Глав: 19 | Статей: 39
Оглавление
Один из самых знаменитых танков Второй Мировой, сравнимый лишь с легендарными Т-34 и «Тигром», Pz.V Panther проектировался не просто как «тевтонский ответ» нашей «тридцатьчетвёрке», а как Wunderwaffe, способное переломить ход войны. Однако чуда опять не получилось. Несмотря на мощную лобовую броню, рациональные углы наклона бронелистов (низкий поклон Т-34!) и великолепную пушку, способную поражать любые танки противника на дистанции до полутора километров, первый опыт боевого применения «Пантер» вышел комом — на Курской дуге они понесли тяжелейшие потери, оказавшись уязвимы в боковой проекции не только для 76-мм противотанковых орудий, но даже для «сорокопяток». Ситуация лишь ухудшилась в 1944 году, когда на вооружение Красной Армии начали поступать новые Т-34-85 и ещё более мощные системы ПТО, а качество германской брони резко упало из-за дефицита легирующих присадок. Если же принять в расчёт исключительную техническую сложность и дороговизну «Пантеры», все её достоинства кажутся и вовсе сомнительными. Тем не менее многие западные историки продолжают величать Pz.V «лучшим танком Второй Мировой». На чём основан этот миф? Почему, в отличие от Союзников, считавших «Пантеру» страшным противником, наши танкисты её не то чтобы вовсе не заметили, но ставили куда ниже грозного «Тигра»? Была она «чудо-оружием» — или неудачной, несбалансированной и просто лишней машиной, подорвавшей боевую мощь Панцерваффе? В уникальной энциклопедии ведущего историка бронетехники, иллюстрированной сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий, вы найдёте ответы на все эти вопросы.
Максим Коломиецi / Fachmann

ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf.D

ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf.D

Прежде чем перейти к рассказу о производстве танков «Пантера» первой модификации — Ausf.D, сделаем небольшое отступление, посвящённое буквенным обозначениям «пантер». Многие авторы пишут, что первые серийные машины (как правило, говорят о 20) назывались танками «нулевой» серии и имели обозначение Ausf.А, позже сменённое на Ausf.D1.



Кормовая часть «Пантеры» Ausf.D, изготовленной компанией MAN в мае 1943 года. Хорошо видны крепления для укладки домкрата (внизу под бронировкой выхлопных труб), а также дополнительные тепловые экраны на ящиках ЗИП (ЯМ).

Однако изучение этого вопроса показывает, что данные суждения ошибочны и не соответствуют действительности. Так, известный немецкий автор и исследователь Т. Енц (Т. Jentz) в одной из своих книг по этому поводу пишет следующее: «Поскольку все предыдущие танковые серии имели обозначение Ausf?hrung (модификация) в алфавитном порядке (начиная с А, В, С и т. д.), это привело к ложному предположению, что должны были быть более ранние модификации „Пантеры“ (до Ausf.D) и даже что Ausf.D первоначально называлась Ausf.А. Однако ни один клочок оригинальных документов не подтвердил эту безосновательную версию.

Наоборот, дошедшие до нас документы показывают, что в начале мая 1942 года была принята новая методика обозначения различных моделей, базировавшаяся на названиях проектных организаций, например, Pz.Kpfw.VI Ausf.H (Henschel) и Ausf.P (Porsche). Таким образом, первая массовая модель „Пантеры“ должна была бы называться Ausf.М (MAN), а не Ausf.D (так как проект компании Daimler-Benz был отклонён).

Несколько чертежей, доживших до нашего времени и помеченных как Pz.Kpfw. Panther Ausf.А, стали причиной утверждений, что Ausf.D первоначально называлась Ausf.А. Эти чертежи были разработаны компанией MAN в июле 1943 года как чертежи общего вида для „Пантеры“ Ausf.А. Чертёжник просто взял устаревшие чертежи (очень ранние виды Ausf.D, сделанные где-то в середине 1942 года), не стёр большинство отличительных особенностей, добавил несколько новых деталей и переименовал чертежи как Ausf.А в июле 1943 года. Он не был единственным „преступником“: представитель Wa.Pr?f.6 также подписал чертёж, тем самым подтверждая их правильность.

К счастью, поскольку чертежи для „Пантеры“ Ausf.А были повторно разработаны компанией MAN, копии этих ранних проектных чертежей сохранились и помогли выявить некоторые конструкторские особенности для первой массовой серии Ausf.D. Эти чертежи, помеченные как Ausf.А, всё ещё показывали элементы, которые недавно изготавливались для прототипов „Пантеры“ (Versuchs-Serie), например, ведущая звёздочка, дульный тормоз и расположение переднего перископа механика-водителя, а также элементы, которые никогда не внедрялись в массовое производство (клапан на глушителе выхлопной трубы для движения под водой и сбрасываемый топливный бак).

Кроме того, имелось много особенностей, которые присутствовали в начале производства Ausf.D, такие как стопор пушки, ящик для хранения инструментов и запасных траков, передняя литая броневая деталь для башни, лючок и командирская башенка. Это именно те особенности „Пантеры“ Ausf.D, которые привели к тому, что многие авторы игнорируют дату чертежей и заявляют, что Ausf.D ранее была известна как Ausf.А».

Кроме того, документально подтверждено, что «Пантера» с однокамерным дульным тормозом и выступом на левом борту башни для основания командирской башенки была только одна — это второй опытный образец машины — Versuchs-Panther № 2. Уже на первых серийных «пантерах» Ausf.D ставилась другая, привычная для нас, башня и орудие с двухкамерным дульным тормозом.



Варианты изготовления днища танка «Пантера» Ausf.D (сверху вниз): из одного, двух или трёх бронелистов.

2-3 ноября 1942 года в Айзенахе прошло одиннадцатое совещание «танковой комиссии», посвящённое танку «Пантера». На нём обсуждались вопросы, связанные с организацией производства нового танка, а также способы решения возникающих проблем как конструкторского, так и технологического характера. А проблем возникало громадное количество, несмотря на то что ещё 18 сентября было объявлено, что изготовление первых 15 серийных «Пантер» переводится рейхсминистерством в специальную категорию DE (Dringliche Entwicklung — неотложная разработка). Это подразумевало первоочередное обеспечение всех предприятий, занятых выпуском новых танков, всем необходимым — станками, материалами, рабочими. Несмотря на это, выпуск «пантер» шёл с большими трудностями.

Так, фирма Henschel изготовила два первых механизма поворота лишь к 28 ноября 1942 года. Поэтому кампания MAN приняла решение на первых тридцати серийных «пантерах» смонтировать механизм поворота «фрикцион-тормоз» с последующей его заменой на «хеншелевский» (к этому времени с предприятиями Henschel был заключён контракт на изготовление 1100 таких механизмов). В ноябре — декабре 1942 года для первых «пантер» поставили 20 двигателей HL 210 (такие же стояли на первых танках «Тигр»).[1]



Общий вид корпуса танка и башни «Пантера» с указанием габаритных размеров и углов наклона броневых листов (АСКМ).


Общий вид двигателя Maybach HL 230, устанавливающегося на «Пантере» (РГАЭ).

Карбюраторный 12-цилиндровый двигатель HL 230 Р30 был разработан компанией Maybach-Motoren-Gesellschaft в Фридрихсхафене специально для «Пантеры» как силовой агрегат для установки на танк массой 30–40 тонн. При этом новый двигатель оказался ненамного длиннее проверенного 12-цилиндрового HL 120, стоявшего на Pz.III и Pz.IV. В результате «Пантера» имела довольно компактное моторное отделение.

17 декабря 1942 года в рейхсминистерстве вооружений прошло совещание, посвящённое выполнению всей танковой программы «Пантера». При этом представитель инспекции танковых войск полковник Томале настаивал на замене конструкции пулемётной установки в лобовом листе корпуса, считая её неудовлетворительной, а также на разработке дополнительных сбрасываемых топливных баков и приспособления для запуска танка зимой.

Представители инспекции танковых войск соглашались принять первые 50 «Пантер» без оборудования для подводного хода, если таковое будет поставлено позже. Шпеер сообщил, что броневые заводы, которые должны поставлять бронекорпуса, наладили их выпуск и обеспечат поставки согласно графику (для изготовления бронекорпусов компании Herkules, Siegen и Berninghaus Velbert изготовили десять специальных 8-позиционных сверлильных станков, первый из которых был готов 15 сентября), а вот со сборкой башен существуют проблемы. Так, первую башню для серийной «Пантеры» фирма MAN получила только 15 декабря 1942 года. Кроме того, существовали опасения того, что «узким местом» окажется производство балансиров опорных катков, а также оптических приборов.



Танк «Пантера» Ausf.D из состава 10-й танковой дивизии. Франция, осень 1943 года. Один из танкистов пытается залезть на танк — из-за большой высоты посадка экипажа в «Пантеру» была непростым делом, многие машины для этого оснащались специальными лесенками (АСКМ).

1 января 1943 года А. Шпеер направил руководству заводов Henschel и MNH письмо, в котором сообщил о необходимости направить своих представителей на фирмы MAN и Daimler-Benz. Это объяснялось тем, что две последних при производстве «пантер» столкнулись с различными трудностями и постоянно вносили в конструкцию машины большое количество изменений. Представители Henschel и MNH должны были знакомиться с изменениями и оперативно передавать их на свои фирмы.

Несмотря на самые серьёзные усилия, компания MAN не смогла поставить обещанные четыре «пантеры» до конца 1942 года. Среди многих причин неожиданно возникли и проблемы с коробкой передач — при испытаниях стали крошиться зубья ряда шестерён. В срочном порядке компания ZF провела необходимые испытания, и изменив профиль зуба на некоторых шестернях, сумела устранить выявленный недостаток.

Лишь 11 января 1943 года фирма MAN передала первые четыре серийных «пантеры» представителям инспекции танковых войск для приёмки. Первые две серийных машины отправили на учебный полигон Графенвер 24 января 1943 года, спустя два дня туда же ушёл третий танк. Все они поступили в 51-й танковый батальон и использовались для обучения экипажей новых боевых машин. Четвёртая «Пантера» поступила на полигон в Куммерсдорфе для проведения испытаний — по сравнению с двумя опытными образцами в конструкцию серийных танков внесли большое число конструктивных и технологических изменений. Кстати, официально ни один из четырёх танков не был принят военными от промышленности — они отгружались с завода по личным приказам А. Шпеера.

Первые же тренировки экипажей выявили в конструкции новых танков огромное число недоработок и недостатков. Например, пришлось «подрезать» правый и левый нижние передние углы башни примерно на 30 мм, так как они ударяли по закрытым люкам механика-водителя и радиста. Также оказалось, что ручной механизм поворота башни не мог её повернуть, если «Пантера» имела даже небольшой крен.

На совещании в компании MAN 5 февраля 1943 года было решено, что после того как будет собрана 17-я «мановская» «Пантера», механизм поворота типа «фрикцион-тормоз» будет заменяться на планетарный. В феврале из цехов MAN вышло 11 новых танков, при этом качество их оставляло желать лучшего. Например, выяснилось, что листы крыши корпуса были настолько неровными, что для установки каждой конкретной башни требовалась индивидуальная подгонка либо за счёт регулировки подбашенного погона, либо путём установки кольцевой вставки между башней и погоном.

График выпуска «Пантеры» компанией Henschel предусматривал поставку первых машин для ходовых испытаний 18 января 1943 года. И действительно, фирма к 4 января 1943 года завершила механическую обработку первых трёх корпусов «пантер». Однако из-за того что фирма не получила нужных деталей и агрегатов от заводов-смежников, а также из-за большого числа изменений в конструкции механизма поворота, которые вносились MAN, сборка машин сильно тормозилась. Тем не менее в конце января 1943 года на сборочной линии Henschel находились шесть танков.



«Пантера» Ausf.D на фронте. 1944 год. Обратите внимание на крепление двух дополнительных опорных катков — они часто выходили из строя и требовали замены. На правом борту закреплена лестница для удобства посадки в танк (АСКМ).

Однако такие темпы не устраивали Шпеера. 8 февраля 1943 года рейхсминистрество вооружений направило руководству фирмы Henschel телеграмму следующего содержания: «Почему на сборочной линии только пять февральских машин, а не запланированные десять? Почему пять январских машин не были приняты и поставлены к 7 февраля, как было договорено, и когда всё-таки это случится?»

В ответ компания Henschel сообщала о том, что у неё большие проблемы с поставками комплектующих от заводов-смежников, которые срывают утверждённые графики. Кроме этого, в конструкцию танка постоянно вносится большое число различных изменений, что требует доработки уже собранных машин: из пяти «пантер», находившихся в отделе пробеговых испытаний, три были доведены до самых последних стандартов, а две другие находились в процессе переделок. Однако во время испытаний пробегом у первых трёх машин оказалось такое количество дефектов, что ни одна из них не могла быть принята. Тем не менее в феврале фирма Henschel сдала 10 «пантер».

Фирма Daimler-Benz 25 января 1943 года сообщила о том, что для обеспечения выпуска «пантер» она передаёт производственные мощности, ранее занимавшиеся производством судовых двигателей на заводе в Берлин-Мариенфельде. Но несмотря на это, «даймлеру» удалось сдать в феврале 1943 года всего шесть «пантер». Что касается MNH, то она сумела собрать первую машину только в феврале.



«Пантера» Ausf.D позднего выпуска — правая фара на лобовом листе корпуса отсутствует. Над отверстиями бинокулярного прицела в маске пушки установлен козырёк для защиты от осадков. Предположительно снимок был сделан во Франции летом 1944 года (АСКМ).

Ситуация улучшилась в марте, когда заводы четырёх фирм сдали военным 68 «пантер», при этом «рекордсменом» являлась MAN — 25 штук.

Однако неудовлетворительное качество нового танка вызывало тревогу не только у военных, но и у представителей рейхсминистерства вооружений.

23 марта 1943 года в Нюрнберге прошло совещание представителей компании MAN, рейхсминистерства вооружений и инспекции танковых войск, посвящённое вопросам устранения недостатков танка «Пантера». В результате была принята программа по устранению недостатков, обнаруженных в конструкции уже изготовленных танков. Для этого выделялись производственные мощности завода Германских государственных железных дорог в Берлин-Фалькензее — они имели необходимое подъёмное оборудование, пригодное для демонтажа башен, а также вполне приличный станочный парк.

Изменениям и модернизации подвергалось большое количество различных узлов и деталей: в моторном отделении устанавливались два новых вытяжных воздушных патрубка, заменялись топливопроводы и топливные баки (на большинстве изготовленных к тому времени «пантер» они сильно подтекали), улучшалась система смазки, менялись на новые пальцы гусеничных траков. Кроме того, «пантеры» получали новые, более прочные второй и седьмой балансиры, а на первых десяти изготовленных танках (фирмы MAN — 6, Daimler-Benz — 2, MNH — 1 и Henschel — 1) подлежали замене торсионные валы подвески, так как они были изготовлены по старым чертежам и оказались ненадёжными в работе. Различные изменения и улучшения вносились в конструкцию коробки перемены передач, установку вооружения, оптики и другие агрегаты.

Все компании, принимавшие участие в производстве «пантер», были вынуждены посылать рабочих, мастеров и инженеров на завод в Берлин-Фалькензее для работ по устранению недостатков выпущенных машин. Однако основные работы по модернизации выпушенных машин вела фирма DEMAG Fahrzeugwerke GmbH, с которой был заключён соответствующий контракт. Для выполнения работ руководство «демага» направило на завод Германских государственных железных дорог большую группу хорошо подготовленного и квалифицированного персонала. Общий технический контроль за проведением модернизации «пантер» осуществляли инженеры Daimler-Benz, они же оказывали при необходимости необходимые консультации и помощь.

Привлечение большого числа квалифицированных кадров и выделение большого количества новых узлов и агрегатов для доделок уже изготовленных машин на заводе в Берлин-Фалькензее создало серьёзные проблемы при выпуске «пантер». Так, к середине мая 1943 года встал вопрос о прекращении выпуска новых танков на некоторых заводах. Кроме того, организация программы модернизации оставляла желать лучшего — часто неправильная сборка приводила к тому, что некоторые танки приходилась переделывать по нескольку раз, что значительно задерживало окончание работ — к этому времени из 108 «пантер», находившихся на заводе в Берлин-Фалькензее, только пять были готовы к отправке.



«Пантера» Ausf.D из состава 10-й танковой дивизии. Франция, осень 1943 года. Хорошо виден тепловой экран правого инструментального ящика — выхлопные трубы «Пантеры» нагревались очень сильно (АСКМ).

Например, выяснилось, что для обеспечения выпуска «пантер» и программы их модернизации не хватает планетарных механизмов поворота, которые к тому времени, помимо фирмы Henschel, собирались и на заводах MAN. Для того чтобы решить эту проблему, к выпуску данного узла была привлечена компания MIAG.

Пришлось в срочном порядке решать и проблему крепления концов торсионных валов к корпусу танка — шпоночное соединение, которым валы соединялись в обойме, оказалось ненадёжным, что потребовало внесения срочных изменений в конструкцию этого узла.

Кроме того, военные потребовали от компании MAN полностью изменить конструкцию кронштейнов для крепления оптических прицелов. В срочном порядке под руководством инженеров и при участии «мановских» рабочих команд солдаты, проходившие обучение на «пантерах», принимали самое активное участие в переделке креплений.



Общие виды танка «Пантера» Ausf.D.


Танк «Пантера» Ausf.D с дополнительным ящиком ЗИП на правом борту корпуса.

Но, несмотря на принимаемые рейхсминистерством вооружения и военной промышленности[2] меры, качество «пантер» оставляло желать лучшего. Даже прошедшие модернизацию в Берлин-Фалькензее и переданные в войска машины часто ломались, и их производители по распоряжению Шпеера вновь и вновь предоставляли рабочих, механиков и инженеров для ремонта танков. Дело в том, что армейские ремонтные службы, не знакомые с конструкцией «пантеры», на тот момент оказались не в состоянии обслуживать эти новые боевые машины.

В середине мая 1943 года инженер Заур, курировавший в министерстве Шпеера выпуск «Пантеры», вынужден был признать, что вместо 308 боеспособных танков, обещанных к 12 мая, он мог отчитаться самое большое о 100 машинах. Он опасался, что Гитлер потеряет доверие к программе «Пантера» и изменит свои предыдущие намерения относительно использования нового танка в предстоящих боевых операциях. Заур считал, что эту ситуацию необходимо исправить в кратчайшие сроки, так как, по его мнению, «Пантера» была лучше «Тигра». В конце мая 1943 года А. Шпеер сообщил Гитлеру, что «пантеры» ещё имеют большое количество различных недостатков, и они, как выразился рейхсминистр, «страдают болезнями роста». Однако Шпеер выразил уверенность в том, что к началу летней кампании на восточном фронте новые танки будут готовы.



«Пантера» Ausf.D из состава 10-й танковой дивизии. Франция, осень 1943 года. Обратите внимание на запасные траки, закреплённые на бортах корпуса и башни. На машинах модификации Ausf.D и Ausf.А они часто выходили из строя (ломались гребни) (АСКМ).

1 и 15 июня 1943 года инспектор танковых войск генерал-полковник Г. Гудериан посетил учебный полигон Графенвер, где проходили подготовку 51-й и 52-й танковые батальоны — первые части панцерваффе, укомплектованные «пантерами». Увиденное не слишком впечатлило Гудериана — из имевшихся в батальонах 200 танков только 65 оказались технически исправными, остальные имели те или иные недостатки.

16 июля 1943 года Гудериан представил Гитлеру свой доклад, в котором высказывался против использования «пантер» в запланированной на лето операции «Цитадель». Генерал-инспектор считал, что новый танк ещё не готов к использованию на фронте, так как из-за небольшого времени, которое прошло с начала серийного производства, машина недостаточно испытана и ещё не готова к боевому использованию на фронте. Однако против оценки Гудериана активно выступили представители рейхсминистерства вооружений во главе со Шпеером, которые сумели убедить Гитлера в готовности «пантер» к боям.

Кстати, ещё в начале мая 1943 года производство «Пантеры» получило высший приоритет в рейхсминистерстве вооружений и военной промышленности — предполагалось, что начиная с мая заводы будут выпускать 250 машин в месяц. Однако в мае предприятия смогли сдать только 194 «пантеры», в июне — 132, в августе — 190 (без учёта ремонтно-эвакуационных «бергепантер»). И только в октябре 1943 года удалось выйти на заданный объём выпуска.

В операции «Цитадель», которая началась 5 июля 1943 года, в составе 51-го и 52-го танковых батальонов, сведённых в 10-ю танковую бригаду, участвовали 200 новеньких «пантер» (включая ремонтно-эвакуационные «бергепантеры»). Бригада действовала в группе армий «Юг».

Первое боевое применение новых танков оказалось неудачным.

Большое количество «пантер» вышло из строя по техническим причинам, и были подорваны экипажами или оставлены при отступлении. Немало машин оказались уничтоженными огнём советской артиллерии и танков (подробнее о курском дебюте «пантер» будет рассказано ниже, в главе о боевом применении. — Прим. автора.). Во фронтовых условиях приходилось и устранять различные недостатки, которые не выявились из-за того, что «Пантера» не прошла полноценных полигонных испытаний. Так, оказалось, что уплотнения для подводного хода, установленные на подбашенном погоне, вызывали заедание башни при её вращении. Уплотнения пришлось в срочном порядке снимать, что потребовало подъёма башен краном — а на передовой это оказалось нелёгкой задачей.



«Пантера» Ausf.D 15-го танкового полка 11-й танковой дивизии. Франция, осень 1943 года. Хорошо видно крепление дополнительных ящиков для ЗИПа и инструмента на корме корпуса, а также лестница для посадки экипажа на правом борту (ЯМ).

В первые дни операции «Цитадель» 10-ю танковую бригаду «пантер» посетил майор Икен из инспекции танковых войск. Он сразу же телефонировал в Берлин неутешительные новости о результатах боевого применения новых танков. Однако сначала эти сведения не принимались всерьёз оперативным управлением в штаб-квартире Гитлера. Но уже 10 июля 1943 года генерал-инспектор танковых войск Г. Гудериан нанёс визит в подразделения «пантер» на фронте и подтвердил сведения Икена, а также лично убедился в реальности своих опасений относительно недостаточной готовности «пантер» к боевым действиям.

Однако 21 июля 1943 года Гудериан направил на имя А. Шпеера довольно лестный отзыв о новых танках, в котором сообщат следующее:

«Уважаемый рейхсминистр Шпеер!

Как генерал-инспектор танковых войск, я считаю необходимым для себя сообщить Вам о том, что после первых боёв новых танков на фронте очень удовлетворены этим оружием. Поэтому хочется выразить Вам нашу признательность за создание этих боевых машин. Танковые экипажи на фронте особенно довольны невиданными данными новой пушки „Пантеры“ — благодаря её превосходным характеристикам неоднократно удавалось уничтожать танки Т-34 (уничтожить которые долгое время было очень трудно) — даже на дистанции 3000 метров.

Когда об этом превосходстве во время танковых боёв узнали в панцерваффе, то солдаты, естественно, высоко оценили труд всех тех, кто принимал участие в проектировании и производстве этих танков. Поэтому я прошу Вас выразить в самом широком смысле мою благодарность и благодарность фронтовиков всем работникам промышленности.

С выражением особой преданности,

Хайль Гитлер.

Искренне Ваш,

Г. Гудериан».

Не совсем понятен мотив, заставивший направить генерала-инспектора столь лестный отзыв о действиях «пантер». Быть может, он опасался по каким-то причинам негативной реакции Гитлера на неудачные результаты использования новых танков? Но как бы там ни было, подобная ситуация не могла нормально сказаться на вопросах производства и совершенствования «пантер». Кстати сказать, такое положение дел в СССР в годы войны вряд ли было возможно — при подобных ситуациях военные критиковали представителей военной промышленности, и зачастую делали это довольно резко. Это позволяло в достаточно короткие сроки решать проблемы, связанные с оснащением Красной Армии более совершенной техникой и оружием.

Между тем к производству «пантер» привлекались всё новые и новые предприятия. Например, в августе 1943 года с компанией Lanz в городе Манхайм заключили контракт на сборку и сварку бронекорпусов «Пантеры». При этом отдельные элементы Lanz не производила, а получала от субподрядчиков из Франции.

Но даже расширение заводов, вовлечённых в программу «Пантера», не решало всех проблем. Например, 15 сентября 1943 года компания Henschel сообщила о том, что с 9 по 15 сентября она не получила ни одного бронекорпуса «Пантеры», в результате чего сборочная линия всё это время простаивала.



Испытания серийной «Пантеры». Весна 1943 года. Обратите внимание, что крепления для укладки ЗИП отсутствуют (ЯМ).

В сентябре 1943 года были собраны последние танки «Пантера» модификации Ausf.D, и вместо них в серию пошёл новый вариант — Pz.V Ausf.А. Всего с января по сентябрь 1943 года заводами четырёх фирм — MAN, Daimler-Benz, Henschel и MNH — было изготовлено 842 танка «Пантера» Pz.V Ausf.D (без учёта ремонтно-эвакуационных «бергепантер»).

Следует сказать, что организация серийного выпуска «пантер» шла параллельно с подготовкой технологии для их производства, а также проектированием и изготовлением необходимого для этого сборочного оборудования и приспособлений. При этом работы велись не только при отсутствии утверждённого для серии образца, но и в условиях того, что опытный образец (№ V 2) ещё не был закончен, не говоря о проведении его испытаний.



Танк «Пантера» Ausf.D, подбитый и захваченный частями Красной Армии в боях на Курской дуге. Июль 1943 года. Хорошо видны дополнительные ящики для ЗИПа, закреплённые на крыше моторного отделения, а также броневой стакан для крепления воздухопитающей трубы при преодолении по дну водных преград (ЦАМО).

Работы по изготовлению узлов и агрегатов для серийных «пантер» началось в ноябре — декабре 1942 года, при этом приходилось постоянно вносить в конструкцию деталей различные изменения. Всё это привело к тому, что весной 1943 года пришлось проводить модернизацию выпущенных машин, для чего отвлекались значительные силы и средства.


В результате панцерваффе получили на вооружение очень «сырой» танк, имевший огромное количество различных недостатков. Естественно, что всё это проявилось в первых же боях «пантер» на Курской дуге — новые танки понесли огромные потери. Для получения из «Пантеры» нормальной боевой машины немцам пришлось приложить значительные усилия, что в условиях войны оказалось непростым делом.

Некоторые изменения в конструкции танка Pz.V Ausf.D, внесённые в ходе производства:

— Первоначально днище «Пантеры» Ausf.D изготавливалось из 16-мм броневых листов, а не из 30-мм спереди и 16-мм сзади, как полагалось по утверждённым ранее чертежам. При этом существовало три варианта изготовления днища — сплошное (из одного листа), из двух или трёх листов. 20 мая 1943 года был утверждён новый вариант, согласно которому толщина листов днища устанавливалась в 30 мм.

— Симметричный стопор пушки, установленный на опытной машине № V 2 и на «пантерах» выпуска января — февраля 1943 года впоследствии был модернизирован: у него увеличили размер основания и ввели фиксирующий штифт справа.

— В какой-то момент производства «Пантеры» Ausf.D ввели бронированную крышку меньшего диаметра, закрывающую вентиляционное отверстие в верхней части корпуса под стопором пушки.

— Первоначально «Пантера» имела два буксирных троса разной длины и два С-образных крюка разного размера. Примерно в апреле 1943 года малый крюк заменили ещё одним большим, длиной 450 мм.

— На танках «Пантера» выпуска фирмы Henschel огнетушитель на правом борту танка не устанавливался, по меньшей мере, до июня 1943 года.

— В мае 1943 года при замене двигателей Maybach HL 210 на HL 230 крышка люка моторного отделения (вместе с крышками заливных горловин для масла и воды) была смещена на 20 мм вперёд от кормового листа корпуса. Одновременно с этим броневые крышки воздухозаборников заменили на новые, с рукоятками для закрывания.

— В августе 1943 года ввели защиту от дождя для крышек воздухозаборников на люке моторного отделения, а с 25 августа аналогичную защиту получили горловины топливных баков.

— На первых серийных машинах, оборудованных приспособлениями для преодоления водных преград по дну, отверстия в задней части крыши моторного отделения закрывались глухими заглушками, которые с апреля 1943 года заменили сетчатыми фланцами. Отверстие телескопической трубы для подачи воздуха к двигателю, которая находилась в убранном положении, закрывалось откидным бронестаканом.

— Начиная с июня 1943 года на танках «Пантера» не устанавливались мортирки для отстрела дымовых гранат (Nebelwurfger?t), до этого смонтированные на правом и левом бортах башни.

— В июне 1943 года над эвакуационным люком в корме башни и лючком для связи с пехотой в левом борту башни стали привариваться специальные пластинки-водостоки. Кроме того, эвакуационный люк получил дополнительную защёлку, прикреплённую болтами к заднему листу башни, которая удерживала люк в открытом положении и не давала ему захлопнуться без необходимости.

— В июле 1943 года ликвидирован лючок для связи с пехотой в левом борту башни.



Танк «Пантера» Ausf.D марше. 1944 год. Обратите внимание на дополнительные канистры с горючим, закреплённые на правом листе корпуса (РГАКФД).

— С апреля 1943 года упразднён держатель для топора на левом борту танка.

— В мае 1943 года введено новое крепление для домкрата с одной удерживающей планкой. Тогда же ящики ЗИП, установленные на корме «Пантеры», стали оснащать специальными тепловыми экранами для зашиты от интенсивного нагрева выхлопными трубами.

— С июня 1943 года на левом борту корпуса стали приваривать крепления для укладки кувалды и инструмента механизма натяжения гусеницы.

— В конце февраля 1943 года маховик для открывания люка командирской башенки переместили: до этого он размещался за спиной командира танка, теперь маховик установили слева от него.

— В конце лета 1943 года стали приваривать жёсткий упор для люка командирской башенки и делать сливные отверстия для дождевой воды по периметру башенки.

— С 1 августа 1943 года на всех новых «пантерах» на командирской башенке стали приваривать опорное кольцо для турели зенитного пулемёта.

— В августе 1943 года в серию пошли усиленные опорные катки с 24 болтами для закрепления обода.

— В апреле 1943 года на бортах «Пантер» стали устанавливать защитные экраны (Sch?rzen), изготовленные из неброневой стали. Экраны предназначались для защиты 40-миллиметровых нижних бортовых листов корпуса от пуль советских противотанковых ружей, выпущенных с близких дистанций.



Заправка горючим танка «Пантера» Ausf.D. 10-я танковая дивизия, Франция, осень 1943 года. Машина имеет циммеритное покрытие, хорошо видны кронштейн для установки зенитного пулемёта на командирской башенке, запасной опорный каток и крепление домкрата на корме (ЯМ).

— С июля 1943 года упразднена одна фара Бош с левой стороны лобового листа корпуса над подкрылком (до этого на лобовом листе монтировали две фары, слева и справа).

— В августе 1943 года на поверхности всех траков гусеницы появилось по шесть дополнительных рёбер-«шевронов» для улучшения сцепления с грунтом. «Шевроны» формовались заодно с траком при отливке последнего.

— В конце августа 1943 года на «пантеры» стало наноситься антимагнитное покрытие — так называемый циммерит. Он предназначался для того, чтобы на броню нельзя было установить магнитные кумулятивные мины или гранаты. Циммерит наносился в заводских условиях, и его поверхность делалась так, чтобы увеличить расстояние до стальной поверхности без увеличения массы самого покрытия.

— В феврале 1943 года базовый цвет окраски танков был изменён на тёмно-жёлтый (Dunkelgelb). «Пантеры» уходили с заводов в войска окрашенными одним слоем основной краски. В полевые части для камуфлирования танков поставлялась краска оливково-зелёная (Olivgr?n) и красно-бурая (Rotbraun). Схемы камуфляжей могли быть самыми разными, двух- или трёхцветными.

Следует сказать, что в некоторых случаях между введением того или иного изменения и внедрением его на всех выпускаемых «пантерах» могло пройти несколько месяцев.

Оглавление книги


Генерация: 0.226. Запросов К БД/Cache: 0 / 0