Глав: 19 | Статей: 39
Оглавление
Один из самых знаменитых танков Второй Мировой, сравнимый лишь с легендарными Т-34 и «Тигром», Pz.V Panther проектировался не просто как «тевтонский ответ» нашей «тридцатьчетвёрке», а как Wunderwaffe, способное переломить ход войны. Однако чуда опять не получилось. Несмотря на мощную лобовую броню, рациональные углы наклона бронелистов (низкий поклон Т-34!) и великолепную пушку, способную поражать любые танки противника на дистанции до полутора километров, первый опыт боевого применения «Пантер» вышел комом — на Курской дуге они понесли тяжелейшие потери, оказавшись уязвимы в боковой проекции не только для 76-мм противотанковых орудий, но даже для «сорокопяток». Ситуация лишь ухудшилась в 1944 году, когда на вооружение Красной Армии начали поступать новые Т-34-85 и ещё более мощные системы ПТО, а качество германской брони резко упало из-за дефицита легирующих присадок. Если же принять в расчёт исключительную техническую сложность и дороговизну «Пантеры», все её достоинства кажутся и вовсе сомнительными. Тем не менее многие западные историки продолжают величать Pz.V «лучшим танком Второй Мировой». На чём основан этот миф? Почему, в отличие от Союзников, считавших «Пантеру» страшным противником, наши танкисты её не то чтобы вовсе не заметили, но ставили куда ниже грозного «Тигра»? Была она «чудо-оружием» — или неудачной, несбалансированной и просто лишней машиной, подорвавшей боевую мощь Панцерваффе? В уникальной энциклопедии ведущего историка бронетехники, иллюстрированной сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий, вы найдёте ответы на все эти вопросы.
Максим Коломиецi / Fachmann

«ПАНТЕРЫ» ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ

«ПАНТЕРЫ» ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ

В заключение информации о боевом применении «пантер» необходимо рассказать об использовании «пантер» в армиях других стран. Начнём с союзников Германии.

Уже 16 февраля 1943 года, в самом начале серийного производства «Пантеры», обсуждался вопрос об организации лицензионного производства этого танка в Италии. В рамках этого сотрудничества планировалось, что итальянцы пришлют своих производственников в Германию, а Германия, в свою очередь, направит несколько групп специалистов в Италию, которые помогут в организации производства оптики, электрических систем и т. п. Ещё одним предложением было просто поставлять собранные «пантеры» в Италию в обмен на орудийные стволы и броневой прокат.

На совещании в министерстве обороны Италии, прошедшем в Риме 22–24 февраля 1943 года, было принято решение о том, что производство «пантер» начнётся через год после того, как компания Fiat-Ansaldo получит чертежи. Считалось, что это позволит «Фиату» выйти на максимальный месячный выпуск — 50 машин — через 18 месяцев, начиная с момента получения технической документации. Выбор фирмы был не случаен — помимо того, что «Фиат» был одной из крупнейших машиностроительных компаний, в его распоряжении имелось значительное количество свободных производственных площадей, на которых можно было организовать выпуск танков. Однако передача чертежей затянулась — как раз в то время велись работы по «Пантере II», и итальянцев попросили подождать отработки этой машины. Но после ареста Муссолини в июне и выхода Италии из войны в сентябре 1943 года, вопрос производства «Пантеры» на «Фиате» отпал сам собой.

Серьёзный интерес к «Пантере» проявлял и другой союзник Германии — Япония. Во второй половине 1943 года компания MAN получила указание подготовить для отправки в Страну восходящего солнца полный комплект чертежей и один образец машины для лицензионного производства. Однако ухудшение обстановки на советско-германском фронте не дало возможность осуществить эту поставку.



Подготовка к бетонированию ДОТа Pantherturm III с башней от танка «Пантера» Ausf.D. Германия, весна 1945 года (ИП).


Трофейные «пантеры» Ausf.А роты лейтенанта Сотникова под Варшавой. Август 1944 года. На башнях поверх крестов нанесены большие белые звёзды и номера 513, 503, 518 (РГАКФД).


Экипажи тех же трёх трофейных «пантер», что и на предыдущем фото. Район Варшавы, август 1944 года (РГАКФД).


Трофейная «Пантера» Ausf.G, предположительно из состава 366-го самоходно-артиллерийского полка. 3-й Украинский фронт, 4-я гвардейская армия, март 1945 года. Хорошо видны звёзды на лобовом листе корпуса и борту башни (АСКМ).

Единственным союзником, который почти получил «пантеры», стала Венгрия. 14 августа 1944 года в Будапешт отправили 5 новеньких «пантер». Однако почти сразу же последовало распоряжение Гитлера о том, чтобы передать отправленные машины для пополнения какой-нибудь немецкой танковой части. В результате эти «пантеры» перенаправили на советско-германский фронт, и венгры так и не получили обещанных танков.

Трофейные «пантеры» применялись в войсках противников Германии, и в первую очередь частями Красной Армии. Справедливости ради следует сказать, что масштабы использования этих танков были довольно скромными — к моменту появления «пантер» на фронте в значительных количествах, промышленность могла обеспечить танковые части необходимым количеством бронетехники. Кроме того, новый немецкий танк, имея высокие боевые характеристики, в то же время являлся значительно более сложным по устройству и эксплуатации, чем трофейные Pz.II, III, IV или 38(t), которые применялись в частях Красной Армии в 1942–1943 годах. Поэтому использование «пантер» являлось значительно более сложным делом, требовавшим к тому же соответствующей ремонтной базы. Естественно, советские танкисты не обладали необходимым опытом эксплуатации таких сложных боевых машин. Поэтому часто, захватив совершенно исправные немецкие танки, наши танкисты ломали их в первые часы эксплуатации и не могли затем починить из-за отсутствия необходимых запасных частей, инструмента и опыта ремонта подобных машин. Однако в отдельных частях «пантеры» использовались в боях.



Трофейная «Пантера» из состава роты лейтенанта Сотникова движется к линии фронта. Район Варшавы, август 1944 года (РГАКФД).

Видимо, первой советской «Пантерой» стала машина 10-й танковой бригады — снимок такого танка с нарисованными на бортах звёздами опубликовала газета «Известия» в августе 1943 года. Что за часть использовала этот танк и как долго, автору неизвестно.

Осенью 1943 года одна захваченная «Пантера» непродолжительное время использовалась танкистами 59-го отдельного танкового полка. По воспоминаниям ветеранов, «во время боёв, когда наши танки шли в атаку, основной огонь немецкой артиллерии вёлся по трофейной „Пантере“».

Следует отметить, что больше всего в «Пантере» наших танкистов привлекало вооружение: баллистические данные 75-мм орудия KwK 42 позволяли подбивать немецкие танки на дистанциях, недоступных ни одной советской танковой и противотанковой пушке того времени. В начале 1944 года в главном бронетанковом управлении Красной Армии (ГБТУ КА) издаётся «Краткое руководство по использованию трофейного танка T-V („Пантера“)». Тем не менее «Пантера» в Красной Армии не прижилась — была она слишком сложна и капризна. Но всё же в ряде случаев трофейные «Пантеры» действовали довольно успешно.

В январе 1944 года в боях на подступах к Житомиру частями 3-й гвардейской танковой армии было захвачено значительное количество повреждённых немецких танков. По распоряжению заместителя командующего армией по технической части генерал-майора Ю. Соловьёва, в 41-м и 148-м отдельных ремонтно-восстановительных батальонах создали по одному взводу из наиболее опытных ремонтников, которые в короткий срок восстановили четыре танка Pz.IV и одну «Пантеру». Через несколько дней в бою в районе Жеребки экипаж советской «Пантеры» подбил танк «Тигр».

В августе 1944 года рота гвардии лейтенанта Сотникова в боях под Варшавой успешно использовала как минимум три «пантеры».

Трофейная немецкая бронетехника использовалась и в последние месяцы Великой Отечественной войны. В первую очередь это было связано с большими потерями в танках в некоторых операциях, например, у озера Балатон под Будапештом. Как уже говорилось выше, к марту 1945 года части 3-го Украинского фронта имели небольшое количество боеспособных боевых машин.

Для пополнения танкового парка к 2 марта 1945 года 3-й подвижный танкоремонтный завод 3-го Украинского фронта восстановил 20 немецких танков и самоходок, которые укомплектовали экипажами 22-го учебного танкового полка, о чём сообщалось следующее: «В районе Будалок с экипажами проводятся занятия по вождению, стрельбе и правилам эксплуатации».

7 марта 15 из них направили на укомплектование 366-го гвардейского самоходно-артиллерийского полка 4-й гвардейской армии. Из них прибыло: 5 СУ-150 («Хуммель»), 1 СУ-105 («Веспе») и 2 СУ-75, остальные отстали в пути из-за технических неисправностей. На следующий день в строю уже имелось 7 САУ «Хуммель», 2 «Веспе», 4 СУ-75 и 2 танка «Пантера». К 16 марта 1945 года полк имел уже 15 трофейных самоходок, 2 «пантеры» и один Pz.IV. Кроме того, на то же время в составе армии одна трофейная «Пантера» имелась в составе 85-го отдельного самоходно-артиллерийского дивизиона.

Использование трофейной бронетехники частями Красной Армии продолжалось и после окончания Великой Отечественной войны. Так, в мае 1945 года фронты получили распоряжение о взятии на учёт всех трофейных бронеединиц, а также выяснения их технического состояния. Например, в полосе 40-й армии 2-го Украинского фронта в период с 10 по 29 мая было обнаружено «140 танков, артсамоходов, бронетранспортёров и бронеавтомобилей», из которых 65 эвакуировали для ремонта.

Трофейную матчасть планировалось использовать для учебных целей, поэтому большую часть исправной немецкой бронетехники предполагалось передать танковым армиям и корпусам. Например, 5 июня 1945 года Маршал Советского Союза Конев приказал имеющиеся в полосе 40-й армии 30 трофейных отремонтированных бронеединиц, находящихся в Нове Место и Здирец, передать 3-й гвардейской танковой армии «для использования при боевой подготовке». Процесс передачи планировалось завершить не позднее 12 июня.

По состоянию на 16 июня 1945 года только в частях Красной Армии 1-го Белорусского, 1-го, 2-го и 3-го Украинского фронтов было взято на учёт 307 «пантер» (считая машины на сборных пунктах аварийных машин и танкоремонтных заводах), из них 111 исправных, остальные требовали ремонта или подлежали списанию. К 20 июля того же года, когда прошла отбраковка машин, количество «пантер» сильно сократилось — всего по Красной Армии их числилось 146 штук, из которых 63 были исправны, а остальные требовали ремонта.

Эксплуатация трофейных «пантер» продолжалась в советских вооружённых силах до весны 1946 года. По мере того как танки выходили из строя, а запчасти к ним заканчивались, немецкая бронетехника списывалась. Часть машин использовалась на полигонах в качестве мишеней.

Некоторое количество «пантер» использовалось и в частях союзников, но масштабы их использования были ещё более скромными, чем в Красной Армии. Например, автору известно лишь об одной «Пантере», которая непродолжительное время эксплуатировалась батальоном британского Колдстримского гвардейского полка. Танк имел собственное имя «Cuckoo» (кукушка).



Трофейные танки «Пантера» Ausf.G, предположительно из состава 366-го самоходно-артиллерийского полка. 3-й Украинский фронт, март 1945 года. Номера и кресты на танках закрашены и поверх них нарисованы красные звёзды с белой окантовкой (АСКМ).

Небольшое количество «пантер» в конце войны и после её окончания Советский Союз передал армиям других стран. Так, ещё весной 1945 года части Красной Армии передали Болгарии 15 трофейных «пантер» различных модификаций. Эти машины использовались болгарами в качестве учебных машин, но эксплуатировались довольно мало из-за проблем с обслуживанием и ремонтом. В конце 1940-х годов и, как и многую другую немецкую технику, имевшуюся в болгарской армии, установили в качестве неподвижных огневых точек вдоль границы с Турцией. При этом с танков демонтировали двигатели и трансмиссии.

В мае 1946 года СССР передал Румынии 13 «пантер» модификаций Ausf.D, А и G. Машины поступили на вооружение 1-й танковой бригады, которая в 1947 году была переформирована в танковую дивизию имени Тудора Владимиреску. Эти машины под обозначением Т-5 эксплуатировались до 1950 года, после чего были списаны.



Трофейная «Пантера» Ausf.G «Cuckoo» (кукушка), использовавшаяся батальоном британского Колдстримского гвардейского полка. 1945 год. Для предотвращения ведения «дружественного огня» по машине на ней нарисованы белые звёзды больших размеров (ЯМ).

Значительное число немецких танков эксплуатировалось после войны в чехословацкой армии. По состоянию на 1947 год в её составе имелось 167 таких машин, из них 65 «пантер». Под обозначением Т-42 они использовались чехословаками до середины 1950-х годов, после чего пошли в утиль.

Довольно большое количество трофейных «пантер» досталось Франции. Первые танки этого типа использовали ещё летом 1944 года подразделения сил сопротивления («Французские внутренние силы»). Кроме того, после войны на территории Франции имелось значительное число «пантер» в различном состоянии, а также оставалось несколько учебных центров, в которых немцы готовили экипажи для этих танков. Всё это позволяло использовать «пантеры» для вооружения французских танковых частей. Первой из них стал 503-й танковый полк, дислоцировавшийся в Мурмелоне. По состоянию на 1947 год в его составе числилось 50 «пантер» модификации Ausf.А и G. Эти машины эксплуатировались до 1950 года, после чего их заменили французские тяжёлые танки ARL 44. Ещё одной частью на «пантерах» во французской армии стал 6-й кирасирский полк.



«Пантеры» и американские полугусеничные бронетранспортёры 503-го танкового полка французской армии на учениях. 1947 год (АД).

В 1946 году Швеция направила во Францию группу инженеров для изучения различных образцов немецкой бронетехники. В результате была отобрана одна «Пантера», которую направили в Швецию для проведения испытаний.



Танки «Пантера» румынской армии на параде в Бухаресте в честь дня независимости. 9 мая 1946 года (МЖ).

Оглавление книги


Генерация: 0.108. Запросов К БД/Cache: 0 / 0