Глав: 8 | Статей: 8
Оглавление
«МАНЕВРЕННЫЕ ТАНКИ» — на этот тип бронетехники, предназначенный для прорыва полевых укреплений и оперативной поддержки войск, СССР сделал ставку в середине 1920-х гг. К тому времени трофейные танки, оставшиеся от Гражданской войны, уже окончательно устарели, да и запчастей к ним не было, так что остро встал вопрос о создании собственного танкостроения и вооружении Красной Армии современными типами боевых машин.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех маневренных танках СССР — как «импортных» «Виккерсах 12-тонных» и опытных Д-4, ТГ и Т-12, так и серийном Т-24. Будучи первыми отечественными средними танками, «двадцатьчетверки» имели большой потенциал для модернизации, однако массовыми так и не стали, закончив службу в качестве огневых точек укрепрайонов.

Почему же советское руководство предпочло отечественной машине танк Кристи? Было ли это решение оправданным — или стало серьезной ошибкой? Смогли ли легкие БТ заменить «маневренные» Т-24?

НОВАЯ книга ведущего историка бронетехники отвечает на все эти вопросы. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

«ТАНК ГРОТТО»

«ТАНК ГРОТТО»

Т-12 и Т-24 являлись не единственными маневренными танками, которые разрабатывались в Советском Союзе на рубеже 1920—1930-х годов. Еще одной боевой машиной данного класса был танк конструкции инженера Гроте — ТГ.

В 1920-х годах между Советским Союзом и Германией установились довольно тесные контакты в различных областях, в том числе и в военной сфере. После ряда консультаций 11 августа 1922 года рейхсвер и РККА заключили соглашение о сотрудничестве. По нему рейхсвер получил право создавать на территории СССР военные объекты для проведения испытаний техники и обучения личного состава тех родов войск, которые Германии запрещалось иметь согласно Версальскому мирному договору. Советский Союз получал плату за использование этих объектов.



Конструкторское бюро АВО-5, созданное для проектирования танка ТГ. 1931 год. В центре сидит Эдвард Гроте (музей Обуховского завода).

Весной 1926 года было принято решение об организации в СССР танковой школы рейхсвера. Она получила наименование «Кама», и была создана под Казанью в 1928 году. До своего закрытия в 1933 году она выпустила 30 немецких и 65 советских слушателей. Также под Казанью прошли испытания и опытные образцы немецких танков, созданных в обход Версальского договора: шесть средних (по два фирм «Даймлер-Бенц», «Крупп» и «Рейнметалл») и четыре легких (по два «Крупп» и «Рейнметалл»). В целях маскировки эти танки именовались в документах «большими» и «малыми» тракторами соответственно.

Параллельно с работой «Камы» функционировала и специальная техническая комиссия «Теко» по обмену научно-технической информации в области танкостроения между представителями Германии и СССР. Например, с советской стороны в «Теко» работали инженеры ГКБ ОАТ.



Предварительный эскиз и схематический продольный разрез танка Гроте, представленный на рассмотрение ЭКО ОГПУ весной 1930 года. Надписи сделаны по-немецки, машина именуется ТГ-1 (РГВА).


Испытания танка ТГ. Лето 1931 года. На фото машину заправляют горючим (АСКМ).


Вид спереди на ТГ. Лето 1931 года. Хорошо видна конструкция гусениц (АСКМ).

В частности, они имели возможность ознакомиться с конструкцией и результатами испытаний «больших» и «малых» тракторов.

Еще одной формой сотрудничества в военной сфере между СССР и Германией было привлечение немецких конструкторов для проектирования боевых машин. Например, в конце 1928 года был заключен договор с немецким инженером И. Фольмером на разработку колесно-гусеничного танка. В следующем году заказ на проектирование «танка-истребителя» (а фактически легкой самоходки с 37-мм пушкой) получила фирма «Крупп».

Кроме того, немецкие конструкторы приглашались и для работы непосредственно в СССР. Например, в конце 1929 года рассматривались несколько кандидатур иностранных специалистов: Нойман, Штрасслер и Гроте.



Вид сверху на танк Гроте. Лето 1931 года. Хорошо видна форма рубки и открытые люки корпуса (АСКМ).

В результате всесторонних (но строго секретных) обсуждений, лично по инициативе наркома по военным и морским делам СССР К. Ворошилова выбор был сделан в пользу немца Эдварда Гроте (Edward Grote). Помимо финансовых причин (Гроте запросил меньшую, чем другие сумму за работу), была и еще одна — политическая. Дело в том, что один из инженеров бюро Э. Гроте был членом компартии Германии, а сам Гроте сочувствовал СССР. «Бюро Гротто», как в переписке с К. Ворошиловым его называл И. Халепский, прибыло в СССР в полном составе в конце 1929 года. Местом работы немецких инженеров определили завод «Большевик» в Ленинграде, где для них выделили специально отгороженный участок цеха. Курировало деятельность группы Гроте ОГПУ — все работы шли в условиях глубокой секретности.

Сначала конструкторы Гроте получили задачу спроектировать систему управления танком при помощи пневмосервоприводов. Предполагалось, что это существенно облегчит усилия на рычагах и педалях (вообще, тема сервоуправления боевыми машинами в то время была довольно популярной). Параллельно с этим, инженеры группы Гроте занимались разработкой более мощного модернизированный двигателя для танка Т-18 и его дальнейших вариантов Т-19 и Т-20. К лету 1930 года немцы предложили как минимум два проекта такого двигателя (во всяком случае, автору попадалась информация именно о двух вариантах).

Видимо успехи Гроте и его конструкторов побудили руководство ОГПУ предложить немцам сделать что-то более серьезное. 5 апреля 1930 года начальник технического отдела экономического управления (ТО ЭКУ) ОГПУ, Уюк лично выдал Эдварду Гроте задание на «проектирование танка с компоновкой по типу Т-12 или французского танка прорыва» со следующими характеристиками: «Погрузочный вес 18–20 (не свыше 30) т; макс скорость 32–40 км/час; вооружение 1 76,2 мм пушка с баллистикой обр. 1902 г.; 1 37-мм танковая пушка нового типа; 5 пулеметов, из коих 2 тяжелых; толщина брони не меньше 20 мм».

Как видно, речь шла о чем-то среднем между маневренным и позиционным (тяжелым) танком.



Рис. Танк Гроте на испытаниях. Лето 1932 года. На фото — стрельба из 76-мм пушки с хода (АСКМ).

Выбор в пользу средней машины был сделан уже в ходе дальнейшей работы. Известно, что вместе с Гроте над проектом танка работали немецкие конструкторы Хуфшмит и Фельдгаузен. А сборка опытного образца производилась под руководством инженера Карла Оттерсбаха.

Для сопровождения проектирования и постройки опытного танка на ленинградском заводе «Большевик» формируется конструкторское бюро АВО-5, куда по настоянию С. Орджоникидзе были включены молодые советские специалисты Н. Барыков и Л. Троянов, впоследствии ставшие видными разработчиками отечественной бронетанковой техники. Позже группе Гроте добавили еще несколько отечественных инженеров и техников. Техническую экспертизу проекта осуществлял начальник испытательного отдела УММ РККА С. Гинзбург и конструктор ГКБ профессор В. Заславский.

22 апреля 1930 года состоялось рассмотрение нескольких эскизных проектов нового танка. В результате выбор был сделан в пользу варианта с усиленным основным вооружением за счет использования длинноствольного 76,2-мм орудия с полуавтоматическим затвором (последнее было разработано конструктором П. Сячинтовым на основе зенитной пушки образца 1914 года). В тот же день макетная группа под руководством А. Александрова продемонстрировала К. Ворошилову деревянную модель нового танка в масштабе 1:10.

Изготовление танка, получившего индекс ТГ (иногда встречается также индекс ТГ-1) велось в глубокой тайне. 18 июля 1930 года представитель УММ РККА докладывал в Реввоенсовет СССР:

«В настоящее время на заводе «Большевик» изготовляется опытный образец быстроходного мощного танка ТГ конструкции инженера Гроте. Указанная работа производится специально организованным бюро под непосредственным наблюдением и руководством ОГПУ».

Машина изготавливалась в условиях чрезвычайной секретности, ход работ контролировал и Реввоенсовет, и руководство УММ РККА. Кстати сказать, начальник последнего, И. Халепский, оказался серьезным «поклонником» танка Гроте, и активно продвигал его для организации серийного производства. Так, посетив завод «Большевик» в очередной раз, он 12 ноября 1930 года направил письмо на имя наркомвоенмора К. Ворошилова.



Вид сбоку на 76-мм орудие ТГ. Лето 1931 года. На ствол надет чехол, внизу, в круглом вырезе в бортовом экране, просматривается шаровая установка пулемета ДТ (АСКМ).

Небезынтересно привести этот документ, так как, помимо всего прочего, он дает некоторые сведения об и об устройстве ТГ:

«Настоящим, согласно Вашего приказания, докладываю краткое описание конструкции среднего танка, строящегося на заводе «Большевик» под руководством конструктора Гротта.

1. Кузов танка. Однобашенный с обстрелом 360 град., башня предназначена для установки 37-мм дальнобойной пушки с повышенной начальной скоростью (снаряда) 707 м/с. Внизу башни предназначено место для установки 76-мм пушки 1915 г. полевой зенитной. По бортам предназначены места справа и слева по 2 пулемета, и один пулемет сзади.

Весь кузов сварен. Броня лобовая спереди трехслойная в ответственных местах имеет толщину 44 мм. Бортовая 20–24 мм, пол и потолок — 10–16 мм. Кузов водо и газонепроницаем. Длина танка — 7 м.



Танк Гроте на испытаниях в ходе проведения стрельб из орудий. Лето 1931 года. 37-мм пушка в башне на максимальном угле возвышения (АСКМ).


Танк Гроте преодолевает железнодорожную насыпь во время проведения испытаний. Лето 1931 года (АСКМ).

2. Движители. Гусеница мелкозвенчатая на специальном так называемом цепном сцеплении по бокам. Катки из себя представляют нечто вроде автомобильных грузовых колес. Одетые на них грузошины имеют пустотелые секции, что является амортизацией, и содействует подрессориванию танка во время движения. Ведущее колесо с двойным зацеплением, имеет 12 зубьев. На передней оси имеются специальные лапы, последние полувращаются, будучи закреплены на передней оси, на которой также закреплен ленивец. Назначение этих лап — вместо перебросного мостика, когда танк попадает в весьма неблагоприятные условия по пути своего следования: непроходимую грязь, огромные рвы, канавы, окопы. Эти лапы позволяют танку преодолевать окоп от 5 до 6 метров.

3. Коробка скоростей. Коробка скоростей по своей конструкции может давать 4 скорости вперед и 4 назад. Коробка скоростей не в одном агрегате вместе с мотором, а отдельно.

4. Мотор. Мотор воздушного охлаждения. Его расчетная мощность гарантийных 250 л.с. Мотор имеет 8 цилиндров. Вес мотора 1/2 тонны. Блоки цилиндров каждый по 4 цилиндра, раздельные по своей конструкции, и спаренные на общем картере.



Танк Гроте во время испытаний. Лето 1931 года. Хорошо видна конструкция опорных катков и бортовая установка пулемета Максима (АСКМ).

Система конструкции мотора по смазке и охлаждению весьма оригинальна. Смазка производится отдельно на каждый цилиндр посредством специальных сепараторов, и будет иметь специальные продувные камеры для охлаждения. Шатуны мотора не разрезные, а сплошные, они будут установлены на специальных мелких роликах-подшипниках вместо обычной заливки баббитом. Это даст мотору эластичность хода и бесшумность в работе. Коленвал разрезной по изгибам колена, что также нужно отнести к оригинальности конструкции вала.

5. Приводы управления танком. Переключение скоростей плавное. Никаких рычагов, как это обычно существует в танках, нет. Принцип управления, при грубом сравнении, будет носить характер по принципу управления колонкой на самолете.

Все управление и торможение танка посредством специальных маленьких компрессорных установок. Данную систему управления и торможение танком на все 10 колес, нужно отнести к оригинальности самой конструкции.

6. Подрессоривание танка. Танк подрессоривается во-первых, спиральными рессорами на все 10 колес, во-вторых специально установленными компрессорными камерами, в-третьих пустотелостью секций самих грузошин. Все это обещает дать большую эластичность хода танка.

7. Приборы для наблюдения из танка. На боевых постах в башне у пушек установлены так называемые стробоскопы. Стробоскоп — это два куполообразных пустотелых разрезных шара, в которых нарезаны в 1/2 мм дырочки или вернее щели. Один купол вставляется в другой, и вращается специальными моторчиками. При вращении этих куполов в разные стороны со скоростью 400–500 об/мин получается сплошное открытое окно видимости.

8. Боевые и тактические свойства танка.

1. Конструкция в целом лично у меня не вызывает никаких сомнений, ибо наличие сильного мотора, больших автомобильных катков, мелкозвенчатой гусеницы, хорошего подрессоривания, продуманного управления и торможения, хорошей видимости и наблюдения из танка — все это говорит о нем как о самом хорошем классе типа среднего танка, по той задуманной конструкции, которая осуществляется практически.



Танк Гроте преодолевает подъем во время испытаний. Лето 1931 года (АСКМ).

2. Возможность перекрытия окопа от 5 до 6 метров, благодаря наличию подвижных лап, возможность самовытаскивания из грязи посредством этих же лап есть одно из существенных положительных тактических свойств: не бояться вступить в бой типом данной машины при неблагоприятных условиях местности.

3. Радиус действия рассчитан на 350 км с запасными баками, является также одним из существенных положительных тактических качеств.

4. Будучи оснащенным столь сильным артиллерийским и пулеметным огнем — 2 пушки и 5 пулеметов — он будет мощным средством для танка дальнего действия.

5. Благодаря наличию стробоскопов танк будет иметь хорошую видимость и наблюдение для командного состава и водителя. Кроме того, это тактическое качество (хорошая видимость) предохраняет команду от физического изнурения во время боя.

6. Танк водо и газонепроницаем.

7. Помещение для боевого состава танка и водителя в количестве 6 человек больше, чем достаточно. Предполагаю, что кубатуры хватит и для установки радиостанции.

Выводы.

1. В принципиальной основе своей конструкции данного типа танка лично я рассматриваю, что это будет прекрасного класса боевая машина. Сравнивая конструкцию танка Гротто с конструкцией также на больших катках, то что желает в Америке Кристи, которую я также видел, лично я рассматриваю, что все преимущества остаются несомненно за Гротто, ибо у Гротто гораздо продуманнее и целесообразнее, как моторная группа, так и движитель.

2. Невольно поражаешься как конструкторская мысль могла уложить в небольшой вес — 17 т — что нужно считать для среднего танка нормальным, оснащая его в то же время мощной броней и сильным артиллерийским вооружением.

3. Мною продумывался вопрос — будут ли какие-либо особые затруднения при массовом изготовлении этого типа танка, если последний будет после испытаний принят на вооружение. Лично я не усмотрел каких-либо затруднений. С моей точки зрения, мы можем строить этот танк на любом заводе, где производятся данного типа и класса танки.

4. В настоящее время готовность танка 85 %. Все ответственные детали всех агрегатов уже есть, начата частичная сборка. По существу им остается самое главное — это сборка. Гротто и конструкторы считают, что танк будет готов к 1 декабря, по моим расчетам — к 15 декабря.



Испытания танка ТГ — башня с 37-мм пушкой развернута на левый борт. Лето 1931 года (АСКМ).

5. Я обменивался мнением с советскими инженерами и конструкторами по поводу постановки танка на массовое производство. Наши инженеры, которые работают с Гротто, также считают, что особых затруднений в производстве не будет.

6. Необходимо отметить, что на сегодняшний день мы имеем не только цельную конструкцию самого танка, но и весьма подготовленные кадры инженеров, техников, мастеров и рабочих, которые работают с Гротто в этой мастерской. Если танк будет принят на вооружение, представляется возможность всю эту хорошо слаженную группу перебросить на тот завод, где мы поставим производство этой машины, и дело несомненно пойдет.

7. В настоящее время танк совершенно засекречен. Лично я полагаю, если поставить танк на производство, эту особую секретность несомненно нужно сохранить, ибо если танк оправдает свое назначение, это будет весьма больших боевых качеств машина. Для подготовки наших кадров для этой машины мы можем создать специальные условия, тем самым не разглашая (сведений) ни о самом типе машины, ни о ее боевых качествах.

8. В настоящее время полагаю, что в группу конструктора Гротто нужно прикрепить нашего военного инженера. Если на то будет Ваше принципиальное согласие, мною будет выделена специальная кандидатура».

17-18 ноября 1930 года на завод «Большевик» прибыл сам К. Ворошилов. Формальным поводом посещения было состояние работ по производству серийных танков, но главный интерес у Наркомвоенмора вызывал именно собираемый ТГ. По результатам посещения К. Ворошилов писал И. Сталину: «Готовность танка на сегодня составляет 85 %. Осталась незавершенной достройка моторной группы, коробки скоростей и ряда дополнительных агрегатов. Образец изготавливается в специальной мастерской, где сегодня заняты около 130 рабочих и техников.

В настоящее время постройка танка задерживается из-за тяжелой болезни самого Э. Гроте, но наши инженеры предполагают, что 15–20 декабря опытный образец все-таки будет закончен…»

Так как танк ТГ не входил в план опытных работ, руководство ОГПУ просило у Реввоенсовета СССР провести отдельное финансирование по изготовлению опытного образца.



Общий вид танка ТГ в учебном парке Военной академии механизации и моторизации, предположительно 1939-40 год. Все вооружение, за исключением 76-мм орудия, демонтировано (АСКМ).

Согласно постановлению РВС СССР средства были отпущены за счет военных:

«Выделить НТК УММ из общего резерва НКВМ 2000000 руб. на оплату расходов, связанных с постройкой ТГ». За разработкой танка Гроте внимательно следили на самом высоком уровне — не только в УММ РККА, но и в наркомате по военным и морским делам и даже в правительстве СССР. В ноябре 1930 года, обсуждая выполнение танковой программы за текущий и планы на будущий год, Политбюро ЦК ВКП(б) в своем постановлении отмечало: «Предложить ОГПУ и НКВМ форсировать работу по изготовлению и испытанию танка ТГ, считая эту работу важнейшей задачей в области изготовления опытных образцов танков на 1931 год. Для освоения производства изготовить в 1931 году первую серию в количестве 50–75 танков ТГ».

Сначала предполагалось выпуск ТГ вести на заводе «Большевик». Но чуть позже, когда в предварительный план по изготовлению новой машины внесли существенные поправки — предполагалось к весне 1932 года создать мощности для изготовления 2000 танков этого типа — внесли коррективы и в предприятие-изготовитель. Теперь для выпуска ТГ выделялся Государственный Харьковский паровозостроительный завод, с которого должны были снять изготовление Т-24. Однако все эти цифры были лишь предварительными расчетами — никаких официальных документов по поводу принятия на вооружение и производство танка ТГ не принималось. Дело в том, что к началу 1931 года у руководства УММ РККА восторженный интерес к машине, спроектированной немецкими конструкторами, угасал. Становилось очевидным, что боевые характеристики танка окажутся не такими уж выдающимися, а ее серийное производство далеко не таким простым, как сначала виделось И. Халепскому и инженерам, работавшим с Гроте.

Кроме того, завершить окончательную сборку танка и приступить к его испытаниям так и не удавалось. Основной причиной этого был двигатель конструкции Гроте — несмотря на то, что его конструкция поначалу вызывала восторг у советских специалистов, работать он категорически не желал.



Танк Гроте, вид сзади. Военная академия механизации и моторизации, предположительно 1939-40 год (РГАЭ).

Его конструкция оказалась очень сложной, а ряд решений, заложенных при проектировании (например, система охлаждения каждого цилиндра) — технически трудновыполнимой.

В результате, было принято решение испытать танк с другой силовой установкой. После поиска подходящих вариантов остановились на авиационном моторе М-6 мощностью 300 л.с. — он оказался наиболее подходящим по габаритам. В апреле 1931 года начались работы по его установке в ТГ, но тут же возник ряд проблем. Пришлось переделать часть агрегатов танка, поскольку габариты М-6 оказались несколько большими, чем у двигателя Гроте. Кроме того, потребовалось внести изменения в коробку перемены передач и некоторые агрегаты трансмиссии. Все это требовало немалого времени, и только к началу июля машина была готова к испытаниям.

Танк ТГ в самом деле значительно отличался от других отечественных и зарубежных машин того времени не только общим видом и компоновкой, но также технологией изготовления. Прежде всего, танк имел полностью сварной корпус, что являлось абсолютным новшеством. Его вооружение размещалось в три яруса. В верхней вращающейся башне была установлена 37-мм пушка конструкции П. Сячинтова, с возможностью ведения зенитного огня. В нижней неподвижной боевой рубке размещалось 76-мм танковое орудие конструкции Гроте — Сячинтова и три пулемета «максим» в шаровых установках. В бортах корпуса — два пулемета ДТ, имевшие ограниченные углы наведения (они вели огонь через овальные отверстия в фальшбортах). 76-мм орудие было изготовлено с использованием ствола зенитной пушки образца 1915 года с добавлением дополнительного противооткатного устройства и установкой дульного тормоза для сокращения длины отката.



Танк Гроте, вид спереди. Военная академия механизации и моторизации, предположительно 1939-40 год. Хорошо видно, что обрезинка направляющего колеса не сплошная, а из отдельных фрагментов (РГАЭ).

Следует сказать, что по первоначальному проекту 76-мм орудие предполагалось установить во вращающейся башне. Однако ввиду отсутствия необходимого оборудования и опыта при изготовлении башенный погон оказался деформированным. Поэтому для ускорения сборки танка и проведения его испытаний руководство АВО-5 по согласованию с УММ РККА решило приварить башню намертво. При этом конструкторы обещали, что при изготовлении эталонного образца ТГ для серийного производства этот недостаток будет устранен и большая башня сможет вращаться без помех.

Ходовая часть ТГ, применительно к одному борту, состояла из пяти катков большого диаметра, четырех поддерживающих катков среднего и двух — малого диаметра. Независимая подвеска опорных катков на спиральных пружинах вместе с полупневматическими шинами типа «Эластик» обеспечивала танку чрезвычайно мягкий ход. Гусеница оригинальной конструкции, изготовленная из штампованных деталей, имела большое сопротивление на разрыв. Любопытно отметить, что все опорные катки снабжались тормозами, предназначенными для экстренной остановки танка при обрыве гусеницы.




Танк Гроте в парке Военной академии механизации и моторизации, общий вид и вид справа. Предположительно 1939-40 год (РГАЭ).

В задней части корпуса был открыто установлен авиационный двигатель М-6 (впоследствии предполагалось заменить его танковым двигателем Э. Гроте и закрыть броневым капотом), а непосредственно вблизи него — шестиступенчатая коробка перемены передач. Управление танком осуществлялось при помощи сервоприводов, а благодаря наличию специального реверса ТГ мог двигаться вперед и назад с одинаковой скоростью.

Наблюдение за полем боя экипаж танка, состоявший из пяти человек, мог вести через смотровые щели и стробоскоп на крыше малой башни.

Испытания построенного образца ТГ начались 27 июня 1931 года и продолжались с перерывами до 1 октября. В ходе их была достигнута максимальная скорость движения 34 км/ч. Танк продемонстрировал неплохую проходимость и маневренность. Хорошо зарекомендовала себя в работе трансмиссия ТГ, которая благодаря примененным шевронным шестерням и кулачковым муфтам, оказалась весьма прочной и надежной.



Танк Гроте в парке Военной академии механизации и моторизации, вид спереди со снятыми гусеницами (РГАЭ).

Использование же пневматических приводов делало процесс управления машиной такого веса необычайно легким. Правда, воздушные магистрали иногда выходили из строя из-за плохого качества резины в уплотнениях, но этот дефект сочли устранимым.

Вместе с тем отмечалось множество конструктивных недоработок: теснота боевого отделения, неудобство доступа к узлам и агрегатам трансмиссии, недостаточное сцепление гусеничной цепи с грунтом и ряд других.

По завершении испытаний был накоплен большой опыт, который требовал обобщения. По распоряжению правительства 4 октября 1931 года создается специальная комиссия по тщательному изучению танка Э. Гроте. В нее вошли представители УММ РККА, АВО-5 и представители промышленности.



Проект колесно-гусеничного танка ТА-2, вид слева, продольный разрез и разрез в плане (копия заводского чертежа).


Проект танка TA-1, вид слева, продольный разрез и разрез в плане (копия заводского чертежа).

Ознакомившись с машиной и заслушав доклад конструктора, комиссия решила: «Считать, что танк ТГ в данном виде является чисто экспериментальным типом танка, на котором должны быть опробованы в работе все механизмы, представляющие практический интерес».

Из-за чрезвычайно высокой стоимости, составлявшей даже с учетом всех удешевлений свыше 1,5 млн. рублей (для сравнения: БТ-2 обходился «казне» всего в 60 тыс. рублей), ТГ даже при устранении всех отмеченных недостатков не мог быть принят для серийного производства. Что касается самого Гроте и его инженеров, то еще в августе 1931 года советское правительство отказалось от их услуг, и они вернулись в Германию.

Помимо танка ТГ, разработанного непосредственно немецкими инженерами группы Гроте, существовало и несколько проектов так сказать «гротеподобных» машин. Эти танки были спроектированы отечественными конструкторами после ознакомления с материалами по ТГ.

В начале 1931 года по заданию ЭКО ОГПУ Ленинградского военного округа специальное конструкторское бюро в составе Инженеров Асафонова, Алексеева и Скворцова начало проектирование маневренного (среднего) танка, используя опыт работ по ТГ. К осени того же года конструкторы представили на рассмотрение несколько проектов.

Первый вариант, получивший обозначение Т-1001 или ТА-1, имел классическую схему компоновки — отделение управления впереди, боевое в центре и моторно-трансмиссионное сзади.



Проект колесногусеничного танка ТА-2, поперечные разрезы по боевому и моторному отделениям (копия заводского чертежа).

Машина имела двухъярусное размещение вооружения в верхней башне 37-мм, а в нижней — 76-мм орудия. Башни куполообразной формы вращались независимо друг от друга. 37-мм пушка с углом обстрела по вертикали +65 градусов, что обеспечивало возможность ведения огня по самолетам. Кроме того, ТА-1 вооружался тремя пулеметами Максима в шаровых установках — один в отделении управления, слева от механика-водителя, и два в кормовой части нижней башни с 76-мм орудием. Согласно пояснительной записке, возимый боекомплект был рассчитан «на 10 минут непрерывной стрельбы».

Броневая защита выполнялась из 13–20 мм бронелистов, для сборки которых предполагалось широкое использование электросварки. В качестве силовой установки планировалось использовать двигатель BMW-VI, производство которого под индексом М-17 велось в то время в Советском Союзе. Трансмиссия включала коробку перемены передач, два бортовых фрикциона и два бортовых редуктора. В ТА-1 планировалось использовать сервоприводы для управления трансмиссией.

В ходовой части использовалось пять опорных и три поддерживающих катка, ленивец и звездочка (на борт). Все катки имели наружную резиновую амортизацию. В качестве упругого элемента подвески использовались спиральные пружины, гусеницы планировалось изготавливать из штампованных траков.

Экипаж ТА-1 состоял из пяти человек — механика-водителя, пулеметчика, командира, заряжающего и артиллериста 37-мм орудия. Расчетная масса ТА-1 составляла 18,2 т, а максимальная скорость — 50 км/ч.

Еще в ходе работ по ТА-1 конструкторы приступили к проектированию второго варианта танка, получившего обозначение Т-1002 или ТА-2. Эта машина, представляла дальнейшее развитие ТА-1, но в отличие от него имела колесно-гусеничный ход. Силовая установка, а также артиллерийское вооружение и его размещение осталось прежним. А количество пулеметов увеличилось до пяти — еще два Максима в шаровых установках смонтировали в бортах корпуса.

В ходовой части ТА-2 использовались три пары обрезиненных опорных катков большого диаметра, а между первым и вторым имелась тележка с двумя малыми опорными катками. При движении на колесах, тележка поднималась, передняя пара катков была управляемой, а две задних пары были ведущими.



Проект танка ТА-1, поперечный разрез по боевому отделению (копия заводского чертежа).

Привод к ним осуществлялся от бортовых редукторов танка через шестеренчатые редукторы (гитары), расположенные по бортам. Из-за крайне плотной компоновки моторно-трансмиссионного отделения для управления танком ТА-2 использовали сервоприводы.

Боекомплект машины уменьшили — теперь он был рассчитан на «ведение непрерывной стрельбы в течение 6 минут».

Экипаж ТА-2 состоял из пяти человек, расчетная масса машины — 27 т, максимальная скорость по шоссе на гусеницах составляла 50 км/ч, а на колесах — 80 км/ч.

Помимо ТА-1 и ТА-2 эта группа конструкторов разработала и тяжелый танк, получивший обозначение Т-3.

Все три проекта были представлены на рассмотрение УММ РККА осенью 1931 года. Однако особого восторга у военных они не вызвали — к этому времени уже были результаты испытаний опытного образца ТГ Поэтому представители УММ РККА рекомендовали использовать конструкторские решения танков ТА-1 и ТА-2 при проектировании новых танков, а вопрос об изготовлении опытных образцов даже не поднимался.

Оглавление книги


Генерация: 0.153. Запросов К БД/Cache: 3 / 1