из LVT должен был перебраться через рифы во время прилива – так, чтобы глубина уже была достаточной для десантных катеров LCM и LCV, когда они достигнут их с четвертым и пятым эшелонами.

LVT не были танками, а были гусеничными десантными машинами из легкой стали, которым отводилась роль грузовых амфибий. Они приводились в движение в воде за счет движения гусениц с чашкообразными зацепами для загребания воды. В этой модификации эти машины были несколько хрупкими и то и дело требовали основательной починки. Аббревиатура LVT соответствует полному названию Landing vehicle, tracked (десантная гусеничная машина. – Ред.). Другие вышеупоминавшиеся машины такого рода были плавсредствами, приспособленными для целей десантирования. Все они были судами с небольшой осадкой, различных видов, размеров и следующих разновидностей:

LST (landing ship, tracked) – транспортно-десантное судно для двадцати средних танков и одиннадцати грузовиков.

LSM (landing ship medium) – среднее десантное судно, похожее, но меньшего размера.

LSD (landing ship, dock) – десантный корабль-док был плавающим сухим доком, способным перевозить LVT и спускать их на воду.

LCI (landing craft infantry) – десантный катер пехоты, который мог перевозить двести солдат.

LCT (landing craft tank) – (малый) танкодесантный корабль, который мог перевозить взвод из пяти танков.

LCM (landing craft mechanized) – десантный катер для перевозки боевой техники (похожее судно).

LCVP (landing craft vehicle personnel) – десантный катер для автотранспортных средств, способный перевозить тридцать солдат или боевую машину.

План боевых действий состоял в том, чтобы направить взвод разведчиков-снайперов, чтобы очистить длинный мол, а затем высадить три усиленных батальона. Восточнее длинного мола был участок побережья Красный-3, непосредственно к западу – Красный-2, а дальний северо-западный назывался Красный-1. Западная оконечность острова была обозначена как Зеленый, в то время как участки южного берега были названы Черный-1 на западе и Черный-2 – восточнее (под Красным-3). Из-за прибоя и открытого характера местности (находящейся под перекрестным огнем) Зеленый и Черный отрезки берега считались неподходящими для высадки. 2-й батальон 8-го полка МП должен был высадиться на Красном-3, 2-й батальон 2-го полка МП – на Красном-2, а 3-й батальон 2-го полка МП – на Красном-1. Каждый шел тремя эшелонами на машинах LVT, или, как их называли, плавающих тракторах, еще два эшелона были на лодках. В каждом батальоне десантирования были свои собственные группы связи с авиацией и корабельной артиллерией и офицерами управления и шестью танковыми взводами средних танков М4А2 (дизельные танки «Шерман»). Преполагалось, используя гусеничные бронемашины, продвинуться в глубь территории и не останавливаться на побережье.

Минные тральщики должны были войти в лагуну, за ними два эсминца, за которыми последуют LSD со средними танками 2-го танкового батальона и машинами LVT первых эшелонов. Минные тральщики начали очищать лагуну в 6.15. С транспортных судов сообщили, что они вышли на исходную позицию, но остановились не в том районе и должны были переместиться, поэтому небольшие суда с погруженными на них войсками отложили десантирование и изменили намеченное для этого время. Наступающие эшелоны десанта начали высаживаться на берег в 3.20 в катерах LCVP, чтобы в итоге пересесть на гусеничные машины LVT. Высадка первого эшелона была приостановлена из-за плохого старта, и это потребовало изменений в графике ведения огня корабельной артиллерии. Другие задержки происходили, когда у старых LVT возникали механические неисправности, а из-за недостатка опыта у водителей-новичков их приходилось ждать. В результате возникла заминка в 23 минуты без огня корабельных орудий или воздушной бомбардировки.

Самолеты с авианосцев начали бомбардировку, а корабельная артиллерия открыла огонь, когда плавающие тракторы загружались. Японцы открыли огонь, когда плавающие тракторы были в 2,5 км от берега, но их огонь был малоэффективным. Бомбардировка американцев с воздуха и корабельная огневая поддержка подняли много пыли, и в результате удар десанта был нанесен не точно. Это, а также изменение в графике оставили десантные войска без огневой поддержки. Пока еще никто не знал, что время, отведенное для перерыва в ведении огня, стало временем нанесения ударов по побережью и не отвечало установленному временному графику.

Атакующие эшелоны опоздали с прибытием на стартовый рубеж, который был отмечен одним минным тральщиком. Задержка с погрузкой, наличие старых машин с их медленным ходом и неопытными водителями привели в конце концов к тому, что эшелоны десантирования формировались в районе встречи к северо-востоку от входа в лагуну. Эшелоны шли один за другим с трехминутным интервалом, и последним эшелонам теперь приходилось ждать других.

Взвод снайперов появился первым. Снайперы очистили от противника длинный мол, но огнеметом по оплошности была сожжена часть мола, так что образовалась 9-метровая брешь, которая затруднила последующую доставку предметов снабжения.

3-й батальон 2-го полка МП первым достиг берега на участке Красный-1 в 9.10. Большинство машин ЦУТ были повреждены пулеметным огнем. В течение двух часов они потеряли почти половину находившихся в них солдат. В 9.17 2-й батальон 8-го полка МП нанес удар по берегу на участке Красный-3, а два ЦУТ прорвались через брешь в волноломе и достигли полевого аэродрома, в то время как войска высаживались с других машин. У них было мало потерь, потому что миноносцы продолжали вести огонь по участку Красный-3. 2-й батальон 2-го полка МП высадился на Красном-2 в 9.22 под убийственным огнем, оказавшись на берегу на голой местности, на которой практически негде было укрыться. Потери среди офицерского и сержантского состава были высоки из-за того, что они подставлялись под пули, когда старались собрать своих солдат.

В первом эшелоне было сорок два плавающих трактора, двадцать четыре во втором и двадцать один в третьем. Пять из них были подбиты и затонули. Позднее пятнадцать из тех, которые были пробиты насквозь пулями, затонули, когда возвращались с берега, перевозя раненых. После этого плавающие тракторы не подходили ближе края мола. Их использовали для того, чтобы перебросить солдат очередных эшелонов с их лодок, застрявших на рифе. 3-му батальону 8-го полка МП было приказано вступить в бой, но их лодки также застряли на рифе. Солдаты двинулись вброд к берегу, но лишь третья часть выбралась на берег. Остальные либо утонули в глубоком месте, либо были убиты огнем японцев. Подразделения смешались в кучу на берегу, солдаты с сомнением воспринимали приказы офицеров других подразделений и частей, а рации перестали функционировать после попадания в них морской воды, поэтому связь с флотом была потеряна.

Первый взвод из шести средних танков роты С, 3-го танкового батальона в пятом эшелоне шел на десантном судне LCM, направляясь к Красному-1. Один танк был потерян, когда тонущий LCM отвернул и ударил по нему, когда танк съезжал с аппарели на берег. Другие танки оставили LCM на рифе и продвинулись на 1100 м к берегу, ведомые направляющими танками, которые флагами отмечали глубокие места. Один танк застрял в такой промоине. Два танка прибыли примерно в 11.30. Достигнув берега, они были бы вынуждены ехать прямо по лежавшим на земле раненым солдатам, поэтому, сдав назад, двинулись по воде, чтобы добраться до бреши, проделанной саперами в бревенчатом волноломе, и застряли в промоинах. Два танка, выбравшиеся на берег, начали обрабатывать очаги сопротивления японцев. Войска на участке Красный-1 смешались, однако пошли наперегонки с танками, чтобы идти впереди них, и ближе к вечеру очистили район примерно на 500 м в глубину и 130–140 м шириной. Один средний танк был дважды подбит японским легким танком, который, в свою очередь, был сразу же уничтожен другим американским танком. Второй танк затем был также подбит и сожжен. Пулемет на первом танке остался в исправности, и подбитый танк использовали в ту ночь для защиты с фланга.

2-й взвод из шести средних танков вместе с двумя полугусеничными машинами с установленными на них 75-мм пушками высадились на Красном-3 и нашли брешь в волноломе. Три танка помогли пехотинцам наступать по западной дорожке аэродрома, а затем попытались прорваться к Красному-1, но им пришлось повернуть назад. Один танк провалился в воронку от снаряда, и его не смогли вытащить до следующего дня. Еще один был выведен из строя магнитной миной.

3-й взвод высадился на Красном-3, не потеряв ни одного танка. После приказа атаковать в южном направлении, один танк был потерян, когда японский склад боеприпасов подвергся удару своего же пикирующего бомбардировщика. Почти тотчас же один танк провалился в яму с японскими цистернами с горючим и загорелся, подожженный другим пикирующим бомбардировщиком. Еще один был потерян, сожженный огнем артиллерии противника. И еще один танк был подбит и загорелся, но огонь был погашен, когда танк вернулся к берегу, и танк оставался боеспособным.

1-й батальон 2-го полка МП в резерве был направлен в атаку на машинах LVT с приказом действовать западнее Красного-3, но огонь противника заставил их отвернуть на запад, и десант высадился на Красном-2 и Красном-1. 1-й батальон 8-го полка МП, вызванный из резерва для высадки на северном берегу самого восточного края острова в 5.45 вечера, ждал на рубеже отправки последнего приказа, который так к нему и не поступил из-за общего нарушения связи. В результате офицерам из штабного судна пришлось прибыть на берег, чтобы лично провести рекогносцировку с тем, чтобы будущие приказы отдавались бы более обоснованно.

В течение второй половины дня на командный пункт дивизии поступил срочный запрос на проведение бомбардировки и атаки с бреющего полета, на медикаменты и боеприпасы. К тому времени в строю оставалось лишь 35 машин LVT из первоначальных 125. Какой-то порядок был, наконец, восстановлен, и предметы первой необходимости стали поступать к месту боев. Батальон переносных гаубиц был введен в бой и использовал остающиеся LVT для того, чтобы достигнуть мола; орудия перетаскивались вручную через пролом в волноломе в направлении Красного-2.

В конце дня отдельные группы морских пехотинцев удерживали небольшой плацдарм примерно в 230 м в ширину на части летного поля по обе стороны длинного мола, добравшись туда с помощью трех средних танков и нескольких переносных гаубиц, которые были собраны на западной стороне мола. Еще одна группа удерживала небольшой угол Зеленого берега у северо-западного угла участка Красный-1. В течение ночи еще два средних танка были высажены на Красный-1.

В ту ночь японцы не проводили контратак, вероятно из-за нарушения их собственной системы связи в результате обстрела корабельной артиллерией.

1-й батальон 8-го полка МП получил наконец приказ в 9.00 21 ноября высадиться на восточной оконечности острова, как было запланировано днем ранее. Затем приказ был изменен, и 1-му батальону было приказано высадиться на Красном-2. Десантники прибыли на лодках и были вынуждены высадиться на рифе, понеся большие потери, когда по воде пробирались к берегу. 1-му и 2-му батальонам 2-го полка МП на летном поле было приказано атаковать в южном направлении, чтобы занять южное побережье. Укрытий не было никаких, за исключением воронок от снарядов, но отдельные бойцы и небольшие группы общей численностью примерно в 160 человек достигли, наконец, южного побережья, не имея достаточного количества боеприпасов и воды.

Примерно в то же время, после корабельной огневой поддержки и десантирования еще двух средних танков, 3-й батальон 2-го полка МП атаковал в южном направлении, чтобы занять остальную часть Зеленого берега с помощью двух средних танков. Им было оказано слабое сопротивление. Ближе к вечеру остальные восемнадцать машин LVT обеспечивали подвоз предметов снабжения от конца длинного мола к берегу, ускоряя доставку этого груза, который теперь уже не нужно было переносить вручную через пролом в волноломе. С берега они возвращались с ранеными, которых доставляли к десантным катерам на конце мола.

Донесения об отступлении японцев к востоку, на остров Байрики, побудили командование к высадке 2-го батальона 6-го полка МП на Байрики, но они обнаружили там лишь нескольких японцев. За ним последовал батальон переносных гаубиц. Затем 1-й батальон 6-го МП высадился на Зеленом берегу и был единственным батальоном, достигшим берега в организованных порядках. За ним последовала рота легких танков. Легкая танковая рота была погружена на три различных средства транспорта, и из-за спроса на определенные предметы снабжения грузы перевозились так, что огромное количество невостребованного оборудования по прибытии в данный район грузилось сверху на танки. Все необходимое пришлось перевозить до того, как танки могли быть погружены на десантные катера LCM, чтобы быть доставленными на берег. Один танковый взвод прибыл на берег в 18.30.

И опять в ту ночь японцы не контратаковали, и еще два взвода легких танков были высажены на следующий день ранним утром на Красный-2. В то утро 22 ноября 1-й батальон 6-го МП с тремя легкими танками и одним средним танком должны были пройти здесь расположение 3-го батальона 2-го полка МП и атаковать в восточном направлении вдоль южного побережья для того, чтобы соединиться с 1-м и 2-м батальонами 2-го полка МП. В то же время 1-й батальон 8-го полка МП с тремя легкими танками должен был атаковать в западном направлении с целью ликвидации японского очага сопротивления между Красным-2 и Красным-1. Один танк был подбит, и два других были отведены, потому что их 37-мм пушки были бесполезны против японских долговременных огневых сооружений. Эти два танка были заменены на два 75-мм противотанковых орудия на полугусеничных машинах. 3-й батальон соединился с 1-м и 2-м к 11.00, и западная половина острова была теперь в руках морских пехотинцев. 3-й батальон 6-го полка МП высадился на Зеленом берегу, в то время как солдаты, которые вели бой, начали отход, изнуренные жарой и недостатком воды.

Небольшая контратака японцев последовала примерно в 19.30 еще с одной незначительной пробной атакой около 23.00. А затем, пять часов спустя, 23 ноября в 4.00 японцы провели мощную контратаку, но она была в течение часа остановлена. 3-й батальон 6-го полка МП проследовал мимо и потеснил японцев при поддержке 75-мм орудий на полугусеничных машинах.

Небольшой очаг сопротивления японцев между Зеленым и Красным берегами был ликвидирован, оставался лишь очаг на северо-восточном конце острова, который был помехой несколько дней. И только 28 ноября остальные острова атолла были очищены от противника.

Лишь 146 японцев и корейцев были взяты в плен из военнослужащих гарнизона и рабочих общей численностью около 4700 человек. Остальные были убиты. Потери США составили 3300 человек, что вызвало бурю негодования в Соединенных Штатах, при почти полном игнорировании фактов. Общественности не было дела до того, что приобретенный с потерями опыт поможет совершать будущие десантные операции с меньшими потерями.

Тактически танки использовались, главным образом, как мобильные доты. Не было пространства для маневра, мало укрытий, а японцы держали оборону умело и фанатично. Легкие танки оказались малоэффективными, хотя боевые группы использовали их хорошо, имея за плечами предыдущий опыт. 37-мм пушки, которыми они были вооружены, не могли проделать брешь в японских долговременных огневых сооружениях, и поэтому многие из этих танков были позднее переделаны в огнеметные. Это были стандартные легкие танки М-3 («Стюарт»), приспособленные под дизельные двигатели.

Взаимодействие между пехотой и средними танками никуда не годилось, потому что танки были доставлены из другого района и не было возможности отрабатывать такое взаимодействие без соответствующего соглашения. Жертв среди членов экипажей танков не было. Потери среди экипажей, которые случались, возникали при их попытках связаться с пехотинцами.

Ценность LVT в качестве боевых машин была доказана, так же как и их необходимость во всех атакующих эшелонах, потому что темп атаки должен был поддерживаться. Необходимость в запасных машинах также была очевидна. Производство машин в США почти сразу же возросло, вносились изменения в их модели – были добавлены дополнительные броневые листы и предусмотрены наклонные плоскости на бортах, чтобы пехотинцам не приходилось перепрыгивать через прямые борта при соскакивании с этой плавающей машины.

Летчики морской авиации были неопытными и слишком самоуверенными. Была введена отработка непосредственной поддержки десанта, и было указано на недостатки огневой поддержки с кораблей. И в то и в другое будут внесены коррективы в будущем.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.291. Запросов К БД/Cache: 3 / 1