Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Прибрежный плацдарм Анцио, Италия

Прибрежный плацдарм Анцио, Италия

Январь – май 1944 года

Для командования союзной коалиции в Италии стало очевидно, что фронтальные удары давались слишком большой ценой и снижали темп наступления, поэтому планировался охват c моря, а его мощь зависела от количества имевшихся наготове десантно-высадочных средств. У немцев неподалеку от Рима был резерв на случай возможной высадки в этом районе и несколько планов его обороны при самых различных вариантах высадки десанта союзников, что предполагало переброску войск в Италию из других мест. Однако ко времени высадки союзников в Анцио в этом районе был только один батальон панцергренадерской дивизии и бронебатальон разведки.

Высадку в Анцио поддерживало оперативное соединение ВМС из британских, голландских, французских, греческих и американских кораблей. Этому соединению отводилась второстепенная роль отвлекающего маневра в окрестностях Чивитавеккья, в 70 км к северо-западу от Рима. План высадки исходил из условия, что VI корпус, который должен был совершать высадку, сможет соединиться с 5-й американской армией в то же самое время, когда 8-я британская армия будет наносить главный удар севернее. Все предварительные обманные действия предполагали заставить немцев поверить в то, что высадка будет производиться на западном побережье у Ливорно. Практически вся авиация союзников в средиземноморском районе была задействована для удара по немецким аэродромам и любым колоннам противника, замеченным на дорогах.


АНЦИО

Январь – май 1944 г.

Высадка у Анцио началась в 2.00 22 января 1944 года. Большая часть наступавших войск была на берегу к 5.00, включая 191-й танковый батальон и 601-й батальон истребителей танков. 3-я пехотная дивизия США высадилась справа, в 6–7 км к востоку от Анцио. У Анцио высадились три американских диверсионно-разведывательных батальона рейнджеров. В 8 км западнее Анцио высадились 1-я британская бригада и два британских десантно-диверсионных батальона (коммандос). Последние должны были наносить удар в восточном направлении, чтобы заблокировать главную дорогу, к северу от города. После первых высадок десанта спецвойска вернулись в Неаполь, уступив свое место вводимым в бой 45-й дивизии США и 1-й танковой дивизии США (без одной боевой части), 751-му танковому батальону и 635, 645 и 805-му батальонам. Один полк 82-й воздушно-десантной дивизии США должен был высадиться позднее в качестве корпусного резерва. Большая часть 1-й британской дивизии была подвижным резервом. Все силы были объединены под общим командованием VI американского корпуса. Первоначально планировалось, что 504-й парашютный королевский полк должен был быть сброшен в ночь высадки в глубь страны, на автомагистраль «север – юг» в 130 км от Анцио, чтобы помешать продвижению немецких войск в район Анцио, но эта часть операции в последнюю минуту была отменена, и войска были высажены только с моря.

В первом эшелоне высадилось 36 тыс. солдат и более 3 тыс. машин при идеальных погодных условиях и при отсутствии сопротивления. При явной недооценке способности немцев отреагировать все военное снаряжение корпуса перед продвижением в глубь страны (в то время как надо было как можно быстрее туда продвигаться! – Ред.) было доставлено на берег, и в сумерках прибрежный плацдарм растянулся на 11 с лишним километров.

Собственно говоря, немцы не реагировали на высадку до 17.00 первого дня, а к этому часу они издали приказ на переброску сюда дополнительных войск из Франции, Германии и Югославии, в то время как войска, предназначенные для нанесения контрудара у реки Гарильяно в Италии, также были отведены.

Местность вокруг Анцио была открытой, и у немцев был хороший обзор с невысоких гор Ленини за Чистерна-ди-Латина, а также с гряды Буонрепосо, протянувшейся на запад от Каррочето, и гряды Веллалата в полутора километрах за ним, протянувшейся до Смелли-Фарм. Между двумя грядами было много ущелий, которые были очень удобны для просачивания войск, особенно потому, что там было много кустарников, болот и лугов. На несколько километров в глубь страны местность по характеру была изрезанной, поросшей кустарником и со множеством оврагов. Большинство их были культивированы, осушены и орошены, но немцы их затопили в течение предыдущей зимы. Единственной подходящей местностью для танков был так называемый Кегельбан, к которому стремились обе стороны. Хорошая дорога пролегала от Анцио до Рима через Камполеоне, и еще одна шла через Чистерна-ди– Латина от Рима до Неаполя, параллельно еще одной хорошей дороге, но проникновение в глубь страны еще на 46 км было необходимо, чтобы перерезать шоссейную и железную дороги между Римом и Кассино.

VI корпус не предпринимал пока попыток увеличить прибрежный плацдарм, а немцам и в голову не приходило, что не будут приложены серьезные усилия, чтобы продвинуться в направлении Рима. В течение двух дней штабы выдвинулись и приготовления были сделаны, чтобы собрать армию для заполнения плацдарма. Однако темп наращивания сил немцами оказался поразительным. 24-я британская гвардейская бригада направила пару пулеметных бронетранспортеров и дозор истребителей танков на фабрику, и там обнаружили 25 января крупные силы немцев. Поэтому гвардейцы и один эскадрон королевского танкового полка на «Шерманах» подтянулся для оказания поддержки. Они потеряли восемь своих танков, но уничтожили в результате контратаки семь немецких танков.

К 26 января у немцев в этом районе было три дивизии и один танковый батальон. К 30 января подтягивались головные подразделения еще четырех дивизий. 1-я танковая дивизия США (без боевой части B) достигла Анцио 27-го, а 45-я дивизия США была высажена на следующий день. Танки встретились в 8 км к востоку от города. К тому времени в боевом составе VI корпуса было 69 тыс. солдат, 508 орудий и 237 танков.

При очевидном отсутствии опасности для прибрежного плацдарма командир VI корпуса начал приготовления к завершению своей миссии, приказав наступать на Колли-Лациали северо-восточнее Веллетри. Разведывательный дозор на легких танках М-5 боевой части А с небольшим числом артиллерии танковых войск выдвинулся в направлении Камполеоне 29 января. Он был остановлен огнем противника, подавил его, а затем отошел на некоторое расстояние, чтобы расположиться биваком на ночь. Зыбкая почва заставляла экипажи бодрствовать большую часть ночи, вытаскивая постоянно вязнувшие машины. На основании имевшегося опыта нельзя было ожидать успеха от атаки, запланированной на 30 января.

30 января 3-я дивизия США справа должна была пересечь шоссе у Чистерна-ди-Латина, чтобы выйти на господствующие высоты у Веллетри. 3-я британская бригада на западной стороне дороги Альбано при поддержке двух эскадронов 46-го королевского танкового полка и один батальон истребителей танков США должны были овладеть высотами над Альбано. Боевая часть А 1-й танковой дивизии должна была обойти британцев слева, чтобы занять высоты над Марино (северо-западнее Альбано). Они должны были двигаться по дороге Альбано, повернуть налево у эстакады, а затем следовать по грунтовой дороге к насыпи недостроенной железной дороги, которая должна была стать своего рода рубежом.

Не было предварительной артподготовки, но, несмотря на низкие облака, армейская авиация установила дымовую завесу. Прошел сильный дождь, и почва была вязкой. Немцы использовали многие крестьянские каменные дома в качестве опорных пунктов, а их перемещающиеся танки и штурмовые орудия (самоходные артиллерийские установки) были подвижными опорными пунктами. Пехота боевой части А достигла насыпи на своих полугусеничных машинах, но движение танков замедляла раскисшая почва, и они не смогли вступить в бой 30 января.

Британцы достигли завода. 3-я дивизия США при поддержке 75-го танкового батальона продвинулась на 5 км, но понесла большие потери. Район был заминирован, но рыхлая, раскисшая почва свела эффект от мин до минимума. Атака британцев была остановлена 31 января до того, как они успели достигнуть Камполеоне, и охват, который должна была осуществлять 1-я танковая дивизия, был отменен. Но из-за неразберихи в приказах 1-й танковый батальон боевой части (группы) A не получил уведомления об изменении в приказе, и головные танки вышли колонной на дорогу Альбано. Эта колонна была разбита на части немецкой артиллерией, но смогла развернуться к западной стороне дороги. Затем были получены распоряжения лишь на ограниченные боевые действия из-за грязных оврагов слева и отсутствия укрытий справа. Остальные силы боевой части A затем вышли к дороге и развернулись справа, но не смогли двигаться вперед из-за раскисшей почвы. Потерь не было. Некоторые танки, которые достигли насыпи, не смогли преодолеть ее, и британская пехота, которой эти танки должны были оказывать поддержку, сильно пострадала от огня немцев. Танки после наступления темноты были отведены и оставлены в резерве с частью 45-й дивизии в лесу Падиглионе.

Атака Чистерна-ди-Латина также успеха не имела. В ту ночь атака американского диверсионно-разведывательного батальона (рейнджеров) не удалась, и весь батальон (за исключением семи солдат) был уничтожен. В ту же ночь шотландские и ирландские гвардейцы по обеим сторонам дороги Альбано приняли друг друга за немцев, значительно сократив свои ряды. Но гвардейцы 31 января пошли все же в новую атаку, при поддержке 46-го королевского танкового полка, и им удалось достигнуть пересечения железных дорог.

К этому времени 3-я дивизия США и 1-я британская дивизия были измотаны. Из-за отсутствия успеха в операции командир VI корпуса был заменен. Поскольку в любом месте прибрежный плацдарм простреливался огнем немецкой артиллерии, его необходимо было расширить. К этому времени наготове не было значительных сил, чтобы сломить здесь сопротивление германских войск. Поэтому VI корпус перешел к обороне, а 5-я армия у Кассино вновь пошла в наступление.

Немцы во второй половине дня 3 февраля погнали стадо в тысячу овец к северу от дороги Альбано – для того чтобы подорвать британские минные поля. В ту ночь немцы провели мощную танковую атаку, поддержанную пехотой на бронетранспортерах с насыпи железной дороги Камполеоне– Чистерна-ди-Латина. Британцы сдерживали их. Британская 168-я бригада высадилась на плацдарме на следующий день и была спешно направлена в бой, несмотря на то что она уже была обескровлена в боевых действиях в Италии. Британцы отводили войска из района завода, их отход прикрывали 46-й королевский танковый полк и 168-я бригада. 7 февраля немцы провели аналогичную атаку по дороге Альбано. Эту атаку поддерживали около 370 орудий, реактивных шестиствольных минометов, а также штурмовых орудий, но она была остановлена американской авиацией, огнем артиллерии, стрелявшей в том числе и дымовыми снарядами, а также огнем корабельной артиллерии из гавани. Как оказалось, в конечном счете характер местности в равной степени чрезвычайно затруднял осуществление маневра танками как немцам, так и войскам союзной коалиции.

8 февраля весь 46-й королевский танковый полк был задействован в атаке гряды Буонрепосо неподалеку от Каррочето. Ее пересекает река Южная Мелетту. Полк потерял десять танков, но зато было захвачено 150 пленных. Затем немцы контратаковали, и 1-я британская дивизия постепенно уступила территорию. Некоторую поддержку ей оказала 1-я танковая дивизия США, потерявшая при этом семь танков, увязших в зыбкой почве на гряде Буонрепосо. Несмотря на всю мощь огня союзников и их контратаки танками и пехотой, британцев из Каррочето немцы выбили. 45-я дивизия США выдвинулась на позиции справа от британцев и вместе с 191-м танковым батальоном в течение двух дней пыталась отбить завод, но взаимодействие танков с пехотой было недостаточным. Бой достиг стадии рукопашных схваток, но операция не удалась. К 12 февраля у немцев была выгодная позиция для того, чтобы очистить береговой плацдарм, но и они были слишком измотаны, чтобы продолжать боевые действия.

В этом бою из общего боевого состава танковых частей и соединений выделялись роты, взводы и даже отдельные танки, при том что неоднократно выдвигались требования организации боевых порядков таким образом, чтобы танки действовали большими массами. Многие американские танки зарывались в землю, выступая в роли артиллерии, и были недоступны в качестве мобильных сил для контратак.

Еще одна атака немцев 16 февраля представляла собой массированное наступление пехоты и бронетехники двумя усиленными пехотными дивизиями при поддержке двух танковых батальонов «Пантер» и «Тигров». Немцы держали в резерве «Пантеры» и «Тигры» у Чистерна-ди-Латина, во-первых, чтобы обмануть союзников в отношении своих намерений, и, во-вторых, использовать свой главный удар по обе стороны дороги Альбано. Нападение было начато к югу от завода и с гряды Буонрепосо в 6.30 после ураганного огня получасовой артиллерийской подготовки второстепенной атакой против 3-й дивизии к югу от Чистерна-ди-Латина. Немцы использовали тринадцать миниатюрных танков без экипажей «Голиаф» с дистанционным управлением (начиненных взрывчаткой. – Ред.), но все они провалились в воронки для снарядов либо были подбиты артиллерией. Британские танки были направлены по рокаде, чтобы остановить атаку с фланга.

Авиация с фронта Кассино была перенаправлена на бомбардировку участка обороны 45-й дивизии США, но в ту ночь ее фронт был прорван. На следующее утро в 7.40 вслед за атаками летевших на малой высоте германских самолетов в бой были брошены две колонны по тридцать танков каждая и германская пехота, которая прибыла по дороге Альбано и аллее Кегельбан. Линия фронта союзников была оттеснена назад на 5 км и почти достигла рокады. Контратаки американцев и британцев, поддержанных танками в тот день и в ту ночь при ливнях с ураганным ветром, не смогли потеснить немцев назад.

56-я британская дивизия уже прибыла и подтягивалась для укрепления линии фронта плацдарма. Зенитные батареи и орудия с крейсеров в гавани вели огонь по немцам, нанося им большие потери. Действия вступивших в бой танков союзников почти не дали результатов (за исключением незначительных), которые, однако, помогли 56-й британской дивизии уничтожить немецкий пехотный батальон. Все танки были отведены в резерв после того, как атака немцев захлебнулась.

Немцы снова попытались атаковать 19-го, но на этот раз мощная контратака союзников северо-восточнее Падиглионе вывела их из равновесия. К вечеру стало очевидно, что тяжелые потери, невозможность совершать маневр техникой, упорное сопротивление союзников надломили наступательный порыв немцев. (Они еще пытались наступать и 20-го. – Ред.)

Немцы совершили много авианалетов, главным образом против судов в гавани. У союзников возникла значительная проблема с беженцами, и были приняты меры для эвакуации большинства из них на гусеничных десантных судах.

Рейды местного значения и действия разведотрядов продолжались до 29 февраля, когда четыре немецкие дивизии, занимавшие позиции близ Чистерна-ди-Латина в качестве главной ударной силы, и еще четыре в Альбано для нанесения отвлекающего удара сделали очередную попытку наступления, но успеха не имели. Небо очистилось, и мощные удары авиации союзников 3 марта помешали немцам провести атаку. Они потеряли тридцать танков и темп атаки. Контратака союзников в это время могла бы быть успешной, но войска были к ней не готовы. К этому моменту потери британцев в личном составе достигли 9200 человек, а сил США 24 тыс.

Вслед за этой атакой немцы перешли к обороне. Они перебросили из района плацдарма много войск, лишь часть из них заменив дивизиями более низкого качества (вокруг плацдарма осталось 15 дивизий, остальные отправлены на отдых). У союзников также произошли некоторые изменения, связанные с заменой 15 марта 56-й британской дивизии на 5-ю британскую дивизию. Линия фронта на плацдарме представляла собой противостоящие друг другу окопы, что очень напоминало боевые действия на Ипре в 1916 году. Когда земля подсохла, окопы углубили, и рейды на окопы противника проводились обеими сторонами во многом так же, как это было в Первую мировую войну.

Союзники попытались между 15 и 23 марта взять Кассино, но безуспешно. Планировалось также одновременно предпринять атаку силами VI корпуса на плацдарме, но этот план был отброшен. У Анцио проявляли активность только разведотряды. Но артобстрелы немцев каждую ночь приводили к возгоранию складов снаряжения и др. Сначала с огнем боролись лопатами, затем – с помощью огнетушителей, установленных на полугусеничных машинах. Наконец, в апреле танки М4А1 («Шерман») и спасательные танки Т-2 были переделаны в танки-бульдозеры для того, чтобы засыпать огонь грязью при таких пожарах. Немцы использовали штурмовые орудия «Хорнисс» («Шершень», на базе танка Pz Kw IV с 88-мм мощной пушкой. – Примеч. ред.) и «Элефант» (Модернизированный – добавили пулемет «Фердинанд» с 88-мм пушкой. См. Курская битва, опытный «Тигр» фирмы «Порше». – Примеч. ред.) для ведения беспокоящего огня. Самоходки постоянно меняли позицию после того, как производили от 20 до 30 выстрелов. Немцы опять использовали несколько «Голиафов», но безуспешно. Немцы предполагали начать новое наступление 29 марта, но этому помешали потребности в войсках в других местах.

1-я танковая дивизия США некоторое время удерживала часть линии фронта танками, которые находились в укрытиях днем и выходили на огневые позиции ночью, действуя как артиллерия и ведя огонь как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Боевая часть B, которая оставалась у Кассино, теперь присоединилась к дивизии у Анцио.

Немцы начали подозревать, что союзники планируют наступление (при более благоприятных погодных условиях), и ожидали, что атаки союзников будут предприняты вдоль дороги Альбано. Союзники действительно хотели начать наступление и пришли к заключению, что для этого необходима бронетехника, но понимали, что от нее будет мало толку до тех пор, пока в районе не станет сухо. Со стороны немцев ожидалось упорное сопротивление, и союзники не осознавали, насколько небольшими силами удерживались германские позиции.

11 мая 5-я и 8-я армии союзников планировали возобновить наступление по обе стороны Апеннинского полуострова. VI корпус также должен был после начала этого наступления вступить в действие в течение суток. По утвержденному плану VI корпус должен был прорваться у Чистерна-ди-Латина в направлении Кори у Колли-Лациали, а затем к Веллетри, чтобы перерезать шоссе 6, главную линию снабжения немецких позиций южнее. Первоначальное наступление должно было быть предпринято через позиции 34-й дивизии США 45-й дивизией США слева, 1-й танковой дивизией в центре, 3-й дивизией США справа и 1-й усиленной группой войск специального назначения в районе Сессано. Последняя состояла из шести батальонов американских и канадских добровольцев-рейнджеров. 1-я британская дивизия к югу от Каррочето в районе завода столкнулась с 65-й немецкой гренадерской дивизией, в то время как 5-я британская дивизия противостояла 4-й парашютной дивизии в районе Ардеа. 1-й группе войск специального назначения противостояли немецкие 715-й легкий и 1028-й панцергренадерский полки. 34-я дивизия встретилась лицом к лицу с 362-й гренадерской дивизией в районе Понте-Ротто – Чистерна-ди-Латина, в то время как 3-я панцергренадерская дивизия с учебным пехотным полком находились между речками (ручьями) севернее Карано.

45-я дивизия должна была использовать любой успех за Карано вплоть до железной дороги Камполеоне – Чистерна– ди-Латина, в то время как 36-я дивизия должна была действовать за пределами этого района. 36-я американская дивизия первоначально находилась в резерве в лесу Падиглионе.

Очевидно, что этот план предполагал использование бронетехники на линии фронта таким же образом, как и пехоты, – в определенных пределах и с ограниченными целями; в то время как одна пехотная дивизия должна была воспользоваться первоначальным прорывом, другая должна была действовать за пределами первого объекта атаки. Дополнительные автотранспортные роты (грузовики, нагруженные боеприпасами) держались в резерве для снабжения действующих дивизий. Планы были согласованы с 5-й армией – так чтобы прорыв у Анцио произошел тогда, когда немцы введут в бой в районе Кассино свои резервы – после того как 5-я армия возобновит здесь наступление. А канадский корпус специально устроил ложные радиопереговоры возле Салерно, чтобы дать понять, что у Чивитавеккья на побережье к северо-западу от Рима произойдет еще одна высадка.

Подготовка наступления началась в нескольких районах под покровом дымовых завес. Была использована тактическая уловка ведением планомерного огня по пятнадцать минут ежедневно всей артиллерией, пехотными и танковыми орудиями, для того чтобы обнаружить артиллерийские позиции немцев. Танки не прячась подтягивались, чтобы открыть огонь, а затем отходили назад. Немцы решили, что это еще одна глупая затея американцев, но не заметили, что несколько танков, не произведя ни выстрела, каждый раз отходили на скрытые позиции.

Инженеры создали танк-мостоукладчик на базе спасательной машины Т-2 (у которой было шасси от «Шермана»).

Переделанные итальянские сельскохозяйственные тракторы, прозванные «драндулетами», выступали в роли тягачей с дистанционным управлением и тащили на длинной привязи взрывчатку с детонирующим шнуром с целью уничтожения заграждений из колючей проволоки. На некоторые танки установили 81-мм минометы (располагавшиеся в передней части танка) для выстреливания своего рода крюка (кошки) с тросом, которая, упав за рядами немецких заграждений из колючей проволоки, могла быть вытянута лебедкой обратно, срывая эти заграждения. Еще одно разработанное приспособление было «змеем», гибкой металлической полосой с взрывными зарядами, расположенными в ней через небольшие промежутки. Это устройство можно было выбрасывать на 200 м из танка на немецкие минные поля. При подрыве «змея» происходила серия взрывов, которая, в свою очередь, подрывала немецкие минные поля на полосе около 15 м шириной. Саперы также подготовились для проделывания проходов в немецких минных полях обычным способом, и, кроме того, была задействована 6617-я рота разминирования, оснащенная танками с бойковым тралом. Были также приготовлены 360 боевых саней. Они должны следовать на буксире за танками. На каждые сани приходилось по одному человеку, а на каждый танк – по двенадцать саней. Пехота была недовольна своим положением «наседок». Такие бронированные сани использовались при прорыве обороны, но твердая почва и танковые потери делали их использование малорезультативным.

Британцы начали небольшую отвлекающую атаку в ночь с 19 на 20 мая после сорока пяти минут артиллерийской подготовки – просто для того, чтобы проверить реакцию немцев. Еще одна атака была произведена 22 мая. Затем 24 мая в 6.30 была начата еще одна атака, но на этот раз это было скоординированное и спланированное генеральное наступление по всему фронту. Сначала немцы стойко сопротивлялись. Непогода ограничивала поддержку союзников авиацией, но к полудню 1-я группа войск специального назначения перерезала шоссе 7 под Чистерна-ди-Латина. Боевая часть А 1-й танковой дивизии проводила атаку слева, выпустив впереди себя четыре «змея», с пехотой на танках и военными инженерами (чтобы следить за минами). Они пересекли линию железной дороги и достигли главного рубежа сопротивления немцев. Потери в танках были минимальными. Боевая часть С справа не использовала «змеев», и их потери в танках и танках-истребителях танков достигли сорока, все они стали жертвами не отмеченных на карте американских минных полей.

«Тигры» 3-й панцергренадерской дивизии во второй половине дня пытались контратаковать, но увязли в грязи. Немцы особенно упорно сопротивлялись во второй день. Но характер местности стал более благоприятным для союзников. Пятнадцать «Тигров» были уничтожены массированной воздушной атакой немецких колонн, отступавших по дороге на Кори. Главный рубеж обороны немцев возле Веллетри был преодолен, но 1-я танковая дивизия США потеряла 17 танков из-за контратак «Пантер». Каналы радиосвязи были сплошь забиты возбужденными переговорами о трудностях с артиллерийской поддержкой танков. Причиной многих потерь в танках у американцев было лишь частичное их использование – силами от взвода до батальона в качестве поддержки подразделений моторизованной пехоты.

Один эскадрон 46-го королевского танкового полка вместе с 5-й британской дивизией принял участие в отвлекающей атаке на рубеже реки Мелетту, еще один эскадрон с 1-й британской дивизией наступал через Каррочето. К 24 мая шоссе 7 было перерезано выше Чистерна-ди-Латина, город был окружен и на следующий день взят. До Кори британцы добрались к наступлению ночи, а 1-я танковая дивизия достигла рубежа на полпути между Кори и Веллетри. Но затем 1-я американская танковая дивизия была отведена для поддержки 45-й дивизии США, испытывавшей затруднения в наступлении – в то время, когда бронетехника занимала позицию, позволявшую ее использовать в качестве сил развития успеха при прорыве обороны на главном участке.

Но благодаря дополнительному удару, который нанесла 45-я дивизия, вся линия фронта продвинулась вперед, и к 28 мая дорога на Рим была открыта. Потери американцев при прорыве превысили 4 тыс. солдат, включая большую часть танковых экипажей; было потеряно восемьдесят шесть танков и танков-истребителей танков. Потери немцев были даже еще большими. 5 тыс. немцев были взяты в плен. (Всего в ходе весеннего наступления (у Анцио, Кассино и др.) к моменту овладения союзниками Римом они потеряли 42 тыс. убитыми и ранеными, немцы – 10 тыс. и 20 тыс. пленными. – Ред.)

Неудача на начальном этапе энергичного продвижения в глубь страны после создания берегового плацдарма в январе будет долго обсуждаться военными. Лишь горстка немцев стояла на пути в Рим и мешала возможному соединению сил с плацдарма Анцио с 5-й армией. Этого, конечно, союзники не знали, но с другой стороны, ими и не проводилось активной разведки (для того чтобы выяснить истинную ситуацию). В применении бронетехники обе стороны попадали в зависимость от погодных условий и раскисшей рыхлой почвы, использовали танки в роли артиллерии, что, без сомнения, способствовало установлению сплошной позициционной обороны плацдарма до момента прорыва ее союзниками. Во всяком случае, это было лучше, чем позволить танкам продолжать бездействовать. Но при заключительном наступлении и прорыве задача, поставленная пехоте, а не бронетехнике на развитие успеха, и отвод 1-й бронетанковой дивизии 26 мая (когда она уже была готова развить успех) были результатами решений (очевидно, штаба или командующего) без учета опыта применения бронетехники.

Один из отмеченных менее значимых моментов состоял в обычной радиосвязи, при которой эфир так засорялся возбужденной болтовней, что зачастую это мешало использованию радиосвязи, когда это было совершенно необходимо. И конечно, был еще один негативный момент, касающийся ненанесения на карту расположения своего же минного поля.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.384. Запросов К БД/Cache: 3 / 1