Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Равнина Мандалай, Бирма

Равнина Мандалай, Бирма

Февраль – апрель 1945 года

Индийско-бирманская граница отмечена рядом средневосточных горных хребтов, изрезанных быстрыми реками в глубоких долинах и покрытых густыми джунглями. До 1942 года дорог, соединяющих Индию и Бирму, не было. На бирманской стороне у японцев были прекрасные линии коммуникаций – реки Чиндуин и Иравади, сеть безрельсовых дорог и даже несколько железных дорог, в то время как линии коммуникаций союзной коалиции (на индийской стороне) были такими, что требовалось прокладывать много новых дорог и в значительной мере полагаться на снабжение по воздуху.

С ноября по март погода в Бирме солнечная и ясная. Температура днем достигает плюс 100 градусов по Фаренгейту (около 38 °C). С мая по октябрь – сезон дождей при среднем количестве осадков 70–80 мм за сутки, а иногда и больше. Пиявки, которыми кишат рисовые поля, и японская речная лихорадка – вот что досаждает здесь больше всего.

Первая кампания в Бирме окончилась почти катастрофически для союзников. Моральный дух был на самом низком уровне до отражения наступления японцев у Кохимы и Импхала весной 1944 года. (Намного уступавшие англичанам в численности японцы (всего в боях их участвовало 84 тыс.), проникнув в индийский Ассам, атаковали Кохиму, блокировали Импхал (со 155 тыс. английских солдат) и позже, истощив силы, отошли, потеряв в боях 54 тыс. человек. – Ред.)

Затем союзники начали строить план захвата Бирмы действиями сухопутных войск, который получил название «операция «Капитал». Сопутствующая операция под названием «Дракула» также была предусмотрена, она предполагала штурм Рангуна (Янгона) морским десантом. Однако это требовало военно-морских сил, которых в июне 1944 года на этом театре военных действий не было. Но оба предложения рассматривались объединенным комитетом начальников штабов, а позднее на Квебекской конференции глав государств, и оба они получили одобрение. В ходе подготовки этих операций, которые должны были происходить в первой половине 1945 года, были приведены в действие соответствующие силы и средства союзников, чтобы к декабрю 1944 года они уже были на позициях перед началом наступления в Бирме.

Японцы держали в Бирме три армии. Несмотря на то что они состояли почти из одиннадцати дивизий, все они были недоукомплектованы. За оборону реки Иравади между городами Мандалай и Пакхоуку отвечала 15-я японская армия. Британское командование надеялось дать японцам бой на равнине у Шуэбо, по рельефу сходной с Ливией. Это означало, что местность подходила для действий танков, а также давала британским ВВС широкий простор для своих действий.


РАВНИНА МАНДАЛАЙ

Февраль – апрель 1945 г.

К тому же японцам приходилось вести боевые действия в невыгодных условиях, имея за спиной реку Иравади. Долина реки большей частью была ровной, но остальная часть территории была весьма холмистой.

В целом диспозиция японских войск была следующей: 15-я дивизия находилась напротив Табейккьина, 53-я дивизия – напротив Чаумьяуна и 4-й танковый полк, единственная японская танковая часть в Бирме, – в районе Мадая севернее Мандалая. 33-я дивизия была в районе Нгазуна, левее ее, к западу от Мьоты, находилась 31-я дивизия, а так называемая Индийская национальная армия (ИНА), набранная японцами, находилась в районе Пагана (примерно 7 тыс. человек. – Ред.). 18-я дивизия была в окрестностях Куме, по одному полку от 2-й и 55-й дивизий были в Тази и два полка 49-й дивизии были в Мейтхиле. (Всего в Бирме у японцев было 8 дивизий, 1 отдельная бригада и дивизия ИНА, всего чуть более 200 тыс. человек. – Ред.)

У британцев были наготове IV корпус из двух дивизий, пехотной бригады и танковой бригады и XXXIII корпус из двух дивизий и танковой бригады. Четыре эскадрильи США бомбардировщиков Б-25, четыре эскадрильи «Тандерболт» («Удар молнии») британских ВВС и пять эскадрилий бомбардировщиков Б-24 «Либерейтор» стояли наготове на базе Импхал в 400 км к северу. Для того чтобы обеспечивать распознавание целей и воздушный контроль, были организованы пункты визуального наблюдения, каждый в составе летчика британских ВВС и двух радистов на джипах.

Принятый план предполагал направление главного удара на юго-восток через Пау и Пакхоуку, в то же время продолжая создавать у японцев впечатление, будто главной целью было наступление с севера на Мандалай. Первоначальной целью британцев были аэродромы вокруг Еу и Шуэбо. После того как в первых числах декабря наступление началось, из донесений разведки стало ясно, что японцы форсировали реку Иравади в ее излучине. Тогда встал вопрос, продолжать ли операцию или полностью ее изменить. Британский командующий решил пересмотреть план. Изменения предполагали взятие Мейтхилы и Тази – главных пунктов снабжения японцев и центров их железнодорожного и автодорожного сообщения. Их захват парализовал бы все японские силы на севере.

Основное наступление на юго-восток шло по маршруту, который представлял собой грязную гужевую дорогу (по которой ездили на буйволах) в 3–4 м шириной. Она была узкой и извилистой, а по обе стороны были джунгли до самого Пау. За два месяца эта дорога должна была превратиться в такую магистраль, по которой можно было бы перевозить мостовое оборудование, пустить обоз и грузовики-трейлеры с танками.

Эти изменения в плане вызвали изменение в названии операции «Капитал», которая теперь называлась «Расширяемый капитал». Британские части были перегруппированы и организованы по-новому следующим образом:

IV корпус

7-я индийская дивизия, состоявшая из 33, 89 и 114-й пехотных бригад, две из которых были моторизованными и одна – воздушно-десантной.

17-я индийская дивизия, состоявшая из 48, 63 и 99-й пехотных бригад, две из которых были моторизованными и одна – воздушно-десантной.

28-я восточноафриканская бригада.

255-я индийская танковая бригада, имевшая на вооружении танки «Шерман» и «Стюарт» и состоявшая из 116-го полка (RAC) хайлендеров (горцев) Гордона, 5-го и 9-го кавалерийских (танковых) полков, вместе с 16-м легким кавалерийским батальоном на бронеавтомобилях и двух пехотных батальонов на гусеничных машинах.

XXXIII корпус

2-я британская дивизия из 4, 5 и 6-й пехотных бригад.

19– я индийская дивизия из 62, 64 и 98-й пехотных бригад.

20– я индийская дивизия, состоявшая из 32, 80 и 100-й пехотных бригад.

268-я пехотная бригада 21-й индийской дивизии.

254-я индийская танковая бригада, имевшая на вооружении танки «Грант» («Ли») и включавшая в себя карабинеров, а также 150-й полк карабинеров с 7-м легким кавалерийским (танковым) батальоном на танках «Стюарт».

Новый план представлял собой операцию из четырех этапов. На первом этапе XXXIII корпус, наступавший с севера, должен был занять Моунъюа и Шуэбо, как первоначально планировалось, создавая впечатление, что Мандалай был единственной целью британцев. 28-я восточноафриканская бригада и 7-я индийская дивизия, обе из IV корпуса, прибывавшие с северо-запада, должны были захватить плацдарм в районе Пакхоуку.

На втором этапе операции подключались 17-я индийская дивизия и 255-я индийская танковая бригада, которые должны были форсировать реку и в дальнейшем наступать на Мейтхилу. Мейтхила должна была быть взята как можно скорее, в то время как Мандалай брался в кольцо окружения. Третий и четвертый этапы операции заключались в преследовании японцев в южном направлении и, возможно, подключении для их окружения воздушно-десантных частей. Все детали должны были проясниться по завершении первых двух этапов. На эту трудную задачу отводилось всего несколько месяцев, поскольку затем наступал сезон дождей. Условными датами для выполнения первых двух этапов намечались 31 января и 28 февраля соответственно.

Каждый корпус должен был через каждые 80 км обустраивать временные аэродромы. IV корпус должен был, кроме того, по мере продвижения приводить в порядок (фактически строить заново) дорогу в джунглях – для того чтобы обеспечить снабжение на грузовиках, хотя эта дорога должна была быть оставлена после того, как возле Пакхоуку будет создан плацдарм. После этого IV корпус будет снабжаться по реке до Мьинджана, а оттуда по дороге – до того места, где понадобятся предметы снабжения.

Был создан ложный штаб армии – для того чтобы организовать ложные радиопереговоры, включая канал связи для определенных частей, которые должны были быть переведены из XXXIII в IV корпус, в то время как соединения и части 4-го корпуса поддерживали режим радиомолчания – до тех пор пока не сосредоточатся для наступления. Первоначально 28-я восточноафриканская бригада должна была стать единственным соединением, перемещавшимся на северо-западе.

Японцам стало известно о наращивании сил на севере, и (как и рассчитывали британцы) они поверили, что наступление было нацелено на Мандалай. Японские войска оказывали упорное сопротивление в районе Шуэбо и Еу, но 2-я британская дивизия 3 января взяла Еу, оказав поддержку 19-й индийской дивизии в Шуэбо. Последняя вошла в Шуэбо 7 января и заняла там пять аэродромов.

Несмотря на рано начавшиеся дожди, 20-я индийская дивизия была у Моунъюа уже 14 января. Линии коммуникаций британцев растянулись, а снабжение по воздуху не покрывало все потребности. У Моунъюа наступление было приостановлено – чтобы закрепиться на достигнутых рубежах, подтянуть тылы. Проводились разведывательные рейды (в ожидании подхода 254-й индийской танковой бригады, которая перемещалась к югу по дороге на грузовиках-трейлерах для транспортировки танков). После того как танки были подтянуты, 268-я пехотная бригада и часть танковой бригады были оставлены в качестве корпусного резерва, чтобы прикрывать аэродромы, в то время как остальная часть сил возобновила наступление.

20-я индийская дивизия после трехдневного штурма при поддержке с воздуха 22 января взяла Моунъюа, а также Мьинму, уничтожая оставшихся в живых японцев, пытавшихся отступить за реку. В то время как район вокруг Мьинму очищался от противника, 2-я британская дивизия с боем пробивалась по автомобильной и железной дороге от Шуэбо к Сангаину и форсировала Иравади у Нгазуна 4 февраля.

Тем временем 19-я индийская дивизия 14 января переправилась через реку в двух местах – у Табейккьина и Кьяукмь– яунга (Чаумьяуна) и удерживала здесь небольшие плацдармы. Японцы двинули резервы в район к северу от Мандалая, чтобы ликвидировать эту угрозу. Дополнительные силы японской артиллерии, а также подразделения 4-го танкового полка были выдвинуты японским командованием в северном направлении, чтобы соединиться с частями 15-й и 3-й дивизий – против 19-й индийской дивизии, прежде чем она закрепится на двух занятых им плацдармах. Отчаянные до фанатизма дневные и ночные атаки японцев стоили им огромных потерь, но они продолжались почти месяц, в то время как их артиллерия постепенно подавлялась британской авиацией, которая также уничтожила большое количество японских танков. 19-я индийская дивизия держалась, постепенно закрепилась на плацдармах, а затем прорвалась 11 февраля к Кьяукмьяунгу (Чаумьяуну).

Из-за того что река Иравади в сезон дождей сильно разливается, было трудно точно наметить на картах фактические места переправ. Средства для форсирования реки приходилось везти за сотни километров по плохим дорогам, и в пути они в значительной степени приходили в негодность. Очень немногие подвесные моторы для приведения в движение плотов после транспортировки оказались непригодными для использования. По этой причине бомбардировки с воздуха были нацелены на то, чтобы вызвать замешательство в рядах японцев, но мосты бомбардировкам не подвергали в надежде, что сами японцы их не взорвут. Любопытно, что они этого и не делали.

В зоне действий IV корпуса, на юго-западе, 28-я восточноафриканская бригада начала движение от Пакхоуку, 12 января ликвидировав при поддержке с воздуха некоторые очаги сопротивления японцев в 100 км юго-западнее Пау. За ней двинулась 7-я индийская дивизия (без 3-й бригады, которая не смогла выйти из Кохимы из-за нехватки транспорта). 7-я индийская дивизия прошла через боевые порядки 28-й восточноафриканской бригады и 27 января выбила японцев из Пау. Вслед за вышеупомянутыми соединениями двигались 17-я индийская дивизия с 255-й индийской танковой бригадой (танки везли на трейлерах). Трейлеры в конце концов не смогли продолжать путь по плохой дороге, и их пришлось оставить северо-восточнее Пау, а танки продолжили движение своим ходом.

Переправа у Ньяуну была выбрана потому, что она была самым узким местом реки, которая даже здесь разливается на 800 м в ширину. Теперь уже 28-я восточноафриканская бригада миновала 7-ю индийскую дивизию и с одним танковым эскадроном 116-го полка (RAC) достигла реки 1 февраля, имея приказ взять Схейпхью (напротив нефтеразработок в Чаук) в качестве отвлекающей атаки. Однако бригада и приданные танки подверглись мощной атаке японцев у Схейпхью и были вынуждены отступить. Сомалийцы, служившие в этой бригаде, никогда раньше не имели дела с танками. Танковый эскадрон в каждом из трех боестолкновений потерял по два танка «Шерман», стараясь удержать позиции под натиском японцев. Тем не менее Схейпхью наконец был 10 февраля взят, после чего остатки танкового эскадрона были возвращены в свою 255-ю индийскую танковую бригаду в Ньяуну.

Японцы все еще думали, что в этом районе только одна британская дивизия и что она намеревается действовать только вдоль западного берега реки. Этот район был довольно слабо защищен. Его оборону держала боевая группа Индийской национальной армии, а также присланный ей на усиление 12 февраля батальон 33-й японской дивизии.

7-я индийская дивизия начала переправляться через реку на плотах в ночь с 13 на 14 февраля, в то время как 17-я индийская дивизия находилась к северо-западу от Пау, ожидая, пока не будет создан плацдарм. Танки 255-й индийской танковой бригады использованы в качестве артиллерии для прикрытия переправы, поскольку имели в боекомплекте дымовые снаряды, которых не было у артиллерийских частей. Восточнее Чаук в качестве отвлекающего маневра была произведена ложная высадка парашютного десанта. Пакхоуку был взят к 16 февраля, плацдарм у Ньяуну был прочно занят, но он еще не был достаточно большим для сосредоточения на нем 17-й индийской дивизии и 255-й индийской танковой бригады, но, предвидя это, 17-я индийская дивизия начала двигаться по дороге от Пау на юг.

Командир IV корпуса был озабочен тем, чтобы наступление не прекращалось, и, когда дивизия подошла к реке, приказал ее частям форсировать реку и создать новый плацдарм. После того как это было сделано, японские снайперы, сидевшие на деревьях, начали сильно донимать пехоту, поэтому танки, используя свои пулеметы, били короткими очередями по каждому из тех из них, кто был обнаружен. Тем не менее эта проблема продолжала оставаться серьезной.

20-я индийская дивизия в центре начала переправляться через Иравади между Алагаппой и Мьинму за сутки до этого в ночь с 12 на 13 февраля. Один батальон пехоты с двумя эскадронами танков «Стюарт» (из 5-го и 9-го кавалерийских полков) помогли создать плацдарм, после чего танки были отведены. Первоначально японцы оказывали лишь незначительное противодействие, потому что японские резервы держались довольно далеко в тылу. Но японцы решили, что это, вероятно, и есть главный удар наступления на Мандалай. Они отреагировали на форсирование британскими войсками реки нанесением 15 февраля ударов с воздуха. Японские самолеты уничтожили много британских лодок и плотов, задерживая наращивание сил, но японское командование не предприняло никаких усилий для того, чтобы вслед за этим действовать и на земле. К 22 февраля 20-я индийская дивизия создала довольно глубокий плацдарм.

В район Нгазуна прибыли дополнительные японские войска, но вместо того, чтобы подождать, пока не будут накоплены значительные силы для мощных скоординированных действий, прибывавшие войска вводились в бой по частям. Одним из подходивших подразделений был остававшийся в резерве батальон 4-го танкового полка, вооруженный средними (фактически легкими. – Ред.) танками «Чи-ха». Британские ВВС обнаружили 19 февраля один из его танков, который был кое-как замаскирован тремя ветками. Полагая, что и другие танки находятся неподалеку, британские самолеты нанесли удар с воздуха. Первый танк и еще тринадцать, что составляло одну треть общего боевого состава полка, были уничтожены. Это было крупной потерей для японцев, потому что 4-й танковый полк был единственной танковой частью в Бирме. После этого число контратак японцев сократилось, хотя они продолжали вести артиллерийский огонь вплоть до 5 марта.

На севере 19-я индийская дивизия прорвалась к Кьяукмь– яунгу (Чаумьяуну) 11 февраля на широком фронте с бригадами в один эшелон. С 254-й индийской танковой бригадой, сопровождавшей бригаду слева, дивизия начала двигаться в южном направлении, подвергаясь постоянным нападениям японских отступающих частей, при этом 7-я легкая кавалерийская дивизия потеряла два «Стюарта», попавшие под огонь противотанковых средств. Войска сильно страдали от жары и жажды, а в танках жара была просто невыносимой. Но к 2 марта дивизии создали плацдарм на другой стороне реки Мадая (Чаунмаги). Через три дня они были в 32 км к северу от Мандалая.

Из-за действий британцев на юго-западе Бирмы японский командующий (генерал Кимура. – Ред.) наконец понял, что Мандалай не был главной целью британцев. Он составил новый план обороны, но его пришлось пересматривать несколько раз из-за дальнейших успехов британцев и из-за того, что японское высшее командование решило оборонять прежде всего Индокитай. Однако в конце февраля 54-я японская дивизия была переброшена на 160 км в юго-восточном направлении – от побережья Бенгальского залива в район Енанджауна, в то время как один полк 2-й дивизии, два – 49-й дивизии и один – 55-й дивизии двинулись в направлении Мандалая с юга и северо-востока.

Но британцы также пересмотрели свои планы. Пересмотр включал одобрение плана «Дракула» и воздушно-десантных операций. После того как 17-я индийская дивизия и 255-я индийская танковая бригада создали внешний плацдарм у Нья– уну, были сделаны приготовления для наступления в восточном направлении на Мейтхилу. Две моторизованные бригады должны были разбиться на две колонны. 48-я бригада с одним танковым эскадроном и батареей самоходных артиллерийских установок впереди получила приказ взять Таунду. Южная колонна 6-й бригады, ведомая остатками 255-й индийской танковой бригады, должна была двигаться в восточном направлении, чтобы взять Махлайн, в то время как большая часть танков продолжала занимать аэродром в Табутконе. Это позволило бы перебросить по воздуху третью по счету бригаду дивизии, 99-ю. Как только это было бы сделано, Таунду следовало оставить.

В то время как 21 февраля началось осуществление этих планов, 7-я индийская дивизия стала расширять свой плацдарм, чтобы включить в него Чаук и Мьинджан, подвергаясь атакам японцев с воздуха. Боевая группа прояпонской Национальной индийской армии сдалась у Пагана, в то время как японцы отошли в катакомбы у Ньяуну. Когда они отказались сдаться, входы в катакомбы были завалены взрывами.

Сильно пересеченная местность к востоку от Хнаудуина задержала южную колонну, но она 25 февраля все же овладела Махлайном. Когда первый эшелон танков (которые шли в два эшелона) натыкался на позиции японцев (например, какой-то бункер), ими занимался второй эшелон. Японцы вели интенсивный огонь по танкам, и было применено интенсивное маневрирование, чтобы избежать попадания. Днем ранее северная колонна взяла Таунду и приступила к восстановлению аэродрома в Табутконе. Эта работа была завершена 27 февраля. Таунда затем была оставлена, и 48-я бригада двинулась в Махлайн. К 27 февраля 48-я бригада находилась севернее Мейтхилы, а 63-я бригада располагалась непосредственно к западу от города.

Командующий корпусом отдал приказ о наступлении на город 28 февраля. 63-я бригада наступала с запада, а 48-я – с севера, в то время как 255-я индийская танковая бригада (без некоторых подразделений) с двумя пехотными бригадами, но и с двумя пехотными батальонами на гусеничных машинах, 16-м легким кавалерийским батальоном бронеавтомобилей и батареей самоходных артиллерийских установок сделали большой крюк к северу, чтобы быть готовыми к штурму аэродрома к востоку от города на следующий день. Один батальон 99-й бригады был направлен, чтобы перекрыть дороги к северу от Мандалая.

Штурм начался 28 февраля. 63-я бригада встретила некоторое сопротивление японцев в отстоящих друг от друга домах и густых зарослях. После двух штурмов силами батальона пехоты при поддержке танков британцы выдвинулись к центру города, встречая на пути мины, а также артиллерийский и минометный огонь. Поддержка с воздуха в 15.45 дала британцам возможность окопаться, тогда как танки на ночь отошли для устранения неисправностей. 255-я танковая бригада на следующий день предприняла атаку в южном направлении, чтобы взять аэродром, и провела рейды на 20 км от Тази и Пьобуэ, чтобы задержать идущие на помощь обороняющимся японские подкрепления.

Три дня и три ночи продолжались бои силами небольших отрядов танков и пехоты, которые занимали бункер за бункером и дом за домом. К 3 марта 48-я бригада с двумя эскадронами 9-го королевского кавалерийского полка очистила северную часть города, а японский гарнизон был уничтожен штурмом с востока 255-й индийской танковой бригады и сопровождавших ее батальонов моторизованной пехоты. К следующему дню сопротивление почти полностью прекратилось. Британцы потеряли двенадцать танков и две сотни человек убитыми и ранеными.

На севере 19-я индийская дивизия прорвала оборону японцев у Мадаи и достигла Мандалая 26 февраля. Хотя индийцы и вошли в город 9 марта, две сильно укрепленные позиции японцев все еще держались. Это были Мандалайский холм (около 250 м высотой) и, вблизи него, обнесенный рвом и каменной стеной форт «Дафферин». Бомбардировки с воздуха (в т. ч. напалмом) бомбардировщиков Б-25 чередовались с атаками этих позиций пехотой. Решающий штурм форта «Дафферин» был проведен после бомбометания с рикошетированием 20 марта, но японский гарнизон неожиданно был выведен в предыдущую ночь. (Японский гарнизон почти весь погиб, потеряв 6 тыс. человек убитыми. – Ред.) Если не считать отдельных японских снайперов, в целом взятие Мандалая было завершено.

2-я британская дивизия после переправы через реку Иравади у Нгазуна соединилась с 20-й индийской дивизией южнее Мандалая 2 марта, а затем двинулась на юг, очищая от противника территорию в направлении Мейтхилы, 21 марта произошла встреча с 19-й индийской дивизией.

В центре события развивались следующим образом, Мьота была взята 20-й индийской дивизией 12 марта. Ее 254-я индийская танковая бригада двинулась в южном направлении и, действуя самостоятельно, атаковала и взяла Пьинзи 13 марта, Пиндале 19 марта и Вундуин 21 марта. Затем танки 23 марта отрезали японцам путь к отступлению из Мандалая в Куме, а 20-я индийская дивизия направилась на Чаусхе, взяв его 30 марта после недели боев. Японцы защищали этот район фанатично, поскольку это был пункт сбора отступавших с севера и запада войск. 2-я британская дивизия двинулась 17 марта в Аву, а затем очистила район в сторону слияния рек Чиндуин и Иравади.

У японцев не было иного выбора, кроме как попытаться отбить Мейтхилу для того, чтобы прикрыть отход своих 15-й и 33-й армий. Попытки сделать это продолжались весь март. Крупным силам японцев удалось вернуть Таунду. Снабжение 17-й индийской дивизии на некоторое время было прервано. В районе Мейтхилы британцы использовали бронетехнику в качестве средства мобильной обороны для ответных ударов в пунктах, атакованных япоцами.

Бригада 5-й индийской дивизии была переброшена по воздуху в Моунъюа из Палела для того, чтобы занять позицию для контратаки в любом направлении, а 9-я индийская бригада была переброшена по воздуху из Индии в Палела, чтобы быть готовой вылететь в Мейтхилу. Атаки японцев в конце концов пошли на убыль. Две моторизованные бригады из 5-й индийской дивизии, которым пришлось подтягиваться по дороге, переправились через реку. Одна из этих бригад вместе с несколькими танками 255-й индийской танковой бригады отбили 23 марта Таунду, в то время как 7-я индийская дивизия взяла Мьинджан. Другая моторизованная бригада 5-й дивизии двинулась в Мейтхилу.

Японцы на северо-востоке двигались на юг по оси дороги Мандалай – Тази в состоянии почти полной деморализации, не способные противостоять моторизованной пехоте и бронетехнике, поддерживаемой с воздуха. Другие японские части двигались в район Чаупадауна и Енанджауна, где находилась отрезанная 54-я японская дивизия. С этого момента кампания все быстрее шла к своему завершению. К маю после захвата Рангуна на юге уже не оставалось сомнений в исходе войны в Бирме.

XXXIII корпус потерял 6495 человек убитыми и ранеными, и 357 умерли от болезней. Общее число потерянных танков неизвестно. IV корпус потерял 4099 человек убитыми и ранеными, и примерно такое же число потерь стало результатом болезней. Двадцать шесть танков было потеряно безвозвратно. Сорок четыре танка, получившие повреждения в авариях или в ходе боевых действий, подлежали восстановлению. Одной из главных проблем, с которыми пришлось столкнуться, пожалуй, стали слетавшие гусеницы, но не меньше неприятностей доставляли также мины. При проведении операций экипажи танков чрезвычайно страдали от палящего солнца Бирмы, нагревавшего танки.

Кампания была хорошо спланирована и умело проводилась, несмотря на серьезные проблемы, создаваемые местными условиями и погодой. В обороне неудачи японцев были следствием их приверженности к вводу в бой танков и других сил в контратаках по частям, а также тем, что им не удалось взорвать мосты. У японцев было преимущество более короткой линии снабжения, но обе стороны испытывали недостаток в личном составе и в предметах снабжения.

Снабжение союзной коалиции на театре военных действий Китай – Бирма – Индия стояло на четвертом месте в очередности приоритетов в общей программе распределения. В дополнение к длительной перевозке по океану выгрузка предметов снабжения в индийском порту была только началом длительного путешествия, включая обращение с ними, их погрузку и разгрузку, иногда до девяноста раз, прежде чем предметы снабжения доставлялись в войска. Железные дороги в Индии имели различную ширину колеи. Иногда отсутствовали железнодорожные мосты через реки, и предметы снабжения для действующей армии приходилось перегружать на паромы или же пользоваться услугами местных переносчиков грузов до другой линии железной дороги. В качестве примера можно привести эпизод, когда запасные аккумуляторные батареи для танков и грузовиков перевозились морем в поддонах по пять штук в каждом. К тому времени, когда они были доставлены на базу снабжения, из десяти аккумуляторных батарей пригодной, пожалуй, была только одна. Коррозия, грибок и кражи местными жителями добавили число потерь. Таким образом, ремонт и поддержание танков и других машин в исправном состоянии в Бирме вовсе не были синекурой.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.354. Запросов К БД/Cache: 3 / 1