Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Прорыв у Кана (Операция «Тоталайз»), Франция

Прорыв у Кана (Операция «Тоталайз»), Франция

7–8 августа 1944 года

Несмотря на то что к исходу 24 июля (6 июня – 24 июля – рамки Нормандской десантной операции. – Ред.) союзная коалиция контролировала плацдарм от Лессе на западном берегу полуострова Котантен до города Кан, она не смогла значительно продвинуться вперед, прорываясь с берегового плацдарма, до тех пор пока 1-я армия США 25 июля не осуществила прорыв западнее Сен-Ло. Это открыло дорогу для высадки у Авранша 3-й армии США. Вскоре образовался «котел», который удерживался измотанными и поредевшими силами немцев, но они все еще были способны к длительному сопротивлению.

Германский командующий (Клюге) намеревался совершить планомерный отход из Нормандии, но Берлин ответил тем, что приказал контратаковать так, чтобы блокировать Авранш, отрезая таким образом американцев от их базы. Эта атака началась 7 августа и первоначально имела успех, но с утра 8 августа союзная авиация обрушилась на танковые колонны немцев. XV корпус США достиг Ле-Мана 9 августа, а 10-го получил приказ двигаться на север, на Аржантан. Это наступление предполагало встречу с канадцами, продвигавшимися с севера, и эта операция предполагала устройство западни всем силам немцев в этом районе. XV корпус США достиг Аржантана на следующий день, но остановился здесь, потому что удар канадцев в южном направлении не был успешным.


КАН

7—8 августа 1944 г.

Операция канадцев под названием «Тоталайз» проводилась 1-й канадской армией. Это был весьма смелый и нестандартный план – ночная атака с бронетехникой в попытке сделать ночью то, что не удавалось много раз днем. (Первая массированная ночная атака танков была осуществлена советскими войсками при штурме Запорожья в ночь с 13 на 14 октября 1943 года. – Ред.) Приказ был отдан 2 августа со временем атаки, намеченным на ночь с 7 на 8 августа.

Немцы продолжали удерживать сильные оборонительные позиции в нескольких километрах к югу от Кана, которые пересекали дорогу Кан – Фалез сразу за Бургебюсом, Верьером и Мэй-сюр-Орн. Эти позиции были подготовлены 12-й танковой дивизией СС, теперь, после ее отвода с передовой, их заняла второразрядная 89-я пехотная дивизия, поддерживаемая остатками 12-й танковой дивизии СС, в то время находившейся на отдыхе севернее Фалеза. В этой дивизии оставалось сорок танков «Пантера», и она была только что усилена тринадцатью «Тиграми», оставшимися от 501-го тяжелого танкового батальона. Фланги были защищены реками Орн и Див. Как полоса боевого охранения, так и первая линия обороны примерно в 15 км южнее были организованы в глубину и изобиловали опорными пунктами в деревнях и на небольших подъемах, которые имелись на открытой местности, преобладавшей в этом районе. Южнее Кана местность постепенно поднималась, и несколько таких опорных пунктов располагались на возвышении. Большая часть района была покрыта полями спелой пшеницы.

У немцев в этом районе было девяносто 88-мм зенитных и противотанковых орудий, и они врыли в землю большую часть танков. У них было немало другой артиллерии (некоторая самоходная); были также минометы и другое оборонительное вооружение, но практически не установлены минные поля.

Целью канадцев была возвышенность западнее Крамениля и севернее Бретвиль-сюр-Лез, протянувшаяся в восточном направлении к Сен-Эньян-де-Краменилю, что означало проникновение на глубину примерно 6,5 км. Ожидалось, что задача будет выполнена до наступления дня, войска закрепятся на местности, а затем атака в южном направлении продолжится. Имевшиеся в наличии войска союзников состояли из 2-й канадской дивизии и 51-й британской дивизии хайлендеров (горцев), 2-й канадской танковой бригады и 33-й британской танковой бригады. Они были усилены частями уникальной британской 79-й танковой дивизии, в которую входили лотианский и йоменский танковые полки территориальной армии (минные тральщики), 22-й драгунский (минные тральщики), 141-я танковая часть («Крокодилы»), 79-й и 80-й штурмовые эскадроны, а также инженерный полк (AVRES). Канадская 2-я танковая дивизия и польская 1-я танковая дивизия могли поддержать наступление. В резерве находилась 3-я пехотная дивизия, усиленная частями 79-й танковой дивизии: 144-й танковой частью («Крокодилы»), 87-м штурмовым эскадроном, инженерным полком.

Восточнее Ла-Ог оборону удерживала 49-я дивизия, которую поддерживали 7-й и 9-й королевские танковые полки. Артиллерийская подготовка не предусматривалась. Вместо этого атаке должна была предшествовать ковровая бомбардировка с воздуха с использованием 641 тяжелого бомбардировщика по районам Мэй-сюр-Орн, Фонтенуале-Мармион и Ла-Ог – Секвиль 7 августа с 23.00. Поддержка истребителей-бомбардировщиков и огонь артиллерии обеспечивались по вызову. При проведении операции три артиллерийских полка 49-й британской пехотной дивизии были под общим командованием корпуса (в дополнение к двадцати четырем артиллерийским полкам корпуса).

Атака должна была вестись восемью колоннами, каждая с четырьмя машинами в один ряд; на расстоянии около одного метра друг от друга по ширине и от двух до трех метров друг от друга от фронта до тыла. Каждая колонна должна была состоять из одного танкового полка, одного пехотного батальона на «Кенгуру» и подразделений 79-й танковой дивизии. «Кенгуру» были, по существу, средними танками или самоходными артиллерийскими установками «Прист», переделанными в полевых мастерских – с них были сняты надстройки, башни и орудия и установлены места для сидения, так что их можно было использовать в качестве бронетранспортеров.

Согласно приказу по колоннам от фронта до тыла первыми шли несколько танков, снабженных компасами и радиостанциями с навигационным оборудованием; вторыми – танки-тральщики, инженерные танки AVRES и бронированные бульдозеры; третьими шли обычные танки, и, наконец, пехота на «Кенгуру». В составе каждой колонны было 200 машин и 1900 солдат, и она занимала пространство в 150 м в ширину и 300 м в длину. В дополнение к навигационному оборудованию в передовых машинах и компасам в других были составлены подробные планы для того, чтобы колонны не сбились с курса. При этом по объектам наступления выпускались снаряды с зелеными целеуказателями, орудия «Бофорс» вели огонь трассирующими снарядами, а чтобы отметить фланги, использовались сигнальные ракеты Вери и сигнальные огни. Тусклые задние фонари использовались на всех машинах. Кроме того, ожидалось, что в ночь атаки местность будет освещена естественным лунным светом. Атакующие колонны должны были двигаться по маршрутам по возможности в обход деревень и в целом параллельно дороге Кан – Фалез.

В течение подготовительного периода в тыловых районах проводились тренировочные упражнения на местности, подобной той, на которой должна была быть осуществлена атака. 4-я канадская пехотная бригада 2-й канадской пехотной дивизии, 2-я канадская танковая бригада, 1-й лотианский и йоменский танковые полки территориальной армии, эскадрон А 141-й танковой части и 79-й штурмовой эскадрон инженерных войск должны были образовать три колонны справа, начав движение под прикрытием возвышенности в окрестностях фермы Бовуар. Их целью была возвышенность в трех с небольшим километрах севернее Бретвиль-сюр-Лез. Четвертая колонна с позиции восточнее фермы Бовуар должна была овладеть возвышенностью севернее Бретвиля. 154-я бригада 51-й дивизии хайлендеров, 33-я британская танковая бригада, 22-й драгунский полк, эскадрон D 141-й танковой части и 80-й штурмовой эскадрон военных инженеров образовали четыре колонны слева. Эти четыре колонны вышли с каждой стороны Юбер-Фоли с целью выйти на рубеж Крамениль – Сен-Эньян-де-Крамениль. Достигнув предназначенных ей районов высадки из машин, пехота должна была развернуться, окопаться и закрепиться.

Оставшиеся пехотные батальоны двух дивизий, поддерживаемые частью уцелевшей бронетехники и сопровождаемые огнеметными танками, должны были следовать за колоннами, стартовав на рассвете, с задачей захватить деревни и очистить от немцев районы обороны, которые обтекали колонны бронетехники. Атака должна была быть осуществлена на следующий день 4-й канадской танковой дивизией справа и 1-й польской танковой дивизией слева, а ей должна была предшествовать бомбардировка района боевых действий.

Ударные силы сосредоточились вечером 7 августа. День выдался жарким и солнечным и, по всей вероятности, таким обещал оставаться.

Атака началась в запланированное время в 23.33 7 августа в довольно густой дымке из-за бомбардировок района. Немцы были удивлены и обескуражены (после ковровой бомбардировки! – Ред.), и британские колонны неуклонно двигались вперед, как было запланировано, однако не без некоторых неудач. Компасы стали бесполезными после того, как был открыт заградительный огонь, а от раций было мало толку. В темноте было много столкновений машин, некоторые из них сбились с курса и были подбиты своими же войсками или нарвались на немецкие опорные пункты. В одном эпизоде головные танки провалились в воронки от бомб, а другие сгрудились позади них, пока офицеры с помощью ракетниц «Вери» и посыльных смогли уладить проблемы и возобновить движение колонны. Несколько открывших огонь 88-мм немецких орудий были подавлены огнем танковых пушек и огнеметов «Крокодилов». И наконец, одна канадская колонна высадилась из машин у Роканкура, который был ошибочно принят за Кайуе.

Цель была достигнута к рассвету. Моторизованная пехота спешилась со своих «Кенгуру» и к 6.00 окопалась – под защитой бронемашин, которые образовали небольшие лагеря, и густого тумана, поднявшегося над землей с 3.30. Пехота, следовавшая пешком, начала операцию по очистке территории от противника на рассвете, встречая упорное сопротивление, когда после 8.00 туман начал рассеиваться. Оборонявшиеся немцы-пехотинцы, которые до этого запаниковали, были остановлены командиром 12-й танковой дивизии СС Куртом Мейером, который подтянул боевую группу из 20 танков, чтобы контратаковать севернее Синте (Синтье). Он также отозвал другую боевую группу из 20 танков с 200 пехотинцами, днем ранее высланных в западном направлении в помощь немецкой пехотной дивизии, находящейся под сильным натиском.

Тем не менее к полудню первая фаза наступления была признана успешной – после взятия Мэй-сюр-Орн, Фонтенуале-Мармион, Роканкура, Гарселя, Секвиля и Тилли-ла– Кампани. Но вступление в бой немецкой бронетехники заставило канадцев и британцев быть настороже.

В течение ночи для ввода в бой подтянулись 4-я канадская и 1-я польская танковые дивизии. Польское соединение проследовало по мостам через реку Орн в 6.30. Часть истребителей-бомбардировщиков союзников сбросила бомбы по ошибке на окрестности Кана, было уничтожено несколько польских машин, восемь человек были убиты и двадцать восемь ранены. Обе дивизии вступили в бой вскоре после полудня, атакуя двумя эшелонами танков и моторизованной пехоты, впереди которых шли танки с тралами из частей 79-й танковой дивизии.

Их атаке предшествовала еще одна ковровая бомбардировка тяжелых бомбардировщиков союзников, на этот раз Бретвиль-сюр-Лез, Синте (Синтье) и Сен-Сильвен. Немцы, которые контратаковали утром, к тому времени находились уже севернее Синте и не были задеты бомбардировкой. Поляки были временно остановлены, но ближе к вечеру снова смогли медленно пробиваться в южном направлении. Затем дальнейшее продвижение контратаковавших немцев у Синте и в лесу южнее Крамениля было остановлено канадскими и польскими бронетанковыми дивизиями.

Вечером 8 августа вместо того, чтобы продвинуться дальше, обе танковые дивизии союзников заняли оборонительные позиции. В течение ночи другие канадские войска попытались прорваться, но сбились с пути в темноте и на рассвете понесли тяжелые потери. Замедленное наступление продолжалось еще шесть дней, при этом канадские, британские и польские танки понесли большие потери от огня немецкой артиллерии и танков. Но от 89-й пехотной немецкой дивизии мало что осталось, а у 12-й танковой дивизии СС оставалось всего шестнадцать танков из сорока, введенных в бой. Они отошли назад, чтобы создать новую линию обороны на реке Лез, в шести милях южнее Отмениля.

Наконец, 14 августа 2-я танковая бригада и 4-я танковая дивизия в новом построении параллельными фалангами танков и пехоты (площадью двести с небольшим квадратных метров каждая), прикрываемые массированной бомбардировкой с воздуха и интенсивным артиллерийским огнем, в том числе с использованием дымовых снарядов, добились некоторого прогресса. Но их опять задержали, хотя и на короткое время, последние одиннадцать германских танков, несколько 88-мм орудий и примерно триста пехотинцев – все, что осталось от 12-й танковой дивизии СС.

В самую ночь атаки потери канадцев справа были невелики. 51-я британская дивизия хайлендеров слева потеряла 250 человек личного состава и несколько танков. Однако только за 8 и 9 августа были подбиты 150 «Шерманов».

Несмотря на первоначальный успех блестяще проведенной ночной атаки, последовал приказ создать «надежный плацдарм», прежде чем продолжать наступление, но его практическое осуществление привело к задержке, ставшей роковой. Кроме того, ввод в бой двух бронетанковых дивизий свелся к повторному применению уже ранее не оправдавших себя методов ведения наступления в замедленном темпе и дорогой ценой. Обе введенные в бой дивизии не имели опыта и не отличались энергичными действиями. Вместо того чтобы игнорировать сопротивление, они постоянно останавливались и ввязывались в бой, не забывая использовать имевшиеся в их распоряжении истребители-бомбардировщики и огонь артиллерии.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.322. Запросов К БД/Cache: 3 / 1