Глав: 4 | Статей: 39
Оглавление
Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.
Роберт Айксi / Л. Игоревскийi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Сражение при Камбре, Франция

Сражение при Камбре, Франция

20 ноября – 6 декабря 1917 года

Хотя Ипрская операция стартовала до начала дождей, штаб танкового корпуса уже тогда рекомендовал проведение этой операции в районе Камбре – местности, подходящей для использования танков; это могло бы снять напряженность с района Ипра, но просьба была отклонена. После ипрских событий инициатива танкистов была поддержана. Устранение русских в качестве союзников, недавний разгром итальянцев (имеется в виду разгром итальянцев австро-венграми у Капоретто 24 октября – 9 ноября 1917 года – Ред.), растущая усталость от войны французской армии и неудача у Ипра требовали победы как залога повышения морального духа союзников. Американцы, которые вступили в войну в апреле 1917 года, до начала 1918 года не участвовали в боевых действиях в Европе. Еще одним фактором, повлиявшим на удовлетворение этой просьбы, был тактический успех в небольшой операции у Сен-Жюльена к востоку от Ипра 19 августа.

Местность вокруг Камбре была открытой и ровной и лишь незначительно изрыта снарядами. Небольшой гребень тянулся между Флескьером и лесом Авренкур, была небольшая, поросшая лесом гряда к юго-востоку от Бурлона, и еще одна гряда тянулась на север между Кревекуром и Маркуэном параллельно и к северу от канала. Между Авренкуром и Маркуэном был овраг под названием «Большой овраг», который на первый взгляд казался довольно труднопроходимым, но позднее обнаружилось, что это далеко не так.

По существу, наступление у Камбре стало для немцев сюрпризом и приобрело характер масштабной операции с намерением прорвать германскую линию Гинденбурга, систему из трех эшелонов широких траншей, расположенных большей частью на противоположных склонах гребней высот, под защитой проволочных заграждений глубиной 50 м и более, в районе к западу от Камбре. Успех зависел от прорыва оборонительных рубежей немцев и взятия неповрежденными мостов у Маньера и Маркуэна. Британские силы, привлеченные для прорыва, состояли из шести пехотных дивизий и девяти танковых батальонов, кавалерийского корпуса и около тысячи орудий различных калибров (а также около 1 тыс. самолетов. – Ред.). Две пехотные и две кавалерийские дивизии из XXI французского корпуса должны были прибыть на грузовиках ко времени атаки утром, но они опоздали и уже не могли быть полезными, и их вернули обратно. Армейский резерв не был впереди, потому что Ипрская операция заняла все резервные войска и никакого реального плана развития успеха в случае, если операция окажется успешной, не существовало.


КАМБРЕ

20 ноября 1917 г.

Предварительного артобстрела не проводилось, но в час «Ч» должен был быть открыт заградительный огонь, и огневой вал должен был переноситься скачкообразно на 200–250 м впереди от наступающих танков. Развернутые войска вдоль линии фронта должны были оставаться на своих позициях, а атакующие войска – проходить через них. Следовало бомбить с воздуха орудия и штабы противника, пока наступали танки, в то время как британская тяжелая артиллерия будет обстреливать пересечения дорог и артиллерийские позиции. Дымовые завесы должны были быть установлены в определенных местах, особенно к востоку от Гоннелье на гребне Флескьер, а также в районах Бурлон и Восель.

III британский корпус состоял из четырех дивизий. Из них 12-я дивизия располагалась в районе Гоннелье – Виллер-Гислен с 20-й дивизией к северу от них. 29-я и 6-я дивизии брали на себя соответственно пункты Виллер-Плуиш и Бокамп. Две дивизии IV британского корпуса также должны были участвовать в операции. 51-я дивизия была в районе Треко, а 62-я дивизия к северо-западу от нее в лесу Авренкур.

Предусматривалось проведение учений, в ходе которых пехота и танки должны были научиться взаимодействовать и которые немецкая воздушная разведка не связывала бы с районом Камбре. Все танки были тщательно осмотрены. 36 железнодорожных составов доставляли танки в течение двух ночей подряд, а склады снабжения, замаскированные так, чтобы их не было видно с воздуха, были оборудованы в лесу. Районами сосредоточения 3-й танковой бригады были Гузокур и Виллер-Гислен, 2-й – лес Гузокур и 1-й – лес Авренкур. Оружие, боеприпасы, провиант и прочее продолжали накапливаться, поступая по узкоколейкам в эти районы, из которых танки снабжения будут сновать от одного боевого танка к другому после начала сражения.

Никаких необычных действий в первые часы наступившего дня не было предпринято. Ссылки по полевым телефонам на любой этап операции были запрещены. Не возрастала интенсивность воздушного наблюдения. Были приложены все усилия для обеспечения неожиданности: нельзя было создавать настораживающий шум, были применены средства маскировки, а самолеты поднимались в воздух, чтобы в сочетании с ложными передвижениями танков перебить характерный шум танков, выдвигавшихся в районы сосредоточения. Пасмурная погода способствовала созданию помех для немецких наблюдателей.

Танк Mk IV использовался в этой операции вместе с танками снабжения и несколькими танками радиосвязи и спасения. В числе готовых к боевым действиям были 378 танков Mk IV, девять танков радиосвязи, один танк телефонной и проводной связи, тридцать два танка с крючьями, три танка-мостоукладчика и пятьдесят четыре танка снабжения. Новшество было введено для танков снабжения (всего 477), по другим источникам 476. Каждый танк должен был тянуть на прицепе трое саней с предметами снабжения в дополнение к тому, что было загружено внутрь. Танки с крюками и мостоукладчики были направлены в район предполагаемого наступления кавалерии. Каждый такой танк тащил крючья на трехдюймовом стальном тросе, которые должны были срывать немецкие заграждения из колючей проволоки. Первый танк должен был проходить через данный район, ломая все продольные элементы конструкции. Два других затем следовали справа и слева. Когда эти танки двигались в сторону слегка по диагонали, проволочные полосы сворачивались подобно снежному кому, и большая территория полностью освобождалась от колючей проволоки. Шестнадцать из 378 боевых танков были не в состоянии вступить в бой из-за механических поломок. В их числе были танки-мостоукладчики.

Одна шестая часть танков находилась у каждого танкового батальона в резерве, за исключением 51-й и 62-й дивизий, где всем танкам трех батальонов 1-й танковой бригады были поставлены боевые задачи. По пехотным дивизиям было распределено от шестидесяти четырех до семидесяти двух танков (на каждый батальон), из которых тридцать шесть предполагалось бросить на первую цель, а двенадцать плюс танки, уцелевшие при первой атаке, – на вторую. Два батальона 2-й танковой бригады и четыре – 3-й были выделены для других дивизий, большая часть передана IV корпусу слева.

Первой целью была линия траншей от Авренкура через Рибекур, Буа-Куийе, Ля-Вакер и пересечение траншей на полпути между Банто и Гоннелье. Второй целью была линия траншей от Гренкур-лез-Авренкур, Флескьер, свекольного завода и линии траншей, тянущейся далее к Буа-де-Лато, и траншеи сообщения к югу от Ле-Паве. Затем атака должна была продолжаться в три этапа. Первый предполагал занятие рубежа от Кревекур-сюр-л'Эско через Маркуэн и Флескьер к каналу дю-Норд (Северный). Следующая впереди кавалерийская дивизия затем должна была пробиваться между Маньером и Маркуэном, проходя мимо Камбре с обеих сторон. На втором и третьем этапах должны были быть заняты дороги из Маркуэна и Маньера на Камбре и начато наступление через Бурлон, чтобы отрезать немецкие войска к западу от канала дю-Норд.

Специальная тактика была разработана как для пехоты, так и для танков и была принята всеми, за исключением 51-й дивизии. Танк Mk IV мог преодолевать только траншеи шириной в 3 м, поэтому на рельсах балансиров возили фашины из стянутых цепями кустов. Эти фашины можно было сбрасывать с танка в немецкую траншею, давая возможность машине переправиться через более широкую траншею. Отделение пехотинцев должно было следовать за головным танком цепью, чтобы зачистить от немцев участок траншеи и обозначить проход в колючей проволоке красными флажками. Передовой танк и его группа пехотинцев должны были пройти через колючую проволоку немцев и повернуть налево, не преодолевая траншеи, но ведя по ней огонь. Второй танк и его команда должны были идти вслед, сбросить фашину, перебраться через траншею и повернуть налево, зайдя в тыл немецкой траншеи и также ведя по ней огонь. Группа пехотинцев второго танка должна была перекрыть траншею в различных местах. Третий танк и его группа пехотинцев должны были идти вслед, пройти по фашинам в первой траншее, следовать до второй линии траншей, сбросить свою фашину и повернуть налево. Группа пехотинцев третьего танка должна была занять взятую траншею и дожидаться подхода первой волны пехоты, следующей в 300 м позади. Тем временем первый танк должен был вернуться к месту пересечения, преодолеть траншею и двигаться вперед с фашиной, готовой к использованию в случае необходимости. Другие танки шли следом.

Такая тактика в этой операции полностью себя оправдала. Но в 51-й дивизии была принята другая схема действий.

Там танки шли впереди, пехота следовала на расстоянии. В результате пехота отстала и не попала в брешь в колючей проволоке. Кроме того, без взаимодействия с пехотой шестнадцать танков были выведены из строя артиллерийским огнем по Большому оврагу.

В ночь с 17 на 18 ноября немцы осуществили вылазку в английские траншеи близ леса Авренкур и от пленных узнали о спланированной на ближайшее время операции. Но эти сведения достигли немецких позиций на линии фронта только перед самой атакой, за исключением позиций у Флескьера, где немцы успели подтянуть дополнительные пулеметы.

20 ноября в 6.10 был густой туман, когда танки начали двигаться вперед с рубежа примерно в 800 м от линии фронта немцев. В 6.30 заговорила британская артиллерия. Огневой вал, перемещаясь, ложился в 200 м перед головными танками. Первоначальная атака на север была успешной, но пулеметы сдерживали пехоту у Буа-де-Лато. Немцы взорвали мост через канал у Маньера, остановив танки, которые затем открыли огонь прикрытия пехоты, чтобы она могла форсировать канал. Большой овраг возле Рибекура был преодолен в ходе наступления, которое докатилось почти до Нуайель-сюр-л'Эско и Гренкур-лез-Авренкур. Несколько танков двинулись на Буа-де-Бурлон (лес Бурлон), но пехота была слишком измотана, чтобы следовать за ними, и танки вернулись.

В 8.00 двенадцати танкам было приказано оказывать содействие во взятии Фонтен-Нотр-Дам. Четыре танка с 29-й дивизией наступали на линию фронта немцев за Маркуэном. Еще два успешно атаковали Нуайе. К полудню восемнадцать танков были подбиты у Ле-Паве возле Буа-де-Лато, три у Маньера, четырнадцать у Маркуэна, шестнадцать у Флескьера и шесть к югу от Гренкура, всего пятьдесят девять. У Флескьера немецкий артиллерийский офицер один остался у полевого орудия, и ему удалось подбить британский танк. Пятнадцать других были подбиты, когда преодолевали гряду, укрепляя веру в то, что в этом была заслуга одного этого германского офицера, и так было упомянуто в британских донесениях. И только в последующие годы, когда германские архивы стали доступны, было обнаружено, что уничтожение этих танков – заслуга других немецких орудий, но первоначальный миф все еще продолжал жить – до самой Второй мировой войны.

К 16.00 были убраны проволочные заграждения перед кавалерией, которая сосредотачивалась возле Рибекура и Маньера. Авангард канадской кавалерийской бригады перебрался через канал к юго-востоку от Маньера. Еще один кавалерийский эскадрон переправился у Маркуэна, а другой достиг Нуайеля, но тяжелые потери заставили их отойти. Танки снабжения выдвинулись к местам встречи, а танки радиосвязи сообщили к этому времени о продвижении. Танковые экипажи, как и пехота, к тому времени, как был взят Фонтен (около 17.30), были совершенно вымотаны.

В ночь с 20 на 21 ноября из менее уставших танковых экипажей были сформированы смешанные части (исходя из того, что наступление будет продолжено на следующий день). Подошли пехотные части, которые не участвовали в боях в первый день (и не получили соответствующий практический опыт взаимодействия с танками). 1-я танковая бригада с 25 танками поддерживала атаку 62-й дивизии на Ано и Буа-де-Бурлон. 6-я дивизия с 13 танками 2-й танковой бригады взяла Кантен и с помощью 12 танков Фонтен. Обе бригады потеряли до 25 танков. На долю 3-й бригады выпало не так много боевых действий, и она была отведена, потому что объекты атаки справа были захвачены и теперь она образовала фланг, чтобы его удерживать, в то время как боевые действия продолжались в направлении на север. Однако это наступление образовывало клин и мешок, где сопротивление немцев приводило к активизации усилий британцев.

22 ноября немцы выбили британцев из Фонтена. Ожесточенные бои продолжались там и 23 ноября. 24 танка, ведя за собой пехоту, снова заняли Фонтен, но один танк был потерян из-за артиллерийского огня, а пехота была отсечена огнем от танков. В тот же день пехота в сопровождении 34 танков 1-й танковой бригады наступала на Буа-де-Бурлон. Танки продолжали двигаться к деревне Бурлон, но пехота из-за потерь не смогла следовать за ними, и танки вернулись назад.

24-го состоялось единичное сражение, а 25, 26 и 27-го у Бурлона и Фонтена прошли бои с участием нескольких танков. К тому времени танковые экипажи были совершенно измотаны и дезорганизованы, и дееспособных танков оставалось все меньше, несмотря на сверхчеловеческие усилия, прилагаемые для спасения подбитых танков и восстановления наименее поврежденных. Было решено вывести две из танковых бригад, оставляя 2-ю бригаду в лесу Гузокур для восстановления и отдыха. Этот отвод был почти завершен, а две бригады уже погружены на поезд, когда немцы, подтянувшие свежие войска, рано утром 30 ноября контратаковали.

К этому времени британцы были настолько заняты районом Бурлон – Фонтен, что не уделяли должного внимания своему правому флангу. Глубокий мешок стал целью немцев, которые немеревались взять в клещи целиком III и IV корпуса атакой из Бурлона и еще одной из Оннекура, обе они замыкались на Треко. Правое крыло немцев у Буа-де-Бурлон было остановлено и понесло большие потери. Но на левом крыле немцев их пехота быстро захватила Виллер-Гислен и Гузокур с помощью большого числа низколетящих самолетов и огня тяжелых минометов. Впервые в широком масштабе использовалась такая авиационная поддержка, тактика, согласно которой немецкие пикирующие бомбардировщики Ю-87 будут использоваться на ранних этапах Второй мировой войны (а советские штурмовики Ил-2 в течение всей войны. – Ред.).

В 8.00 ни один из танков 2-й танковой бригады в лесу Гузокур по различным причинам не годился для боевых действий, но с чудовищными усилиями 22 танка одного батальона и 14 другого смогли к полудню двигаться в направлении Гузокура. К тому времени гвардейская дивизия уже отбила его. Танки затем были использованы для того, чтобы двигаться вокруг, создавая заслон за деревней, в то время как подтянулись еще 20 подремонтированных танков другого батальона. Семнадцать танков были уничтожены артиллерийским огнем немцев, а другие были отведены в лес Гузокур.

Рано утром 1 декабря гвардейская дивизия и две спешившиеся кавалерийские дивизии, контратаковавшие у леса Гоши при поддержке 2-й танковой бригады, пополнились еще семнадцатью машинами, вышедшими из ремонта. Очистив лес, танки двинулись дальше к Виллер-Гислен, но попали под артиллерийский огонь прямой наводкой восточнее леса и отошли, потеряв четыре танка.

Пехота два дня вела ожесточенные бои вокруг Бурлона, Фонтена, Маркуэна и Ля-Вакер. В ночь с 4 на 5 декабря британцы беспрепятственно покинули свои позиции к северу от Флескьера.

Немцы захватили семьдесят один танк (из тех, что были подбиты или выведены из строя и требовали ремонта) и позднее использовали их против британцев и французов. Еще пятьдесят подбитых танков были отремонтированы или уничтожены британцами. Потери экипажей танкового корпуса составили 948 человек, в то время как пехота потеряла 6 тыс. бойцов, значительно меньше, чем в предыдущих сражениях. (Автор умалчивает о 9 тыс. пленных, 148 орудиях и 716 пулеметах, захваченных немцами, которые сами в первый день потеряли 8 тыс. пленными, 100 орудий и 350 пулеметов. – Ред.) Это достижение можно со всем основанием отнести за счет применения танков.

Необходимость сосредоточения бронетехники, а не использования ее по частям все еще до конца не принималась, но ценность следующих одна за другой волн и необходимость резервов признавались. Боевые танки, танки связи и снабжения доказали свою ценность, в то время как витало в воздухе, что дни конницы сочтены. И что самое важное, доверие пехоты к танкам было восстановлено. Несмотря на то что операция провалилась в том смысле, что войска к концу сражения вернулись почти к прежним рубежам, с которых начинали, это было победой в том, что был найден путь к способу в конечном счете разгрома Германии.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.274. Запросов К БД/Cache: 3 / 1