Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Мец, Франция

Мец, Франция

Сентябрь – ноябрь 1944 года

В то время как Париж под напором союзников был на грани падения 24 августа 1944 года, 3-я армия США форсировала Сену. XX корпус с 7-й танковой дивизией в качестве головной, за которой тряслись на грузовиках 5-я и 90-я пехотные дивизии, достигли 29 августа Шато-Тьерри. До конца дня 7-я дивизия достигла реки Вель возле Реймса. Однако бензин был на исходе, и его едва хватало, чтобы поддерживать огонь в плитах полевых кухонь, оборудованных в грузовиках. 3-й армии требовалось более 1,5 млн литров горючего в день, и потребуется намного больше после форсирования Мозеля, а она получала только 95 тыс. литров в день. Только три из 17 танков передовой группы достигли Вердена. Но к 1 сентября 7-я танковая и 5-я пехотая дивизии были уже за рекой Мёз (Маас) западнее Вердена, а 90-я дивизия была у Реймса – после того как горючее для машин было доставлено.


МЕЦ

Сентябрь 1944 г.

Материально-техническое снабжение при таком быстром движении было ужасающим. Колонны 2'/2-тонных грузовиков следовали за наступающими, и значительное количество горючего и других предметов снабжения доставлялись самолетами С-47 («Дакота»). В последнем случае число задействованных с этой целью самолетов достигло такого уровня, что они садились один за другим каждые четырнадцать секунд на расположенные впереди летные поля. После того как была организована линия экспресс-доставки «Красная стрела», протянувшаяся от Шербура к передовым базам, следовавшие по ней грузовики шли беспрерывным потоком по дороге, возвращаясь по другой (затрачивая три дня на дорогу туда-обратно). Были проложены и трубопроводы, но прогресс в снабжении наступал медленно.

Несмотря на геркулесовы усилия, линия снабжения была не способна отвечать предъявляемым к ней требованиям, и обеспечение горючим не поспевало за темпами продолжавшегося наступления. 2 сентября Верховный главнокомандующий объявил, что до тех пор, пока не будет накоплено достаточного количества горючего и других предметов снабжения для последующего наступления, 1-я и 3-я армии США должны оставаться «в целом на месте». Наступающие соединения 3-й армии уже были обездвижены из-за нехватки горючего, и даже разведывательные рейды были сокращены.

К югу от XX корпуса XII корпус 3-й армии обеспечил свои фланги. К 31 августа 4-я танковая дивизия создала плацдарм к востоку от реки Мёз, южнее Вердена, расположив XII корпус в позиции для дальнейшего движения в направлении Нанси и реки Мозель. Несколько цистерн с бензином были обнаружены на железнодорожных сортировочных станциях, но его было недостаточно для общего наступления, поэтому и этот корпус также оказался обездвиженным до 4 сентября.

На стороне немцев LXXXII корпус 1-й германской армии, сильно поредевшей, противостоял XX корпусу 3-й армии США. Американская разведка считала, что немцы отступали к линии Зигфрида. А на самом деле они закреплялись на рубеже восточнее реки Мозель с целью организации обороны рубежа по реке севернее Тьонвиля до пункта южнее Меца. Передышка, которую давала немцам нехватка горючего у американцев, была использована ими с большой выгодой для себя. У немцев было недостаточно бронетехники (на всем Западном фронте у немцев в это время оставалось около 100 пригодных для боя танков против 2 тыс., которыми располагали только передовые соединения союзников, и 570 самолетов против 14 тыс. самолетов союзников. – Ред.), артиллерии и противотанковых средств, и даже во многих фортах вокруг Меца, которых насчитывалось более двадцати, не хватало оружия и боеприпасов. К тому же в некоторых фортах оставались малочисленные гарнизоны, после того как львиная доля их была передана в другие места, а были форты и вовсе без гарнизонов.

Но боевой дух немцев был высок, вопреки тому, что думали по этому поводу американцы. Многие части были сформированы или восстановлены за счет первоклассных рекрутов из курсантов офицерских училищ. Все мосты, ведущие в Мец, были заминированы, и немцы во всех отношениях были способны максимально использовать все преимущества оборонительных боевых действий, потому что им был хорошо знаком этот район еще со времен Франко-прусской войны 1870–1871 годов, и еще совсем недавно они использовали его для учебных занятий и маневров.

Обе реки, и Мёз (Маас) и Мозель, которые протекают в долинах между высотами и холмами, окружающими Мец с запада и юга, были идеальны для обороны, из-за длинных отвесных склонов перед большинством фортов и других оборонительных позиций, скрытых лесом и оврагами. Кроме того, естественные подходы с запада проходили по трем оврагам, которые запирали бы в них атакующих. Эти овраги были продолжением дорог с запада. У американцев не хватало карт, и они не знали особенностей местности и расположения крепостей. Один из таких фортов, форт «Дриан» в полутора километрах севернее Дорно, был солидным сооружением, с которым были связаны более мелкие форты, господствовавшие над подходами с запада.

7-я бронетанковая дивизия 2 сентября направила две оперативные группы в северном направлении к Седану в качестве ложного маневра, но у них закончилось горючее, и они не смогли вернуться до тех пор, пока им на следующий день не доставили топливо. К 4 сентября горючего было уже достаточно, чтобы направить бронекавалерийские разведывательные дозоры на восток в направлении реки Мозель между Тьонвилем севернее Меца и Понта-Муссоном южнее города для поиска возможного места переправы. Они не нашли невредимых мостов на севере, но несколько мостов на юге все еще оставались на своем месте.

Положение со снабжением стало улучшаться. 5-я пехотная дивизия двинулась от Вердена на восток, не встречая противодействия, прикрывая 7-ю танковую дивизию, которая достигла Этена. Часть 90-й дивизии также начала движение. Эти перемещения вперед были частью общего движения в восточном направлении, приказ о котором был отдан 5 сентября. От немцев в обороне на реке Мозель не ожидали сильного сопротивления, поэтому первоначальная задача XX корпусу была амбициозной – овладеть переправой через реку Саар в 50 км от Мозеля. Приказ предполагал обход Меца, если он окажет сопротивление.

Мец был важен стратегически, тактически, с точки зрения материально-технического обеспечения и психологически, но в этом отношении годился и Тьонвиль. Мец брала на себя 5-я дивизия, а Тьонвиль – 90-я дивизия. Последняя также была ответственна за обеспечение флангов 3-й армии, потому что эти фланги были оголены. Поэтому дивизия должна была наступать в восточном направлении медленно и по широкому фронту. 7-я танковая дивизия должна была наступать в первом эшелоне, впереди пехоты, стараясь найти переправу через Мозель. XX корпусу противостояла уставшая и недоукомплектованная 17-я танковая дивизия, остатки танковой бригады и необстрелянная пехотная дивизия.

В 3.00 6 сентября разведывательные части 7-й танковой дивизии двинулись в восточном направлении четырьмя параллельными колоннами, чтобы захватывать все уцелевшие мосты через Мозель. Когда четыре колонны достигли дороги Флевиль – Абвиль – Марс-ла-Тур, около 14.00 они обнаружили сильные оборонительные позиции. Две левые колонны объединились с двумя справа для нанесения удара. Примерно в то же время остальная часть 7-й танковой дивизии двинулась четырьмя колоннами по оси наступления – дороге Верден – Мец. Боевая часть (группа) А была слева. Боевая часть В была справа вместе с боевым резервом командования (ССR), следуя за частями левого крыла. Большая часть моторизованной пехоты должна была быть оставлена позади из– за недостатка горючего для их полугусеничных машин.

Никакого определенного места для попытки форсирования Мозеля 7-й танковой дивизией выбрано не было, а было дано лишь общее указание, что дивизия должна находиться севернее города Мец. Боевая часть А встретила сопротивление немцев примерно в 6,5 км к юго-востоку от Брие, а боевая часть В была остановлена возле Горзе. В течение ночи часть моторизованной пехоты, которая была оставлена позади, смогла подтянуться и сопротивление немцев было преодолено.

Утром 7 сентября левофланговая колонна боевой части A достигла Монделанжа и повернула к югу в поисках места переправы через Мозель. Вскоре после полудня она соединилась с правофланговой колонной, которая вступила в боевое столкновение с противником у Сен-Прива. Все мосты были разрушены, но подходящее место для переправы было найдено южнее Уканкура. Боевая часть А перешла к обороне на время ожидания доставки материалов для наведения мостов.

Наступление 90-й дивизии в направлении Тьонвиля было продолжено. По мере того как дивизия продвигалась на восток, подавлялись мелкие очаги сопротивления. Поздним вечером 7 сентября 106-я германская танковая бригада, имевшая на вооружении танки «Пантера», двинулась в южном направлении через Омес. Не отдавая себе в этом отчет, немцы нанесли удар по командному пункту 90-й дивизии и были встречены ураганным огнем. Их потери составили тридцать захваченных или уничтоженных танков, шестьдесят полугусеничных бронетранспортеров и почти сотню других машин, после чего в германской танковой бригаде осталось девять танков и штурмовых орудий, отступивших на юго-восток.

Некоторые из соединений моторизованной пехоты на бронетранспортерах 7-й танковой дивизии тем временем прорвались к реке у Дорно, южнее города Мец, а за ними и передовые части боевой части В. Затем 5-я пехотная дивизия получила приказ пройти через боевые порядки 7-й танковой дивизии – для того чтобы форсировать водную преграду у Дорно, и была на месте к полуночи. Танки съехали на обочину дороги, чтобы дать проследовать пехоте, и понесли некоторые потери от мин.

Утром 8 сентября шел дождь. Узкий проход у Горзе вызвал серьезный затор в движении, но в 6.30 штурмовые суда на реке были уже наготове. Немцы вели сильный артиллерийский огонь, и потери американцев были высоки, но часть пехоты все же форсировала реку, чтобы атаковать форт Сен– Блез сразу напротив Дорно. Пехотинцы были отброшены назад, но смогли закрепиться на узком плацдарме. Была запрошена поддержка с воздуха, но самолетов для этого не было, вся воздушная поддержка была задействована для взятия Бреста.

Германская 559-я гренадерская дивизия на севере постепенно отходила в узкие проходы возвышенности Мозель к западу от Тьонвиля. Брие был взят 90-й дивизией 8 сентября, и дивизионные моторизованные подразделения вели разведку к северу и северо-востоку от Тьонвиля. Когда немцы отошли за Мозель, 5-я танковая дивизия 1-й армии соединилась к северу с 90-й дивизией, поэтому командир последней теперь был освобожден от задачи обеспечения фланговой защиты и не был связан с боевой задачей нанесения удара по Тьонвилю.

Тем временем боевая часть (группа) C начала артиллерийскую дуэль с германскими частями севернее города Мец, которая затянулась до 15 сентября, когда часть была выведена из боя, понеся очень большие потери. 9 сентября в 2.00 пехота сделала еще одну попытку переправиться у Арнавиля – к югу от города под покровом искусственной дымовой завесы. И опять пехоте удалось закрепиться на пятачке на болотистом восточном берегу Мозеля и удержаться, несмотря на контратаку немцев несколькими танками.

К тому времени первоначальная задача (и приказ) обойти Мец была полностью забыта. Мобильность 7-й танковой дивизии не использовалась для продолжения зондирования обороны на предмет ее слабых мест, а XX корпусу был поручен фронтальный штурм укрепленного города, который в течение сотен лет выдерживал множество осад.

Некоторая поддержка с воздуха была оказана XX корпусу 10 сентября. В ночь с 10 на 11 сентября у Арнавиля началось наведение моста, а плацдарм у Дорно был оставлен. Еще больше самолетов уже были готовы к вылетам 11 сентября, но от их бомбометания было мало толку. Несмотря на постоянные контратаки немцев, плацдарм у Арнавиля удерживался, и к полудню 12-го мост был завершен. Однако немцы, казалось, были уверены в прочности своего положения и двинули свою 15-ю танковую дивизию южнее Нанси, 17-я панцергрена– дерская моторизованная дивизия растянулась, чтобы занять ее позиции.

Причиной этого перемещения немецких войск в район Нанси было давление, оказывавшееся на них там XII корпусом 3-й армии США. В маневре по огромной дуге в направлении Меца, который был совершен вокруг Парижа 3-й армией, XII корпус отвечал за обеспечение флангов. XV корпус находился во временном распоряжении 1-й армии США, а теперь был возвращен, взяв на себя с 11 сентября обеспечение флангов.

8-й дивизии XII корпуса 11 сентября удалось наконец форсировать реку Мозель возле Понта-Муссон – в качестве северного крыла двойного охвата города Нанси. Южное крыло состояло из 35-й дивизии с боевой частью В 4-й бронетанковой дивизии, атаковавших южнее города. Контратаки немцев замедлили продвижение северного крыла, но боевая часть A 4-й танковой дивизии смогла наконец форсировать Мозель, пройдя через боевые порядки 8-й дивизии. Боевая часть А продемонстрировала то, что можно было сравнить с «броском Стюарта вокруг армии юнионистов перед Ричмондом во время Гражданской войны»[4].

Средние танки М-4 («Шерманы») боевой части (группы) A продвинулись в восточном направлении на 24 км по хорошим дорогам (совместно с легкими танками М-5), обеспечивая прикрытие флангов по обе стороны каждой из дорог. В ту ночь они встали лагерем, а 14 сентября продвинулись на юг примерно на 25 км с восточной стороны от Нанси, где были оборудованы оборонительные позиции в ожидании прибытия дивизионных обозов снабжения. Соединение 35-й дивизии и боевой части B произошло в тот же день, и Нанси был окружен. Город пал на следующий день, хотя ликвидация очагов сопротивления заняла еще несколько дней, после чего наступление в направлении реки Сей продолжалось.

В течение того же периода времени немцы нанесли 13 сентября танковый удар по XV корпусу на правом фланге 3-й армии США. Были уничтожены 34 «Пантеры» и двадцать шесть Pz Kpfw IV в ходе операции, оцененной как пример блестящего взаимодействия бронетехники и авиации между ВВС США и 2-й французской танковой дивизией, которая была частью XV корпуса. К 17 сентября XV корпус установил контакт с 7-й армией США, подошедшей с юга (высадилась 15 августа на Лазурном Берегу на юге Франции. – Ред.), тем самым освобождаясь от дальнейшей ответственности за обеспечение флангов.

Сильный контрудар немцы нанесли в секторе XII корпуса между 19 и 26 сентября, в ходе которого произошел танковый бой между немецкими танками и 4-й танковой дивизией США. Но XII корпус достиг реки Сей, где и остановился. В течение октября на этой части линии фронта установилось затишье. Так продолжалось до ноября, потому что предметов снабжения, необходимых для оказания поддержки 1-й армии США, было недостаточно для продолжения более значительных атак, чем просто разведка боем.

Подходы к Мецу с запада в районе боевых действий XX корпуса не очень подходили для бронетехники. Оборона немцами ключевого города Амонвиль сдерживала наступление 5-й пехотной дивизии и боевой части (группы) B 7-й танковой дивизии. Всякая попытка наступления открывала перед атакующими новые, до этого им неизвестные оборонительные позиции. Боевой резерв командования попытался 11 сентября провести охват, но это ему не удалось из-за мин, бетонных дорожных заграждений и укреплений.

Севернее Меца 90-я пехотная дивизия 12 сентября взяла часть Тьонвиля (на западном берегу Мозеля). Через два дня был составлен план, который должен был быть осуществлен 15 сентября. При поддержке подразделений 735-го и 818-го батальонов танков-истребителей танков 90-я дивизия намеревалась совершить обход немецких позиций у Сьерка – для того чтобы избежать фронтального штурма Тьонвиля. Командующий корпусом пренебрег этим решением и приказал попытаться взять Тьонвиль фронтальным штурмом, но затем почти тут же отменил этот приказ. Вместо этого 7-я бронетанковая дивизия должна была переправиться у арнавильского плацдарма и окружить Мец с тыла. План состоял в том, чтобы обойти южные форты, а затем форсировать реку Сей, поворачивая к северу у Вернея. Возлагались надежды и на то, что 90-я дивизия сможет переправиться ниже Тьонвиля, где встретит менее упорное сопротивление. С этой целью 90-я дивизия должна была переместиться вдоль фланга на юг, чтобы сменить боевую часть A и подразделения 5-й дивизии западнее и северо-западнее Меца.

Весь корпус ощущал нехватку артиллерийских снарядов. Поддержка с воздуха все еще была слабой, а потери чрезвычайно велики. Тем не менее штурм Меца должен был быть продолжен с привлечением сил всего XX корпуса. Моторизованный кавалерийский эскадрон образовал заслон, чтобы освободить большую часть 90-й дивизии (за исключением небольших сил сдерживания у Тьонвиля), а отряд для ложного маневра был взят из армейской группы – он должен был выдать себя за новую танковую дивизию, находящуюся в тыловых районах корпуса.

Боевая часть В двинулась 13 сентября в направлении Арнавиля, но была остановлена немцами. 14-го весь день шел дождь, и у всех машин возникали огромные трудности. Глинистая почва сводила на нет все усилия. Местность на юге была очень неблагоприятной для бронетехники, и некоторые танки пришлось буквально вытягивать на позицию для атаки. Утром 15-го боевая часть B и одна рота 735-го танкового батальона двинулись в туман. Они не смогли продолжать путь, и атака 5-й дивизии у Арнавиля закончилась, будучи уже полностью атакой пехоты, а танки использовались в качестве артиллерийской поддержки. Немцы во второй половине дня 16 сентября направили подкрепления к юго-востоку от города, но наступающие американцы к 18-му достигли реки Сей. После того как в течение ночи с 20 на 21 подошли новые немецкие подкрепления, операция была отменена.

Горючее все еще было в дефиците, а боеприпасов для артиллерии также оставалось мало. Для того чтобы сократить линии коммуникаций для американских сил в целом, нужно было во что бы то ни стало взять Антверпен – так, чтобы направление главного удара союзников переместилось в Бельгию. 7-я танковая дивизия 23 сентября получила приказ уступить свое место 1-й армии. В операции против Меца она потеряла восемь легких танков, сорок семь средних танков, 469 человек убитыми и 737 ранеными. Потери в личном составе не знали различий по рангам – только в одном боевом подразделении за период в три недели сменилось восемь командиров.

Бомбардировка с воздуха форта «Дриан» к северу от Дорно была малоэффективна, разве что лишь подняла моральный дух германского гарнизона. Этот форт протянулся более чем на 1,6 км в длину и на 800 м в ширину, и значительная часть его была подземной. Он был построен из стали и укреплен бетоном, присыпанным землей. В этом форте было много амбразур, убирающихся орудий и бронеколпаков, долговременных огневых сооружений, траншей и рвов, бетонных стен, спрятанных в лесу, минных полей, проволочных и бетонных дорожных заграждений. Тут и там время от времени ставили макеты танков – для того чтобы американцы переносили на них огонь и тем самым обнаруживали позиции своих батарей.

Моральный дух американцев был низким вследствие неспособности прорвать такие позиции. Потери 5-й дивизии были настолько велики, что дело дошло до Верховного главнокомандующего. В результате был направлен с инспекцией офицер. Оценка, которую дал этот офицер проведенным штурмам, была краткой и уничтожающей. Он доложил, что «по его мнению, любой курсант военного училища, который «атаковал» бы такую позицию, какую атаковала и удерживала 5-я дивизия, получил бы оценку «неудовлетворительно» за принятое им решение»[5].

5-я дивизия в ночь с 23 на 24 сентября отошла назад на запад на новый рубеж, и вся 3-я армия на несколько дней перешла к обороне. Как немцы, так и американцы были измотаны после тяжелых боев. Но 27 сентября появилась возможность подключить ВВС для бомбардировки форта «Дриан» напалмом, и 5-я дивизия снова попыталась наступать, но не смогла. ВВС тогда переключились на бомбометание с рикошетированием в туннелях железных дорог немцев. За еще одной бомбардировкой форта «Дриан» и форта «Жанна д'Арк» (в трех с лишним километрах от Гравелота) 3 октября последовал еще один штурм форта «Дриан». Для нейтрализации минных полей были приготовлены «змеи», но они сломались, когда танки развернули их в положение боевой готовности, и танки были задержаны у немецких проволочных заграждений. 5-я дивизия 4 октября забросила в немецкие форты несколько отрядов, но две трети из них оказались в плену у немцев. Наступательный порыв американцев опять был остановлен 13 октября, несмотря на то что авиация бомбила дамбу на реке Сей из опасения, что немцы взорвут ее после того, как войска США минуют Мец. В результате уровень воды в реке Мозель поднялся на метр.

Общие танковые потери в ХХ корпусе теперь достигли 63 легких и 160 средних танков. Во время последовавшей паузы были сделаны приготовления к возобновлению штурма. Внешне и ситуативно фронт выглядел так же, как и Западный фронт в 1916 году. Непрерывно шел дождь. Было холодно, в реках поднялся уровень воды, и грязь была повсюду. Для того чтобы обеспечить танкам лучшую проходимость, к гусеницам были приварены дополнительные шпоры, прозванные «утиными клювами», – в надежде, что теперь раскисший грунт не будет помехой. К лобовой броне танков были также приварены дополнительные броневые листы. Были подтянуты и новые танки, но их было недостаточно, чтобы восполнить потери, которые были понесены в сентябре и октябре.

В район расположения ХХ корпуса в начале ноября была подтянута 95-я пехотная дивизия, состоявшая из необстрелянных новобранцев. Сюда была также направлена новая 10-я бронетанковая дивизия. Новое наступление было намечено на 8 ноября. Три пехотные дивизии, каждая с отдельным танковым батальоном и двумя батальонами танков-истребителей танков, должны были осуществить скоординированное наступление на восток. 90-я дивизия находилась на севере с 10-й танковой дивизией слева от нее. 6-я танковая дивизия была справа от 90-й дивизии. 5-я дивизия находилась к югу от города Мец вместе с 4-й бронетанковой дивизией, выделенной ей в поддержку. 95-я дивизия должна была брать сам Мец. В XX корпусе были наготове тридцать пехотных батальонов, почти пятьсот танков и более семисот орудий.

Немцам стало известно об этих приготовлениях благодаря беспечности американцев в их телефонных и радиопереговорах, но их моральный дух постепенно падал, а фронт был на грани истощения своих ресурсов. Этот заключительный американский штурм здесь был успешным, хотя последний форт Меца пал 14 декабря.

Между 1 сентября и 18 декабря потери 3-й армии США составили 105 легких танков, 298 средних танков, 1080 других машин и 34 артиллерийских орудия калибра 75-мм и более. Личный состав недосчитался в общей сложности 55 182 человек убитыми и ранеными плюс 42 088 случаев потерь из-за усталости войск при ведении боевых действий и болезней. Потери в танках у американцев были самыми высокими в ноябрьских и декабрьских боях, в то время как танковые потери немцев самыми высокими были в сентябрьских боях. Нет данных о потерях немцев, но достаточно сказать, что у них было относительно мало машин. (В середине сентября около 100 танков на всем Западном фронте. – Ред.) Потери в личном составе точно неизвестны, хотя тысячи были взяты в плен.

Очевидно, что успех сентябрьской операции ускорил бы всю кампанию, позволив 3-й армии достигнуть Рейна до наступления зимы. То, что это сделать не удалось, несомненно, отчасти произошло из-за нарушения первоначального приказа обойти город Мец, если он окажет сопротивление, и из-за неспособности использовать мобильность наличной бронетехники. Что касается последнего, то это явствует из послевоенных интервью с немцами, которые неоднократно отмечали тенденцию США в сентябре возвращаться к тактике дробления имевшейся у них бронетехники.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.663. Запросов К БД/Cache: 3 / 0