Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Лейте (Операция «Кинг-II»), Филиппинские острова

Лейте (Операция «Кинг-II»), Филиппинские острова

20 октября – 25 декабря 1944 года

Остров Лусон со столицей Филиппин Манилой был основной целью вооруженных сил США на Тихом океане. Но прежде чем думать о том, чтобы высадиться на Лусон, необходимо было расчленить японскую оборону на Филиппинах – именно в этом состояла основная цель высадки на острове Лейте.

Первоначальный план предполагал высадку в декабре, но из-за различных событий пришлось пересмотреть его и дата высадки была перенесена на два месяца раньше. Это, а также последовавшие изменения степени боеготовности необходимых войск, удаленное планирование и вечная нехватка транспортных судов делали планирование операции подлинным кошмаром. Но в конце концов все утряслось само собой и дата высадки 20 октября 1944 года была утверждена.

Лейте – гористый остров площадью 7250 км2, приблизительно в 185 км в длину и около 25 км в ширину в своем самом узком месте, густо поросший тропическими лесами со множеством болот. Горы на острове достигают 1350 м высоты (гора Лоби) с плотным лесным массивом и очень густым подлеском. Тропические дожди, крутые, извилистые тропы и отсутствие хороших дорог добавляли трудностей в боевых действиях. Открытые долины простирались от Таклобана на севере до Абуйога на востоке и от Пало до залива Каригара на севере. Берег залива Ормок – единственное удобное для высадки место на западе, но местность на пути в глубь острова труднопроходима. На северном и восточном берегу несколько довольно хороших для высадки берегов между Абуйогом и Таклобаном.

Население острова составляло в то время около миллиона человек и было сосредоточено большей частью на севере. Таклобан – крупнейший город острова. Дождь здесь частое явление и льет как из ведра, иногда до 50 мм осадков за пять минут. С ноября по март здесь обычны северо-восточные ветры до 32 км/ч. Тайфуны часты и разрушительны. На уровне моря температура воздуха в тени колеблется от 18 до 35 °C. В более высоких регионах она существенно ниже. Утренние туманы обычны, так же как и землетрясения. Стволы красного дерева махогони, которое срубают местные жители, заготавливая впрок, перегораживают путь, и иногда приходится идти много километров в обход там, где можно было бы пройти всего несколько сот метров. Но, несмотря на сложные природные условия острова, его освобождение позволяло соединиться с силами союзников, двигавшимися с юга и востока, расколоть оборону японцев и обеспечить плацдарм для вторжения на Лусон.


о. ЛЕЙТЕ

Октябрь – декабрь 1944 г.

У японцев на Филиппинах было четверть миллиона солдат (сухопутные войска, 180 тыс., авиация, строители и обслуга – всего 224 тыс., в октябре сюда были переброшены подкрепления – еще 50 тыс. – Ред.) в составе 14-й и 35-й армий (а также авиация 4-й воздушной армии – 545 самолетов; авиация ВМС – 1-й воздушный флот – 432 самолета. – Ред.). Они знали, что следующее крупное наступление ожидается на Филиппинах, но не знали точно его время и место. На острове Лейте была 16-я пехотная дивизия с 20 тыс. солдат. Эта дивизия была частью 35-й японской армии, которая принимала участие в кампании декабря 1941 – мая 1942 года и участвовала в известном смертельном походе на Батаан. (Когда вдвое меньшие, чем у американцев, силы японцев загнали их на полуостров Батаан, где американцы капитулировали 9 апреля, а крепость на острове Коррехидор – 6 мая 1942 года. – Ред.)

Оборона японцев базировалась на силах, высаживавшихся у Дулага. Первая линия обороны тянулась от Таклобана к позициям южнее Дулага, вторая примерно от Танауэна до района южнее Дагами, а третья и последняя линия пролегала от Пало до Дагами. Часть 33-й японской пехотной дивизии была у Пало, а другая часть у Ормока. 9-я пехотная дивизия японцев находилась у Дагами, а 20-я пехотная дивизия была в Дулаге. Две отдельные танковые роты располагались у Бурауэна. (В начале операции силы японцев на острове насчитывали 15 тыс. человек – одна дивизия, и только к декабрю японцы довели численность своих солдат здесь до 60 тыс. против 180 тыс. американцев. – Ред.)

Вместо того чтобы высаживаться на остров Минданао, как того могли ожидать японцы, американцы сначала произвели десантирование на остров Лейте, сначала 21-й полковой боевой группой (RCT), которая высадилась в Санта– Крус на о. Панао, беря под контроль проливы и не встречая при этом противодействия, а затем начиная пробиваться на север. Следующие высадки последовали 20 октября 1944 года в 10.00 у Дулага и Танауэна, южнее Таклобана. Им предшествовали бомбардировки с воздуха и обстрелы корабельными орудиями, но ни те ни другие не достигли своих целей. Минные тральщики приступили к работе 18 октября, а за день до этого 6-й диверсионно-разведывательный батальон рейнджеров высадился на острове, на восточных подступах к заливу Лейте, для того чтобы заставить замолчать там японские радиостанции.

Высадка совершалась силами 6-й армии США. Конвой представлял собой отряды, состоявшие из 650 судов, растянувшихся на многие сотни квадратных километров, прибывших из десяти различных районов Тихого океана в дополнение к тем, которые были направлены сюда непосредственно из Соединенных Штатов. XXIV корпус, состоящий из 7-й и 96-й пехотных дивизий, должен был высадиться в окрестностях Дулага: первая на участках берега Фиолетовом и Желтом, а вторая – на Голубом и Оранжевом берегах. 10-й корпус в составе 1-й кавалерийской дивизии (спешившейся) и 24-й пехотной дивизии должен был высадиться в окрестностях Танауэна, первая на Белом берегу севернее Таклобана, а вторая на Красном берегу у Пало в окрестностях Танауэна, чтобы занять долину Лейте. Подвижный резерв включал в себя 77-ю и 32-ю пехотные дивизии. Все дивизии имели части поддержки, большая часть которых прошла подготовку со своими дивизиями, но у части пехоты не было опыта совместных действий с бронетехникой. Артиллерийские роты пехотных полков были вооружены 75-мм самоходными гаубицами М-8. XXIV корпус высадился с двумя полками в один эшелон, каждый с двумя батальонами в одну линию. Главное сопротивление было оказано у берега Красного – из хорошо замаскированных долговременных огневых сооружений и блиндажей из бревен кокосовых деревьев. В каждом штурмующем батальоне была рота машин LVT, во втором, третьем и четвертом эшелонах была пехота на LVT, в шестом, седьмом, восьмом и девятом эшелонах была пехота, группы управления и саперы, эшелоны с десятый по четырнадцатый включали в себя танки, бульдозеры, группы поддержки и медицинский персонал.

Подобным же образом была организована высадка X корпуса. Бронетехника, которая была в наличии у XXIV корпуса, включала в себя 776-й батальон танков-амфибий, состоявший из четырех рот машин LVT(A)1 и LVTA(A)4 с одной огнеметной машиной LVT и четырнадцатью другими LVT в роте. Они использовались для прикрытия высадки огнем и маневром, а затем ведения навесного огня. Другими подразделениями были 767-й танковый батальон с тремя ротами средних танков «Шерман» и одна рота легких танков М-5. Лишь 24-я дивизия встретила серьезное противодействие, потеряла несколько десантных средств и вела упорный бой на побережье. Часть танкодесантных судов LST 1-й кавалерийской дивизии села на мель и из-за этой неприятности стала легкой мишенью японских самолетов.

780-й батальон плавающих танков, 44, 706 и 763-й танковые батальоны и 632-й батальон танков-истребителей танков также были в наличии и использовались в обоих районах.

Охватываемые с фланга десантом у Таклобана, японцы отступили на вторую и третью линии обороны. Японское Верховное командование понимало серьезность угрозы и приказало военно-морскому флоту и военно-воздушным силам следовать к Лейте вместе с многочисленными сухопутными частями с островов Минданао, Панай, Лусон и др. Эта переброска продолжалась по частям вплоть до декабря. Главным результатом этих контрдействий японцев стало морское сражение в заливе Лейте, в результате которого была ликвидирована угроза со стороны японского военно-морского флота во всем районе.

На севере 1-я кавалерийская дивизия наступала вдоль побережья, а затем вышла к узкому проливу между островами Лейте и Самар в малых танкодесантных кораблях LCT и далее наступала по суше на Лейте и на Самаре. 24-я дивизия после четырех дней боев направилась в западном направлении через долину Лейте к городу Каригара, который был взят во взаимодействии с 1-й кавалерийской дивизией 2 ноября.

Дожди помешали обустройству летных полей на острове, и поэтому была необходимость в авиации, базировавшейся на авианосцах. 7-я дивизия продвинулась в глубь острова на юге и взяла 22 октября Сан-Пабло. Вечером 22 октября 767-й танковый батальон получил приказ на тридцать минут опередить 17-й пехотный полк 7-й дивизии на следующее утро в 8.00 в атаке на Бурауэн, расположенный в 10 км. Местность была ровной и болотистой. Батальон двинулся по дороге, по одной роте с каждой ее стороны. Рота легких танков батальона осталась позади, чтобы охранять колонны снабжения.

Батальон встретил незначительное сопротивление, но понес потери в машинах, которые увязли в болотах или нарвались на мины. Он достиг Бурауэна, но пехота все еще отставала на 3 км. Поскольку не было пехоты, сопровождавшей танки, командир батальона приказал отойти на ночь. Операция была возобновлена на следующий день, на этот раз с использованием всех четырех танковых рот, но японцы были настороже после операции предыдущего дня и ожидали эту атаку. К тому времени Бурауэн был сильно укреплен, и в результате американцы понесли большие потери. Танковый командир был освобожден от командования после того, как пехота заняла деревню 24 октября.

Дагами был взят 29 октября. К 1 ноября 96-я дивизия несколько продвинулась в глубь острова, встречая слабое сопротивление, но из-за трудных условий местности углубилась лишь на 16 км. Примерно в километре в глубь острова от места первоначальной высадки находилось болото, в котором в конце концов вся дивизия и увязла. В течение шести дней она получала провизию по воздуху и, наконец, отошла назад, чтобы пройти маршем 16 км в северном направлении и обойти этот район. По мере того как японцы получали подкрепления, американцы также наращивали силы. У Сан-Хосе высадились 32-я и 77-я пехотные дивизии с дополнительным танковым батальоном, в то время как 11-я воздушно-десантная дивизия высадилась у Бурауэна.

Один батальон 102-й японской пехотной дивизии и два батальона 30-й японской дивизии прибыли и были на позициях к 25 октября. Еще четыре батальона 30-й дивизии с подразделениями 102-й дивизии и 85-й бригады прибыли между 26 и 29 октября, после того как подверглись по дороге налету армейской авиации США.

Донесение, в котором были допущены преувеличения (в том, что японцы стали победителями в морском сражении в заливе Лейте), привели к тому, что японский командующий поверил, будто американский десант теперь отрезан, и поэтому стал осуществлять план контратаки. Этот план предполагал, что новые прибывающие японские войска будут высажены у Ормока и двинутся на север в Лимон, затем на северо-восток в Харо. Дополнительные войска, как он полагал, будут высажены в заливе Каригара и к югу от Ормока, после чего все силы двинутся на восток, чтобы уничтожить захватчика.

1-я японская пехотная дивизия, одна из лучших, высадилась у Ормока 1 и 2 ноября и начала движение на север, в Лимон. 1-я американская кавалерийская и 24-я пехотная дивизии с 32-й дивизией в резерве захватили Каригару и Пинамопоан и двинулись на юг, 1-я дивизия из Каригары, 24-я – из Кавите и Харо, а 32-я – из Пинамопоана. Они столкнулись с головным отрядом японцев возле Лимона, но 3 ноября пошли дожди. Дожди продолжались до 17 ноября, были прерваны тайфуном 7 ноября, и в сложившихся неблагоприятных погодных условиях можно было проводить лишь незначительные операции. Активность авиации продолжала оставаться минимальной до конца ноября.

Тем временем 7-й разведывательный отряд дивизии с бронеавтомобилями М-8, «Ласками» М-29С и джипами вместе с батальоном пехоты (моторизованной в данном случае) двинулся по извилистой, узкой горной дороге через островной перешеек, восстанавливая по дороге мосты. Эти войска 1 ноября взяли Байбай. Если бы была возможность стянуть силы и наладить снабжение для этой войсковой группы, она вполне могла бы сократить время кампании. 16-я японская дивизия доложила о том, что эта дорога непроходима. К тому времени, как американцы опровергли данное утверждение, для японцев уже было слишком поздно что-либо предпринимать. 7-я дивизия США постепенно наращивала силы, но это был очень трудный процесс.

Возле Лимона сражение у хребта Брейкнек разрасталось. 30-я и 102-я японские дивизии, намеревавшиеся двигаться в Харо, объединились с 1-й японской дивизией. 26-я японская дивизия и части 30-й и 102-й дивизий, которые прибыли в Ормок 11 ноября, получили приказ двигаться на юг, чтобы противостоять угрозе незначительных сил американцев в Байбай, вместо того чтобы направить их на север для укрепления фронта у Лимона. Авиация США потопила двадцать из двадцати пяти японских транспортов по дороге в Ормок, что предотвратило новые высадки японцев.

Заслон 24-й дивизии США на главной дороге к югу от Лимона был неоднократно атакован японской пехотой, при поддержке танков «Чи-ха» и значительных сил артиллерии. Уставшую 34-ю дивизию 16 ноября сменила 32-я дивизия. 17 ноября японцы начали отступать с хребта Брейкнек – после решительных действий и хорошо налаженного взаимодействия танков и пехоты, которые вызвали спонтанную общую контратаку американцев.

Японцы попытались в ночь с 6 на 7 декабря сбросить парашютный десант, чтобы захватить аэродром в Бурауэне. Им это не удалось. Самолеты и зенитки США подбили сорок девять транспортных самолетов. Высадились лишь триста японцев, да и те были уничтожены к 11 декабря частями 7-й и 96-й дивизий.

7 декабря был проведен широкий охват с моря, когда 77-я дивизия была выдвинута с восточного побережья, чтобы высадиться у Депосито, к югу от Ормока на западном побережье. Она подверглась мощной атаке японцев с воздуха – с самолетов, которые обеспечивали безопасность транспортных судов, перевозивших 68-ю японскую бригаду. Ожидалось, что она высадится на Ормоке. Но, столкнувшись с крупными морскими силами США, японский конвой опять удалился от берега, и, наконец, японцами была произведена высадка северо-западнее Ормока, и японские войска двинулись к Лимону.

Еще одна неприятность произошла с 77-й дивизией – из– за того, что высадка не была скоординирована с операциями 7-й дивизии и 776-го батальона плавающих танков. Последний и часть 77-й дивизии чуть не попали под обстрел корабельных орудий, предшествовавший высадке.

Части 8-й и 9-й японских дивизий высадились у Ормока, Паломпана и Сан-Исидро. Они сильно пострадали от налетов американской авиации на их транспорты. Остальные силы японцев постепенно были окружены. 11-я американская воздушно-десантная дивизия пересекла остров по плохой горной дороге, достигнув западного побережья 9 декабря. 77-я дивизия, используя танки, взяла Ормок 10 декабря.

Ситуация на коммуникациях японцев становилась все хуже. Японский командующий потерял управление войсками, оборона которых в конце концов превратилась в мелкие очаги сопротивления. Завершающий удар был нанесен 25 декабря у Паломпана, когда там высадился усиленный батальон 77-й дивизии. Организованное сопротивление скоро прекратилось. 1300 японцев спасались бегством на лодках с западного побережья, но только они выжили из 82 тыс. японских военнослужащих, державших оборону на острове Лейте в течение октября – декабря. (В боях за остров Лейте японцы потеряли 56 тыс. человек убитыми и 392 человек пленными, американцы – 29 тыс. человек убитыми, 10 тыс. ранеными и пропавшими без вести. – Ред.)

776-й батальон плавающих танков участвовал в весьма интересной фазе боевых действий на Лейте. После первоначальных высадок этот батальон занял оборону аэродрома в Дулаге. 27 ноября по предложению командира батальона началась отдельная операция. Часть батальона была погружена на среднее десантное судно LSM и доставлена под охраной военных кораблей в Санта-Крус на северной оконечности острова Панаон, где она была высажена рано утром 28 ноября.

Машины вошли в воду на рассвете 29 ноября, плыли в течение 3–4 часов и высаживались на сушу в полдень и вечером для дозаправки и отдыха. Они прибыли в Байбай 30 ноября в 15.30 без потерь. Предполагалось обеспечение прикрытия с воздуха, но оно так и не состоялось. Подразделению была поставлена задача немедленно занять оборону в районе небольших сил 7-й дивизии, которая ранее пересекла остров. После трехдневного отдыха и ремонтно-восстановительных работ батальон предпринял ряд небольших рейдов с моря, двигаясь вдоль побережья, и иногда эти рейды проводились самостоятельно. Батальон, в частности, обстрелял склады японцев и места сосредоточения их войск в прибрежных городах и на обратных склонах высот, недосягаемых для артиллерии 7-й дивизии.

Местность острова Лейте была труднопроходимой для бронетехники, и танки часто использовались по два и по три в тесном взаимодействии с пехотой. Болота и стелющиеся заросли джунглей ограничивали иногда пространство маневра почти до самых обочин дорог. Дорожные заграждения, преграды, окопы и долговременные огневые сооружения, скрытые в высокой траве, мины, огонь противотанковых средств и фанатичное сопротивление японцев, использовавших взрывные устройства в ранцах, – все это приводило ко многим жертвам. Танки иногда вырывались вперед, обгоняя пехоту, и уничтожались, а иногда отставали и были бесполезны для пехоты.

Однако для бронетехники было обычным делом получить приказ оставаться в тыловых районах, а затем вдруг ее вызывали и бросали в уже сложившуюся боевую ситуацию, когда танкисты не имели возможности получить краткий инструктаж или разведать обстановку. Иногда танки использовались исключительно в качестве артиллерии, даже несмотря на то, что соседние части могли использовать их должным образом. В других случаях бронетехнику вызывали для использования тогда, когда район был явно непроходим. В некоторых случаях там, где бронетехника могла и должна была быть использована, ею пренебрегали. Пехотные командиры чувствовали, что танки действуют недостаточно активно, а танковые командиры видели, что пехота не может ни понять их, ни оказать им поддержку. Пожалуй, единственным хорошо выверенным и детализированным планом взаимодействия пехоты и танков стал не какой-то другой, а именно план операции 776-го батальона плавающих танков, которая проводилась на хребте Брейкнек и которая привела к окончательному прорыву позиций японцев.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.199. Запросов К БД/Cache: 0 / 0