Главная / Библиотека / Круглые суда адмирала Попова /
/ Броненосцы для Черного моря

Глав: 12 | Статей: 12
Оглавление
Контр-адмирал (с 1873 г. вице-адмирал) Андрей Александрович Попов, пользуясь доверием генерал-адмирала, неофициально осуществлял функции генерального конструктора военно-морского флота страны. Этот талантливый и энергичный человек, грамотный моряк и судостроитель, сумел, опираясь на им же подобранных помощников, реализовать большинство своих идей, заложенных в проекты различных по назначению кораблей, в том числе: океанского броненосного крейсера «Генерал-Адмирал», мореходного броненосца «Петр Великий» и, наконец, круглых судов: броненосцев «Новгород» и «Вице-адмирал Попов», царской яхты «Ливадия». Споры вокруг достоинств этих круглых судов, не имевших аналогов в иностранных флотах, продолжаются и доныне. Тем интереснее будет читателю ознакомиться с фактической стороной истории создания этих кораблей, изложенной по материалам Российского государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ).

Броненосцы для Черного моря

Броненосцы для Черного моря



Генерал-адмирал, великий князь Константин Николаевич (1827-1892 гг.)

После Крымской войны (1853- 1856 гг.) русский военный флот* на Черном море практически перестал существовать. Его возрождению политически препятствовали условия Парижского мирного договора 1856 г. о нейтрализации Черного моря, запрещавшие России иметь в составе морских сил более шести судов водоизмещением 800 т и четырех судов водоизмещением 200 т. Не меньшее значение имели экономические причины: более десяти лет после тяжелой и неудачной войны ушло в стране на серьезные внутренние реформы, весьма ограниченных средств казны едва хватало на создание и содержание Балтийского флота. Поэтому неоднократные предложения военного министерства о постройке хотя бы немореходных броненосных плавбатарей для обороны наиболее уязвимых мест черноморского побережья так и не были реализованы.

Только во второй половине 1869 г., после выполнения оборонительных судостроительных программ для Балтики, военный министр генерал Д. А. Милютин получил разрешение возбудить вопрос «о постройке броненосных судов на юге России», причем речь вновь шла исключительно об усилении обороны Днепровско-Бугского лимана и Керченского пролива. В ходе предварительной проработки в Морском министерстве возникшей проблемы А. А. Попов предложил решить ее с помощью круглых судов: «Неприятель решившийся атаковать наши укрепленные береговые пункты, может отважиться на это не иначе как при помощи орудий самого большого калибра, который в данную минуту будет возможен для употребления на практике. Чтобы отразить его, мы должны иметь такие же орудия, а следовательно, проектируя суда, которые дополняли бы нашу береговую защиту как станки для орудий, надо для их вооружения артиллериею избрать наибольший из существующих у нас калибров: поэтому на проектированное судно предлагается поставить 11 д (280-мм – авт.) нарезные или 20 д (508-мм – авт.) гладкие пушки. Уменьшая длину и увеличивая ширину судна можно не только уменьшить его денежную стоимость, но и увеличить водоизмещение. Доведя эту аксиому до конечной степени, т. е. сделав длину равной его ширине, мы достигнем наиболее благоприятных условий как в отношении стоимости так и водоизмещения. Поэтому все ватерлинии его образованы из кругов. Из всех судов, тип монитора наименее подвержен качке и представляет наименьшую площадь для покрытия бронею; проектированное судно, как станок для орудий, есть монитор; оно имеет в центре неподвижную башню которая покрыта бронею, так же как палуба и борт судна. . .[* Круглые суда существовали с глубокой древности у разных народов. В 1868 г. англичанин Эльдер предложил оригинальное круглое судно, обводы которого в подводной части имели сферическую форму: уменьшалась смачиваемая поверхность, и, следовательно, сопротивление воды. Изобретатель хотел использовать его в качестве броненосца, «носителя наибольшего калибра орудий с большой остойчивостью и покойной качкой». Именно Эльдера, в ряде публикаций того времени, и провозглашали отцом идеи круглых броненосцев. Однако предложения существенно отличались: русский «монитор» Попова имел плоское дно и, следовательно, значительно меньшую осадку.] Хотя круговые образования ватерлиний не представляют благоприятных условий для скоростей хода, но зато этот недостаток вознаграждается отсутствием препятствий для поворотливости судна и избытком водоизмещения. Чтобы вполне воспользоваться первым из этих благоприятных качеств, проектированному типу дано два винта, а избыток водоизмещения загружен машиною. . .»



Контр-адмирал А. А. Попов (1821-'1898 гг.)


Проектное изображение круглого броненосца конструкции Жерарда Ноэля (модификация предложения Эльдера)

Судя по дальнейшим событиям, это предложение сразу заинтересовало руководство морского ведомства; для проверки поведения необычного корабля в воде Н. К. Краббе тут же разрешил построить натурную модель: круглую шлюпку диаметром в 3,35 м, снабженную двумя паровыми машинами, временно снятыми с рабочих катеров в Кронштадте.

В вопросе определения места постройки будущих кораблей особого выбора не имелось. Современная судостроительная база была создана только в районе Петербурга. На юге, со времен парусного флота, сохранилось казенное адмиралтейство в Николаеве, где продолжали строить деревянные суда для Черноморской флотилии. В Севастополе действовали мастерские частного Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ), судоремонтники которого могли лишь собирать из готовых частей небольшие пароходы. Здесь находился и единственный на весь морской бассейн эллинг для ремонта крупных судов. Не имея средств на строительство новых или реконструкцию существующих предприятий, моряки смогли предложить только компромиссное решение-строить новые корабли в Петербурге, а собирать их на территории Николаевского адмиралтейства, для чего оборудовать на берегу реки Ингул один-два открытых стапеля и поблизости от них построить «броненосную мастерскую» – нечто вроде цеха по обработке металлических конструкций и брони, доставляемых из промышленных районов страны; оттуда же предстояло выписать и опытных рабочих-судостроителей.

Собравшиеся во второй половине декабря на «особое» совещание высшие чины военного и морского министерств, под председательством генерал-адмирала, обсудили соображения по постройке броненосцев. Решено было собрать в Николаевском адмиралтействе за два года четыре малых броненосца общей стоимостью в 4 млн рублей (из них 200 тыс. требовалось для дооборудования адмиралтейства). Тип корабля детально не рассматривался, А. А. Попову поручалась лишь проработка будущего его проекта по двум вариантам: «размеров двухбашенных лодок», то есть мониторов типа «Русалка» и «круглого судна».

Через месяц Александр II утвердил и решение совещания и требования военного ведомства к элементам будущих кораблей: осадка 3,3 м, калибр орудий не менее 280 мм, толщина брони – «более чем на крупнейших иностранных броненосцах» (фактически равная калибру пушек). Таким жестким условиям в полном объеме могло удовлетворять только предложенное Андреем Александровичем круглое судно! «Русалка» при водоизмещении 2100 т и осадке 3,5 м несла 4 229-мм орудия, имея 114-мм поясную броню. Более совершенный монитор (башенный фрегат) «Адмирал Чичагов», вооруженный двумя 280-мм орудиями и защищенный 102-178-мм броней, имел осадку 5 м, при водоизмещении 3500 т. Так требования армейских инженеров послужили оправданием выбора в качестве черноморского броненосца нового типа судна, хотя существовали и другие доводы. Управляющий Морским министерством писал в апреле 1870 г.: «Избрание этого типа для броненосцев на юге России не только избавит нас от значительных денежных затрат на сооружение судов прежних типов, которые по местным условиям не могут вполне удовлетворять требованиям современной обороны, но и лишит иностранные державы повода делать нам какие-либо возражения и протесты... Круглые суда без всякой натятяжки могут быть причислены к разряду плавучих крепостей и не войдут в список судов флота».



Поповка в представлении англичан („Shipbuilding and shipping Record")

К апрелю подоспели испытания построенной на Кронштадтском пароходном заводе круглой шлюпки. Она бойко передвигалась в прорубленном во льду канале, подтверждая право на существование нового типа корабля. 27 числа императору доложили об успешных испытаниях и тут же «высочайше» было повелено именовать круглые суда конструкции А. А. Попова «поповками».

До мая Андрей Александрович с помощниками проработали ряд вариантов технического задания на постройку круглых кораблей различных диаметров, причем открытым оставался вопрос выбора типа орудий (нарезные или гладкоствольные) и башен для них (открытые или закрытые, неподвижные или вращающиеся, как на мониторах). Для получения практических данных по мореходным качествам и установке паровых машин и винтов на поповках, начали строить на том же заводе новую модель диаметром в 7,3 м с четырьмя винтами и паровыми машинами, мощностью по 8 номинальных сил каждая (известно, что эта шлюпка, названная «Камбалой», показала «необычно быструю поворотливость» и ход в 5 узлов; после испытаний, завершенных к лету 1871 г., с этой поповки механизмы сняли, а железный корпус использовали как плавсредство в Петербургском порту).



«Новгород», разрез по миделю


Постройка поповки «Новгород» в Новом Адмиралтействе, Санкт- Петербург, 1871 г.

26 мая генерал-адмирал «выслушал комиссию относительно системы и размерений предполагаемых броненосцев» и избрал круглое судно диаметром 46 м с неподвижной открытой башней, 550-мм броней, вооруженное четырьмя 508-мм гладкоствольными орудиями. Полное водоизмещение корабля при осадке в 3,8 м должно было составлять 6054 т. После рассмотрения в MTK гладкоствольные пушки заменили на пять 280-мм нарезных конструкции Круппа; в июне Н. К. Краббе утвердил задание и будущий строитель обеих поповок корабельный инженер поручик А. В. Мордвинов занялся составлением сметы «на потребные для ее постройки материалы»... К этому времени был составлен и проект «мастерской броненосного судостроения» для Николаевского адмиралтейства и подобрана группа офицеров-исполнителей. Военно-морской агент в Англии контр-адмирал И. Ф. Лихачев начал закупки необходимого для мастерской оборудования.

В июле 1870 г. началась франко-прусская война. Последовавшее вскоре поражение Франции позволило русскому правительству добиться отмены статей договора о нейтрализации Черного моря, что подтвердила международная Лондонская конференция в январе 1871 г. Тем не менее моряки продолжали считать задачу действительного восстановления Черноморского флота «немыслимой» по недостатку у государства средств как для создания металлургических и судостроительных предприятий на юге страны, так оборудования баз для судов «новых грозных типов» и предложили действовать последовательно – построить вначале оборонительный, «мониторный» флот из поповок.

23 июля управляющий Морским министерством поручил главному командиру Петербургского порта проработать программу строительства десяти поповок для обороны Черного моря, с постройкой их в Петербурге и Кронштадте и сборкой в Николаеве, причем, для удешевления и быстроты постройки, предлагалось использовать паровые машины со старых канонерских лодок, корветов и клиперов. Через полмесяца порт представил расчеты. Из разработок А. А. Попова инженеры выбрали, в качестве типовой, поповку диаметром 24,4 м. При водоизмещении около 1200 т этот корабль был вооружен двумя 229-мм орудиями в открытой неподвижной башне, бронирован плитами толщиной 152-203 мм; силовая установка включала 4 паровые машины с канонерских лодок мощностью по 70 ном. с каждая. 32 такие машины имелись в наличии и 8 предстояло изготовить заново. Общая стоимость программы определилась в 9,5 млн руб., срок готовности всех кораблей – 15 месяцев.



«Новгород» на стапеле в Николаевском адмиралтействе, 1873 г.


Схема бронирования борта поповки «Новгород».

1-верхний пояс брони, 229 мм; 2 – обшивка борта, 38 мм; 3 – коробчатое железо, 178 мм; 4 – тиковая подкладка, 229 мм; 5 – нижний пояс брони, 178 мм; 6 – деревянная обшивка поверх брони



Чертеж руля поповки «Новгород».

1 – винт; 2-медная рама; 3 – деревянная наделка

Получив эти данные, моряки уже в сентябре предложили такие корабли и строить, не выходя из решений «особого» совещания. Это, во-первых, позволяло уложиться в ранее заявленные сроки и суммы, а, во-вторых, «при новизне круглых судов. . . решить на практике, со сравнительно меньшею потерею времени и денег, все вопросы которые необходимо выяснить, прежде чем затрачивать миллионы рублей необходимые на построение хотя бы одной поповки 152 фут (46 м – авт.) диаметра…» (стоимость последней, с доставкой и вооружением, достигала 4,14 млн руб., а срок изготовления определялся в 3 года!).

В ответ «беспокойный адмирал» разработал шесть вариантов круглых кораблей, из которых в октябре и избрали окончательно, в качестве типовой, поповку диаметром 29,26 м: два 280-мм орудия в открытой неподвижной башне, 305-мм броня, четыре паровых машины общей мощностью 480 ном. с. Общая стоимость броненосца с доставкой на юг – 1,94 млн руб.

Оставалось решить вопрос о количестве кораблей в серии. В составленной великим князем Константином Николаевичем и высочайше одобренной «Программе действий...» провозглашалось: «Броненосный флот на Черном море должен иметь до времени характер исключительно оборонительный... Основой этого флота должны служить закладываемые ныне поповки, число которых должно быть доведено в возможно кратчайший срок до десяти... По-видимому, в этой, максимальной, программе учитывались мнения специалистов о возможности использования старых машин с канонерок и строительства круглых судов меньших размеров. В январе 1871 г. вернулись к предложению строить четыре 29-метровые поповки: две в Петербурге, со сборкой на юге, а две – прямо в Николаевском адмиралтействе. Стоимость этой программы более чем вдвое превышала первоначальные расчеты и достигала 8,5 млн руб. Однако, поддерживая все эти «планы» и «программы», правительство не спешило финансировать их выполнение. Так, после разрешения Александра II 14 декабря 1870 г. на строительство первой поповки в Петербурге и указания генерал- адмирала о форсировании работ в Николаеве для закладки там, к середине следующего года, второй, выяснилось, что в 1871 г. на программу выделено только 1660 тыс. руб. (немногим более 1 млн руб. на первую и около 600 тыс. на остальные три). В последующие годы ассигнования на создание поповок планировались на том же уровне. На такие средства строить новые корабли можно было только последовательно! Более того, чиновники министерства подсчитали, что в этих условиях завершить программу удасться не ранее 1875 г. и предложили даже задержать закладку второго корабля на год.А. А. Попову пришлось изрядно поволноваться, прежде чем в апреле 1871 г. не последовал окончательный приказ генерал-адмирала о начале постройки второй поповки в Николаеве в том же году.



Машинное отделение поповки «Новгород»


«Новгород» перед спуском на воду

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.199. Запросов К БД/Cache: 0 / 0