Глав: 19 | Статей: 39
Оглавление
Один из самых знаменитых танков Второй Мировой, сравнимый лишь с легендарными Т-34 и «Тигром», Pz.V Panther проектировался не просто как «тевтонский ответ» нашей «тридцатьчетвёрке», а как Wunderwaffe, способное переломить ход войны. Однако чуда опять не получилось. Несмотря на мощную лобовую броню, рациональные углы наклона бронелистов (низкий поклон Т-34!) и великолепную пушку, способную поражать любые танки противника на дистанции до полутора километров, первый опыт боевого применения «Пантер» вышел комом — на Курской дуге они понесли тяжелейшие потери, оказавшись уязвимы в боковой проекции не только для 76-мм противотанковых орудий, но даже для «сорокопяток». Ситуация лишь ухудшилась в 1944 году, когда на вооружение Красной Армии начали поступать новые Т-34-85 и ещё более мощные системы ПТО, а качество германской брони резко упало из-за дефицита легирующих присадок. Если же принять в расчёт исключительную техническую сложность и дороговизну «Пантеры», все её достоинства кажутся и вовсе сомнительными. Тем не менее многие западные историки продолжают величать Pz.V «лучшим танком Второй Мировой». На чём основан этот миф? Почему, в отличие от Союзников, считавших «Пантеру» страшным противником, наши танкисты её не то чтобы вовсе не заметили, но ставили куда ниже грозного «Тигра»? Была она «чудо-оружием» — или неудачной, несбалансированной и просто лишней машиной, подорвавшей боевую мощь Панцерваффе? В уникальной энциклопедии ведущего историка бронетехники, иллюстрированной сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий, вы найдёте ответы на все эти вопросы.
Максим Коломиецi / Fachmann

Схема размещения боекомплекта в танке «Пантера»:

Схема размещения боекомплекта в танке «Пантера»:

1 — в нишах корпуса; 2 — в полу боевого отделения; 3 — вертикальные укладки в боевом отделении; 4 — в отделении управления (из «Краткого руководства по использованию трофейного танка „Пантера“» военного издательства наркомата обороны СССР, 1944 год).

Бензобаки размещались вдоль бортов танка и у кормового листа корпуса и отделялись от двигателя специальными перегородками. Топливные насосы, помимо механического, имели ещё и дополнительный ручной привод для подкачки топлива, а также специальные стеклянные «отстойники», в которых собиралась вода и механические примеси, попадающие в топливо.

Следует сказать, что у «пантер» Ausf.D моторное отделение не имело нормальной вентиляции — оно заполнялось собственным воздухом для сгорания в цилиндрах в дополнение к уже нагретому охлаждающему воздуху, прошедшему через охлаждающие рукава выхлопных патрубков. Это часто приводило к многочисленным возгораниям двигателей, что потребовало принятия мер на более поздних модификациях танка.

Трансмиссия «Пантеры» включала в себя карданную передачу, главный фрикцион, коробку перемены передач, механизм поворота, бортовые передачи и дисковые тормоза.



Схема охлаждения двигателя танка «Пантера». Внизу пунктиром показана паяльная лампа для прогрева системы в холодное время года (из «Краткого руководства по использованию трофейного танка „Пантера“» военного издательства наркомата обороны СССР, 1944 год).

Карданная передача состояла из двух соединённых между собой карданных валов. Первый с одной стороны жёстко соединялся с маховиком двигателя, а с другой — с раздаточной коробкой. Второй вал соединялся с раздаточной коробкой и валом главного фрикциона. От раздаточной коробки осуществлялся привод на механизм поворота башни и два гидравлических насоса для обеспечения смазки бортовых передач танка.

Главный фрикцион — многодисковый, сухой — устанавливался в общем блоке с коробкой передач и механизмом поворота и защищался закрытым картером.

«Пантера» оснащалась трёхвальной семискоростной коробкой перемены передач AK 7-200 с шестернями, находящимися в постоянном зацеплении. Передачи включались при помощи кулачковых муфт с синхронизаторами системой рычагов, приводимых в движение рычагом переключения передач.

Все валы и шестерни коробки передач находились в закрытом картере. Их смазка осуществлялась маслом, подаваемым к трущимся частям специальным насосом, а также разбрызгиванием.

От коробки передач крутящий момент передавался к бортовым передачам через планетарный механизм поворота танка, который управлялся при помощи двух рычагов. Последние действовали одновременно на механический привод и гидравлический сервомеханизм.

Механизм поворота танка «Пантера» конструкции фирмы MAN состоял из распределительной передачи, состоящей из валов, передающих крутящий момент от двигателя, системы зубчатых цилиндрических и конических шестерён, планетарных механизмов, а также фрикционов и тормозов.

Следует сказать, что коробка перемены передач и механизм поворота «Пантеры» размещались в едином блоке с общей системой смазки. Это облегчало наладочные работы на заводе при окончательной сборке танка и не требовало частой регулировки данных агрегатов в войсках. Однако была и «оборотная сторона медали» — при ремонте замена такой довольно массивной конструкции, как блок коробки передач с механизмом поворота (к тому же имевшей значительные габариты), вызывала серьёзные проблемы (требовалось снять крышу корпуса над местами механика-водителя и стрелка-радиста, а для выемки установки нужен был подъёмный кран).

Бортовые передачи «Пантеры» представляли собой двухступенчатые редукторы с цилиндрическими шестернями, размещённые в литом картере, прикреплённом к корпусу танка болтами.



Схема приводов от двигателя к ведущим колёсам и механизму поворота башни (из немецкого документа).

Приводы управления танком «Пантера» были комбинированными — механическими с гидравлическим сервомеханизмом. Они состояли из гидравлических насосов, системы рычагов и четырёх поршневых прессов. Последние включались системой тяг и рычагов, и значительно уменьшали усилие, которое требовалось механику-водителю для управления танком. В результате использования такой системы управление «Пантерой» не требовало больших физических усилий. С другой стороны, данная конструкция сильно усложняла конструкцию механизмов управления и требовала их частой регулировки, так как при выходе из строя гидравлического сервомеханизма усилия на рычагах значительно возрастали.

Ходовая часть «Пантеры» включала в себя восемь сдвоенных опорных катков большого диаметра с резиновыми бандажами, ведущего (спереди) и направляющего колёс (на один борт).

Опорные катки устанавливались на двойных торсионах, что обеспечивало больший угол скручивания (ход катка составлял 510 мм по вертикали). Передние и задние катки имели дополнительные гидравлические амортизаторы.

Направляющие колёса имели литые металлические бандажи и кривошипный механизм натяжения гусениц.

Ведущие колёса имели по два съёмных зубчатых венца (по 17 зубьев). Между ведущим колесом и первым опорным катком устанавливался специальный отбойный ролик, который предотвращал возможное заклинивание гусеницы на зубчатых венцах.

Гусеница «Пантеры» состояла из 87 литых траков (на один борт) шириной 660 мм и с шагом 153 мм, соединённых между собой пальцами. Последние фиксировались кольцами и заклёпками, проходившими через отверстия в кольцах и пальцах.

Электрическое оборудование «Пантеры» выполнялось по однопроводной схеме и имело напряжение 12 В. Оно включало в себя генератор Bosch CUL 1110/12, два аккумулятора ёмкостью 150 а*ч, стартёр Bosch BFD624, приборы внутреннего и внешнего освещения танка, электровентилятор, электрический бензонасос, электроспуск пушки, автоматический включатель огнетушителя.

На все танки «Пантера» Ausf.D устанавливалась радиостанция Fu 5, обеспечивающая дальность связи телефоном до 6,5 км и телеграфом до 9,5 км. Командирские варианты имели дополнительную радиостанцию Fu 7 или Fu 8.

Внутренняя связь между членами экипажа осуществлялась при помощи танкового переговорного устройства с усилителем. Оно позволяло вести разговор между пятью членами экипажа, и, кроме того, позволяло командиру использовать радиостанцию для выхода в эфир.

«Пантера» оснащалась автоматическим огнетушителем, установленным в моторном отделении. Система его включения состояла из пяти биметаллических реле, соленоида и часового механизма. Реле монтировались в местах возможного возгорания, и при появлении пламени они, нагреваясь, пригибались, тем самым замыкая цепь питания соленоида. Сердечник последнего включал часовой механизм и одновременно нажимал на клапан огнетушителя.

После того как пламя было погашено и цепь питания размыкалась, часовой механизм удерживал огнетушитель во включённом состоянии ещё 7–8 с, после чего он выключался окончательно.

Оглавление книги


Генерация: 0.052. Запросов К БД/Cache: 0 / 0