Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Операция «Джанкшн-Сити», Южный Вьетнам

Операция «Джанкшн-Сити», Южный Вьетнам

Февраль – апрель 1967 года

Разнообразие характера местности в Южном Вьетнаме, от гор до джунглей и рисовых полей, создавало массу проблем. Район дельты реки Меконг изобиловал протоками, каналами, осушительными канавами, болотами и лесами. На уровень воды в каналах и протоках часто оказывали влияние приливы и отливы. Центральное и другие плато были то удушающе пыльными в сухой сезон, то становились непролазной грязью в сезон дождей. У многих мелких речек были высокие берега. На севере Южного Вьетнама возвышались Аннамские горы, покрытые лесами.

Вооруженные силы США и Южного Вьетнама в это время испытывали трудности из-за недостатка танков-амфибий, но плавающие гусеничные бронетранспортеры пехоты М-113 (приспособленные к местным условиям модификации) были использованы для поддержки пехоты в качестве альтернативы легким танкам. Только в 1969 году в войска поступил легкий танк «Шеридан», до этого проходивший испытания. В качестве огневой поддержки для пехоты на М-113 использовались также средние танки М48А3. М48А3 был развитием танка М-26 «Першинг» периода мировой войны, но был более обтекаемой формы. Он был снабжен прожектором, обеспечивающим как инфракрасную подсветку (для приборов ночного видения), так и обычное освещение. На некоторых из этих машин между башенкой и башней был установлен дополнительный «стояк» с прибором ночного видения.

М-113 имел водонепроницаемый корпус из брони из алюминиевых сплавов с местами для водителя, командира и 11 солдат. Пулемет 50-го калибра (12,7 мм) передней части и пулемет винтовочного калибра со щитами составляли обычное вооружение, хотя и существовали различные модификации этого бронетранспортера. На некоторых из этих машин были установлены брусья лебедки с 2 тоннами троса. Они использовались для того, чтобы перетягивать соседние машины через небольшие речки или на крутые берега. Два троса использовались для соединения машин в цепочки для поддержки друг друга. У некоторых машин были лебедки-барабаны, приваренные к ведущим колесам гусениц, использовавшиеся для того, чтобы с помощью тросов с закрепленными на них морскими якорями машины вытягивали себя из вязких мест. Использовались также танки-мостоукладчики – до 1969 года, когда на вооружение поступил мостоукладчик типа «ножницы» на шасси М-113.

Операции на такой местности, как в Южном Вьетнаме, требовали постоянной смазки боевой техники, приходилось принимать особые антикоррозийные меры при действиях в районах приливов. Уже признанные устаревшими, картечные (шрапнельные) боеприпасы снова разрабатывались для использования в 90-мм пушках танков М48А3. У всех машин возникали проблемы, когда они наезжали на наземные мины. Несмотря на весьма значительный опыт Второй мировой войны в области использования противоминных танков-тральщиков, ни один из них не применялся во Вьетнаме до 1970 года.

Уже давно ощущалось, что бронетехника малоэффективна в условиях партизанской войны, с которой столкнулись южновьетнамские и союзные им войска. Но во Вьетнаме, так же как и в Корее, потенциальные возможности техники, которых, как первоначально считалось, недоставало, в дальнейшем реализовывались. Снова было выведено заключение о том, что почти нет такой местности, где боевые гусеничные машины были бы совсем непригодны, хотя танки были привязаны к пехоте и не делалось особых усилий по нанесению ударов, когда участки местности на широком фронте преодолеваются максимально быстро.

Первой масштабной операцией с применением обычного оружия и традиционной тактики, базирующейся на знаниях, почерпнутых из тактики партизан, стала операция 22 февраля 1967 года, которая получила название «операция «Джанкшн-Сити». Это не было сражением в общепринятом или обычном смысле слова. Наоборот, она состояла из имеющих важное значение серий малых боевых действий, распространявшихся на большую территорию, но все они были частью общего плана. Операция проходила в густых джунглях, которые в течение двадцати лет давали укрытие повстанцам, противостоявшим Франции, а позднее Республике Южный Вьетнам. Был известен район размещения верховной ставки коммунистов Южного Вьетнама, и операция была нацелена на ее уничтожение, как и на уничтожение любых других баз коммунистов в случае их обнаружения.

Те, кто планировал операцию, знали, что ставка противника была скрыта в огромной системе туннелей («лисьих нор»), изобиловавших ловушками. Весь район действий охватывал 650 квадратных километров территории провинции Тэйнинь, расположенной рядом с границей нейтральной Камбоджи, которая использовалась как прибежище для вьетконговцев («Вьетконгом» американцы называли Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама. – Ред.). Полагали, что в этом районе находилось около 10 тыс. вьетконговцев из их 9-й дивизии вместе с двумя батальонами регулярных войск Северного Вьетнама. Принятым планом предполагалось попытаться отрезать этот район от шоссе 13 на востоке, от камбоджийской границы на севере и западе и от линии коммуникаций между городом Тэйнинь и городами на юге, с главным ударом, предполагавшимся в районе западнее линии сообщения между Катумом и Суоида. Вьетконговцев в этом районе следовало согнать в одно место в ходе операции широкого прочесывания и ликвидации. Выдающихся результатов не ожидалось. Наоборот, было осознание того, что операция потребует медленных и кровопролитных затяжных боевых действий.

В операции приняли участие австралийские и южновьетнамские войска численностью в 45 тыс. военнослужащих. Общий штаб руководства операцией был в Дау-Тьенге. Были введены в бой следующие части:

I– я пехотная дивизия из шести батальонов плюс кавалерийский (танковый) отряд и артиллерия из 9-й пехотной дивизии.

25-я пехотная дивизия из четырех батальонов плюс три батальона из 4-й пехотной дивизии и три батальона 196-й легкой бригады (между двумя дивизиями был сорок один артиллерийский дивизион).

173-я воздушно-десантная бригада (один батальон).

II– й кавалерийский (танковый) полк (один эскадрон) плюс 1-я австралийская оперативно-тактическая группа.

34-й танковый полк (один батальон).

1-й и 25-й южновьетнамские батальоны морской пехоты.

1-я авиационная бригада и 13-й авиационный батальон.

3-е авиакрыло тактических истребителей.

Операции предшествовали бомбовые удары бомбардировщиков Б-52 с базы на о. Гуам (ковровые бомбардировки, каждый такой бомбардировщик сбрасывал до 30 тонн бомб. – Ред.), и она началась перед рассветом 22 февраля с высадки парашютного десанта у Катума – батальона 173-й воздушно– десантной бригады с авиабазы в Бьенхоа. За этим последовали высадка десанта аэромобильных частей и подразделений на 320 вертолетах из района сосредоточения в Тэйнине и других местах. Когда эти этапы были завершены, район был окружен следующими частями, которые были переброшены по воздуху на позиции, где они начали устанавливать опорные пункты с огневыми средствами, с которых будут действовать.

Один батальон 16-й пехотной дивизии южнее Катума.

Один батальон 173-й воздушно-десантной дивизии в Катуме.

Один батальон 2-й пехотной дивизии и один батальон 26-й пехотной дивизии западнее Катума.


ДЖАНКШН-СИТИ

Февраль 1967 г.

Один батальон 23-й пехотной дивизии к западу от вышеупомянутых двух батальонов.

Два батальона 22-й пехотной дивизии и один батальон 12-й пехотной дивизии в северо-западной части намеченного района.

Один батальон 1-й пехотной дивизии, один батальон 21-й пехотной дивизии и один батальон 31-й пехотной дивизии к югу от вышеуказанных трех батальонов.

В районе восточнее Трайби были два батальона 27-й пехотной дивизии и один батальон 5-й пехотной дивизии. Западнее Трайби были один батальон 16-й пехотной дивизии, по одному от 2-й и 28-й пехотных дивизий, отряд 4-го кавалерийского (танкового) полка, 11-й кавалерийский (танковый) полк и один батальон 34-го кавалерийского (танкового) полка плюс австралийская оперативно-тактическая группа.

В то время как продолжалась переброска по воздуху, отряды из Трайби отправились пешим порядком, в БМП и танках в центр и на юг «подковы», образованной пехотными батальонами, замыкая таким образом окружение, чтобы организовать опорные пункты с огневыми средствами и пункты огневой поддержки, после чего все силы должны будут действовать в направлении центра «подковы» – в операциях поиска и ликвидации повстанцев.

Установка опорных пунктов с огневыми средствами и огневой поддержки – обычная тактика, когда союзные войска действовали в новом для них районе. Это приблизительно соответствовало лагерям и опорным пунктам кампаний в пустыне Второй мировой войны или же поездам из фургонов, составленных кругом, времен американских пионеров, защищавшихся от индейцев. Бронетанковый периметр с проводной связью и системами оповещения должен был быть образован в пределах сектора артобстрела пункта огневой поддержки, способного вести огонь во всех направлениях, чтобы по необходимости оказывать поддержку огнем. Спаренные 40-мм зенитные орудия машин М-42 и М-113, вооруженных мини-пушками[6], использовались для ведения интенсивного огня высокой плотности по возможным местам атаки противника. Самоходные минометы, также машины на шасси бронетранспортера М-113, были размещены таким образом, что могли стрелять и осветительными снарядами (ночью).

Войска на пехотном опорном пункте с огневыми средствами должны начинать выполнение задач поиска и ликвидации вьетконговцев с началом дня и возвращаться к периметру с наступлением ночи, хотя ночные патрули продолжали действовать. Опорные пункты с огневыми средствами, образованные бронетанковыми частями, были очень похожи друг на друга. Машины обыкновенно везли с собой рулоны проволочных заграждений, которые устанавливались ночью вокруг каждой машины – для сдерживания и предупреждения проникновения противника, а также для того, чтобы преждевременно срабатывали кумулятивные реактивные гранаты безоткатных противотанковых гранатометов РПГ советского производства.

Батальоны 1-й дивизии, двигаясь из Суоида, установили опорные пункты с огневыми средствами восточнее Прекклока в 29 км северо-восточнее Тэйниня. 1-й и 3-й дивизионы 11-го кавалерийского (танкового) полка раскинули базовый лагерь в 13 км западнее Прекклока. Южновьетнамские морские пехотинцы были переброшены по воздуху 24 февраля в район расположения 196-й легкой пехотной бригады, а 11-й кавалерийский (танковый) полк выдвинулся в этот район для оказания им поддержки.

Все части первоначально наталкивались на слабое сопротивление противника. Многие вьетконговцы, очевидно, отступили на территорию Камбоджи. В то время как пехота продолжала блокирование, бронекавалерийские (танковые) части рассредоточились, выполняя задачу поиска и ликвидации партизан. Снабжением занимались авиационные батальоны – после того как доставили войска на их позиции. Снабжение также поступало по шоссе 4, проезд по которому обеспечивали средние танки 34-го танкового полка. Вьетконговцы по ночам устанавливали мины на шоссе, и 36 машин стали жертвами мин в первые две недели операции.

Каждый день войска находили несколько базовых лагерей вьетконговцев. Некоторые были сильно защищены, и требовалось вызывать авиацию для нанесения по ним ударов с воздуха, чтобы ослабить сопротивление их защитников. К 28 февраля сжимавшие кольцо окружения части, которые все больше приближались к центру этого кольца, все чаще и чаще вступали в боевой контакт с противником. Вьетконговцы обычно действовали по двое и по трое. Однако в тот день произошел бой, длившийся пять с половиной часов, когда в засаду попала рота одного из батальонов 1-й дивизии, которая наступала двумя колоннами через джунгли – после того как оставила свой ночной оборонительный периметр. Засада была устроена целым батальоном 101-го северовьетнамского полка. Она была хорошо замаскирована, и на деревьях было посажено много снайперов. Американские солдаты образовали боевую линию в виде подковы, чтобы противостоять атакам со всех сторон. Понеся большие потери от огня американской артиллерии с ближайшего пункта огневой поддержки, противник отступил.

На несколько дней операция превратилась в ряд действий по очистке территории от противника. Войска США, вступая в контакт со сколь-нибудь значительными силами противника, обычно вызывали артиллерийский огонь и авиацию, вместо того чтобы вести боевые действия по типу партизанских, подобно вьетконговцам. В отношении «туннелей» («лисьих нор») вьетконговцев часто использовался слезоточивый газ, но внутренние водные барьеры часто не давали газу проникать слишком далеко. 1 марта вьетконговцы ответили применением в больших масштабах слезоточивого газа против 11-го бронекавалерийского (танкового) полка в местности западнее Катума, но не предприняли попыток вслед за этим атаковать. В другом месте, у шоссе 4, вьетконговцы атаковали роту С 34-го бронетанкового полка, который был задействован в зачистке дороги от противника, повредив два танка М48А3, но были выбиты отсюда с помощью авиации, боевых вертолетов и артиллерии, бросив большое количество оружия.

5 и 6 марта некоторые из пехотных частей выдвинулись с целью создания новых позиций огневой поддержки, все еще временами встречая мелкие отряды вьетконговцев. Вечером 10 марта батальон 2-го пехотного полка прикрывал позицию огневой поддержки возле Прекклока вместе с двумя батальонами 33-го артполка. Это был моторизованный батальон на БТР М-113. М-113 были развернуты с интервалами в 40–45 м по периметру со стрелковыми ячейками пехоты, прикрывавшей промежутки между ними. Вьетконговцы отвечали минометным огнем. Как только он прекратился, район от 220 до 650 м от периметра был прочесан огнем, но тут же атаковали с двух направлений вьетконговцы, на которых обстрел, казалось, никак не повлиял. Была запрошена поддержка артиллерии и авиации, наносившей удары с воздуха осветительными ракетами, а также были вызваны вертолеты, чтобы эвакуировать раненых. Вьетконговцы в течение ночи периодически продолжали атаковать, но на рассвете они прекратили атаки и отошли, унеся с собой многих из своих убитых товарищей.

Южновьетнамские морские пехотинцы, которые понесли тяжелые потери, были эвакуированы 11 марта. В тот же день, когда солдаты 4-й дивизии и батальон 11-го бронекавалерийского (танкового) полка продолжали операции поиска и ликвидации, они вошли в боевой контакт с вьетконговской ротой. Вьетконговцы попытались ночью бежать через реку в Камбоджу, но на их пути оказались боевые вертолеты, которые нанесли по повстанцам удары. Еще один батальон 11-го бронекавалерийского (танкового) полка был доставлен сюда на вертолетах для оказания поддержки. Бой шел всю ночь при средствах освещения наземных целей; он закончился на рассвете, и большинство вьетконговцев пали в этом бою.

К этому времени войска США также понесли большие потери, но более пятидесяти базовых лагерей противника были разгромлены вместе с центром коммуникаций, центром комплектования подразделений Вьетконга, а также базой снабжения. Кроме того, было захвачено большое количество ценных документов.

19 марта передовой вертолетный аэродром и артиллерийские позиции трех дивизионов 27-го артполка, находившиеся под прикрытием батальона 4-й пехотной дивизии, подверглись удару волны атакующих пешим порядком вьетконговцев и едва не были захвачены ими. Но 11-й бронекавалерийский (танковый) полк с еще одним пехотным батальоном выдвинулись из Суоида, чтобы ослабить их натиск. Вьетконговцы большой массой окружали бронетехнику, но были уничтожены. Более пятисот вьетконговцев были сброшены бульдозерами в общую могилу после боевых действий, а кровавые следы указывали, что еще большее число своих убитых и раненых забрали с собой те, кто выжил.

Еще один бой произошел вблизи этого места 19 марта между батальоном вьетконговцев и батальоном 25-й дивизии. Один из батальонов дивизии перебрасывался на передовые позиции вертолетами, но после высадки вьетконговцы привели в действие пять дистанционных мин, которые заранее здесь зарыли. Взрывами были уничтожены или повреждены девять вертолетов и убиты и ранены двадцать шесть членов экипажей вертолетов. После этого американские войска зачистили район от противника, а оставшихся в живых солдат батальона подобрали другие вертолеты.

Еще одна операция произошла 20 марта у Баубанга, немного северо-восточнее Лайкхе. Отряд 3-го батальона 5-го бронекавалерийского (танкового) полка 9-й пехотной дивизии находился под оперативным командованием 1-й дивизии и получил приказ занять и удерживать позицию огневой поддержки для батареи 9-го артполка. Шесть танков М48А3 образовали своеобразный «поезд» по периметру обороны с артиллерийской батареей в центре. Один взвод пехоты на М-113 отправился на разведку разбитой дороги.

В 21.00 вьетконговцы прозондировали периметр, собрав пятнадцать коров и направив их через шоссе 13 в нескольких сотнях метров к северу от периметра. Несколько часов спустя огонь тяжелых пулеметов вьетконговцев был подавлен с помощью прожектора танка М48А3 огнем трех бронетранспортеров пехоты М-113. Через два часа после этого вьетконговцы обнаружили себя огнем минометов, за которым последовала атака пехоты. Два М-113 были выведены из строя, и два танка получили попадания, но не были выведены из строя. После некоторой паузы вьетконговцы атаковали снова, открывшись под осветительными снарядами, выпущенными из минометных бронетранспортеров М-125. Атака была остановлена на одном направлении, но вьетконговцы большой массой окружили М-113 в другом пункте, и одна машина была ими сожжена.

Взвод, который был в разведке, теперь вернулся, а еще два взвода с танками М48А3 и БТР М-113 с другой огневой позиции двигались с юга. Один М-113 был подбит, и танк отделился от периметра, чтобы вытащить его. После этого танки и БТР объехали периметр. Затем вьетконговцы атаковали опять. Несколько танков были подбиты, и несколько вьетконговцев почти достигли периметра. Но это была их обычная последняя атака, во время которой другие вьетконговцы с веревками и крюками оттаскивали своих убитых и раненых. Авиаудары и удары боевых вертолетов наносились во время этого последнего штурма несколько раз. К рассвету вьетконговцы отступили.

Похожие боевые действия происходили в тот же день у Апгу между подразделениями 4-й дивизии и 27-м полком вьетконговцев. Артиллерийская позиция огневой поддержки подверглась минометному обстрелу и атаке пехотной цепи Вьетконга. Еще один бой с Вьетконгом произошел с участием 272-го полка в 5.00 у позиции огневой поддержки в Соуитре. Батальон 25-й пехотной дивизии в 9.00 продрался через джунгли, после чего через несколько минут подошли танки из 34-й бронетанковой дивизии как раз вовремя, чтобы не дать противнику захватить позицию. Вьетконговцы были уничтожены в ходе двенадцатичасового боя, в котором было убито более шестисот человек. Район вокруг Апгу оставался уязвимым в течение нескольких дней, потому что непогода препятствовала подтягиванию подкреплений или снабжению по воздуху.

Время от времени предпринимались дополнительные авианалеты (ковровые бомбардировки. – Ред.) бомбардировщиков Б-52, а затем вьетконговцы начали применять американскую тактику на американцах. То есть они перешли к открытию огня из дальнобойных крупнокалиберных минометов, вместо прежней партизанской тактики или применявшейся до этого тактики атаки большой людской массой.

6 апреля натиск вьетконговцев был возобновлен – при установлении американцами новых позиций огневой поддержки. К 15 апреля в ходе операции все еще не было достигнуто блестящих результатов, хотя были обнаружены сотни тонн продуктов, много предметов снабжения, радиостанция, студия звукозаписи, школа подготовки пропагандистов, фотолаборатория, центр связи, сотни единиц оружия, 102 базовых лагеря и несколько тысяч домов, бункеров и «туннелей», которые были приведены американцами в негодность. Были также найдены десятки килограммов документов. Потери вьетконговцев оценивались в 1243 человека, что примерно в десять раз превысило потери у американцев и их союзников.

11-й бронекавалерийский (танковый) полк был выведен из этого района 15 апреля, и вся операция свернута к 16 маю, потому что противник перегруппировал свои силы на севере, нанося удар через демилитаризованную зону. Это заставило американцев также перегруппировать свои войска, передислоцировав и те части, которые оказывали натиск в районе проведения операции «Джанкшн-Сити».

Существует два взгляда на эту операцию. Один состоит в том, что, если бы США смогли сохранить темп наступления, возможно, операция «Джанкшн-Сити» стала бы поворотным пунктом этой войны. Согласно другой точке зрения, операция доказала невозможность ведения боевых действий против партизан с использованием обычной тактики.

Под влиянием ряда высказываний сторонников той или иной точки зрения и в гражданской прессе, и в некоторых военных изданиях появились публикации, несколько опрометчиво говорившие о большой эффективности бронетехники. Интересное опровержение этих статей сделал полковник Хью Дж. Бартли в журнале «Бронетанковые войска». Он подверг критике тенденцию в прессе приукрашивать успехи бронетанковых войск во Вьетнаме. Он понимал, что замечания, сделанные самими танкистами во время их бесед между собой, были гораздо ближе к истине и что именно из них следовало извлечь настоящие уроки.

Полковник Бартли начал с указания на то, что неправильное использование бронетехники, которое отмечено еще со времени Первой мировой войны, имеет место и до сих пор. Был приведен пример, когда командир пехотного батальона, который постоянно не по прямому назначению использовал танковый взвод, упорно не признавал, что потерял над ним контроль. Основной аргумент комбата состоял в том, что ему было необходимо вытаскивать грузовики на холмы после дождя. Еще одной проблемой, с которой столкнулись танковые командиры, была вера в то, что бронетехнику следует использовать лишь при выполнении исключительно задачи по «утюжке джунглей», несмотря на большой дефицит в машинах из-за их простоя, вызванного последующим ремонтом. Общее недовольство вызывало слепое и бездумное придание по одному танковому взводу каждому пехотному батальону – вне зависимости от задачи, поставленной каждому из батальонов. Танкисты жаловались также друг другу по поводу манеры пехотных командиров разбивать даже танковые взводы.

Командиры и не думали разбивать пехотные части на отдельных пехотинцев или артиллерийские батареи на отдельные орудия; не дробили они и бронетанковые соединения на мелкие группы и бронетанковые части, – чем грешили иные командиры с 1916 года.

Как французы, так и американцы во Вьетнаме знали из опыта, что они обеспечили недостаточное количество запасных частей для бронетехники – для устранения возникавших повреждений, особенно такого рода повреждений, которые появлялись в результате подрыва танков и БТР на наземных минах. Полковник Бартли обратил также внимание на склонность корпуса военных инженеров к прокладке дорог и возведению мостов, а не к принятию контрмер в виде использования минных тральщиков или катков. Вместо этого в течение пяти лет они целиком полагались на использование оборудования по обнаружению мин в темпе шага пешего солдата или же танков с дополнительными тралами для подрыва мин, которые следуют впереди танковой колонны, что является дорогим удовольствием. Противоминные тралы не находили применения вплоть до 1970 года, да и тогда применялись лишь ограниченно.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.181. Запросов К БД/Cache: 0 / 0