Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Остров Пелелиу (Острова Палау, западная часть Тихого Океана)

Остров Пелелиу (Острова Палау, западная часть Тихого Океана)

15 сентября – конец ноября 1944 года

Высадка морского десанта на Тараве научила многому, но ошибки продолжали совершаться – из-за недостаточной разведки и неспособности к взаимодействию и координации действий между различными родами войск и штабами. Бронированные амфибии или десантные гусеничные машины LVT и средние танки, имевшиеся теперь в гораздо большем количестве, стали доступными для использования в операции, запланированной на островах Палау (прежде всего на Пелелиу), но другие операции не были обеспечены необходимым количеством живой силы и техники, не говоря уже об излишней самоуверенности командира дивизии морской пехоты, считавшего, что для выполнения боевых задач достаточно сил только его дивизии. И это несмотря на то, что было известно, что морским пехотинцам на острове Пелелиу противостояли более 10 тыс. первоклассных японских солдат. (Гарнизон острова Пелелиу насчитывал 5235 человек, остальные около 5 тыс. – строительные рабочие и обслуга. Всего же гарнизоны островов Палау насчитывали 38 тыс. человек. – Ред.)

Карт и фотографий аэрофотосъемки, показывающих остров, каким он стал после предварительного пристрелочного огня, в наличии не было, как и не было заранее известно о существовании на острове сотен пещер.

Пелелиу – маленький коралловый остров площадью около 18 км2, в группе островов Палау (входящих в архипелаг Каролинские острова), расположенных примерно в 850 км к востоку от острова Минданао (на Филиппины). Рек на острове нет, и почва после дождей быстро высыхает. На юго-востоке – болото с густыми мангровыми зарослями. На юго-западе и юге острова были кустарниковые заросли с поросшими травой прогалинами. Над северной частью острова доминирует остроконечный коралловый гребень высотой 550 футов, со множеством скал и обрывов, известный как гора Умурброгал. На северной оконечности еще одна гора под названием Амиенангал. Обе горы изобиловали пещерами, и японцы взрывали коралловые рифы, чтобы соединить многие из них, но об этом также не было известно.


ПЕЛЕЛИУ

15 сентября 1944 г.

Штурм острова планировался на 15 сентября 1944 года. Было решено высадиться на юго-западном побережье, потому что оно было проходимым, и ровная местность позволяла ввод в бой танков и артиллерии. 1-я часть морской пехоты при поддержке пятнадцати средних танков «Шерман» должна была высадиться слева, на участках побережья Белый-1 и Белый-2 с двумя батальонами для штурма и одним в резерве. Они должны были двигаться в глубь территории, затем повернуть налево, чтобы атаковать переднюю часть гряды. 5-я часть морской пехоты при поддержке девяти танков «Шерман» должна была высадиться в центре побережья или на участках Оранжевый-1 и Оранжевый-2 с двумя батальонами, участвующими в штурме, и одним батальоном поддержки десантирования часом позднее. Левофланговый батальон должен был соединиться с 1-й частью морской пехоты, поворачивающей налево, в то время как другой батальон должен был двигаться прямо вперед через восточный берег. Батальон поддержки также должен был повернуть налево. Два батальона 7-й части морской пехоты при поддержке шести «Шерманов» должны были высадиться на участке Оранжевый-3 справа, колоннами одна за другой. Передовой батальон должен был двигаться на восточный берег, в то время как следующий батальон должен был ехать правее, чтобы окружить оборонявшихся. Остающийся батальон 7-й части морской пехоты оставался в резерве на судах. (Таким образом, в резерве остался только один батальон, потому что считалось, что в случае необходимости можно будет использовать армейские части из резерва флота.)

Американские войска подошли к острову из разных, широко разбросанных пунктов, и весь план операции пошел насмарку. 1-я часть морской пехоты грузилась на корабли в пяти различных портах. Удовлетворительной транспортировки морем не получилось, поэтому шестнадцать из сорока шести различных танков остались далеко позади. Некоторые танки приводились в движение дизельными двигателями и были в новинку морским пехотинцам. Все танки были водонепроницаемыми. Штатный батальон десантно-гусеничных машин был разбит на два батальона, и был сформирован временный батальон десантно-гусеничных машин, в котором использовались машины и дополнительный личный состав по мере их поступления. Этот личный состав был из необстрелянных солдат. И перед самым отбытием на операцию были получены пятьдесят десантно-гусеничных машин LVT новой модели. Среди них была новая LVT4 с наклонной плоскостью сзади. Это позволяло высадку полностью собранных 75-мм переносных гаубиц.

К техническим новинкам относился плавающий колесный трейлер (шестьдесят таких трейлеров были впервые готовы к использованию). Прицепленные позади машин, они использовались для доставки разного рода предметов снабжения. На трех LVT были установлены огнеметы, способные выпускать струю пламени на расстояние около ста метров. По одному такому LVT было придано каждому штурмовому полку, а также по одной походной радиостанции, настроенной на частоту командования того полка, для которого она была предназначена. Они должны были высаживаться сразу за передовым эшелоном LVT, оборудованных гаубицами, вместе с 1-й и 5-й частями морской пехоты. Одна машина для 7-й части морской пехоты должна была вместе с двенадцатью плавающими ЦУГ(А) оставаться в море возле маленького островка на левом фланге и быть наготове для высадки на берег. Две дополнительные LVT были выделены для обслуживания огнеметных машин.

Еще одно новшество было использовано на Пелелиу – как результат того, что были учтены потери танков и задержки с высадкой в ходе предыдущих операций. Каждый малый танкодесантный корабль LCT вез машину LVT, которая должна была следовать впереди танков на берег. Целью этих LVT была проверка глубины воды в прибрежной зоне. Идущие вслед за LVT танки могли определить, двигается ли LVT по дну или находится на плаву, надо ли продолжать движение, или нужно остановиться, пока LVT не найдет безопасного прохода. Эти LVT везли также запас горючего и предметов снабжения, выступая, таким образом, в качестве подвижных полевых складов после высадки на берег. Несколько LVT были также специально оборудованы радиостанциями и другими средствами связи и использовались в качестве штабных машин для каждого штурмового полка.

Самодвижущимися (благодаря забортным двигателям) были баржи, оборудованные кранами, которые использовались для создания линии транспортировки грузов за 900—1000 м от рифа. В конце концов они были соединены друг с другом, образуя своего рода «дорогу», так что грузовики могли загружаться прямо с танкодесантных судов LST.

Десантирование было организовано поэшелонно, первый эшелон состоял из плавающих машин ЦУГ(А)4, вооруженных 75-мм гаубицами и ведомых канонерскими лодками с ракетным оружием (реактивными минометами). Последующие эшелоны представляли собой штурмовые отряды на LVT.

Попытки ослабить оборону острова были сделаны уже 30 марта рейдом тяжелых авианосцев. Начиная с июня армейские бомбардировщики начали бомбежку с возрастающей интенсивностью до начала сентября, когда дело продолжил военный флот с бомбардировками силами морской авиации и, наконец, трехдневным обстрелом из корабельных орудий. Результаты бомбардировок и обстрелов были переоценены. Такой оптимизм был неоправдан, поскольку, к несчастью (и счастью для японцев. – Ред.), огонь не отличался большой точностью. Из-за наличия естественных укрытий огонь корабельных орудий большей частью был малоэффективным. Этот огонь и ковровые бомбардировки загнали японцев в укрытия. Эти укрытия были выявлены только во время штурма повсюду. В результате бомбардировок были сильно повреждены линии связи японцев, кроме того, обстрелы и авианалеты заставили их отвести свою артиллерию в пещеры, что ограничивало сектор обстрела орудий. Несмотря на то что способность японцев вести массированный огонь из минометов и автоматического оружия сохранилась, бомбардировки, очевидно, сорвали японский план ведения в обороне массированного и скоординированного артиллерийского огня. Если бы японцы смогли использовать свою артиллерию так, как планировалось, очевидно, что план высадки потерпел бы провал.

Море в утро штурма было спокойным, и бурунов было мало. Как раз перед самой высадкой самолеты с авианосцев нанесли удары по побережью, предваряя высадку десантных эшелонов. Затем в дело вступили подрывные команды боевых пловцов. К 7.15 15 сентября в район высадки прибыли танкодесантные суда LST. Несмотря на ответный ураганный огонь противника, который за этим последовал, и огневую завесу с того момента, когда десант перебрался через риф, первый эшелон плавающих машин LVT^^ достиг берега и осторожно преодолевал прибрежную заминированную полосу. За первым эшелоном с пятиминутными интервалами шли последующие эшелоны. Машины LVT^^ с их 75-мм гаубицами оказались гораздо более полезными, чем более старые LVT^)! с их 37-мм орудиями.

Японцы вырыли глубокий, почти непрерывный противотанковый ров на берегу, и всякое движение в глубь острова давалось с трудом до тех пор, пока не были найдены обходные пути. Тридцать средних танков в шесть колонн по пять в каждой высадились в четвертом эшелоне, каждый из которых вела своя десантно-гусеничная машина. Танкам приходилось двигаться медленно под сильным огнем из минометов и орудий. В семнадцать из них от одного до четырех раз попадали осколочно-фугасные снаряды, прежде чем они успели достичь берега, но впервые в высадке на Тихом океане наступающие войска действовали при поддержке настоящей бронетехники. Почти все танки добрались до берега, но в течение нескольких часов шесть из них были подбиты, а к концу второго дня осталось всего пять танков. Причиной части потерь был противотанковый ров.

План использования огнеметных машин полностью провалился. Одна такая машина с 1-й частью морской пехоты находилась под огнем на берегу в течение пяти часов, в ожидании остальных из штаба полка. Другой машине с 5-й частью морской пехоты было приказано держаться на расстоянии от берега, чтобы быть вне опасности. Одна из машин обслуживания была разбита и затонула через три часа после высадки десанта. Другая беспомощно стояла на месте. После высадки все три огнеметные машины оставались на месте до конца дня и никак не использовались на второй день. На третий день их полки морской пехоты определили для них боевые задачи, и было приказано доложить об этом на командные пункты – для получения указаний по каждой из задач.

Даже через два часа после первоначальной высадки обстановка на берегу была хаотичной. У LVT и танков возникли трудности с установлением радиосвязи с войсками, которые они должны были поддерживать. Одна из групп управления пяти LVT со специальной радио– и прочей связью была полностью выведена из строя.

Воздушный наблюдатель доложил, что одновременно горят тридцать восемь машин LVT, но некоторые из них были скорее грузовиками-амфибиями DUKW, а не LVT. Тридцать шесть LVT были потеряны, несмотря на то что удары пришлись по гораздо большему их числу, но оставшиеся все еще были боеспособны. DUKW, или грузовик-амфибия 6 х 6 (6 колес, и все ведущие), был впервые использован на Тихом океане и оказался ценным помощником. Из-за потерь в машинах LVT и DUKW два первых батальона переносных гаубиц не высадились на берег на боевые позиции до второй половины дня 15-го числа. Одна батарея 105-мм гаубиц была доставлена с помощью DUKW на центральную часть побережья, а еще один батальон был высажен на южном побережье.

После того как войска последовательными эшелонами высадились со своих LVT, некоторые из машин были использованы в качестве санитарных и машин снабжения. Остальные действовали в качестве разведывательных на рифах к северу и для выполнения задач поддержки наступления огнем.

Ближе к вечеру японцы предприняли три контратаки. Первой и самой мощной из них была атака танками и пехотой от южного склона горы Умурброгал в 16.50. Это была хорошо спланированная атака, которая шла через северную часть летного поля, но запоздала. Рота японской пехоты, хорошо рассредоточившись и используя любые, даже самые незначительные укрытия, пробивалась к берегу. Это была не просто атака напролом с криками «банзай» («ура»), а хорошо исполненная атака опытных солдат. Воздушный наблюдатель видел японские легкие танкетки, осуществлявшие прикрытие своей пехоты на грядах восточнее летного поля – своего рода предупреждение морских пехотинцев о серьезности намерений японцев. В качестве танков были использованы маленькие японские двухместные (трехместные. – Ред.) танкетки 2592 (японский легкий танк «Кай-сен-ша», вес 3,5 т, толщина брони 6 мм, вооружение – 2 пулемета 6,5 мм, скорость 40 км/ч). Они наступали на юго-запад сквозь ряды атакующей японской пехоты и сами везли на себе пехотинцев, прицепившихся по бокам. Но, проехав сквозь свою пехоту, водители, похоже, пришли в возбуждение и погнали на полной скорости. Два из девятнадцати легких японских танков провалились в болото, но остальные были встречены огнем по всей линии американской морской пехоты из трех средних танков (которые в это время выгружали боеприпасы для морпехов), а также ударами пикирующих бомбардировщиков морской авиации. Шесть японских танкеток, которые прорвались через боевые порядки морских пехотинцев, были до такой степени разбиты, что какое-то время было невозможно сказать, сколько танков там всего было.

В 17.30 последовала еще одна атака японской пехоты через летное поле на северной рулежной дорожке в сопровождении двух уцелевших ранее танков. Оба они были уничтожены. Еще до рассвета следующего дня была предпринята еще одна подобная атака в сопровождении двух танкеток с тем же результатом. Это положило конец танковым силам японцев на острове.

К ночи был занят береговой плацдарм около 2750 м по фронту и около 500 м в глубину, хотя одна рота морских пехотинцев оказалась в окружении на левом фланге, а 7-й части морской пехоты удалось соединиться с 5-й. Бои были ожесточенными при температуре, достигавшей 115 градусов по Фаренгейту (46 °C. – Ред.). Снабжение было затруднено, и питьевая вода была в дефиците, пока американцы не наткнулись на бьющие из-под земли родники.

Следующий день, 16 сентября, ознаменовался высадкой 2-го батальона 7-й части морской пехоты. К середине второй половины дня 7-я часть морской пехоты освободила весь юго-восточный берег. Примерно в это же время на центральном побережье были выгружены и установлены 155-мм гаубицы. Остров Нгармокед был захвачен 18 сентября.

На 1-ю часть морских пехотинцев, на левом фланге, пришелся самый сильный удар японцев от подножия горы Умурброгал. После шести дней боев полк был уже не в состоянии наступать, и два его батальона были заменены 7-й частью морской пехоты. 23 сентября высадился 321-й пехотный батальон армии США – чтобы сменить еще остававшийся на острове батальон 1-й части морской пехоты. Было решено двигаться на машинах на север для того, чтобы блокировать гору Умурброгал, захватить аэродром на острове Нгесебус и остановить высадку подкреплений японцев, прибывавших с островов к северу. До деревни Гарекоро в центре острова добрались к ночи 23-го. На следующий день северный край горы был заблокирован. 5-я часть морских пехотинцев прошла через позиции 321-го пехотного батальона и наступала на гору Амиенангал. 25-го оба подразделения двинулись в восточном направлении и заблокировали уже весь остров, перекрыв пути японским подкреплениям.

Гора Амиенангал была почти так же хорошо укреплена, как и Умурброгал, и получала поддержку огнем с острова Нгесебус, гарнизон которого насчитывал около тысячи японцев. Плавающие машины LVT(А)4 были задействованы с моря, чтобы вести огонь по входам в пещеры (как это уже делали орудия кораблей). В штурме Амиенангала (который через несколько дней увенчался успехом) во взаимодействии с артиллерией были использованы и огнеметы машин LVT. 28 сентября сразу же за последней бомбардировкой с воздуха 3-й батальон 5-й части морской пехоты высадился на острове Нгесебус и взял его, понеся очень незначительные потери. Шестнадцать средних танков должны были идти впереди десанта на LVT(А)4, а вслед за ними – LVT с ехавшими на них войсками в штурмующих эшелонах. Три из головных танков застряли в болоте, а остальные настолько отстали, что фактически только LVT вели пехоту на штурм.

Весь остров Пелелиу был взят к концу сентября, за исключением японского гарнизона в районе обороны 365 х 460 м на крутом, скалистом гребне и в пещерах горы Умурброгал. Потребовалось еще тридцать дней (около 60 дней. – Ред.) для того, чтобы очистить этот очаг сопротивления с помощью огнеметов, 75-мм орудий на полугусеничных машинах, танков– бульдозеров (чтобы засыпать противотанковые рвы с тем, чтобы другие танки смогли двигаться вперед) и команд подрывников и стрелков. Всем мешал ветер и дождь, хотя летное поле острова к 30 сентября уже регулярно использовалось.

Танки морской пехоты были отведены 1 октября. Части (в т. ч. и танковая) были сильно потрепаны. Пострадали сорок танков, хотя только девять не подлежали восстановлению. Этап штурма был объявлен завершенным к 12 октября, а к 16 октября все части морской пехоты были заменены 81-й пехотной дивизией армии США, в составе которой были 726-й батальон плавающих тракторов и 710-й танковый батальон.

В продолжавшемся штурме горы Умурброгал были использованы танки-бульдозеры вместе с командами подрывников для того, чтобы заваливать входы в пещеры, замуровывая во многих из них мелкие японские гарнизоны, которые не удавалось выкурить. В этот период охотники за трофеями и патологически любопытные военнослужащие из личного состава обслуживания, в том числе авиации, стали почти такой же проблемой, как и отдельные просочившиеся японцы. Многие военнослужащие боевых частей погибли при спасении такого рода лиц, когда те получали ранения.

Общее число потерь в личном составе морской пехоты составило 6526 человек, армии – 1393. Потери японцев превысили 10 тыс. человек. За исключением первоначальных операций десантирования и до некоторой степени позднее танки и LVT были ограничены в своих действиях, но без них число жертв, вне всякого сомнения, было бы намного большим.

Достойно сожаления, что не было обеспечено достаточно транспортных судов для перевозки на остров шестнадцати танков, которые пришлось оставить. Были и другие провалы. Были попытки нововведений с неопытными войсками. Характеристики судов, которые собирались использовать, были неизвестны тем, кто планировал операции, а без этого погрузка не могла быть произведена достаточно эффективно. Аэрофотоснимки и составленные по ним карты были неточными, потому что фотографии делались до того, как предварявшие десант бомбардировки и артобстрелы снесли покров зарослей и японскую маскировку, что привело к излишнему оптимизму дивизионного командира и неожиданным препятствиям, с которыми столкнулись войска после высадки.

Однако в целом уроки Таравы (а также уроки, полученные в других местах) не пропали даром, но и японцы тоже кое-чему научились. Несмотря на то что им не удалось наладить взаимодействие и управление своей тяжелой артиллерией, их оборона была организована грамотно и изобретательно.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.264. Запросов К БД/Cache: 3 / 1