Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Корея

Корея

1950–1953 годы

Немцы продемонстрировали, вторгшись весной 1941 года в Югославию и Грецию, что бронетехнику можно использовать в горах – там, где долины тянутся в нужном направлении. Британцы в Бирме нашли, что это действительно так. Русским, конечно, было хорошо известно об обоих случаях (автор запамятовал о грандиозных наступательных операциях советских войск, проведенных в горных районах – в Карпатах (Восточных, Южных, Западных), Судетах, прорыв 3-й и 4-й гвардейских танковых армий через Рудные горы на помощь Праге и многое другое. – Ред.). Северокорейская армия состояла после Второй мировой войны из ветеранов армии коммунистического Китая (как офицеров, так и солдат), а также из ветеранов пехоты и танковых частей Советской армии (корейцев по национальности). Поэтому, когда Северная Корея решила вторгнуться в Южную Корею, у нее был личный состав, и ей предоставили военную технику для того, чтобы предпринять наступление. С советской военной техникой и, фактически, с советским генералитетом северокорейцы более чем сравнялись с Республикой Корея, которую вооружили Соединенные Штаты для защиты границ и обеспечения внутренней безопасности, а не для широкомасштабных военных операций (автор упрощенно и тенденциозно трактует взаимоотношения двух Корей. – Ред.).

Нежелание американцев предоставить более тяжелое вооружение и танки после Второй мировой войны было вызвано в значительной степени пылкими заявлениями президента Южной Кореи, который открыто ратовал за воссоединение Кореи силой. Если бы Соединенные Штаты вооружили Южную Корею более основательно, их могли бы обвинить в подстрекательстве к гражданской войне. К тому же военные советники США придерживались того мнения, что в Корее была невозможна война с применением танков.

Через пять лет после Второй мировой войны предполагалось, что в составе пехотной дивизии Соединенных Штатов будет танковый батальон, а в составе каждого пехотного полка – рота средних танков. Но обычный для мирного времени организационный разлад, в котором обвиняли недостаточные ассигнования, привел к тому, что в среднем на дивизию приходилось лишь по танковому батальону. В начале корейской войны в июне 1950 года войска Соединенных Штатов в Японии имели на вооружении лишь легкие танки М-24, потому что более тяжелые танки были бы явно слишком тяжелы для японских мостов. Тем не менее ввод этих сил в Корею под эгидой Объединенных Наций постепенно ослабил натиск Северной Кореи и остановил наступление по периметру берегового плацдарма, удерживаемого к северу и западу от Пусана (еще до того, как южнокорейцы были оттеснены к Пусану, северокорейцы, несмотря на господство в воздухе авиации США, окружили и 20 июля 1950 года совершенно разгромили 24-ю дивизию США. – Ред.). После наращивания сил американцами и их союзниками в том числе с танками M-4 «Шерман» и M-26 «Першинг» северокорейцы были оттеснены на север и в конце концов за 38-ю параллель после удара им в тыл морским десантом у Инчхона (Чемульпо). Хотя силы союзников в конце концов достигли реки Ялуцзян (граница с Китаем. – Ред.), вторжение китайских «добровольцев» заставило их отступить назад, за 38-ю параллель и далее. Огневая мощь союзников к тому времени чрезвычайно возросла, и коммунисты (северокорейцы и китайцы) опять были отброшены назад на север, к 38-й параллели и кое-где севернее, где линия фронта (позде демаркационная) стабилизировалась.


ИНДЖЕ Май 1951 г.

В бою бронетехника нескольких частей и соединений иногда объединялась, но обычно с целью нанесения массированного удара в качестве артиллерии. В других случаях бронетехника вооруженными силами США применялась или использовалась неумело небольшими группами, у коммунистов же к тому времени бронетехники почти не было. Несмотря на существование нескольких танковых дивизий, американцы их никогда не использовали так, как североко– рейцы первоначально использовали свои танки. В большинстве операций союзной коалиции вводились в бой танки ограниченно и постепенно. Пехотные командиры, казалось, проявляли растерянность по поводу того, как использовать танки. Например, обычной практикой было придавать одну роту танкового батальона каждому пехотному полку. Командир полка затем придавал каждому пехотному батальону по танковому взводу, а командир батальона передавал его какой-либо своей пехотной роте. Ротные командиры иногда передавали танковый взвод пехотному отделению. Если офицер-танкист выступал с предложением более грамотно использовать его танки, обычный ответ командира пехотного полка на это был следующим: «Если вы не желаете так же рисковать, как и мои солдаты, то не думаю, что вы можете быть в составе данного подразделения».

Однако правда и то, что в Корее было немного таких районов, где можно было свободно использовать бронетехнику. Поэтому по большей части танки использовались в качестве артиллерии против оборонительных позиций противника и иногда при форсировании рек для оказания поддержки пехоте. Если почва была твердой, то танки использовались, чтобы занимать оборонительные позиции на склонах гор и по другую сторону рисовых полей, чтобы вести огонь по деревянным блиндажам северокорейцев и китайцев. Однако найдется немного операций, в которых танки применялись бы более чем ограниченно. Одна из таких операций может служить наглядным примером того, какие проблемы возникали в ходе боевых действий в Корее и какие средства использовались для их разрешения.

В мае 1951 года силы союзной коалиции в очередной раз теснили коммунистов в северном направлении – к 38-й параллели и дальше. 16 мая 1951 года китайцы и северокорейцы начали свое второе весеннее наступление. После нескольких дней наступления их атаки пошли на убыль, и к концу недели они слишком растянулись и были ослаблены из-за потерь. Затем силы ООН (американцы и их союзники) начали оказывать давление. 60 тыс. северокорейцев в составе двух армейских корпусов вместе с многими тысячами китайцев стали отступать.

Вечером 22 мая 187-й воздушно-десантный полк получил приказ быстро продвинуться в северном направлении вдоль дороги Хончхон – Индже. Когда он преодолел около 6,5 км, к наступлению подключилась оставшаяся часть Х корпуса США.

В 9.40 утра 24 мая группа, известная как Оперативная группа Герхарда, получила приказ от командира корпуса выйти в полдень из Хончхона, чтобы захватить мост через реку Соянган. Эта группа должна была состоять из батальона воздушно– десантных войск (пехоты), отделения взвода полковой разведки, инженерной роты, одной батареи артиллерийского воздушно-десантного дивизиона, четырех самоходных зенитных орудий М-16 и максимально возможного количества танков M4A3E8 из 72-го танкового батальона. Однако 72-й танковый батальон был рассредоточен. Большая часть его танков находилась в 32 км юго-восточнее Хангие, и им потребовалось бы четыре часа для прибытия. Одна рота действовала вблизи Хангие в роли артиллерии. Один взвод из четырех танков вместе со взводом инженеров и несколькими разведчиками был направлен в Пучхаэтул, чтобы устроить пункт встречи оперативной группы, и они сосредоточились там в русле реки Хончхонган.

Инженерный взвод и разведчики на джипах и грузовике выехали в 12.30, чтобы обследовать дорогу на наличие мин. Головные танки выехали в 13.00. Поравнявшись, они превратились в колонну, состоявшую из двух танков, джипа, двух грузовиков и, наконец, третьего джипа. Когда они остановились у Контвири, чтобы проверить, нет ли мин, за ними наблюдал с вертолета командир корпуса. Он спустился вниз и приказал им двигаться на скорости 30–35 км/ч, пока они не наткнутся на мину. Затем командир корпуса улетел на командный пункт. Обнаружив, что остальные танки все еще не отправились, он велел им двигаться вперед, нарушив строй, спланированный командиром оперативной группы, и загромождая дорогу танками, грузовиками и пехотой. Один танковый взвод, однако, вырвался вперед и двигался на полной скорости, чтобы прибыть в назначенный пункт.

По дороге отряд встретил рассредоточенную китайскую пехоту и гранатометчиков, но при поддержке небольшого разведывательного самолета отряду удалось прорваться через проход севернее Огумала почти без труда.

Место, в котором разгорелась еще одна перестрелка, было возле Оронни, где несколько китайцев были взяты в плен и оставлены под охраной. Теперь отряд находился в 13 км от главных сил. С разведывательного самолета сообщили, что на расстоянии в 1,5 км впереди находятся около 4 тыс. китайцев, но что два звена реактивных самолетов уже летят, чтобы сбросить на них напалм. Два танковых взвода построились для боя и обнаружили китайцев буквально за мгновение до того, как появились реактивные истребители. Китайцы смешались, и танки двинулись вперед, чтобы развивать успех.

Примерно в 16.30 разведчики увидели реку Соянган. Вскоре после этого на место прибыли еще два танковых взвода. Основные силы оперативной группы начали подходить в 6.30, и был образован передний край круговой обороны на берегу реки.

Воздушная разведка показала, что китайцы потоком хлынули в коридор спасения севернее Индже под прикрытием отрядов смертников, выполнявших задачу сдерживания. Было выбрано верное время для того, чтобы попытаться отрезать китайцев, и направлена еще одна оперативная группа на расстояние около 100 км через Индже к Касону на берегу Японского моря. Стало ясно, что колонна может столкнуться с главными силами противника, но при этом оставалась надежда на удачное продвижение.

Были собраны два других батальона 187-й воздушно-десантной пехотной дивизии. С 72-м танковым батальоном в качестве головного отряда оперативная группа оставила район Хангие после полуночи 27 мая во время сильнейшей грозы в 1.00. Колонна в 20 км длиной включала семьдесят два танка и 622 другие машины. Войска двигались налегке, взяв с собой только оружие.

Приближаясь к Индже, на полпути к Касону, колонна наткнулась на несколько дорожных заслонов и засад и должна была переправиться через реку Соянган, к северу от Сачхири, где был снесен мост, но тем не менее на рассвете 27 мая достигли Индже. Город представлял собой груду развалин. Холмы вокруг города, как соты, были заполнены оборонительными позициями китайцев. Истребители-бомбардировщики сил ООН весь день наносили удары по этим позициям ракетами, напалмом, поливали их пулеметным огнем. Китайцы и северокорейцы отступали в северном направлении по нескольким дорогам совершенно дезорганизованные, однако их арьергарды, сдерживавшие наступление американцев, были умело размещены и организованы.

На холмах по обе стороны узкой главной дороги северо– корейцами и китайцами были организованы оборонительные позиции, и оперативная группа начала сталкиваться с трудностями. Колонна грузовиков остановилась в окрестностях Индже, в то время как танки и авангард пытались выбить противника с холмов в 6,5 км к северо-востоку от города. Бой продолжался весь день. Перед самым наступлением темноты из Индже были подтянуты дополнительные войска и еще несколько танков. Коммунисты сражались отчаянно. Потери американцев были очень высоки из-за того, что приходилось останавливать множество яростных контратак китайцев, а несколько танков США были подорваны китайцами с помощью взрывчатки в ранцах, которую они ухитрялись доставлять достаточно близко для поражения намеченной цели.

Останавливая оперативную группу, коммунисты давали возможность своим отступающим войскам избежать ловушки. Это, а также большие потери американцев заставили высшее командование отменить наступление к морю, и оперативная группа была отведена. Если бы она была крупнее, возможно, результаты были бы лучшими.

При том что командир корпуса действительно в первый день знал о ситуации больше, чем командир оперативной группы, его личное вмешательство сняло с командира оперативной группы ответственность за результат операции. Разлад, возникший в результате нетерпеливости командира корпуса, мог быть даже большим, чем был, а влияние всего этого на моральный дух войск могло способствовать неудаче на втором этапе операции.

Еще одна операция в Корее, в которой в условиях ограниченного применения была использована бронетехника, происходила в октябре 1951 года у гряды Хартбрейк. Коммунисты намеренно создали воронки на тянувшейся в северном направлении дороге параллельно реке Хан для того, чтобы сделать дорогу непроходимой для машин. Сама река текла в скалистом ущелье. Американцы разведали маршрут вверх по ущелью. Саперы, работая ночью, подготовили ущелье для прохода батальона средних танков и сопровождающего пехотного батальона. Движение шло по графику и управлялось с передового наблюдательного пункта на холме напротив гряды Хартбрейк. Этот холм выходил на ущелье и долину Мундунг, где сосредотачивалась свежая китайская дивизия.

Гряда была обойдена, а китайцы в долине были вовлечены в последующие боевые действия, которые стали для них полной неожиданностью.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.193. Запросов К БД/Cache: 0 / 0