Глав: 19 | Статей: 39
Оглавление
Один из самых знаменитых танков Второй Мировой, сравнимый лишь с легендарными Т-34 и «Тигром», Pz.V Panther проектировался не просто как «тевтонский ответ» нашей «тридцатьчетвёрке», а как Wunderwaffe, способное переломить ход войны. Однако чуда опять не получилось. Несмотря на мощную лобовую броню, рациональные углы наклона бронелистов (низкий поклон Т-34!) и великолепную пушку, способную поражать любые танки противника на дистанции до полутора километров, первый опыт боевого применения «Пантер» вышел комом — на Курской дуге они понесли тяжелейшие потери, оказавшись уязвимы в боковой проекции не только для 76-мм противотанковых орудий, но даже для «сорокопяток». Ситуация лишь ухудшилась в 1944 году, когда на вооружение Красной Армии начали поступать новые Т-34-85 и ещё более мощные системы ПТО, а качество германской брони резко упало из-за дефицита легирующих присадок. Если же принять в расчёт исключительную техническую сложность и дороговизну «Пантеры», все её достоинства кажутся и вовсе сомнительными. Тем не менее многие западные историки продолжают величать Pz.V «лучшим танком Второй Мировой». На чём основан этот миф? Почему, в отличие от Союзников, считавших «Пантеру» страшным противником, наши танкисты её не то чтобы вовсе не заметили, но ставили куда ниже грозного «Тигра»? Была она «чудо-оружием» — или неудачной, несбалансированной и просто лишней машиной, подорвавшей боевую мощь Панцерваффе? В уникальной энциклопедии ведущего историка бронетехники, иллюстрированной сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий, вы найдёте ответы на все эти вопросы.
Максим Коломиецi / Fachmann

ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf.A

ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf.A

В феврале 1943 года, ещё в самом начале выпуска танков «Пантера» Ausf.D, было принято решение об изменении конструкции командирской башенки. Предполагалось её изготавливать литой, при этом увеличить толщину брони до 100 мм и вместо смотровых приборов устанавливать перископы. Чертежи новой башенки планировалось предоставить компаниям, вовлечённым в производство танка, к 27 февраля 1943 года. Однако сильно затянувшееся освоение в производстве модели Ausf.D, большое количество недостатков новой машины и необходимость скорейшего их устранения отодвинули на задний план внедрение новой командирской башенки. Тем не менее уже летом 1943 года было принято решение — начиная с серийной «Пантеры» № 851 устанавливать на них изменённую башню — без люка в левом борту, с командирской башенкой новой конструкции, монокулярным прицелом и некоторыми другими доработками. Кроме того, опыт первых боёв показал необходимость монтажа пулемёта в лобовом листе корпуса в шаровой установке. Эта модификация (с изменённой башней и шаровой установкой в лобовом листе) получила обозначение «Пантера» Ausf.А.



Общий вид башни «Пантеры» Ausf.А с новой (по сравнению с модификацией Ausf.D) командирской башенкой (ВШ).

К производству таких машин первой приступила фирма MNH, сдавшая в августе 1943 года три первых «Пантеры» Ausf.А, в сентябре к ней присоединились MAN, Daimler-Benz и DEMAG (последнюю подключили к программе по «Пантере» вместо фирмы Henschel, которая в сентябре 1943 года прекратила производство этих танков).

Как уже говорилось, «Пантера» Ausf.А отличалась от Ausf.D прежде всего доработанной конструкцией башни. Так, на Ausf.А монтировалась командирская башенка новой конструкции — она отливалась в виде одной, довольно массивной, броневой детали. Башенка имела семь отверстий для установки перископов, которые сверху защищались п-образными броневыми козырьками. Для посадки экипажа имелся выпуклый люк, который при открытии сдвигался в сторону. Внутри командирской башенки устанавливалась шкала азимутального указателя (для ускорения наводки орудия на цель), имевшая деления, подобные часовому циферблату от 1 до 12. Шкала вращалась вместе с башней. Аналогичная шкала (с делениями от 1 до 12) монтировалась слева от наводчика, что позволяло более оперативно наводить орудие на цель.

Подлежал замене и прицел — вместо бинокулярного TZF 12, стоявшего на модели Ausf.D, предполагалось использовать монокулярный TZF 12а. Это повлекло за собой уменьшение угла вертикальной наводки орудия до +18 градусов (против 20 на Ausf.D).

Кроме того, на «Пантере» Ausf.А установили новый гидравлический привод поворота башни B?hringer Sturm L4S с переменной скоростью, заменивший односкоростную систему, использовавшуюся на модели Ausf.D. Также была модернизирована система продувки ствола воздухом после выстрела.



Вид изнутри на установку 75-мм пушки в башне танка «Пантера» Ausf.А. Справа видна трубка вентилятора для отведения пороховых газов из гильзосборника (ЯМ).


Общий вид на нижнюю часть башни танка «Пантера» Ausf.А. Справа сверху виден насос для отведения пороховых газов (ЯМ).

Для улучшения наблюдения за полем боя в крыше башни у правого борта появился перископ для заряжающего, закрытый броневым п-образным кожухом. Также, помимо большого люка в левом борту башни, подлежали ликвидации люки-пробки для стрельбы из личного оружия в бортовых и кормовом листе. Вместо них в крыше устанавливалось N?hverteidigungswaffe (оружие ближнего боя) — с его помощью можно было выстреливать 90-мм «прыгающие» мины, которые, взрываясь над танком, поражали находившуюся в мёртвой зоне «Пантеры» пехоту противника. Однако из-за недостатка N?hverteidigungswaffe их стали устанавливаться на «пантеры» лишь с марта 1944 года, да и то не на все машины сразу. Из-за этого на многих танках модификации Ausf.A, собранных в феврале и марте и имевших в крыше башни отверстие для установки оружия ближнего боя, приходилось закрывать его круглой броневой пластиной, закреплённой четырьмя болтами.



Вид на механизм отбора мощности (от карданного вала двигателя) для вращения башни. Слева и справа расположены аккумуляторные батареи, над днищем танка видны торсионы (ВШ).

Для «Пантеры» Ausf.А была несколько изменена технология изготовления самой башни — стык переднего и боковых листов выполнялся в виде «шип — паз», но с прямыми вырезами в отличие от вырезов «ласточкин хвост», как на модели Ausf.D. Кроме того, края боковых неподвижных стенок маски пушки «загнули» внутрь под новое уплотнение маски. Помимо этого, на погоне башни предполагалось установить дополнительное подпружиненное уплотнительное кольцо, предотвращающее попадание воды в машину при преодолении водных преград.



Танк «Пантера» Ausf.А первых выпусков, с установкой бинокулярного прицела и лючком для стрельбы из пулемёта в лобовом листе корпуса. Зима 1944 года (РГАКФД).


Советский офицер осматривает брошенную «Пантеру» Ausf.А первых выпусков. Район Умани, весна 1944 года. На борту башни закреплены запасные траки (АСКМ).

Однако, как это было и при производстве «Пантеры» Ausf.D, указанные выше изменения вносились в конструкцию танка по готовности чертежей и отработке технологии выпуска. Поэтому первые «пантеры» Ausf.А отличались от модели Ausf.D лишь отсутствием люка в левом борту башни и новой командирской башенкой с семью смотровыми приборами.

Так, новый монокулярный прицел TZF 12a начал монтироваться на Pz.V Ausf.А лишь в конце ноября 1943 года — именно в это время компания Leitz (а она являлась единственным изготовителем этих прицелов) прекратила поставки прицелов TZF 12 и начала отгрузку TZF 12a. Например, достоверно известно, что «Пантера» с номером шасси 120506, изготовленная фирмой MAN в первых числах декабря, имела третий серийный образец нового монокулярного прицела. Первые серийные машины с TZF 12a ещё имели маску пушки с двумя отверстиями для монтажа бинокулярного прицела, при этом одно из отверстий (наружное) заваривалось броневой пробкой. Кроме того, широкий водосток, предназначенный для того, чтобы закрыть оба отверстия, постепенно заменялся полукруглым, защищавшим лишь одно отверстие для прицела.

Впоследствии в серию пошли орудийные маски с одним отверстием для монтажа TZF 12a.



Общие виды танка «Пантера» Ausf.A.


Продольный разрез танка «Пантера» Ausf.A.

Практически одновременно с введением нового прицела в серию пошли корпуса с шаровой установкой пулемёта со сферическим бронеколпаком (kugelblende) в лобовом листе корпуса — такие «пантеры» начали отгружать с заводов-изготовителей в конце ноября — начале декабря 1943 года. Одновременно с этим был ликвидирован смонтированный в крыше корпуса перископ стрелка-радиста, служивший для наблюдения вперёд по курсу движения танка. Этот прибор оказался не нужен, так как в распоряжении стрелка-радиста теперь имелся прицел K.Z.F.2 для наведения пулемёта на цель.



Советские бойцы у брошенной «Пантеры» Ausf.А первых выпусков (тот же танк изображён на предыдущем фото). Район Умани, весна 1944 года (АСКМ).

Некоторые изменения были внесены и в конструкцию корпуса «Пантеры» Ausf.А. Так, крепление листа крыши корпуса к бортам, которое до этого выполнялось шпунтованным, отменялось. Теперь лист крыши имел ровный край. Но из-за того что заводы, выпускавшие бронекорпуса «пантер», имели довольно большой задел бронедеталей, на введение в серию такого изменённого соединения бронелистов потребовалось много времени. В результате первая «Пантера» Ausf.А, имевшая лист крыши корпуса с ровными, а не шпунтованными краями, была изготовлена в декабре 1943 года. Более того, часть бронекорпусных заводов так и не ввели данное изменение в серию, и вплоть до конца производства модификации Ausf.А эти танки выпускались с листами крыши корпуса, имевшими как прямые, так и шпунтованные края.

Кроме того, часть «пантер» Ausf.А имела лист крыши, изготовленный не из одного, а из трёх сваренных между собой 16-мм бронелистов.

В августе 1943 года бронекорпусные заводы отказались от цементации лобовых листов корпуса, но при этом продолжали производство цементованных 40-мм бортовых листов. От цементации последних окончательно отказались лишь в начале 1944 года.

Были внесены изменения и в конструкцию элементов подвески. Так, с самого начала выпуска «пантер» Ausf.А на них стали устанавливать усиленные опорные катки с 24 болтами для крепления обода. Но, несмотря на это, катки старой конструкции с 16 болтами (иногда их дополнительно крепили ещё 16 заклёпками) использовались до марта 1944 года — заводы не спешили переходить на изготовление новой конструкции, используя в производстве уже имевшиеся заделы и отработанные технологии.

Кроме того, на «пантерах» Ausf.А использовали несколько различных типов балансиров, два варианта бронезащиты бортовых редукторов и два вида отбойников пальцев траков гусениц (первоначально сердцевидная пластина, позже прямоугольная).



Сборка танков «Пантера» Ausf.А на заводе фирмы MAN. На фото хорошо видны балансиры подвески (ЯМ).

На «Пантере» Ausf.А, по сравнению с модификацией Ausf.D, были улучшены условия обитаемости экипажа. Это достигалось установкой в танке системы обогрева боевого отделения в холодное время года (Kampfraumheizung). Для этого в узел левого радиатора устанавливался вентилятор, который вращался в направлении, противоположном направлению вращения вентилятора справа. Этот вентилятор забирал воздух снаружи и, прогоняя его через радиатор, загонял в систему каналов, соединённых с выходным отверстием в противопожарной перегородке моторного отделения. Жалюзи, установленные на выходном отверстии, использовались для управления обогревом.

Однако в результате установки такой системы возникли проблемы с охлаждением левого выхлопного патрубка на кормовом листе — он стал перегреваться.



Сборка танков «Пантера» Ausf.А на заводе фирмы MAN. На корпусе уже смонтированы опорные катки.



Сборка танков «Пантера» Ausf.А на заводе фирмы MAN, вид на лобовой лист корпуса и крышу моторного отделения. Обратите внимание, что корпус машины уже покрыт циммеритом. Судя по наличию антенного ввода на крыше моторного отделения (у стыка с кормовым листом), это командирская машина.

Для устранения этой проблемы с января 1944 года параллельно левой выхлопной трубе устанавливались две дополнительные трубки меньшего диаметра, которые монтировались в отверстия бронекожуха на уровне их основания. Внутри эти трубки соединялись с листовым металлическим кожухом, окружающим левый выхлопной коллектор, восстанавливая, таким образом, путь охлаждающего воздуха за левым коллектором. В результате этот воздух выбрасывался наружу через две дополнительные трубки.

Как видно, установка системы обогрева «Пантеры» привела не только к усложнению конструкции машины, но и ухудшению охлаждения двигателя.



Вид изнутри корпуса на коробку перемены передач и бортовые передачи танка «Пантера» Ausf.А позднего выпуска, с шаровой пулемётной установкой в лобовом листе корпуса (АСКМ).

Ещё одним новшеством, введённым на «Пантере» Ausf.А, стало покрытие танков циммеритом (Zimmerit). Официально это покрытие стали использовать на всех немецких танках и самоходках с последних чисел августа — начала сентября 1943 года; его назначением являлась зашита боевых машин от магнитных кумулятивных мин и гранат. Циммерит наносился в заводских условиях вручную, при помощи шпателя, на все вертикальные и наклонные поверхности корпуса и башни, к которым можно было «примагнитить» кумулятивные заряды.

Циммерит (состав: 40 % сульфата бария, 25 % связующее, 15 % пигмент охры, 10 % древесные опилки (наполнитель) и 10 % сульфид цинка) изготавливали в разных местах и он поступал на танковые заводы в виде мягкой пасты. Перед применением он не требовал добавления растворителя, и с его нанесением легко могли справиться даже рабочие низкой квалификации.

Для увеличения расстояния до стальной поверхности без увеличения массы покрытия инструкции предусматривали рифление циммерита на квадраты с последующим формированием в них гребней (при помощи шпателя). Однако это встречалось только на «пантерах», собранных компанией MAN. Фирмы Daimler-Benz и MNH только проводили линии в циммерите для создания квадратов и затем «загрубляли» их поверхность.



Вид на место стрелка-радиста танка «Пантера» Ausf.А позднего выпуска, с шаровой пулемётной установкой в лобовом листе корпуса. Хорошо видны блоки радиостанций Fu 2 и Fu 5, установка пулемёта с оптическим прицелом (АСКМ).

Здесь хочется сделать небольшое отступление. Как уже говорилось, причина появления циммерита на немецкой бронетехнике — это зашита от магнитных мин и гранат (во всяком случае, об этом написано во всех книгах, где есть упоминание о циммерите). Возникает вопрос — а какие магнитные мины и гранаты имелись на вооружении у Красной Армии и её союзников к сентябрю 1943 года? Ответ простой — НИКАКИЕ. Не было ни в СССР, ни в Англии, ни в Америке таких образцов. Единственное, что имелось на тот момент — это немецкая 3-килограммовая магнитная кумулятивная мина Haft-H3, поступившая на вооружение вермахта в 1942 году. Можно, конечно, предположить, что, разработав подобный образец сами, немцы ждали появления аналогичных мин и от противников. Но неужели немцы не имели представления о том, что имеется на вооружении у их противников? Очень сомнительно. По мнению автора, введение циммерита было связано главным образом с возможностью увеличения стоимости танков, в том числе и «пантер». И в первую очередь в этом были заинтересованы представители промышленности рейха, в частности фирмы, производящие танки. Это позволяло получить и «освоить» дополнительные (и весьма немалые) финансовые суммы, выделяемые руководством рейха на военные заказы. Говоря современным языком, это называется «распил денежных средств». Таким образом, было «не всё прекрасно в Датском королевстве» (то есть в Третьем рейхе). Как говорится, комментарии излишни. К слову сказать, такая ситуация едва ли могла возникнуть в наркомате танковой промышленности СССР и ГБТУ Красной Армии. Конечно, не всё было гладко во взаимоотношениях этих организаций, но чтобы намеренно увеличивать стоимость танков, да ещё в разгар войны — это даже сложно представить.



Совместные испытания танка «Пантера» Ausf.А и трофейного американского танка M3 «Генерал Ли» (виден на заднем плане). 1944 год (ЯМ).


Танк «Пантера» Ausf.А, изготовленный компанией Daimler-Benz в октябре 1943 года. Машина имеет циммеритное покрытие, часть катков старого типа, с 16 болтами (ЯМ).

Помимо циммеритного покрытия, в конструкцию «Пантеры» Ausf.A внесли большое количество других усовершенствований, а ряд деталей и узлов претерпел изменения в ходе производства.

Так, на танках модификации Ausf.А использовалось два варианта броневой крышки, закрывавшей вентиляционное отверстие в крыше корпуса над трансмиссией (под стопором пушки) — большего и меньшего диаметра.

На люки механика-водителя и стрелка-радиста добавили второй стопор с рукояткой изнутри.

Использовалось два разных способа фиксации крышек (пружины и зажимы), установленных на левом борту «пантер» цилиндрических контейнеров для хранения частей шомпола пушки и запасной антенны. Да и способы крепления контейнеров к верхнему бортовому листу корпуса разные фирмы-изготовители применяли разные. Помимо этого, в ходе производства сверху на «цилиндры» стали приваривать секцию металлического уголка. Это делалось для того, чтобы избежать их повреждения — очень часто члены экипажа «пантер» вставали на контейнеры, а последние при этом сильно деформировались.

Часть «пантер» Ausf.А получила буксирное приспособление (оно было разработано для ремонтно-эвакуационной «Бергепантеры»), которое крепилось к кормовому листу днища. Однако эта конструкция оказалась довольно громоздкой, и от неё вскоре отказались. Вместо этого буксирное приспособление стали приваривать к крышке люка моторного отделения на кормовом листе корпуса. Но, как это было со многими другими изменениями в конструкции «Пантеры», введение этого буксирного приспособления в производство затянулось, и они стали появляться на «пантерах» только в феврале 1944 года, да и то не на всех машинах сразу.



Танк «Пантера» Ausf.А, изготовленный фирмой MAN в феврале 1944 года, вид сзади. Хорошо видны две трубки для дополнительного охлаждения левой выхлопной трубы.

Кстати, в ходе производства танков модификации Ausf.А произошло изменение в официальном обозначении танка. Директивой Гитлера от 27 февраля 1944 года вносилось изменение в наименование танка — теперь машина должна была обозначаться просто «Пантера» (Panther), а предыдущий индекс Panzerkampwagen V отменялся.

Следует сказать, что производству «Пантеры» Ausf.А, помимо технических и технологических проблем, мешали и проблемы иного рода — это весьма непростые отношения между военными, рейхсминистерством вооружений и фирмами-производителями. С самого начала разработки и производства «пантер» между всеми этими организациями не раз возникали различные недопонимания, каждая из них пыталась по многим вопросам навязать своё мнение, при этом «перетягивая одеяло» на себя. Естественно, в условиях войны такое отношение отражалось на выпуске танков весьма негативным образом.



Схема действия двух трубок для дополнительного охлаждения левой выхлопной трубы, устанавливаемых на танках «Пантера» Ausf.А и самоходках «Ягдпантера».

Так, в сентябре 1943 года рейхсминистерство вооружений и военной техники обвинило фирму MAN в том, что та начала производство не доработанного танка «Пантера». В ответ на это 2 октября «мановское» руководство переложило всю вину на рейхсминистерство, сообщив, что последнее «отказалось от предварительных испытаний опытных образцов и изготовления танков предсерийной партии». По мнению инженеров MAN, эти ошибочные решения и повлекли за собой все технические и технологические проблемы, возникшие при организации серийного выпуска «пантер».

Кроме того, в своё оправдание «мановское» руководство сообщало, что их фирма не только была первой, начавшей производство нового танка, но и взяла на себя основную ответственность за устранение выявленных недостатков не только у себя, но и на предприятиях других фирм, участвовавших в программе «Пантера».



Общий вид и вид справа танка «Пантера» Ausf.А, изготовленного фирмой MAN в феврале 1944 года. Хорошо видна укладка ЗИП и установка зенитного пулемёта на командирской башенке.

Одновременно в упрёк рейхсминистерству ставился тот факт, что «необходимое оборудование, станки и рабочая сила оказывались в распоряжении фирмы слишком поздно и в слишком малом количестве», а как компания-разработчик MAN постоянно получала дополнительные задания. Среди последних назывались следующие:

— Программа модернизации предприятия в Berlin-Falkensee Reichsbahn и основных производственных мощностей в Нюрнберге. Впоследствии на этих заводах провели доработку и модернизацию 90 «Пантер» Ausf.D и 103 механизмов поворота для них.

— Модернизация и устранение недостатков на танках 51-го и 52-го батальонов, которые занимались изучением «пантер» на учебном полигоне Grafenwohr.

— Устранение проблем в механизмах поворота, выпуск которых с августа 1942 года вела компания Henschel (MAN присоединилась к их производству в феврале — марте 1943 года).

— Организация производства запасных частей для «пантер» в Лейпциге на территории завода Papiermaschinenfabrik.

Всего для реализации этих программ по ремонту и модернизации, по заявлению фирмы MAN, она поставила 730 208 узлов и деталей общей массой примерно 476 тонн. На их изготовление ушло 183 000 человеко-часов — это было эквивалентно 130 опытным рабочим, работавшим непрерывно в течение пяти месяцев.

Между тем, несмотря на внутриведомственные «дрязги», выпуск «пантер» продолжался. К этому времени появились и другие проблемы, серьёзно влиявшие на изготовление танков — это бомбардировки промышленных центров рейха авиацией союзников. Например, два массивных авианалёта в августе 1943 года серьёзно сказались на сборке «пантер» заводами MAN в сентябре — в результате было потеряно 52 000 человеко-часов. Кроме того, производство встало почти на 14 дней из-за введения в серию новой башни для модификации Ausf.А — причиной стала неотработанная технология изготовления новой конструкции. В результате выпуск «пантер» в сентябре по сравнению с августом возрос незначительно, хотя руководство рейха требовало максимального увеличения количества производимых новых танков.



Вид сверху танка «Пантера» Ausf.А, изготовленного фирмой MAN в январе 1944 года. В крыше башни не видно отверстия для установки гранатомёта (ЯМ).

Не успокаивалась и фирма Daimler-Benz — проиграв «мановцам» в конкурсе на «Пантеру», она пыталась взять реванш в другом.

17 декабря 1943 года Гитлер вновь обратил внимание рейхсминистерства вооружений на двигатель для «Пантеры». Несмотря на своё убеждение в том, что в тот момент не было возможности перейти на использование другого двигателя, фюрер тем не менее предложил активнее вести разработку танкового дизеля с воздушным охлаждением. Узнав об этом, компания Daimler-Benz в Berlin-Marienfelde снова предприняла попытку «пропихнуть» для использования на «Пантере» (а в перспективе и на «Тигре») свой дизельный двигатель жидкостного охлаждения MB 507 без нагнетателя (4-тактный, 12-цилиндровый, V-образный рабочий объём 42,3 литра, мощность 850 л.с. при 2300 об/мин).

Однако против использования дизеля выступили рейхсминистр Шпеер и доктор технических наук Майбах, заявившие, что в ближайшее время все «болезни роста» двигателя Maybach HL 230 будут устранены, он станет удовлетворять всем предъявляемым к нему требованиям. Тем не менее Daimler-Benz и позже пыталась предложить для использования на тяжёлых танках (например, рассматривался вариант их установки на «маусы») дизеля своей конструкции, но все попытки были отвергнуты рейхсминистерством вооружения.


Выпуск танков «Пантера» Ausf.А продолжался до середины 1944 года — их сменили в производстве машины модификации Ausf.G. При этом переход на новую модель осуществлялся не одновременно (как это было при переходе с Ausf.D на Ausf.А), а в течение довольно продолжительного времени. Так, фирма MAN выпускала «ашки» до апреля 1943 года, Daimler-Benz прекратила выпуск в мае, a MNH и DEMAG — в июле. Всего с конца августа 1943-го по начало июля 1944 года было изготовлено 2200 танков «Пантера» Ausf.А.

Оглавление книги


Генерация: 0.200. Запросов К БД/Cache: 0 / 2