Глав: 19 | Статей: 39
Оглавление
Один из самых знаменитых танков Второй Мировой, сравнимый лишь с легендарными Т-34 и «Тигром», Pz.V Panther проектировался не просто как «тевтонский ответ» нашей «тридцатьчетвёрке», а как Wunderwaffe, способное переломить ход войны. Однако чуда опять не получилось. Несмотря на мощную лобовую броню, рациональные углы наклона бронелистов (низкий поклон Т-34!) и великолепную пушку, способную поражать любые танки противника на дистанции до полутора километров, первый опыт боевого применения «Пантер» вышел комом — на Курской дуге они понесли тяжелейшие потери, оказавшись уязвимы в боковой проекции не только для 76-мм противотанковых орудий, но даже для «сорокопяток». Ситуация лишь ухудшилась в 1944 году, когда на вооружение Красной Армии начали поступать новые Т-34-85 и ещё более мощные системы ПТО, а качество германской брони резко упало из-за дефицита легирующих присадок. Если же принять в расчёт исключительную техническую сложность и дороговизну «Пантеры», все её достоинства кажутся и вовсе сомнительными. Тем не менее многие западные историки продолжают величать Pz.V «лучшим танком Второй Мировой». На чём основан этот миф? Почему, в отличие от Союзников, считавших «Пантеру» страшным противником, наши танкисты её не то чтобы вовсе не заметили, но ставили куда ниже грозного «Тигра»? Была она «чудо-оружием» — или неудачной, несбалансированной и просто лишней машиной, подорвавшей боевую мощь Панцерваффе? В уникальной энциклопедии ведущего историка бронетехники, иллюстрированной сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий, вы найдёте ответы на все эти вопросы.
Максим Коломиецi / Fachmann

ИСТРЕБИТЕЛЬ ТАНКОВ «ЯГДПАНТЕРА»

ИСТРЕБИТЕЛЬ ТАНКОВ «ЯГДПАНТЕРА»

3 августа 1942 года Управление вооружений сухопутных войск приняло решение спроектировать и изготовить новую самоходную установку, вооружённую 88-мм противотанковым орудием PaK 43 L/71, установленным на базе «Пантеры». Разработку новой машины поручили фирме Krupp в Эссене, которая в это время вела проектирование самоходки с аналогичным вооружением, но на шасси танка Pz.IV. По первоначальному плану проект новой боевой машины на базе «Пантеры» должен был быть готов к январю 1943 года с тем, чтобы уже в июле начать их серийное производство. Первые эскизные проработки машины рассматривались 15 октября 1942 года на совместном заседании рейхсминистерства военной промышленности и Управления вооружений сухопутных войск. Фирма Krupp представила проект самоходки массой около 35 тонн с 88-мм орудием L/71, высотой 2400 мм и длиной 9000 мм (по стволу). Помимо пушки, экипаж имел в своём распоряжении два пистолета-пулемёта МП-40, огонь из которых можно было вести через специальные «револьверные» отверстия. Угол горизонтального обстрела 88-мм орудия составлял 28 градусов и от -8 до +14 градусов по вертикали. Бронирование рубки предлагалось в двух вариантах: 80-мм вертикальный лобовой лист или 50-мм, но установленный под углом 60 градусов. Борта предусматривались толщиной 40 мм с установкой их под углом 30 градусов к вертикали.



Второй прототип «Ягдпантеры» (№ V 102), вид слева. Куммерсдорф, декабрь 1943 года. Левый смотровой прибор механика-водителя демонтирован, а отверстие для его установки заварено. Хорошо видна укладка ЗИП на борту и «револьверное» отверстие (ЯМ).

На этом же заседании представители рейхсминистерства военной промышленности и Управления вооружений приняли решение передать дальнейшую разработку машины, которая тогда именовалась «8,8-cm Sturmgesch?tz», фирме Daimler-Benz. Причинами этого являлись как загруженность заводов Krupp другими заказами, так и то, что Daimler-Benz вела подготовку к серийному производству танков «Пантера», шасси которых предполагалось использовать в качестве базы для новых самоходок.

Тем не менее инженеры фирмы Krupp 16 ноября 1942 года предъявили на рассмотрение Управления вооружений деревянную модель самоходки, выполненную в натуральную величину. В этом варианте рубка самоходки была изготовлена с вертикальным расположением лобового листа. В дальнейшем конструкторы Krupp оказывали помощь инженерам компании Daimler-Benz при разработке орудийной установки новой самоходки.

5 января 1943 года при представительстве фирмы Daimler-Benz в Берлине прошло совещание, на котором определили дальнейшее развитие проекта 88-мм штурмового орудия на шасси «Пантеры». По настоянию Управления вооружений, лобовые листы корпуса и рубки устанавливались под углом 55 градусов к вертикали, при этом верхний предполагалось изготовить из 100-мм, а нижний — из 60-мм брони. Толщина листов крыши и днища устанавливалась в 30 мм. Орудийную маску предполагалось изготавливать литой и устанавливать на болтах — после её снятия через амбразуру можно было вести монтаж и демонтаж самой артустановки.



Первый прототип «Ягдпантеры» (№ V 101) на испытаниях. Октябрь 1943 года. Хорошо видны два смотровых прибора механика-водителя (ЯМ).

Для механика-водителя предусматривалось использовать два перископа в верхнем лобовом листе, кроме того, при необходимости он мог вести наблюдение через револьверное отверстие в левом борту корпуса. На этом же совещании установили сроки изготовления новой самоходки — бронекорпуса предполагалось подать в августе-сентябре, а в декабре 1943 года собрать опытные образцы новой машины.

На совещании в штабе главнокомандующего сухопутных войск 6 марта 1943 года, помимо прочих, обсуждался вопрос и о новой самоходной установке на шасси танка «Пантера». Например, было предложено бронезащиту маски пушки изготовить не по образцу штурмового орудия StuG 42, а по возможности так же, как «в штурмовом орудии фирмы „Порше“ или 15-см штурмовом орудии» (речь идёт о САУ «Фердинанд» и «Бруммбар» соответственно. — Прим. автора). Кстати, уже в апреле 1943 года самоходка на шасси «Пантеры» стала именоваться в документах «истребителем танков», а не «штурмовым орудием».

В требовательном листке управления вооружений сухопутных войск на «8,8-см истребитель танков 43/3 L/71 на ходовой части танка „Пантера“» от 1 мая 1943 года значилось, что новая машина должна иметь 100-мм лобовую броню (под углом 55 градусов), 60-мм бортовую (под углом 35 градусов) и 40-мм кормовую — такое же бронирование должен был получить танк «Пантера II», работы над которым велись в то время. Предполагалось, что «Пантера II» заменит в серии «Пантеру I», и вполне естественно, что шасси нового танка планировалось использовать при разработке новой самоходки. Однако уже 4 мая 1943 года Управление вооружений приняло решение продолжить выпуск «Пантеры I» и отложить введение в серийное производство проект «Пантера II». Тем не менее часть изменений конструкторского и производственно-технологического характера, которые планировалось ввести на «Пантере II», предписывалось внедрить на «Пантере I».

Такое решение потребовало некоторой переделки проекта истребителя танков, так как пришлось отказаться от использования корпуса «Пантеры II», как планировалось вначале, и ориентироваться на корпус «Пантеры I». Фирма Daimler-Benz получила от Управления вооружений задание переделать проект как можно быстрее с тем, чтобы уже в сентябре 1943 года приступить к выпуску бронекорпусов истребителя танков на шасси «Пантеры».



Испытания первого прототипа «Ягдпантеры» №V 101. 1944 год. Хорошо виден ствол-моноблок 88-мм орудия и «револьверное» отверстие в левом борту. Левый смотровой прибор механика-водителя демонтирован, хотя отверстие для его установки есть (БА).

Однако с организацией выпуска новой боевой машины возникли проблемы. Оказалось, что на заводе № 40 фирмы Daimler-Benz, который вёл сборку танков «Пантера», нет свободных производственных площадей для выпуска новой самоходки. Да и сама компания не справлялась с заданным объёмом выпуска танков, а тут новая боевая машина. Поэтому серийное производство нового истребителя танков передали брауншвейгской фирме M?hlenbau und Industrie AG (MIAG), с которой 24 мая 1943 года Управление вооружений сухопутных войск заключило соответствующий договор. Однако на начальном этапе производства MIAG должен был получать необходимую помощь от Daimler-Benz. Так, в июне 1943 года последняя изготовила деревянную модель нового истребителя танков (в натуральную величину), которую вместе с чертёжно-технологической документацией передала фирме MIAG. Эта модель, вместе с аналогичными моделями тяжёлого танка «Королевский тигр» и тяжёлого истребителя танков «Ягдтигр», была показана А. Гитлеру 20 октября 1943 года.



Демонстрация новых образцов бронетехники руководству Третьего рейха и главному командованию сухопутных войск. 1944 год. На переднем плане прототип «Ягдпантеры» № V 101, хорошо видна укладка ЗИП и два «револьверных отверстия» в правом борту (ЯМ).

Для облегчения массы самоходки приняли решение снизить до 16 мм толщину брони днища, крыши корпуса и моторного отделения. Кроме того, для более удобного размещения механика-водителя установку орудия сдвинули вправо (по первоначальному проекту пушка размещалась по оси машины), в результате чего угол обстрела по горизонту уменьшился с 28 до 24 градусов. Для защиты от пехоты в ближнем бою самоходка имела пулемёт MG 34, установленный в лобовом листе справа от орудия. Кроме того, в распоряжении экипажа имелось два пистолета-пулемёта MP 40, уложенные в боевом отделении. Огонь из них можно было вести через «револьверные» отверстия в бортах, закрытые броневыми пробками.

Боекомплект состоял из 50 снарядов к 88-мм орудию и 600 патронов для пулемёта MG 34. Экипаж первоначально включал шесть человек — командира, механика-водителя, наводчика, радиста и двух заряжающих. 88-мм пушка оснащалось перископическим прицелом SFl ZF5, головка обзора которого выступала над крышей рубки и двигалась вместе с орудием. Командир машины мог вести наблюдение через стереотрубу SF 14-Z (Sfl), которая могла монтироваться в специальном люке, а также три перископа (один из них с круговым обзором), у механика-водителя имелось два смотровых прибора, а у заряжающих — два перископа (один из них с круговым обзором). Кроме того, для обзора могли использоваться «револьверные» отверстия — два в правом борту, одно в левом и два в кормовом. Для посадки экипажа служили три люка: два круглых в крыше — впереди справа и сзади слева — а также большой прямоугольный в кормовом листе рубки.



Прототип «Ягдпантеры» № V 101 на фирме MIAG. 1944 год. Бортовые экраны демонтированы, в борту корпуса видно «револьверное» отверстие (ЯМ).

Все самоходки планировалось оснастить радиостанциями Fu 16 и Fu 15 (обычно они использовались в артиллерии), а машины командиров батарей и дивизионов должны были дополнительно получить рации Fu 8.

При подготовке машины к серийному производству в её конструкцию внесли некоторые изменения. Так, уменьшилось количество перископов в крыше корпуса с пяти до четырёх (из них два с круговым обзором), сократили экипаж до пяти человек (исключили второго заряжающего), а также увеличили боекомплект до 60 снарядов.

Первый прототип новой самоходки, получившей официальное обозначение «Panzerj?ger fur 8,8-cm StuK 43 auf Fgst Panther I (Sd.Kfz.173)» — «истребитель танков с 8,8-см орудием StuK 43 на шасси „Пантеры I“», — фирма MIAG изготовила в октябре 1943 года. 13 ноября 1943 года на совещании командующих фото с испытаний этой машины показали главнокомандующему сухопутных войск. Второй прототип машины был готов в ноябре, а 16 декабря 1943 года его показали А. Гитлеру.

Несмотря на то что планом выпуска предусматривалось начать серийное производство новой самоходки, которую стали называть «Ягдпантера» (Jagdpanther), в ноябре 1943 года, фирме MIAG сделать этого не удалось. Первые пять серийных самоходок приняли представители Управления вооружений в январе 1944 года. В течение следующих месяцев так и не удалось выйти на планируемый выпуск: в феврале удалось собрать семь «ягдпантер», восемь — в марте, по десять — в апреле и мае. В июне MIAG смогла сдать только шесть самоходок — заводы фирмы в этот период подверглись сильным бомбардировкам авиацией союзников. Таким образом, за первые полгода серийного производства было изготовлено 46 самоходок «Ягдпантера» при плане в 160 машин. Планировалось, что такого количества хватит для вооружения трёх дивизионов тяжёлых истребителей танков, а также использовать часть машин для учебных целей и испытаний. Производство возросло до 15 самоходок в июле и 14 — в августе, несмотря на бомбардировки заводов союзниками.



Испытания первого прототипа «Ягдпантеры» № V 101. 1944 год. Левый смотровой прибор механика-водителя демонтирован, хотя отверстие для его установки есть (БА).

Естественно, такие темпы производства «Ягдпантеры» не устраивали военных. Однако в ответ на предъявляемые претензии фирма MIAG постоянно жаловалась на недостаток рабочей силы. Для ускорения работ по изготовлению «ягдпантер» на заводы MIAG направили дополнительно 300 рабочих, а управление вооружений сухопутных войск выделило 300 солдат, которые приступили к работам 4 августа 1944 года. Чуть позже прибыло ещё 160 солдат — по десять человек выделил каждый из 16 дивизионов истребителей танков. Таким образом, в течение короткого времени заводы фирмы MIAG дополнительно получили 760 человек, которых использовали в производстве «ягдпантер». Благодаря этому в сентябре 1944 года удалось сдать заказчику 21 самоходку, но в октябре из-за воздушного налёта собрали всего 8 машин.

Естественно, ни верховное командование сухопутных войск, ни Управление вооружений не были довольны такими малыми масштабами производства «Ягдпантеры». Чтобы выйти из создавшегося положения, к производству этих боевых машин привлекли предприятия других фирм.

Одной из них стала Maschinenbau und Bahnbedart (MBA) в Потсдам-Древитц. Правда, эта фирма не занималась производством бронетанковой техники, но зато имела большие производственные площади и необходимое для выпуска самоходок оборудование. План производства «ягдпантер» на MBA учитывал время, необходимое фирме для освоения новой продукции: в ноябре 1944 года предполагалось изготовить только 5 самоходок и ещё 10 в декабре. На 1945 год выпуск предполагался более масштабным: 20 штук в январе, 30 — в феврале, 45 — в марте, 60 — в апреле, 80 — в мае, 90 — в июне и с июля по 100 машин ежемесячно.



«Ягдпантеры» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков на учениях. Полигон Миелау, май 1944 года. Машина имеет составной ствол орудия и один смотровой прибор механика-водителя (БА).

На время освоения выпуска самоходки на MBA и выхода последней на запланированный уровень к изготовлению «ягдпантер» привлекался завод фирмы MNH в Ганновере. Это предприятие уже имело значительный опыт выпуска бронетехники — с лета 1943 года оно производило танки «Пантера». По утверждённому графику MNH должна была изготовить 20 «ягдпантер» в ноябре, 44 — в декабре 1944-го и 30 — в январе 1945 года.

Для обеспечения выполнения этого задания с завода фирмы MIAG отгрузили на MNH 80 корпусов самоходок. Предполагалось, что после выпуска 94 «ягдпантер» MNH прекратит их производство — по плану Управления вооружений к февралю 1945 года на заданную мощность должен был выйти завод MBA.

После привлечения к производству «ягдпантер» предприятий MNH и MBA суммарный выпуск этих машин составил 55 штук в ноябре и 67 — в декабре 1944 года. Наивысший же показатель — 72 самоходки — немецкая промышленность смогла достигнуть в январе 1945 года.

Так как, несмотря на принимаемые меры, ни MIAG, ни MBA не смогли выйти на запланированный график выпуска «ягдпантер», фирма MNH в начале 1945 года получила задание продолжать изготовление этих самоходок до июня. Кроме того, исходя из сложившейся ситуации генерал-инспектор танковых войск Г. Гудериан вынужден был в начале февраля 1945 года утвердить так называемую «программу спасения» производства танков, которая предусматривала использование всех имевшихся на тот момент в наличии сил и средств. По этой программе выпуск «ягдпантер» в течение ближайшего полугодия должен был выглядеть следующим образом (см. таблицу 15).


Однако программа выглядела слишком оптимистично для агонизирующей промышленности рейха.

Из-за воздушных налётов авиации союзников, перебоев с электроэнергией, трудностей с поставкой различных материалов и их транспортировкой по железным дорогам, фирмы MIAG, MNH и MBA смогли изготовить всего лишь 42 «ягдпантеры» в феврале, 52 в марте и 21 в апреле 1945 года. Таким образом, за всё время серийного производства было выпущено всего 415 истребителей танков «Ягдпантера», включая два прототипа. Данные о ежемесячном производстве самоходок приведены в таблице 16. При этом следует учитывать, что она составлена на основе ежемесячных сводок фирм MIAG и MNH, а также Управления вооружений, которые сохранились. Что касается MBA, то её документов нет. Поэтому производство «ягдпантер» этой фирмой получено путём вычета продукции MIAG и MNH из общего количества произведённых машин за каждый месяц.



* Номера шасси «ягдпантер» компании MBA автору неизвестны.

** Прототипы.

*** Есть информация, свидетельствующая о том, что до 22 апреля 1945 года могло быть изготовлено ещё несколько «ягдпантер».

ИЗМЕНЕНИЯ В ХОДЕ СЕРИЙНОГО ПРОИЗВОДСТВА

В конструкцию «Ягдпантеры» вносилось большое количество изменений, которые должны были упростить производство и повысить боевые качества машины. Рассмотрим некоторые из них.

Январь 1944 года. Пять «револьверных» отверстий в бортах рубки имелись только на первых двух прототипах № V 101 и V 102. С началом серийного производства (начиная с шасси № 300001) от них отказались. Военные считали, что эти отверстия ослабляли бортовые и кормовой листы, а кроме того, для самообороны в ближнем бою на «ягдпантеры» стали устанавливать приспособление N?hverteidigungswaffe для стрельбы 90-мм «прыгающими» минами. Установка для стрельбы ими размещалась в крыше рубки слева. Однако из-за задержек с организацией выпуска таких установок их монтаж в «ягдпантерах» начался только с июня 1944 года. На машинах, изготовленных до этого времени, отверстие для монтажа N?hverteidigungswaffe в крыше рубки закрывалось круглой броневой заглушкой, закреплённой четырьмя болтами.



Обучение экипажей «ягдпантер» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков на полигоне Миелау. Май 1944 года (БА).


«Ягдпантеры» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков на учениях. Полигон Миелау, май 1944 года. Хорошо виден рисунок циммеритного покрытия, форма неподвижной орудийной маски первоначального образца и один смотровой прибор механика-водителя (БА).

Февраль 1944 года. В ходе производства отказались от левого смотрового прибора механика-водителя, а отверстие для его установки стали заваривать прямоугольной броневой пластиной. На люке, закреплённом на кормовом листе корпуса восемью болтами и предназначенном для доступа к двигателю, приварили буксирное приспособление. Последнее позволяло использовать при эвакуации вышедших из строя «ягдпантер» так называемую «жёсткую» сцепку, что значительно улучшало условия буксировки (до этого предполагалось использовать тросы). Сцепка позволяла транспортировать повреждённую «Ягдпантеру» такой же машиной, правда при этом они устанавливались кормой к корме, и получался своеобразный «тяни-толкай». Домкрат, ранее размешавшийся горизонтально на корме на месте буксирного приспособления, теперь устанавливался вертикально, между выхлопными трубами.

Первые серийные «ягдпантеры» получили броневую крышу моторного отделения от танка «Пантера» Ausf.А. Правда, при этом примерно в два раза уже стали решётки для выброса воздуха, расположенные сразу за кормовым листом рубки. Кроме того, на первых серийных «ягдпантерах» отверстие для установки антенны на крыше моторного отделения слева (именно там антенна крепилась на танках «Пантера») заваривалось круглой заглушкой. Это было связано с тем, что на самоходках отверстия для антенного ввода располагались в кормовом листе корпуса.



«Ягдпантера» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков на полигоне Миелау. Май 1944 года. Машина выпуска января — февраля 1944 года с двумя смотровыми приборами водителя (БА).

Отверстие для установки воздухопитающей трубы (она должна была монтироваться на машину при преодолении глубоких бродов) в крыше моторного отделения между горловинами для заливки воды и заправки топливом также заваривалось. От использования такой трубы отказались ещё до начала серийного производства «ягдпантер», но некоторый задел бронедеталей с отверстиями уже имелся. После апреля 1944 года отверстия под антенну и воздухопитающую трубу в крыше моторного отделения «ягдпантер» не вырезались.

Май 1944 года. Появились две дополнительные трубки слева и справа от левой выхлопной трубы, служившие для её дополнительного охлаждения (как на танках «Пантера» Ausf.А).

Ствол-моноблок 88-мм орудия PaK 43/3 заменили на составной (при этом обозначение пушки осталось прежним). Эта мера значительно облегчила производство, так как обрабатывать короткие сегменты составной конструкции стало значительно проще. До этого ствол приходилось изготавливать из заготовки, длина которой составляла более шести метров. Однако некоторые «ягдпантеры», изготовленные осенью 1944 года, имели орудие со стволом-моноблоком. Это было связано с тем, что перед отправкой на сборку 88-мм пушки проходили приёмку и пристрелку в управлении вооружений. При выявлении каких-либо неполадок или недоработок их вновь отправляли на завод, поэтому для некоторых орудий срок с момента изготовления до окончательной приёмки мог быть довольно большим. Кроме того, при выпуске орудий осенью 1944 года не исключена возможность использования заготовок, доставленных несколькими месяцами ранее.



Одна из «Ягдпантер» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков на марше. Полигон Миелау, май 1944 года (БА).

Июнь 1944 года. На крыше рубки установили три опоры для монтажа 2-тонного крана-лебёдки. Его можно было использовать при ремонте самоходок, например, для выемки двигателя или орудия. Кроме того, в верхней части подвижной маски, установленной непосредственно на стволе пушки, появилось отверстие с резьбой для ввинчивания специальной проушины. Последняя предназначалась для зацепления крюком крана при проведении ремонтных работ.

Сентябрь 1944 года. Как и на всей остальной немецкой бронетехнике, на «ягдпантерах» отказались от использования циммеритного покрытия.

Неподвижная орудийная маска, закреплённая в амбразуре лобового листа, стала несколько иной формы и получила дополнительное крепление из восьми болтов с пулестойкими головками. Болты устанавливались в нижней и верхней части (по четыре штуки), при этом нижняя часть стала более массивной. Некоторые истребители танков «Ягдпантера», отправленные на фронт в ноябре 1944 года, ещё имели маску старой конструкции.

На части машин на кормовом листе рубки слева установили ящик для укладки личных вещей экипажа.

Октябрь 1944 года. Изменена конструкция неподвижной орудийной маски — она стала более массивной, особенно внизу, по периметру появился более выступающий «воротник» для защиты подвижной части от заклинивания при обстреле. Дополнительное крепление в виде восьми болтов осталось.

Над выхлопными трубами установили защитные экраны из стальных листов. Это было сделано для того, чтобы в темноте противник не видел выхлопные трубы, которые часто раскалялись при интенсивной работе двигателя.



Нанесение камуфляжа на одну из «Ягдпантер» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков перед отправкой на Западный фронт. Полигон Миелау, май 1944 года (БА).

Ноябрь 1944 года. На небольшом количестве «ягдпантер» (известно не более десяти) выпуска ноября — декабря вентилятор боевого отделения, на большинстве самоходок размещавшийся на правой стороне крыши рубки за люком командира машины, установили в передней части крыши над орудийной установкой. Две «ягдпантеры» с такой установкой вентилятора сохранились до наших дней — в США, в музее Абердинского полигона, и в России, в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Декабрь 1944 года. На «ягдпантерах» стала устанавливаться крыша моторного отделения от танка «Пантера» Ausf.G, что потребовало внутренних изменений в системе охлаждения двигателя. В середине крыши моторного отделения появилось отверстие дополнительного вентилятора, закрытое снаружи кожухом с сеткой. Решётки для доступа воздуха, находившиеся у кормового листа корпуса, стали уже. На выхлопные трубы смонтировали специальные пламегасители (как на «пантерах» Ausf.G), которые должны были не только скрывать раскалённые трубы от противника, но и препятствовать появлению «огненных» выхлопов — выбросов остатков горящего топлива, что демаскировало самоходки ночью на больших дистанциях.

Тем не менее достоверно известно, что ещё в марте 1945 года фирма MNH (а возможно и другие) изготавливала «ягдпантеры» со старой конструкцией выхлопных труб.

Была введена новая система обогрева машины, по типу устанавливавшегося на «пантерах» Ausf.G, — над левым вентилятором на крыше моторного отделения смонтировали специальный короб, отводящий поток тёплого воздуха от двигателя в боевое отделение.

Однако и в 1945 году выпускались «ягдпантеры» с крышей моторного отделения по типу танка «Пантера» Ausf.А, видимо, из имевшихся заделов.

Для того чтобы более удобно разместить радиоаппаратуру, изменили расположенную впереди справа укладку снарядов. Теперь боекомплект «Ягдпантеры» составлял 58 снарядов вместо 60.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Первым подразделением, получившим на вооружение «ягдпантеры», стал 654-й батальон тяжёлых истребителей танков (schwere Panzerj?gerabteilung), до этого оснащённый «фердинандами». Ещё в августе 1943 года, после боёв на Курской дуге, это подразделение передало оставшиеся в строю «Фердинанды» однотипному по организации 653-му батальону и убыло в Германию. Но из-за задержек с выпуском «ягдпантер» подготовку экипажей для новых самоходок начали только в начале 1944 года. Причём 654-й батальон первоначально использовал в качестве учебных машин восемь эвакуационных танков «Бергепантера», полученных в феврале 1944 года.

Только 23 марта 1944 года Управление вооружений сухопутных войск дало разрешение на эксплуатацию двух «ягдпантер», которые поступили в школу истребителей танков в Миелау. Эти машины в дальнейшем использовались в качестве учебных.



Экипаж одной из «Ягдпантер» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков готовит машину к погрузке. Май 1944 года (БА).

28 апреля 1944 года Управление снабжения сухопутных войск направило первые восемь истребителей танков «Ягдпантера» 654-му батальону тяжёлых истребителей танков. По штатам K.St.N. 1149 с и К.St.N. 1154 а он должен был состоять из трёх рот, каждая из которых включала три взвода (по четыре «ягдпантеры») и штаб (две самоходки), всего 14 машин в роте. Кроме того, три командирских «ягдпантеры» включались в состав штаба батальона, а общая численность самоходок в последнем должна была составлять 45 машин. Но из-за весьма небольших объёмов производства 654-й батальон и к лету 1944 года не удалось полностью перевооружить истребителями танков «Ягдпантера».

После высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года 654-й батальон в спешном порядке стали готовить для отправки на Западный фронт. 11 июня в докладе Гитлеру о состоянии части говорилось, что штаб с 1-й и 2-й ротами 654-го батальона стоит под Ретелем в боевой готовности, но в его составе имеется всего 8 «ягдпантер» и пять ремонтно-эвакуационных танков «Бергепантера», которые использовались для тренировок механиков-водителей.



Одна из «Ягдпантер» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков на полигоне Графенвер в Баварии. Осень 1944 года. Машина выпуска октября 1944 года, хорошо видна массивная неподвижная орудийная маска позднего типа, а также укладка троса на правом борту. Циммеритное покрытие отсутствует (ЯМ).


На этом фото хорошо видно, каким образом можно было буксировать неисправную «Ягдпантеру» машиной такого же типа. 654-й батальон тяжёлых истребителей танков, Бельгия, август 1944 года. На корме рубки левой самоходки установлен ящик для личных вещей экипажа (ЯМ).

Только 14 июня 1944 года Управление вооружений отправило железнодорожным транспортом 17 новых самоходок в состав 654-го батальона. Однако не дожидаясь получения этого пополнения, в 0.10 15 июня вторая рота 654-го батальона погрузила 8 имеющихся у неё «ягдпантер» на железнодорожные платформы и отправилась на Западный фронт. После нескольких ночных маршей рота достигла пункта назначения, где вошла в состав Учебной танковой дивизии. С 27 июня и до начала июля «ягдпантеры» находились в распоряжении 47-го танкового корпуса и вели бои с английскими танковыми подразделениями.

В своей сводке от 1 июля 1944 года штаб 654-го батальона сообщил об имевшихся у него 25 «ягдпантерах». Всё это время оставшиеся на месте прежней дислокации часть 2-й и 3-я роты использовали прибывшие 17 самоходок для тренировки экипажей. А 1-ю роту перебросили на полигон Малу-ле-Камп без матчасти. Здесь она находилась четыре недели, но самоходок так и не получила.

16 июля 1944 года управление вооружений сухопутных войск отгрузило 654-му батальону одну «Ягдпантеру» и три командирских танка «Пантера» (вместо командирских «ягдпантер»). На следующий день штаб, остатки 2-й и 3-ю роты отправили на фронт, где они вошли в состав 47-го танкового корпуса. 28 июля 1944 года последний сообщал, что в 654-м батальоне имеется 21 боеспособная «Ягдпантера», а ещё четыре машины находятся в ремонте.



Вид на орудийную установку «Ягдпантеры» через люк в кормовом листе рубки. Справа видны стеллажи для укладки 88-мм снарядов.

30 июля 1944 года батальон перешёл в состав 74-го армейского корпуса, сообщив в сводке о боях о десяти уничтоженных английских танках. В тот же день три «ягдпантеры» столкнулись с эскадроном танков «Черчилль» 6-й английской танковой бригады. В течение нескольких минут немецкие самоходки подбили и уничтожили 11 британских танков. Однако в результате ответного огня подошедших основных сил 6-й бригады «ягдпантеры» отступили, потеряв при этом две машины, у которых была разбита ходовая часть.

1 августа 1944 года в 654-м батальоне имелось восемь исправных самоходок и два командирских танка «Пантера», ещё 16 «ягдпантер» были в ремонте. Для восполнения потерь 16 августа в состав батальона прибыло ещё восемь самоходок.

В середине августа 1944 года англичане решили отправить на испытания захваченную «Ягдпантеру» 3-й роты (бортовой номер 314). Машина была подбита огнём 6-фунтовой противотанковой пушки и кумулятивной гранатой РIАТ, но не получила серьёзных повреждений.



Экипаж «Ягдпантеры» изучает вооружение самоходки. Хорошо видны противооткатные устройства пушки (на переднем плане), люк в кормовом листе рубки, укладка снарядов по левому борту, над ними коробка с наушниками (Fernh?rer) для радиостанции.

Первые попытки эвакуировать самоходку для проведения испытаний в Англии не увенчались успехом. Так, когда её попытались погрузить на трейлер тягача «Даймонд-Т» при помощи лебёдки, «Ягдпантера», ударившись о траншею передней частью корпуса, подбросила трейлер и одновременно разбила лебёдку. После этого английские военные инженеры поспорили на 1000 фунтов, что самоходка весит больше 46 тонн.

В ходе тяжёлых боёв против англо-американских войск 654-й батальон в августе 1944 года безвозвратно потерял 17 «ягдпантер» (большинство во время выхода из котла под Фалез и юго-западнее Сены). Большинство из оставшихся 23 машин также требовали срочного ремонта. 9 сентября штаб батальона получил приказ о возвращении в Германию для пополнения и приведения себя в порядок, и в тот же день убыл на полигон Графенвер в Баварии.

Для того чтобы восстановить машины, ремонтники затребовали 7 двигателей Maybach HL 230, 5 коробок перемены передач AK 7-200, 23 комплекта гусениц и 46 опорных катков. В одном из докладов, направленном 654-м батальоном в Управление вооружений, сообщалось, что коробки передач «ягдпантер» быстро выходили из строя из-за большой массы машины и перегрузки её передней части. Приводимые данные говорили о том, что коробка в боевых условиях могла надёжно работать не более 300–350 километров. Лишь в конце октября 1944 года удалось более-менее решить эту проблему, усилив ряд узлов КПП. В результате безаварийный километраж возрос, но не превосходил 500 километров.

Осенью 1944 года 654-й батальон тяжёлых истребителей танков в спешном порядке комплектовался матчастью и вновь готовился к отправке на Западный фронт. Так, 14 октября эта часть получила девять, 23 октября — семь и 15 ноября ещё шесть «ягдпантер», таким образом укомплектовавшись до штатной численности — 45 машин. Кроме того, в состав батальона дополнительно включили зенитный взвод — четыре танка Pz.IV «Вирбельвинд» и один Pz.IV «Мёбельваген», а ремонтный взвод получил четыре «бергепантеры».

18 ноября 1944 года 654-й батальон, погрузившись в эшелоны, убыл из Графенвера на Западный фронт. При этом во время переброски к району боевых действий вышли из строя две большегрузные железнодорожные платформы «Ssyms» (эти платформы специальной постройки использовались для перевозки тяжёлой бронетехники — «тигров», самоходок «Фердинанд» и «Ягдтигр». — Прим. автора). В результате находившиеся на платформе две «ягдпантеры» присоединились к своей части только в начале декабря 1944 года.



Стеллаж с 88-мм снарядами вдоль левого борта, над ним видна коробка с наушниками.

Прибывший на фронт 654-й батальон тяжёлых истребителей танков включили в состав 63-го армейского корпуса 19-й армии (группа армий «G»). С 20 по 30 ноября 1944 года «ягдпантеры» практически непрерывно участвовали в боях с англо-американскими войсками. За этот период, по докладу штаба батальона, самоходки уничтожили 52 танка и 10 противотанковых орудий противника. Свои потери за этот же период составили 18 «ягдпантер» и три зенитных «вирбельвинда».

К 1 декабря 1944 года 1-я рота 654-го батальона имела 10, 2-я — 7 и 3-я — 8 исправных самоходок.

Из-за трудностей с производством этих самоходок 654-й батальон стал единственной в вермахте частью, укомплектованной «ягдпантерами» по полному штату — 45 машин. Для того чтобы как-то выйти из такой ситуации, ещё летом 1944 года по указанию Гудериана батальоны тяжёлых истребителей танков стали формировать смешанным составом. Теперь они должны были включать в себя одну роту «ягдпантер» и две роты самоходок Jagdpanzer IV, Pz.IV/70 или StuG 42. Такая организация, как основная для батальонов тяжёлых истребителей танков, была окончательно утверждена Гитлером 11 сентября 1944 года.

Первой частью, переформированной по новому штату, стал 559-й батальон истребителей танков. После того как в феврале 1944 года он потерял на Восточном фронте последние семь 75-мм самоходок «Мардер», его отправили на переформирование в Миелау. В марте 559-й батальон начал переучиваться на «ягдпантеры», используя для этого имевшиеся на полигоне две машины этого типа.

Первые пять самоходок поступили на укомплектование батальона 18 мая из Управления снабжения сухопутных войск. После этого наступила пауза, и только 21–25 августа прибыли 28 штурмовых орудий StuG 42 и 11 «ягдпантер». Ещё 17 «ягдпантер» доставили 3 сентября 1944 года, после чего 559-й батальон (переименованный в тяжёлый батальон истребителей танков) убыл на Западный фронт.

Естественно, то, что часть, вооружённая новыми машинами, сразу отправилась на фронт, не могло не сказаться на подготовке. Экипажи не имели достаточно времени для освоения «ягдпантер», не говоря уже о боевом сколачивании взводов, рот и всего подразделения в целом.

Выгруженный под Утрехтом 1 сентября 1944 года, 559-й батальон тяжёлых истребителей танков через пять дней вступил в бой. 29 сентября батальон, в котором осталось девять «ягдпантер» (из них шесть в ремонте) и восемь штурмовых орудий (все неисправны), вошёл в состав 68-го армейского корпуса группы армий «В».



Одна из «Ягдпантер» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков, подбитая в марте 1945 года. Обратите внимание на размер 88-мм унитарного выстрела, стоящего перед машиной.

4 октября 1944 года 559-й батальон докладывал, что в нём имеется три исправных «ягдпантеры» и пять штурмовых орудий. Вскоре ему дополнительно передали 12 StuG 42, а 1 ноября в батальоне осталось всего шесть «ягдпантер» (исправна только одна) и 15 StuG 42, из которых боеспособны были три машины.

Третьим подразделением, получившим на вооружение «ягдпантеры», стал 519-й батальон тяжёлых истребителей танков. Почти полностью уничтоженный в ходе боёв в Белоруссии в июне — июле 1944 года и потерявший все свои 88-мм самоходки «Насхорн», в августе он был направлен на полигон Миелау для отдыха и переформирования.

22 августа утвердили новую организацию 519-го батальона — теперь он должен был включать в свой состав 17 «ягдпантер» (14 в 1-й роте и три в штабе) и 28 штурмовых орудий (по 14 машин во 2-й и 3-й ротах). Матчасть поступила только в сентябре (6-го — 28 StuG 42, а с 14 по 27-е — 17 «ягдпантер»).

Утром 8 октября 1944 года шестью эшелонами 519-й батальон тяжёлых истребителей танков убыл на Западный фронт, где через три дня поступил в распоряжение 81-го армейского корпуса группы армий «G». Изменение количества и состояния самоходок «Ягдпантера» батальона можно проследить по таблице 17, составленной на основе боевых сводок.


Средний боевой состав в девять боеспособных «ягдпантер» в октябре снизился до семи в ноябре и до трёх в первой половине декабря 1944 года. Таким образом, за два месяца боёв количество самоходок уменьшилось почти в два раза, а число боеспособных машин — в четыре.

Для запланированного наступления на Западном фронте в декабре 1944 года Главное командование сухопутных войск вермахта решило усилить свои части групп армий «G» и «В» пятью батальонами тяжёлых истребителей танков, вооружённых «ягдпантерами». Три из них к этому времени уже участвовали в боях (654-й, 559-й и 519-й), а два (560-й и 655-й) только что закончили формирование на танковом полигоне Миелау.



«Ягдпантера» 654-го батальона тяжёлых истребителей танков, подбитая в августе 1944 года. Хорошо видно, что отверстие для установки второй антенны (для командирских машин) слева на кормовом листе рубки, заварено броневой планкой.

560-й батальон прибыл с фронта ещё в апреле 1944 года, но только 25 октября получил первые четыре «ягдпантеры». Ещё четыре прибыли 22 ноября, одна — 30 ноября и четыре — 6 декабря. Кроме того, на вооружение батальона поступил 31 истребитель танков Pz.IV/70 (V).

3 декабря 1944 года часть отправили Западный фронт, и через пять дней она разгрузилась в районе Роммерскирхен-Нидерхаузен.

Ещё одним подразделением, перевооружённым «ягдпантерами», стал 655-й батальон, прибывший в Миелау в августе 1944 года. Пять таких машин он получил лишь 24 ноября, а между 25 ноября и 7 декабря — 31 истребитель танков Pz.IV/70 (V). 24 декабря на укомплектование этой части направили ещё девять «ягдпантер», но они прибыли только в январе 1945 года.

Общее количество «ягдпантер», находившихся на Западном фронте к 16 декабря 1944 года (началу операции «Вахта на Рейне», немецкому наступлению в Арденнах), было следующим (см. таблицу 18).


Однако из имевшихся в наличии 56 «ягдпантер», к началу наступления в Арденнах фактически боеспособными были только 27 машин. Когда 16 декабря 1944 года началось наступление, в нём участвовало не менее 17, но и не более 20 «ягдпантер», остальные остались на месте из-за мелких поломок. Три батальона, использовавшиеся в операции «Вахта на Рейне», в первые дни доложили о потере пяти «ягдпантер», причём как безвозвратно, так и вышедших из строя от артогня противника или из-за технических неисправностей.

К 30 декабря 1944 года 559-й батальон тяжёлых истребителей танков имел в своём составе две боеспособные «ягдпантеры», две находились в ремонте на заводе и одна безвозвратно потеряна. 519-й батальон на ту же дату сообщал о четырёх боеготовых «ягдпантерах», ещё пять находились в ремонте. 560-й батальон в конце года отчёта не представил. Это подразделение было придано 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд», вместе с которой участвовало в тяжёлых боях. Из докладов этой дивизии можно предположить, что 560-й батальон потерял четыре «ягдпантеры». 654-й батальон 30 декабря 1944 года сообщал о 28 боеспособных машинах, ещё семь требовали ремонта. Все части требовали новых «ягдпантер» взамен потерянных на Западном фронте: 560-й в январе 1945 года получил 12 самоходок, 654-й и 655-й — по 10 машин, 559-й и 519-й — по 6 машин. Из доклада о положении дел на Западном фронте от 5 февраля 1945 года видно, что «ягдпантеры» использовались в январе довольно активно (см. таблицу 19).




Одна (из двух известных) «Ягдпантер» с пробоиной в лобовом листе корпуса.

В течение 1944 года все «ягдпантеры» воевали только на западе, ни одна из машин этого типа не поступила на советско-германский фронт. Лишь 13 января 1945 года 10 таких самоходок направили на восток — пять из них поступили в 563-й и пять — в 616-й батальоны тяжёлых истребителей танков. Из-за того что в пути следования эти машины меняли место своего назначения (несколько раз предполагалось переадресовать их в другие части), они прибыли в район боевых действий с большим опозданием. 15–16 января 1945 года ещё девять «ягдпантер» убыли на Восточный фронт. О действиях этих машин можно узнать из доклада командира 653-го батальона, в котором он сообщал о боях с 1 декабря 1944-го по 31 января 1945 года: «Батальон прибыл в Миелау из Курляндии 3 декабря 1944 года в составе: штаб и три роты. По распоряжению генерала-инспектора танковых войск подразделение должно было переформироваться в тяжёлый батальон истребителей танков и иметь следующий состав:

Штабная рота;

1-я рота, вооружённая „ягдпантерами“;

2-я и 3-я роты, вооружённые истребителями танков Pz.IV/70;

Рота обеспечения;

Рота технического обслуживания.

16 января 1945 года было закончено формирование трёх рот (боевой матчасти нет). 17 января батальон в полном составе был введён в бой в районе Грудуск. Во время этой операции потеряно 55 специалистов (командиры машин, водители, наводчики). Перед началом боёв из части выбыло 150 человек.

Состояние матчасти: 35 вспомогательных и специальных машин находилось в ремонте в ротах и 10 машин — в роте технического обслуживания. 23 машины отправили военному коменданту в Миелау.

По приказу верховного командования батальон должен был получить своё вооружение в Солдау, но в результате прорыва русских танков потерял там 16 специальных машин. Предназначенное батальону вооружение (24 самоходки Pz.IV/70 и 18 „ягдпантер“) отправлено в Алленштейн, где должно быть укомплектовано две роты по 12 Pz.IV/70, рота „ягдпантер“ (9 машин), а также приданная 3-я рота 616-го батальона тяжёлых истребителей танков с девятью „ягдпантерами“. Недостаток в экипажах покрыл перевод специалистов из других подразделений.

Переформирование в Алленштейне началось 20 января в 10 часов и закончилось 21 января в 7 часов. Из-за недостатка времени прибывшие самоходки были осмотрены и проверены только поверхностно, стрельбы не производились, механики-водители были прикомандированы частично из частей Восточной Пруссии. Люди полностью вымотаны в предыдущих боях.



«Ягдпантера» позднего выпуска, захваченная англичанами. Май 1945 года. Самоходка входила в состав 559-го батальона тяжёлых истребителей танков.

21 января 1945 года 563-й батальон тяжёлых истребителей танков двумя группами убыл к месту боевых действий. С этого времени он участвовал в боях севернее Алленштейна, южнее и западнее Гуттштадта, занял Лиебштадт и в настоящее время воюет в районе Вормдитта.

В течение 10 дней батальон подбил и уничтожил 58 танков противника. Потери следующие:

От огня противника безвозвратно потеряно четыре Pz.IV/70 и одна „Ягдпантера“.

Взорвано из-за нехватки топлива восемь „ягдпантер“ и четыре Pz.IV/70.

Взорвано застрявших и не могущих быть эвакуированными одна „Ягдпантера“ и восемь Pz.IV/70.

Взорвано подлежащих длительному ремонту три „ягдпантеры“ и три Pz.IV/70.

С учётом имеющегося личного состава батальон в настоящее время может укомплектовать экипажами и использовать 15 самоходок „Ягдпантера“ или Pz.IV/70.

Командир батальона майор (подпись)».

Таким образом, за десять дней боёв 563-й батальон потерял большую часть своих боевых машин и на 1 февраля 1945 года насчитывал в своём составе всего пять исправных «ягдпантер» и три истребителя танков Pz.IV/70. В результате 18 февраля часть отправили на переформирование, а первую роту с оставшейся матчастью придали 131-й пехотной дивизии.

С января 1945 года отлаженная система снабжения танковых войск вермахта стала всё больше и больше давать сбои. Часто меняющаяся обстановка на фронтах, естественно не в пользу Германии, вынуждала вносить коррективы в планы снабжения частей бронетехникой, в том числе и «ягдпантерами». Всё чаше и чаще эти машины отправляли не в батальоны тяжёлых истребителей танков, а в танковые дивизии, полки и батальоны. Зачастую эти части и подразделения сразу по получении матчасти вступали в бой. Сведения о том, в какие части, начиная со второй половины января 1945 года, отправлялись «ягдпантеры», можно узнать из таблицы 20.


Есть сведения о количестве боеспособных «ягдпантер» по состоянию на 15 марта и на 10 апреля 1945 года (см. таблицы 21 и 22). Из них хорошо видно, насколько плачевной была ситуация в немецких панцерваффе в последний месяц войны. Например, на 10 апреля имелось только 16 боеспособных «ягдпантер», притом что различные подразделения получили в апреле 1945 года 71 новую самоходку этого типа. Хотя надо сказать, что не все части сумели представить сведения к 10 апреля.



Хорошо иллюстрирует ситуацию в панцерваффе в последний месяц войны доклад обер-лейтенанта Бока о боевых действиях 560-го батальона тяжёлых истребителей танков:

«Отчёт о поездке за время с 8 по 10 апреля 1945 года.

У меня было задание получить отчёты о состоянии танковых дивизий 6-й танковой армии СС и 8-й армии и выяснить, почему при выходе из боя в Венгрии 560-й батальон тяжёлых истребителей танков подорвал очень большое количество самоходных установок.

Переговоры с командованием 560-го батальона, подчинённого 12-й танковой дивизии СС „Гитлерюгенд“, об уничтожении необычно большого количества боевых машин в районе германо-венгерской границы показали.



Оставленная экипажем «Ягдпантера» 560-го батальона тяжёлых истребителей танков позднего выпуска, захваченная частями Красной Армии. Венгрия, март 1945 года. Машина имеет бортовой номер 102, нанесённый на борту рубки (АСКМ).


Ещё одна «Ягдпантера» 560-го батальона тяжёлых истребителей танков, захваченная советскими войсками. Венгрия, март 1945 года. Белый номер 325 а нанесён комиссией при командующем артиллерией 3-го Украинского фронта во время учёта уничтоженных танков и САУ противника (АСКМ).

Батальон был подчинён 12-й танковой дивизии СС „Гитлерюгенд“ и использовался в боях в качестве 3-го батальона танкового полка. Роту обеспечения батальона объединили с подразделением обеспечения полка в так называемую группу обеспечения. Таким же образом были объединены эвакуационные подразделения, для того чтобы можно было централизованно управлять ремонтом и эвакуацией. В результате этого командир батальона не мог нормально управлять ни обеспечением, ни ремонтом боевой техники. Кроме того, к полку от батальона должны были направить ординарца, но в батальоне не нашлось человека, которому можно было бы поручить исполнение этих обязанностей.

При выходе из боя в районе от Баконьевского леса до Ольденбурга батальон вообще не получал горючего. Для того чтобы вывести имеющиеся в наличии девять Pz.IV/70 и три „ягдпантеры“, приходилось использовать топливо с трофейных машин противника.

Наибольшее количество подрывов самоходок произошло из-за недостаточной организации эвакуации, которая должна была проводиться танковым полком дивизии „Гитлерюгенд“. Однако в первую очередь велась эвакуация полковой техники, в то время как самоходки 560-го батальона эвакуировались последними. Однако в большинстве случаев сделать это уже не представлялось возможным, так как из-за слабого сопротивления собственной пехоты русские обходили позиции застрявших в грязи или поломавшихся самоходок.



Одна из оставленных из-за поломки или отсутствия горючего «Ягдпантера» 560-го батальона тяжёлых истребителей танков с бортовым номером 401. Венгрия, март 1945 года. Машина выпуска сентября — ноября 1944 года (АСКМ).

Так, например, эвакуация истребителя танков, завязшего 8 марта 1945 года, была проведена только 21 марта.

Неоднократные настойчивые просьбы командира батальона, направляемые в штаб полка и дивизии о предоставлении ему дополнительных эвакуационных средств, приходили обратно с резолюциями, что средств для эвакуации нет в наличии и в случае необходимости машины необходимо взрывать. Между тем танковый полк активно использовал самоходки 560-го батальона, предоставляя их другим подразделениям и не ставя об этом в известность командование батальона. В результате очень часто командир батальона не знал, сколько боеспособных машин имеется у него в наличии и где они находятся.

Другая причина больших потерь заключалась в тактически неправильном боевом применении. Истребители танков, почти во всех случаях без исключения, использовались в боях в качестве штурмовых орудий вместе с пехотой в качестве арьергарда. В результате подбитые или вышедшие из строя самоходки в большинстве случаев оставались в расположении противника.

Для машины, которая может вести огонь только вперёд по ходу движения, такое использование совершенно неприемлемо, так как перед каждой сменой позиций она должна маневрировать.

В некоторых случаях приказывалось зарывать повреждённые истребители танков в землю и использовать их как огневые точки. Такое использование истребителей танков также является неправильным, так как в результате приходилось взрывать машины во избежание захвата противником, обходившим их с флангов.

На основании того факта, что танковый полк дивизии „Гитлерюгенд“ полностью руководил снабжением, ремонтом, эвакуацией и боевым использованием подразделений, то об ответственности командира 560-го батальона тяжёлых истребителей танков не может быть и речи. Командир батальона был в известной степени только одним из нескольких ротных командиров в рамках полка».

За последний месяц войны, несмотря на большое количество проблем, таких как сложности, с транспортом, недостаток электроэнергии, воздушные налёты авиации союзников, потерю многих заводов и нехватку различных материалов, фирмы MIAG, MNH и MBA сумели изготовить некоторое количество «ягдпантер». Сведения о том, куда они поступали и как использовались, сохранились в докладах генерала-инспектора танковых войск, последний из которых датирован 28 апреля 1945 года:

«1 апреля 1945 года.

Из машин мартовского выпуска поступило 7 „ягдпантер“ в Вюнфсдорфе и 8 в Брауншвейге.

5 апреля 1945 года.

519-й батальон тяжёлых истребителей танков необходимо переправить район Вейссенфельда, где он дополнительно получит самоходки от военной приёмки Брауншвейга.

655-й батальон тяжёлых истребителей танков подчинён 1-й танковой армии. Он выведен для проведения ремонта в район Зулинген в составе:

1-я рота — 7 истребителей танков Pz.IV/70;

2-я рота — 8 истребителей танков „Ягдпантера“;

3-я рота — 5 истребителей танков Pz.IV/70;

Зенитный взвод — 3 20-мм зенитных танка „Vierling“ и 3 37-мм зенитных танка;

Ремонтный взвод — 1 „Бергепантера“.

Расположенные в районе Брауншвейга 35 боеготовых „ягдпантер“ с экипажами выдвинулись для пополнения 2-й танковой дивизии в районе Швейнфурта.

6 апреля 1945 года.

519-й батальон тяжёлых истребителей танков должен пополнить 2-ю танковую дивизию. Дивизия и батальон получают в районе Швейнфурта — Бамберга 35 „ягдпантер“ из Брауншвейга.

Звонок генералу Циглеру из Брауншвейга в 17 часов 30 минут:

35 „ягдпантер“ для 2-й танковой дивизии полностью готовы. Отсутствуют 35 большегрузных платформ Ssymswagen для перевозки самоходок, а также 16 других вагонов.



«Ягдпантера» 560-го батальона тяжёлых истребителей танков позднего выпуска, оставленная во время боёв за венгерский населённый пункт. Март 1945 года (АСКМ).


Бронекорпуса «ягдпантер» во дворе фирмы MNH в Ганновере. Май 1945 года.

В распоряжении военной приёмки в Брауншвейге стоят две готовые „ягдпантеры“, а ещё шесть будут сданы до 8 апреля. Распределение?

У фирмы MNH в Ганновер-Лаацен находятся в боевой готовности 9 „ягдпантер“. Они должны быть переправлены своим ходом, так как нет другой возможности их переброски. Отсутствует топливо! Распределение?

10 апреля 1945 года.

Звонок полковника Рудольфа в 2 часа 45 минут из Брауншвейга: 9 апреля в 7 часов 30 минут десять „ягдпантер“ и одна „Бергепантера“, заправленные топливом и с полным боекомплектом, под руководством одного офицера отправлены по железной дороге в Солдау для 655-го батальона тяжёлых истребителей танков.

15 апреля 1945 года.

559-й батальон тяжёлых истребителей танков получил от фирмы MBA в Потсдам-Древитц 11 „ягдпантер“.

19 апреля 1945 года.

Пополнение 7-й танковой дивизии — 559-й батальон тяжёлых истребителей танков (20 „ягдпантер“).

2-я рота 559-го батальона тяжёлых истребителей танков до вечера 19 апреля получила две „ягдпантеры“, через 2–4 дня поступят ещё семь машин.



Уничтоженный бомбардировкой цех фирмы MNH в Ганновере. Май 1945 года. Слева собранная «Ягдпантера» (без пушки), справа башни танков «Пантера».

Состояние сборки „ягдпантер“ 559-го батальона тяжёлых истребителей танков на фирме MBA в Потсдам-Древитц:

Одна машина сдана 18 апреля и одна — 19 апреля вечером;

Семь „ягдпантер“ будут готовы предположительно в течение трёх дней. У 14 самоходок к настоящему времени отсутствуют орудия (будут доставлены на грузовиках).

20 апреля 1945 года.

Фирмой MBA в Потсдам-Древитц изготовлены четыре „ягдпантеры“; ещё 5 „ягдпантер“ будут сданы 22 апреля, а всего 9 самоходок.

559-й батальон тяжёлых истребителей танков со штабной ротой, одной ротой самоходок и ремонтным взводом подчинён 7-й танковой дивизии. Батальон готов прибыть в дивизию, всего он имеет 19 „ягдпантер“.

26 апреля 1945 года.

559-й батальон тяжёлых истребителей танков вошёл в состав 7-й танковой дивизии с 16 „ягдпантерами“ (из них 12 боеспособно).

28 апреля 1945 года.

Танковой дивизии „Клаузевиц“ подчинён 106-й танковый батальон в составе трёх танков „Пантера“ и четырёх истребителей танков „Ягдпантера“».



Истребитель танков «Ягдпантера» производства фирм MIAG выпуска декабря 1944 года.


Продольный разрез истребителя танков «Ягдпантера».

В целом истребитель танков «Ягдпантера» можно считать одной из наиболее удачных противотанковых самоходных установок Второй мировой войны. Мощная 88-мм пушка могла поражать любой американский, английский или советский танк на дистанциях 1500–2500 метров. А довольно толстая броня лобовой проекции машины, установленная к тому же под большими углами наклона к вертикали, обеспечивала надёжную защиту при обстреле. Подтверждением служит то, что известно только одно фото «Ягдпантеры» с пробоиной в лобовом листе.

Тем не менее эта самоходка не была неуязвимой — она поражалась в борта и корму огнём большинства танков и противотанковых орудий противника, причём с больших дистанций. Кроме того, «Ягдпантера» имела большое количество присущих базовому шасси конструктивных и производственных дефектов, в результате чего немало этих самоходок вышло из строя по техническим причинам. А установка мощного орудия и увеличение размеров лобового листа корпуса привело к перегрузке передних опорных катков.

Несмотря на высокие боевые характеристики, эта машина не оставила заметного следа в кампаниях на Восточном и Западном фронтах. Связано это было с тем, что большая часть «ягдпантер» была произведена в последние месяцы войны.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.323. Запросов К БД/Cache: 0 / 0