Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Высадка в Нормандии (Операция «Оверлорд»), Франция

Высадка в Нормандии (Операция «Оверлорд»), Франция

6 июня 1944 года

Освобождение континентальной Европы было не только делом чести для союзной коалиции, но и русские все время требовали, чтобы это было сделано. Было секретом Полишинеля, что высадка должна была происходить на побережье Франции, но ее время, место и способ держались в строгой тайне.

Злосчастный рейд на Дьеп (19 августа 1942 года десантники, в основном канадцы, были разгромлены немцами, потеряв 4350 человек (в основном пленными), 1 эсминец, 33 средства высадки десанта, 106 самолетов и 33 танка. Немцы потеряли 46 самолетов и 600 человек убитыми. – Ред.) и более мелкие последующие рейды стимулировали немцев на улучшение своей обороны, а также преподали союзникам много поучительных для них уроков и дали им массу важной информации. Немцы ожидали, что высадка произойдет скорее через Па-де-Кале (однако Гитлер со своим знаменитым чутьем угадал, что высадка будет в Нормандии. – Ред.), потому что здесь было кратчайшее расстояние по морю до материка и было меньше всего трудных участков местности. Но из-за возможной высадки союзников во многих местах германские войска были рассредоточены по побережью, и их обороне не хватало глубины. Тем не менее «Атлантический вал» был внушительным – с орудиями всех калибров на оборудованных огневых позициях. Кое-где толщина железобетона дотов достигала 3 м.

К этому надо добавить районы затопления, противотанковые рвы, минные поля, препятствия для высадки, колючую проволоку береговых заграждений, мины над и под поверхностью воды, максимально были использованы естественные препятствия, такие как скалы. Были наготове миниатюрные «Голиафы» или «Жуки» с дистанционным управлением. В некоторых районах, которые были вероятными участками высадки воздушного десанта, немцы приготовили для парашютистов поля с острыми кольями вперемежку с колючей проволокой (под названием «спаржа Роммеля»).


ВЫСАДКА СОЮЗНИКОВ В НОРМАНДИИ

6 июня 1944 г.

У немцев на западе было около 60 (38. – Ред.) дивизий, но они были разбросаны. (Против СССР на советско-германском фронте действовали 179 дивизий и 5 бригад немцев, причем наиболее боеспособных. – Ред.) В Нормандии в обороне побережья использовались лишь некоторые из этих войск. Дивизии, с которыми столкнулось вторжение союзников, были второго класса, за исключением одной. Это была 352-я дивизия, оборонявшая участок побережья, который на оперативных картах союзников значился как «Омаха» (участок высадки 1-й американской армии. – Ред.). 716-я дивизия была западнее реки Орн, 91, 709, 77 и 243-я дивизии располагались на полуострове Котантен. 21-я танковая дивизия в готовности для контратаки находилась к юго-востоку от Кана. 12-я танковая дивизия и учебная танковая дивизия, входившие в состав I танкового корпуса СС, который был развернут у Сены восточнее Парижа, могли быть задействованы только по прямому распоряжению из Берлина. Вдоль побережья Па-де-Кале находились 17 немецких дивизий, включая несколько танковых дивизий, но они так же не могли двинуться с места без разрешения вышестоящего начальства.

Из радиоперехвата разговоров между джипами военной полиции в Англии немцы знали, какие части были в Англии и где они располагались. Неожиданное прекращение таких переговоров означало период тревоги, который вовремя был отмечен германской разведкой, однако должного внимания своевременному оповещению при угрозе вторжения уделено не было.

Для того чтобы после высадки удержать плацдарм, на материке требовались бы огромные и продолжительные усилия, и американцам было существенно важно как можно скорее захватить здесь порт – чтобы можно было задействовать надежный канал снабжения из Соединенных Штатов. Портом, заранее выбранным для этого, стал Шербур. Иметь хороший порт было крайне необходимо, потому что снабжение растянувшихся войск быстро стало бы неадекватным, если бы велось через неприспособленное побережье.

Командиры ВВС союзников полагали, что во вторжении не было необходимости. Они даже отказывались принимать в нем участие, и Верховному главнокомандующему пришлось пригрозить им увольнением. От авиации союзников требовалось взять под контроль прибрежные территории и акваторию, скоординированно поддерживая намеченное вторжение. Командирам ВВС казалось, что Германию можно победить одними только бомбардировками. Продолжая воздушные бомбардировки Германии, в начале 1944 года они приступили к бомбардировкам грузов, перевозимых по железной дороге Франции, усилив их с наступлением мая. ВВС также вывели из строя многие немецкие радиолокационные станции, намеренно оставив десять из них в рабочем состоянии. Работа этих станций должна была быть нарушена перед самым вторжением – с помощью самолетов, кораблей, аэростатов заграждения и полосами сброшенной с самолетов фольги.

Подразделения военно-воздушных и военно-морских сил три недели устанавливали мины в Ла-Манше до начала вторжения, чтобы защитить фланги караванов судов десанта. Двенадцать флотилий минных тральщиков были выделены для того, чтобы быть уверенными в том, что путь для караванов свободен. Но это были лишь некоторые из проведенных приготовлений. Широта и масштаб планов были грандиозными.

При осуществлении передвижения войск в Англии они были разбиты на атакующие силы, силы, следующие за атакующими, силы предварительного наращивания (все они начинали высадку в день «Д») плюс войска обычного усиления и центры пополнения, предполагавшие использовать возвращающиеся суда для погрузки новых войск. Боевая техника была помечена хорошо распознаваемыми кодовыми цветами и номерами. Войска в Англии поэтапно выдвигались из своих районов базирования и боевой подготовки в районы сосредоточения, далее строились и продвигались в места погрузки. Американские войска отправлялись из западных портов Англии, а британские войска – из восточных и южных портов британского побережья. Предметы снабжения войск должны были быть подготовлены в сборных искусственных гаванях или плавающих доках, называвшихся «шелковицами», под защитой молов, называвшихся «крыжовниками». Британская искусственная гавань должна была находиться (после успеха десанта) у Арроманша, а американская гавань – у Сен-Лорана. Для того чтобы перетащить эти гигантские конструкции через Ла-Манш, потребовалось сто буксиров. Кроме того, через Ла-Манш должен был быть проложен трубопровод под названием «Плутон» – для перекачивания топлива. Даже к концу первого дня вторжения планом уже предполагалось наличие на берегу 1500 танков, 5 тыс. других гусеничных машин, 3 тыс. орудий и 10 500 колесных машин.

В помощь силам вторжения должно было быть поднято французское подполье – для совершения диверсий на линиях проводной связи, – чтобы нарушить коммуникации немцев. План для высадки наступающих войск частично был продиктован количеством имевшихся в наличии десантных средств, а оно было ограничено из-за потребности в них на других театрах военных действий. Флот выделил 4200 десантных судов, 1200 торговых судов и 700 военно-морских кораблей. Всего во флоте насчитывалось 9 тыс. судов, включая транспортные, корабли-ракетоносцы (что-то вроде «катюш» на кораблях. – Ред.), десантные суда, минные тральщики, корабли управления, суда установки буев и др., большинство из которых везли аэростаты заграждения для защиты от вражеских самолетов. Было также 1658 самолетов для высадки воздушного десанта, 867 специальных планеров (для тех же целей), 2 тыс. тяжелых бомбардировщиков и 11 тыс. средних бомбардировщиков и истребителей. Все это и еще множество другой техники нужно было организовать таким образом, чтобы каждое соединение соответствовало своему месту в боевом порядке.

Принятым планом предполагалось, что силы США наступают по обе стороны залива Гран-Вё (у Карантана), захватывают Шербур и соединяются в Сен-Ло с британцами. Британцы и канадцы должны были наступать восточнее войск США, на Виллер-Бокаж, Сен-Ло и Кан. На пути американцев было несколько топких районов, а британцев (в т. ч. канадцев) ждали много небольших немецких опорных пунктов в деревнях, а далее лесистая местность с полянами, лесополосами на полях, насыпями и канавами, малопригодная для маневра бронетехники.

Побережье, на котором осуществлялась высадка, было поделено с запада на восток следующим образом.


Фланги должны были быть защищены за счет высадки двух воздушно-десантных дивизий на полуострове Котантен и одной воздушно-десантной дивизии к востоку от места высадки. Границы британской сферы ответственности на побережье обозначались двумя мини-подлодками, тянувшими буи.

82-я и 101-я воздушно-десантные дивизии США должны были высадиться юго-восточнее и западнее Сент-Мер-Эглиз двумя эшелонами, чтобы обезопасить рубеж по реке Дув. Первый эшелон большей частью состоял из отрядов парашютистов (с несколькими планерами), а второй включал в себя планеры на буксире у самолетов. Во втором эшелоне имелось несколько полубронированных джипов. В каждой дивизии был также эшелон морского десанта с танками, бульдозерами, грузовиками и тяжелым вооружением. Задача воздушно-десантных дивизий состояла в том, чтобы блокировать немецкие резервы, которые будут пытаться усилить части береговой обороны, и атаковать позиции немцев на побережье с тыла.

6-я британская воздушно-десантная дивизия, частично составленная из парашютных войск и частично из отрядов планеров, должна была высадиться севернее и восточнее Кана. Как и у воздушно-десантных сил США, у британцев был второй воздушно-десантный эшелон и эшелон морского десанта, но только у них были десантируемые танки и специальные десантные бронированные ремонтно-эвакуационные машины для использования их при столкновении в ходе операции высадки с чрезвычайными ситуациями.

Значительные силы должны были оставаться в течение трех недель в Англии, чтобы ввести в заблуждение немцев – это оставляло открытой угрозу еще одной высадки в проливе Па-де-Кале, что будет заставлять держать там свои войска. Затем эти силы союзников должны были высадиться для усиления удара в окончательном прорыве в глубь Франции с берегового плацдарма. Для того чтобы сделать этот обман еще более достоверным, войска, остававшиеся в Англии, каждый день вслед за вторжением грузились на корабли, которые отчаливали в сумерках, а с наступлением темноты возвращались в порты и разгружались.

Базовая тактика высадки у американцев и британцев отличалась. Американцы планировали направлять вперед эшелон танков-амфибий DD, опережавших на пять минут следовавшую за ними пехоту, с еще одним эшелоном в час «Ч», а еще через минуту высаживать первый эшелон атакующей пехоты. За ними в час «Ч» плюс три минуты поочередно следовали армейские и флотские боевые пловцы и саперы для подрыва береговых препятствий и укреплений. Затем, начиная с часа «Ч» плюс тридцать минут и каждые семь минут после этого, высаживался еще один эшелон пехоты и войск поддержки.

Танки DD назывались так потому, что были оборудованы двойными гребными винтами, отсюда и название Duplex Drive (двойной двигатель. – Ред.). Танки были обтянуты складным надувным брезентовым понтоном, скрепленным резиновыми трубками. Это приспособление делало из «Шермана» танк-амфибию; брезентовый понтон по достижении берега мог быстро «сдуваться», то есть воздух выходил из трубок, а брезентовый чехол сбрасывался, чтобы можно было задействовать вооружение.

По плану на побережье должны были быть 400 танков всех типов уже через три минуты после первоначальной высадки в час «Ч» плюс три минуты, 1500 – к вечеру в день «Д» и 4200 через 15 дней после дня «Д». Все машины, за исключением танков DD, могли преодолевать водные преграды до 1,8 м глубиной.

Британцы планировали использовать гораздо больше бронетехники по отношению к пехоте (в процентном отношении), чем американцы на начальном этапе наступления. Американцы собирались использовать танки DD, следовавшие стандарту танков «Шерман», и танки-истребители танков М-10 и М-36 (оба на шасси «Шермана», последний с 90-мм пушкой), которые высаживались с десантных кораблей в дополнение к бульдозерным танкам и невооруженным бульдозерам. Британцы в дополнение к использованию танков DD (в качестве головных в наступлении) планировали в большой степени задействовать специализированную бронетехнику 79-й танковой дивизии. Это было соединение из 1500 гусеничных машин, аналогов которой в армии США не было. Американцам предлагалась специальная бронетехника этой дивизии, но они скептически отнеслись к ее полезности.

В число этой специализированной бронетехники входили «Крабы», или танки-тральщики, с бойковым тралом для подрыва мин, инженерные танки AVRES, т. е. десантно-высадочные средства – «Черчилли» с устройствами выбрасывания фугасных зарядов, бульдозерные танки, «ковчеги» («Черчилли» с мостовым оборудованием); AVRES c взрывчаткой несли с собой выносные стрелы (либо же их держали в руках члены экипажа), «Черчилли» с плуговыми минными тралами Bullshorn для выкапывания мин из мягкой земли или глинозема побережья, 20-мм и 40-мм противотанковые пушки на шасси танка «Крузейдер» и «Кентавр», «Крокодилы» (огнеметные танки «Черчилль»), «Катушки» («Черчилли» с бобинами или катушками из мягкой стали или брезента – для прокладки пути на топях), «Черчилли», несущие чеспейлские фашины, память о Первой мировой войне, и, наконец, стандартные «Кромвели» и «Черчилли». Таким образом, в наличии были приспособления для перекидывания мостиков через молы и бетонные стены, противоминные устройства, средства для заполнения воронок или прохода по мягкой почве, а также для разрушения береговых преград. Противоминные танковые катки также были наготове, но позднее они были брошены, потому что жертвы среди членов экипажей танков с бойковым тралом требовали их замены подготовленным личным составом.

Обе армии использовали спасательные бронемашины, но только британцы привезли с собой специальные десантные бронированные ремонтно-эвакуационные машины BARV (Beach Armored Recover Vehicles) на базе американского танка «Шерман» для решения проблем спасения машин в десантной операции. У «Шерманов» были сняты башни и добавлена сверхконструкция со шпигатами.

Вскоре после полуночи 6 июня 1944 года парашютисты– сигнальщики были сброшены впереди первых эшелонов воздушно-десантных войск, чтобы отметить особыми знаками границы районов высадки парашютных и других десантов. Вовсе не по своей вине сигнальщикам не удалось выполнить своих задач в зоне высадки войск США. Полеты десантных самолетов были скоординированы с полетами своих бомбардировщиков и истребителей. Поскольку использовалось много десантных самолетов и планеров, это было чрезвычайно важно, учитывая пересыщение воздушного пространства. Американские самолеты пролетали над морем западнее полуострова Котантен, затем резко сворачивали на восток к месту высадки и, сбросив людей, планеры и грузы, направлялись на юг, чтобы набрать высоту, а после этого – обратно на север уже к востоку от полуострова. Британцы пролетали южнее Кана, двигались по кругу к востоку и, сбросив своих парашютистов, возвращались. Большая часть войск на планерах была отправлена уже после наступления дня. Много боевой техники было потеряно, и многие планеры разбились, особенно те, которые приземлялись ночью. Американский десант разбросало по большой территории. После первоначального десантирования началось десантирование второго эшелона.

Пятьдесят специальных отрядов пятой колонны также были высажены с воздуха, и по тревоге было поднято французское подполье. Команды подводников-взрывников или боевых пловцов были использованы впервые, но они не начинали действовать до часа «Ч» плюс три минуты. Эти операции были недостаточно хорошо скоординированы, потому что до вторжения к ним был проявлен не большой интерес. В результате потери среди боевых пловцов были высокими, а при их совместных с войсками действиях высадившуюся пехоту приходилось предостерегать от действий в местах подрывных операций боевых пловцов.

Примерно в то же самое время, когда производилось десантирование с воздуха, британское бомбардировочное командование приступило к бомбардировкам района вторжения и позади него. Эту задачу продолжили выполнять ВВС армии США после рассвета, но сплошная облачность у «Омахи» требовала бомбометания по приборам. Средние бомбардировщики летали ниже, но часть бомб не была сброшена, другие были сброшены в море, а некоторые на три мили в глубь территории. Это происходило из-за того, что ВВС изменили план, который предполагал бомбардировку параллельно побережью. Вместо этого самолеты бомбили в направлении высадки с моря. В результате от такого бомбометания по площадям в качестве поддержки высадки оказалось мало пользы. В глубине французской территории тяжелые бомбардировщики разбомбили мосты через Сену (к востоку от места высадки) и через Луару (южнее места высадки), вынуждая подкрепления немцев следовать в обход. Это при том, что у немцев отсутствовали местные командиры (командующий 7-й армией, оборонявшей этот район, был на учениях в Бретани, командовавший войсками на побережье Ла-Манша Роммель за день до вторжения уехал в Германию, на день рождения жены в город Ульм, а с утра 6 июня собирался с визитом к Гитлеру – поскольку знал, что море будет бурным. – Ред.), а командующий войсками на Западном фронте Рундштедт должен был получать одобрение из Берлина на любое передвижение войск. Все это делало возможным создание плацдарма, но какое-то время это было связано с большим риском.

Из-за неудачи с парашютистами-сигнальщиками 101-я воздушно-десантная дивизия США высадилась в обширном районе 25 х 40 км вместо запланированного ограниченного района к северо-западу от Сент-Мер-Эглиз. Один полк 82-й воздушно-десантной дивизии попал достаточно близко к запланированному месту, но другие части дивизии оказались разбросанными, и все они потеряли большое количество боевой техники. Однако в этом недоразумении было одно преимущество. Оно стало причиной общего замешательства немцев, особенно когда к этому добавилась выброска сотен парашютистов-кукол с прикрепленными к ним фейерверками. И к тому же высадки воздушного десанта США происходили в районе дислокации только одной немецкой дивизии, которая не была предупреждена, что вторжение было неминуемым. Одной из причин широкого разброса американского десанта было то, что во втором эшелоне планеров было слишком много неопытных пилотов. Интенсивный огонь зениток заставлял их, как и пилотов самолетов-буксировщиков, избирать тактику уклонения и сбиваться с курса.

6-я британская воздушно-десантная дивизия была десантирована в гораздо более компактном районе, чтобы взять реку Орн. Эта дивизия была единственной, использовавшей танки. Ее танки были легкими Mk VII «Тетрарх» (вес 7,62 т. Экипаж 3 человека. Вооружение – 40-мм пушка и пулемет. Толщина брони: 16 мм лоб, 14 мм борт, 4—16 мм башня, скорость до 64 км/ч), восемь из этих танков несли на себе планеры «Гамилькар», летевшие во втором эшелоне. Двигатели танков были запущены в то время, когда они еще перевозились по воздуху. Один танк провалился, проломив нос планера, над Ла-Маншем. Остальные высадились на сушу. Один планер приземлился носом в землю и загорелся, но водителю танка удалось прорваться сквозь огонь и выбраться живым. Большинство из приземлившихся танков были обездвижены, когда они ехали через поля, освобождаясь от парашютов, а те запутывались в зубчатых передачах и гусеницах. Еще восемь «Тетрархов» были доставлены с эшелоном морского десанта и использовались в качестве врытых или мобильных опорных пунктов. Позднее «Тетрархи» были заменены двенадцатью «Кромвелями», доставленными морем.

Новостные сообщения о том, что при вторжении использовались десантированные по воздуху танки США М-22, не соответствовали действительности, хотя их и предоставили британцам ранее для этой цели. Однако вооружение «Тетрархов» лучше подходило в качестве противотанкового, чем вооружение М-22.

В то время как проводилась высадка воздушного десанта, флот доставлял к побережью силы морского десанта. Первоначально вторжение было запланировано на 1 июня, отложено до 5 июня и опять отложено на один день. Флот повернул назад, снова собрался утром 5 июня и поплыл опять. Впереди шли минные тральщики, убиравшие мины и отмечавшие десять проходов морского пути. В лунную ночь флот плыл незамеченным под огромным воздушным «зонтом» прикрытия. При вторжении были задействованы 170 эскадрилий истребителей, а 10 эскадрилий постоянно поддерживались для полетов над побережьем.

Ветер был силой 15–20 узлов (1 узел = 1,87 км/ч), а высота волн от 1,5 до 2,1 м. Это ставило в очень трудную ситуацию мелкие суда, а у тысяч солдат началась морская болезнь. На участке побережья «Юта» ветер несколько уменьшился, а волны стали менее высокими. Десантные катера LCVP, на каждом из которых находилось по тридцать солдат, везли войска, а танкодесантные корабли LCT с бронетехникой находились в море, на расстоянии около 20 км от более крупных судов. Обстрел берега из морских орудий начался в 5.21 – с 6 (семи. – Ред.) линкоров, 2 мониторов, 22 (24. – Ред.) крейсеров и 93 эсминцев (74. – Ред.). В 5.35 открыли огонь немецкие береговые батареи, а в 5.50 корабельные орудия переключились на огонь дымовыми снарядами, вслед за чем последовала бомбардировка будущего плацдарма 9 тыс. самолетов, большинство бомб которых, как уже упоминалось, было потрачено впустую. Эсминцы обеспечивали непосредственную поддержку десанта огнем, и, когда подошел передовой эшелон, корабли c ракетным вооружением, на которых находились двести 5-дюймовых (127-мм) реактивных минометов, обеспечили еще более действенную непосредственную огневую поддержку. Самоходные артиллерийские установки поддерживали десантников кинжальным огнем, еще находясь на своих десантных кораблях.

Фактическая высадка на участках побережья «Юта» и «Омаха» (американская 1-я армия) началась в 6.30, а между 7.30 и 8.00 – на участках побережья «Голд», «Джуно» и «Суорд» (2-я британская армия). На часть побережья британской ответственности высадка была отложена на более позднее время из-за колебаний приливов и отливов.

На побережье участка «Юта» 4-я дивизия была организована в колонну полков по два батальона по фронту (фронт в 2000 м). Она должна была занять побережье и двигаться на запад для соединения с 82-й воздушно-десантной дивизией. Каждый десантный корабль доставлял штурмовую команду из тридцати человек на расстояние около 100 м от берега, а оставшийся отрезок мелководья солдаты преодолевали вброд. Танки DD должны были быть спущены за 6,5 км от берега, но были доставлены до расстояния в 3 с небольшим километра, потому что береговая линия в некоторой степени защищала от ветра. Две роты 70-го танкового батальона с танками DD были спущены на воду левее, но, вместо того чтобы прибыть впереди пехоты в час «Ч» минус пять минут, большая часть уцелевших машин прибыла с опозданием в пятнадцать минут, хотя некоторые танки и высадились с первым эшелоном пехоты и помогли пехотинцам преодолеть около 500 м открытого пространства на побережье. Четыре танка, которые не доплыли до берега, подорвались по пути на подводном минном поле.

У Варревиля справа были высажены две роты танков DD 743-го танкового батальона, восемь из них прибыли вовремя, остальные – с первым эшелоном. Топкие участки берега не остановили танки, которые двигались в глубь суши по гатям и т. п. 32 танка М4А1 «Шерман» из двух оставшихся рот двух танковых батальонов были доставлены на берег вскоре после высадки первого эшелона.

Необходимо было продолжать двигаться в глубь страны, чтобы освободить место последующим эшелонам. На участке берега «Юта» это не составляло большого труда. Хотя высадка была произведена в 1,5 км южнее намеченного места (из-за подводного течения, а также дыма и пыли, застилавших береговые знаки), у десанта не возникло особых трудностей с наступлением через топкие участки, и он не понес больших потерь.

По-иному дело обстояло на участке высадки «Омаха». Там оборона немцев была внушительной. Предварительный орудийный огонь союзников оказался не слишком эффективным, хотя часть немецких мин была подорвана. Однако после часа «Ч» артиллерия обеспечила хорошую поддержку в подавлении огня немцев и в срыве немецких контратак. 2-й батальон рейнджеров высадился у Пон-д'Уи. Ударные группы 1-й и 29-й дивизий наносили удар по отлогим песчаным и каменистым берегам между Вервиллем и Порт-ан-Бессеном, а в их высадке помехой стали волны, а затем высокие отвесные береговые утесы. Две роты танков DD 741-го танкового батальона, которые должны были высадиться впереди пехоты в час «Ч» минус пять минут, были спущены безответственным командиром танкодесантного корабля LCT в открытом море, почти в 6 км от берега. В считаные минуты двадцать семь из тридцати двух танков утонули, и только два достигли берега. Три других танка не смогли выбраться из своего LCT из-за того, что заклинило аппарель, и их доставили на берег так, как это надо было сделать с другими. На берегу у танков возникли трудности со сцеплением гусениц на зыбкой поверхности.

Тридцати двум танкам М4А1 741-го батальона, которые также должны были высадиться перед 29-й пехотной дивизией, помешала высокая волна, и они были доставлены к берегу вместе с М4А1 с бульдозерным оборудованием, принадлежавшим третьей роте. Два из шестнадцати танков-бульдозеров утонули вместе со своим LCT.

За первым эшелоном последовали боевые пловцы и саперы, затем следующие эшелоны пехоты и бронетехники. DUKW, или грузовики-амфибии, доставлявшие артиллерию, затонули, и войска лишились запланированной артиллерийской поддержки. Поскольку войска были прижаты к земле смертоносным огнем немцев, они не продвигались в глубь территории, и последующая волна десанта вызвала полный хаос.

На участке берега «Омаха» были и другие проблемы. Снос течением в восточном направлении не был настолько значительным, как это было у берега «Юта», но здесь он имел более серьезные последствия. Груз у каждого отдельного солдата был слишком большим, и многие солдаты, шедшие к берегу вброд, утонули, так же как многие раненые на берегу во время прилива. Неудавшаяся попытка уничтожения береговой обороны предварительной бомбардировкой замедлила наступление первого эшелона – при том, что все больше войск скапливалось за молом по мере того, как последующие эшелоны прибывали на берег. К тому же воронок, которые, как ожидали, возникнут в результате ковровой бомбардировки, на пути не оказалось. Многие офицеры погибли, и управление войсками было потеряно. LCT кружили вблизи берега, понимая, что график сорван, и были не уверены, стоит ли пытаться производить дальнейшую высадку десанта. Немцы пытались использовать свои «Голиафы» для подрыва десантных кораблей, подплывавших к берегу. Им это не очень удавалось, но другое оружие немцев нанесло союзникам большие потери. К 9.30 ситуация стала критической. Тем не менее мало– помалу в течение дня как-то сами собой появились командиры и были образованы небольшие боевые группы, которые начали просачиваться в глубь страны.

На британских участках высадки «Голд», «Джуно» и «Суорд» дела шли немного лучше. Как и при всех высадках десанта, бронетехника должна была идти впереди, но вместо танков DD планировалось идти впереди с отрядами специальной бронетехники. Они должны были пробить бреши в обороне, позволявшие прорваться пехоте и другой бронетехнике. Однако бурное море заставило внести некоторые изменения.

Ле-Амель на берегу «Голд» входил в зону ответственности десантно-диверсионных частей коммандос морской пехоты. Одной из таких частей была группа танковой поддержки. Эта часть была вооружена восемьюдесятью танками «Кентавр», оснащенными 95-мм гаубицами, и двадцатью танками «Шерман». «Кентавры» были закреплены стропами на LCT в море, а «Шерманы» высадились на берег в качестве передовых артиллерийских наблюдателей, чтобы корректировать огонь из «Кентавров». Позднее были высажены и «Кентавры», которые использовались для оказания огневой поддержки в нескольких километрах в глубине территории, когда наступала пехота.

50-я дивизия высаживалась слева от коммандос. Впереди шли специальные танковые отряды. Один десантный корабль был подбит, а передовой AVRE затонул, перекрыв путь другим, пока не наступил отлив. Один сделанный проход был заблокирован взорванным танком «Краб», а другие были перекрыты взорванными AVRE. В некоторых случаях «Крабы» были на берегу единственными танками с пушками. Несколько AVRE использовались в наступлении или для заполнения воронок, или для того, чтобы убрать с пути некоторые мешавшие машины. Через несколько часов после первых высадок десанта полк из тридцати шести танков DD 8-й танковой бригады был высажен сухим с приставших к берегу LCT (потому что волны не позволяли сразу спустить танки на воду). Одиннадцать танков были потеряны на берегу, большей частью из– за мин.

Бурное море замедлило также высадку бронетехники, идущей вслед. У Ла-Ривьер танком-мостоукладчиком был наведен один мост, который был использован танками DD при продвижении в глубь территории. Здесь огнем немцев были уничтожены десять танков DD.

На участке берега «Джуно» 3-я пехотная канадская дивизия, которая должна была высадиться в 7.55, достигла берега на тридцать пять минут позднее. Течением наступающие эшелоны отнесло восточнее намеченных участков высадки. Танки DD 2-й канадской танковой дивизии были спущены в воду в 800 м от берега. Два танка были потеряны по пути. Десять других прибыли вовремя, чтобы оказаться впереди войск, и прикрывали их десантирование. Двенадцать танков DD 8-й канадской танковой дивизии опоздали. Они были спущены в воду в 800 м от берега, и четыре танка были потеряны. Еще одна группа танков DD опоздала на час и высадилась сухой, потеряв три танка уже на берегу. У Сен-Обена, на восточном краю зоны канадской ответственности, наглухо закрытый танк, пытаясь добраться до укрытия, переезжал раненых и убитых. Капитан британских коммандос пытался привлечь внимание экипажа. Когда это ему не удалось, он в ярости подорвал гусеницу танка ручной гранатой. Но в целом десантирование канадцев прошло довольно успешно. К 01.00 ночи у Ла-Ривьер был совершен прорыв, и канадский танковый полк продвинулся почти до Кана, но был отозван.

На береговом участке «Суорд» немцами упорно удерживался Уистреам, но в конце концов он с помощью танков AVRES был взят, после чего произошло соединение с 6-й британской воздушно-десантной дивизией. Танки DD не были спущены на воду, потому что было решено, что волны слишком высоки, и их высадили на берег непосредственно из десантных кораблей вместе с пехотой. «Крабы» первоначально использовались для создания свободных от мин проходов для наступления пехоты. На некоторых берегах с мягким грунтом эту же задачу выполняли плуговые минные тралы Bullshorn, и именно в этих местах были задействованы мосто– укладчики и «катушки», но покрытие, сделанное последними, быстро приходило в негодность в ходе движения по нему техники. Танки AVRES и танки-бульдозеры использовались для того, чтобы выравнивать поверхность территории и взрывать молы.

41-е десантно-диверсионное подразделение коммандос морской пехоты сформировало связующее звено с береговым участком «Джуно». За 3-й британской дивизией, поддерживаемой 27-й танковой бригадой с танками DD, следовали восемь команд «катушек», танков-мостоукладчиков и других танков. Многие «Крабы» были подбиты, или у них минами были разорваны гусеницы. Одна часть из тридцати четырех танков DD была спущена на воду в 5 км от берега, и два танка затонули при раскрытии носовой части танкодесантного корабля, прикрывающей аппарель (из-за неудачной позиции корабля по отношению к волнам). Многие бы еще затонули, если бы не несколько выстрелов с британского корабля с ракетным вооружением, что обратило на себя внимание и заставило LCT спешно изменить курс. Пять танков DD подорвались на минах, когда достигли берега. Один пехотный батальон должен был быть доставлен в глубь территории на этих танках, но, поскольку танки опоздали, пехота продвигалась без них, а танки примкнули к ней позднее.

К наступлению темноты на участке «Юта» войска продвинулись в глубь суши и по побережью на север, соединяясь с 101-й воздушно-десантной дивизией западнее Сент-Мари– дю-Мор, но соединение пока что не произошло с подразделениями этой дивизии севернее Карантана и с несколькими группами 82-й воздушно-десантной дивизии в районе Сент– Мер-Эглиз. На участке высадки «Омаха» небольшие группы прорвались в несколько районов между Сен-Лораном и Коллевилем и южнее Вервилля. На береговом участке «Голд» был взят Байё. На участках высадки «Суорд» и «Джуно» войска союзников проникли в глубь территории на 5 км.

21-я немецкая танковая дивизия с полуночи занимала оба берега реки Орн за пределами Кана, но никаких приказов не получила. Командир по своей собственной инициативе направил в 6.30 вперед танковую группу, а затем через несколько часов получил приказ атаковать. Дивизия пошла в атаку в 15.00. Одиннадцать ее танков были подбиты огнем британцев, но остальные достигли побережья. Когда они подошли, начали высадку планеры второго эшелона 6-й британской воздушно-десантной дивизии, что привело немцев в замешательство. Они отступили на некоторое расстояние и окопались, оставаясь на месте несколько недель. (Автор, мягко говоря, лукавит. Немцы сражались как могли, но, выйдя к берегу, попали под огонь 381-мм орудий линкоров и вынуждены были отойти, непрерывно отражая наступление врага с берега и подвергаясь постоянным налетам авиации с моря, с тыла. О действиях 21-й германской танковой дивизии в Нормандии см., например, мемуары Ханса Люка «На острие танкового клина», с. 273–323. – Ред.)

Потери США составили 33 326 человек, и лишь 197 из них погибли на береговом участке «Юта». Канадцы потеряли 18 514 человек, а потери британцев составили 15 595 человек. Были выведены из строя 12 из 50 «Крабов» и 22 из 120 AVRES. (Согласно C. Ryan. The Longest Day Iuneb, 1944, New York, 1959, p. 303, потери американцев в первый день операции составили 6603 человека, в т. ч. 1465 убитыми и 3184 ранеными; у англичан и канадцев – около 4 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. – Ред.) Потери в другой бронетехнике у британцев не превысили пятидесяти единиц. США потеряли не более 75 танков. Потери немцев неизвестны, кроме того, что 21-я германская танковая дивизия лишилась 11 танков. (Неизвестные автору потери немцев, прежде всего от ударов авиации и артобстрелов, были тяжелыми. – Ред.)

Создается впечатление, что более значительные потери, которые понесли американцы, были вызваны их относительной неудачей в использовании бронетехники в большом количестве, а также игнорированием тех возможностей, которые открывала перед ними специальная бронетехника, которую им выделили британцы из своей 79-й танковой дивизии. Довольно трудно понять позицию американцев на этот счет. Отчасти это, вероятно, вызвано излишней самоуверенностью. Отчасти это, может быть, связано с нежеланием американцев принять совет британцев, несмотря на то что он основывался на опыте Дьепа и других рейдов на позиции немецкой береговой обороны за последние годы. Но, несмотря на эти технические различия, в планировании операций у союзников выявилось не так уж много недочетов, и, конечно, они смогли использовать элемент неожиданности.

Единое командование союзной коалиции проявило себя в этом первом большом испытании совсем неплохо. Единственным крупным провалом стало одностороннее решение армейских ВВС, изменивших план бомбардировки, что снизило ее результаты и привело к ненужным жертвам в войсках, высаживавшихся на побережье.

С другой стороны, главная слабость немцев проявилась в области единого командования и в интерпретации разведданных. Командующий германскими силами в Нормандии (Роммель) отсутствовал, когда началось вторжение сил союзной коалиции. Это, безусловно, сыграло свою роль, как и то, что Гитлер лично контролировал силы, которые можно было использовать для контратаки, и помешал принятию мер, которые сделали бы для союзников задачу создания и удерживания берегового плацдарма гораздо более трудной. (Общие потери союзников в людях с 6 июня по 24 июля составили около 122 тыс., в т. ч. 73 тыс. американцев и 49 тыс. англичан и канадцев. Немцы потеряли около 113 тыс. человек. – Ред.)

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.382. Запросов К БД/Cache: 3 / 1